КАРАСЬ

10 декабря 2011 - СВЯТОСЛАВ ПРАВЕДНЫЙ
article2813.jpg

    Когда я зашел к своему старому другу и товарищу в кабинет начальника железнодорожной милиции, то увидел, что он как обычно вальяжно сидит в своем кресле, покуривает сигарету с фильтром и разговаривает с каким-то мужчиной.
- Здорово, Кондратич, - обратился я к майору и протянул правую руку, для рукопожатия.
   Поздоровавшись с ним, я также подал руку неизвестному мне мужчине. Тот охотно поздоровался со мной и представился:
- Василий.
- Очень приятно! Сергей, - ответил я и присел на один из стульев, стоявших в ряд возле стены кабинета.      
   Мужчина был нетрезв, он рассказывал про давно минувшие советские времена и как хорошо ему тогда жилось. Начальник его внимательно слушал, делая серьезный вид и  глубоко затягиваясь табачным дымом. Я же молча слушал и наблюдал со стороны. Через некоторое время в кабинет вошел незнакомый мне парень. Он был высокого роста, но худощавого телосложения. Его впавшие щеки и выпирающие скулы не могли мне подсказать, что где-то мы ранее с ним встречались.
- Бать, пойдем, я тебя домой отвезу, - сказал парень мужчине, трогая его за плечо.
- Щас, подожди, дай с Кондратичем поговорить, - ответил Василий.
   В тот момент, когда парень обратился к мужчине, мне показалось, что его голос мне знаком. Быстро прокручивая в голове, где же я мог слышать этот голос? Мне вспомнились детские годы и белокурый мальчишка моих лет, которому мог принадлежать этот самый голос.
- Карась, ты ли это? – выпалил я, вставая со стула.
   Парень посмотрел на меня. Какие-то секунды, мы стояли молча и смотрели друг другу в глаза.
- Серега, ты? – радостным тоном в голосе, спросил он.
- Да, я, - улыбаясь, произнес я.
   Мы с ним обнялись как старые лучшие друзья и затем вышли на улицу.
   Я ему предложил зайти в кафе, что расположено в железнодорожном вокзале.
- Сколько же мы не виделись? – спросил он.
- Наверное, лет семнадцать, - ответил я.
- Да около того. Я бы тебя не узнал, если бы не твой голос.
   Я промолчал, мысленно подтверждая ту же аналогию.
   Надо сказать, что Карась, он же Карасев Саня был моим ровесником и, несмотря на то, что наши Мамы были одноклассницами и в былые времена поддерживали теплые дружеские отношения, мы же с Карасем в детские годы были что ни на есть злейшими врагами, испытывали друг к другу взаимную ненависть и постоянно ожесточенно дрались один на один. Эти драки происходили каждый раз, когда нам доводилось встречаться. И продолжались они до четырнадцати лет. Видимо, потом мы повзрослели и соответственно переоценили наши жизненные взгляды. Далее наши встречи на улице и дискотеках были равнодушны, мы даже не приветствовали друг друга.
- Сергей, я искренне рад тебя видеть! Слышал, ты стал писателем и написал нашумевшую книгу «Азарт игрока».
- Крик души моей заставил написать этот роман, так как уже переполнена чаша терпения горечью и болью, болью во всем теле, болью в сердце, болью за близких и окружающих людей, болью за всю матушку – Россию! - с гордостью за свое творчество произнес я. Но внутри меня мое высказывание прозвучало с досадой, горечью и действительно ощутимой болью.

   Мы долго сидели в кафе, пили кофе и разговаривали. Я узнал, что совсем недавно он женился, у них маленький ребенок. Сам он работает в строительном бизнесе, неплохо зарабатывает, и в целом его все устраивает. Также им в подробностях было рассказано, как с ним сыграла злую шутку судьба, и ему пришлось отбывать восьмилетний срок в не столь отдаленных местах:
- После армии, не побыв и года в родном доме, меня посадили на восемь лет.
- А за что, Саня? – скромно спросил я и в тоже время чувствуя, что меня распирает любопытство.
- Да, по большому счету, ни за что. Нужны были показатели, и менты, а с ними и наш беспристрастный справедливый суд, не разбираясь в деталях, по полной катушке дал срок. Осудили меня за фальшивомонетничество и хранение огнестрельного оружия. Фальшивые купюры нашли при обыске у меня дома. Кстати, их даже нельзя было назвать фальшивками, потому что они просто были отксерокопированы на простой бумаге. А оружие сами менты подложили. Каких-то ржавых два обреза. Уверен и сейчас так думаю, что они даже для стрельбы-то были негодны. Вот пока я сидел, моя Матушка сходила к одной цыганке погадать. У той цыганки она спросила: Выпустят ли меня из тюрьмы раньше назначенного срока? На что цыганка ответила: «Как дали восемь лет, все восемь лет и будет сидеть». К моему удивлению, после шести с половиной лет сидки, меня освободили по УДО.
   Приехал я домой, немножко побыл при родителях, а затем рванул в Москву к одному из своих друзей.
   Друган мой, Иваном зовут, за эти годы в Москве не плохо обосновался. Под себя подмял несколько коммерсантов, которые стабильно платили ему за крышу. Выстроил загородный дом. Женился. Но порой баловался тем же чем и ты, бывало, много денег просаживал в игровых автоматах. Тем не менее, уверено держался на волне и предложил мне вполне легальную работу.
   Вот едем мы с ним по Орехово-Борисовскому району, на его годовалом «мерине» и он мне все объясняет, где его барыги точки держат, но и все остальное. По календарю шел 2003 год. На улице стояла поздняя осень. Ехали мы спокойно, умеренно, так как никуда не торопились. Тут вдруг в зад нашей машины въезжает «Волга», на крыше которой я увидел шашечки такси. Водила, в жопу пьяный, вылез из машины и начал оправдываться. К моему удивлению, на место происшествия быстро подъехала ментовская машина с ДПСниками. Водила-таксист сразу же отдал ментам всю имеющуюся у него наличность и пообещал, что с нами разберется сам и незамедлительно погасит причиненный ущерб. Ваня посмотрел на задок своего «Мерседеса» и прикинул, что оценка ущерба составляет порядка семи тысяч баксов. На что мужик без спора согласился и, оставив свою «Волгу» на обочине, сел к нам в машину.
- Парни, у меня наличка дома, мне надо позвонить жене и как-то ее подготовить. Дело в том, что зарядка на моем мобильнике села. Может, вы дадите позвонить с вашего? – сказал мужик, сидя на заднем сидении.
   Ваня дал ему свой телефон, и тот набрал номер.
- Люсенька, привет, дорогая! Я тут попал в неприятную ситуацию. Виновен полностью сам. Парней крутых протаранил на своей «Волге». Сейчас еду в их машине. Ты не смогла бы как можно быстрее собрать семь тысяч долларов, в противном случае они мне отрежут все пальцы.
   Я, как только услышал последние слова этого кренделя, у меня так все и опустилось.
- Слышь, мужик, ты че, в натуре, такой порожняк гонишь? – грубо произнес Ванька, забирая у него свой сотовый.
- Да ладно, парни, не шугайтесь, я же специально так сказал, чтобы по быстрее деньги собрала. Сами же знаете, какие бабы бывают, - оправдывался мужик, заверяя нас, что ничего страшного в этом нет. – Парни, вот еще о чем я бы хотел вас попросить: давайте ко мне домой не поедем, не хочу лишних семейных разборок, я и так ее уже достал, потому что не в первый раз в Москве попадаю в такие неприятности. Поедемте лучше к вам, а она как деньги соберет, сама меня найдет. И еще, может, купите мне бутылочку горькой? А то в кармане нет ни копья, все ментам отдал, а стресс снять хочется.
   Ванька остановился у первого попавшегося магазина, и я на свои деньги купил этому «покеру» бутылку водяры.
   Мы приехали в загородный дом Ивана. Жены его дома не было, она лежала в роддоме на сохранении. Мужик расположился на кухне и, оприходовав бутылку в одно жало, тут же завалился спать. Я услышал, как в прихожей звонит мобильник Ивана, его самого к тому моменту не было, поскольку он вышел во двор кормить собаку, а мобилу вероятно забыл. Сотовый надрывался и не прекращал звонить. Я поднял трубку и услышал женский голос:
- Добрый вечер, я жена Андрея. Собрала семь тысяч долларов. Куда мне можно подъехать? Только, пожалуйста, не трогайте его, я вас очень прошу.
   Тут я вновь почуял неладное и меня бросило в жар. Не найдя ничего лучшего сказать, я промолвил:
- Вам сейчас перезвонят, - и прервал разговор.
   Сам тем временем спешно выбежал во двор и рассказал Ивану о звонке.
   Иван спокойно взял у меня телефон и набрал входящий номер. Ему ответил тот же женский голос.
- Я вас умоляю, только не трогайте его. Я нашла деньги, - из трубки телефона доносился рыдающий голос той же женщины. – Куда мне подъехать?
- Ну, во-первых, успокойтесь, уважаемая. Никто его не трогал и не собирается трогать. Он сам изъявил желание поехать с нами и сейчас спит пьяный. Мне проблемы ни к чему, пусть восстановит машину.
- Скажите, пожалуйста, куда подъехать? – продолжала рыдать женщина.
   Иван назвал свой адрес, и мы зашли в дом.
   Не прошло и тридцати минут, телефон снова зазвонил. Иван поднял трубку и только успел сказать – «Алло», как мы услышали, что с грохотом выносится с петель входная дверь. В одно мгновение в дом ворвались люди с оружием и в масках, положили нас лицом в пол и, надев наручники, стали шмонать.
   Когда мне дали возможность встать, я увидел, что это были СОБРовцы.
   Что меня поразило больше всего в данной ситуации, так это то, как повел себя наш мужик. Он сразу же проснулся, протрезвел и наглым образом заявил:
- Они меня убить хотели. Отобрали все мои документы. Отморозки какие-то.
   Его документы лежали на кухонном столе. Он сам их выложил, когда пил водяру и закусывал домашними продуктами Ивана.
   Нас отвезли в отдел. Продержали до утра в камере. Потом несколько раз допрашивали, но в результате отпустили под подписку о невыезде. Тем не менее, следак возбудил в отношении нас дело по двум статьям уголовного кодекса, по ст. 126 (похищение человека) и ст. 163 (вымогательство).
   Иван, как всегда спокойный, заверил меня, что нас не посадят, и я, признаться, как-то   слегка успокоился. Но интуиция подсказывала мне, что все это так просто не кончится.
   Иван дернул свои московские связи и нанял высококвалифицированного адвоката. Надеюсь, сам понимаешь, в чем заключается высокая квалификация адвоката.
   Адвокат нам пояснил, что терпила на нас накатал заяву в три короба и что Ивану придется забыть про причиненный его машине ущерб. Так же он объяснил, что наше дело полное говно и как еще за такие тяжкие преступления нас отпустили под подписку, поскольку мы оба ранее считаемся судимыми. Но, заверив нас своим авторитетом и связями, дополнительно попросив пять тысяч зелени, пообещал, что все будет хорошо. Ваня, как всегда, сохраняя спокойствие, легко дал ему запрашиваемую сумму, и мы вскоре на время забыли про этот инцидент.
   Однако не прошло и месяца, адвокат позвонил Ивану и назначил нам встречу.
- Ребята, судья, у которого в производстве находится ваше дело, вчера вернула мне пятерку зеленых. Поначалу была уверена, что оправдает вас за отсутствием состава преступления, но прокурорские города крайне возмущены и желают срубить на этом деле палку. Так что в сложившейся ситуации я не могу вам дать полной гарантии, что вас не посадят, - сказал адвокат, возвращая пачку долларов Ивану. – Тем не менее, я буду вас защищать и сделаю все, что от меня зависит.
   В этот раз я вновь ощутил дрожь в теле и страх. Страх за то, что снова мне дадут по полной…
   Мы расстались с адвокатом и поехали к Ивану домой.
- Смотри-ка, судья какая на редкость честная попалась, вернула бабки, - сказал я Ивану.
- Там, Сашок, проверенные люди и отлаженная система. Если бы такой простой, дал, как мы с тобой, поверь мне, ты бы никогда не увидел своих денег, - спокойным голосом, ответил он. – Нас по любому не посадят. Я в этом уверен. Должна же быть справедливость, - подбадривал меня Иван.
 
   В суде прокурорский запросил по девять лет строго режима. Однако судья, понимая, что в отношении нас дело было сфабриковано, и по сути мы невиновны, вынесла иной вердикт, стараясь, чтобы и волки были сыты и овцы особо не пострадали. От имени Российской Федерации, нам дали по полтора года, каждому.

   Отсидел я полтора года, как говорится, от звонка до звонка. И по сей день вспоминаю, что нагадала цыганка: «Восемь лет дали, все восемь лет и отсидит».

   За окном стояла ночь. В кафе были только два посетителя. Заказав напоследок по чашечке кофе, мы молча выпили и ушли, оставив в тишине пустующий зал.


13 января 2011 г.

 

© Copyright: СВЯТОСЛАВ ПРАВЕДНЫЙ, 2011

Регистрационный номер №0002813

от 10 декабря 2011

[Скрыть] Регистрационный номер 0002813 выдан для произведения:

    Когда я зашел к своему старому другу и товарищу в кабинет начальника железнодорожной милиции, то увидел, что он как обычно вальяжно сидит в своем кресле, покуривает сигарету с фильтром и разговаривает с каким-то мужчиной.
- Здорово, Кондратич, - обратился я к майору и протянул правую руку, для рукопожатия.
   Поздоровавшись с ним, я также подал руку неизвестному мне мужчине. Тот охотно поздоровался со мной и представился:
- Василий.
- Очень приятно! Сергей, - ответил я и присел на один из стульев, стоявших в ряд возле стены кабинета.      
   Мужчина был нетрезв, он рассказывал про давно минувшие советские времена и как хорошо ему тогда жилось. Начальник его внимательно слушал, делая серьезный вид и  глубоко затягиваясь табачным дымом. Я же молча слушал и наблюдал со стороны. Через некоторое время в кабинет вошел незнакомый мне парень. Он был высокого роста, но худощавого телосложения. Его впавшие щеки и выпирающие скулы не могли мне подсказать, что где-то мы ранее с ним встречались.
- Бать, пойдем, я тебя домой отвезу, - сказал парень мужчине, трогая его за плечо.
- Щас, подожди, дай с Кондратичем поговорить, - ответил Василий.
   В тот момент, когда парень обратился к мужчине, мне показалось, что его голос мне знаком. Быстро прокручивая в голове, где же я мог слышать этот голос? Мне вспомнились детские годы и белокурый мальчишка моих лет, которому мог принадлежать этот самый голос.
- Карась, ты ли это? – выпалил я, вставая со стула.
   Парень посмотрел на меня. Какие-то секунды, мы стояли молча и смотрели друг другу в глаза.
- Серега, ты? – радостным тоном в голосе, спросил он.
- Да, я, - улыбаясь, произнес я.
   Мы с ним обнялись как старые лучшие друзья и затем вышли на улицу.
   Я ему предложил зайти в кафе, что расположено в железнодорожном вокзале.
- Сколько же мы не виделись? – спросил он.
- Наверное, лет семнадцать, - ответил я.
- Да около того. Я бы тебя не узнал, если бы не твой голос.
   Я промолчал, мысленно подтверждая ту же аналогию.
   Надо сказать, что Карась, он же Карасев Саня был моим ровесником и, несмотря на то, что наши Мамы были одноклассницами и в былые времена поддерживали теплые дружеские отношения, мы же с Карасем в детские годы были что ни на есть злейшими врагами, испытывали друг к другу взаимную ненависть и постоянно ожесточенно дрались один на один. Эти драки происходили каждый раз, когда нам доводилось встречаться. И продолжались они до четырнадцати лет. Видимо, потом мы повзрослели и соответственно переоценили наши жизненные взгляды. Далее наши встречи на улице и дискотеках были равнодушны, мы даже не приветствовали друг друга.
- Сергей, я искренне рад тебя видеть! Слышал, ты стал писателем и написал нашумевшую книгу «Азарт игрока».
- Крик души моей заставил написать этот роман, так как уже переполнена чаша терпения горечью и болью, болью во всем теле, болью в сердце, болью за близких и окружающих людей, болью за всю матушку – Россию! - с гордостью за свое творчество произнес я. Но внутри меня мое высказывание прозвучало с досадой, горечью и действительно ощутимой болью.

   Мы долго сидели в кафе, пили кофе и разговаривали. Я узнал, что совсем недавно он женился, у них маленький ребенок. Сам он работает в строительном бизнесе, неплохо зарабатывает, и в целом его все устраивает. Также им в подробностях было рассказано, как с ним сыграла злую шутку судьба, и ему пришлось отбывать восьмилетний срок в не столь отдаленных местах:
- После армии, не побыв и года в родном доме, меня посадили на восемь лет.
- А за что, Саня? – скромно спросил я и в тоже время чувствуя, что меня распирает любопытство.
- Да, по большому счету, ни за что. Нужны были показатели, и менты, а с ними и наш беспристрастный справедливый суд, не разбираясь в деталях, по полной катушке дал срок. Осудили меня за фальшивомонетничество и хранение огнестрельного оружия. Фальшивые купюры нашли при обыске у меня дома. Кстати, их даже нельзя было назвать фальшивками, потому что они просто были отксерокопированы на простой бумаге. А оружие сами менты подложили. Каких-то ржавых два обреза. Уверен и сейчас так думаю, что они даже для стрельбы-то были негодны. Вот пока я сидел, моя Матушка сходила к одной цыганке погадать. У той цыганки она спросила: Выпустят ли меня из тюрьмы раньше назначенного срока? На что цыганка ответила: «Как дали восемь лет, все восемь лет и будет сидеть». К моему удивлению, после шести с половиной лет сидки, меня освободили по УДО.
   Приехал я домой, немножко побыл при родителях, а затем рванул в Москву к одному из своих друзей.
   Друган мой, Иваном зовут, за эти годы в Москве не плохо обосновался. Под себя подмял несколько коммерсантов, которые стабильно платили ему за крышу. Выстроил загородный дом. Женился. Но порой баловался тем же чем и ты, бывало, много денег просаживал в игровых автоматах. Тем не менее, уверено держался на волне и предложил мне вполне легальную работу.
   Вот едем мы с ним по Орехово-Борисовскому району, на его годовалом «мерине» и он мне все объясняет, где его барыги точки держат, но и все остальное. По календарю шел 2003 год. На улице стояла поздняя осень. Ехали мы спокойно, умеренно, так как никуда не торопились. Тут вдруг в зад нашей машины въезжает «Волга», на крыше которой я увидел шашечки такси. Водила, в жопу пьяный, вылез из машины и начал оправдываться. К моему удивлению, на место происшествия быстро подъехала ментовская машина с ДПСниками. Водила-таксист сразу же отдал ментам всю имеющуюся у него наличность и пообещал, что с нами разберется сам и незамедлительно погасит причиненный ущерб. Ваня посмотрел на задок своего «Мерседеса» и прикинул, что оценка ущерба составляет порядка семи тысяч баксов. На что мужик без спора согласился и, оставив свою «Волгу» на обочине, сел к нам в машину.
- Парни, у меня наличка дома, мне надо позвонить жене и как-то ее подготовить. Дело в том, что зарядка на моем мобильнике села. Может, вы дадите позвонить с вашего? – сказал мужик, сидя на заднем сидении.
   Ваня дал ему свой телефон, и тот набрал номер.
- Люсенька, привет, дорогая! Я тут попал в неприятную ситуацию. Виновен полностью сам. Парней крутых протаранил на своей «Волге». Сейчас еду в их машине. Ты не смогла бы как можно быстрее собрать семь тысяч долларов, в противном случае они мне отрежут все пальцы.
   Я, как только услышал последние слова этого кренделя, у меня так все и опустилось.
- Слышь, мужик, ты че, в натуре, такой порожняк гонишь? – грубо произнес Ванька, забирая у него свой сотовый.
- Да ладно, парни, не шугайтесь, я же специально так сказал, чтобы по быстрее деньги собрала. Сами же знаете, какие бабы бывают, - оправдывался мужик, заверяя нас, что ничего страшного в этом нет. – Парни, вот еще о чем я бы хотел вас попросить: давайте ко мне домой не поедем, не хочу лишних семейных разборок, я и так ее уже достал, потому что не в первый раз в Москве попадаю в такие неприятности. Поедемте лучше к вам, а она как деньги соберет, сама меня найдет. И еще, может, купите мне бутылочку горькой? А то в кармане нет ни копья, все ментам отдал, а стресс снять хочется.
   Ванька остановился у первого попавшегося магазина, и я на свои деньги купил этому «покеру» бутылку водяры.
   Мы приехали в загородный дом Ивана. Жены его дома не было, она лежала в роддоме на сохранении. Мужик расположился на кухне и, оприходовав бутылку в одно жало, тут же завалился спать. Я услышал, как в прихожей звонит мобильник Ивана, его самого к тому моменту не было, поскольку он вышел во двор кормить собаку, а мобилу вероятно забыл. Сотовый надрывался и не прекращал звонить. Я поднял трубку и услышал женский голос:
- Добрый вечер, я жена Андрея. Собрала семь тысяч долларов. Куда мне можно подъехать? Только, пожалуйста, не трогайте его, я вас очень прошу.
   Тут я вновь почуял неладное и меня бросило в жар. Не найдя ничего лучшего сказать, я промолвил:
- Вам сейчас перезвонят, - и прервал разговор.
   Сам тем временем спешно выбежал во двор и рассказал Ивану о звонке.
   Иван спокойно взял у меня телефон и набрал входящий номер. Ему ответил тот же женский голос.
- Я вас умоляю, только не трогайте его. Я нашла деньги, - из трубки телефона доносился рыдающий голос той же женщины. – Куда мне подъехать?
- Ну, во-первых, успокойтесь, уважаемая. Никто его не трогал и не собирается трогать. Он сам изъявил желание поехать с нами и сейчас спит пьяный. Мне проблемы ни к чему, пусть восстановит машину.
- Скажите, пожалуйста, куда подъехать? – продолжала рыдать женщина.
   Иван назвал свой адрес, и мы зашли в дом.
   Не прошло и тридцати минут, телефон снова зазвонил. Иван поднял трубку и только успел сказать – «Алло», как мы услышали, что с грохотом выносится с петель входная дверь. В одно мгновение в дом ворвались люди с оружием и в масках, положили нас лицом в пол и, надев наручники, стали шмонать.
   Когда мне дали возможность встать, я увидел, что это были СОБРовцы.
   Что меня поразило больше всего в данной ситуации, так это то, как повел себя наш мужик. Он сразу же проснулся, протрезвел и наглым образом заявил:
- Они меня убить хотели. Отобрали все мои документы. Отморозки какие-то.
   Его документы лежали на кухонном столе. Он сам их выложил, когда пил водяру и закусывал домашними продуктами Ивана.
   Нас отвезли в отдел. Продержали до утра в камере. Потом несколько раз допрашивали, но в результате отпустили под подписку о невыезде. Тем не менее, следак возбудил в отношении нас дело по двум статьям уголовного кодекса, по ст. 126 (похищение человека) и ст. 163 (вымогательство).
   Иван, как всегда спокойный, заверил меня, что нас не посадят, и я, признаться, как-то   слегка успокоился. Но интуиция подсказывала мне, что все это так просто не кончится.
   Иван дернул свои московские связи и нанял высококвалифицированного адвоката. Надеюсь, сам понимаешь, в чем заключается высокая квалификация адвоката.
   Адвокат нам пояснил, что терпила на нас накатал заяву в три короба и что Ивану придется забыть про причиненный его машине ущерб. Так же он объяснил, что наше дело полное говно и как еще за такие тяжкие преступления нас отпустили под подписку, поскольку мы оба ранее считаемся судимыми. Но, заверив нас своим авторитетом и связями, дополнительно попросив пять тысяч зелени, пообещал, что все будет хорошо. Ваня, как всегда, сохраняя спокойствие, легко дал ему запрашиваемую сумму, и мы вскоре на время забыли про этот инцидент.
   Однако не прошло и месяца, адвокат позвонил Ивану и назначил нам встречу.
- Ребята, судья, у которого в производстве находится ваше дело, вчера вернула мне пятерку зеленых. Поначалу была уверена, что оправдает вас за отсутствием состава преступления, но прокурорские города крайне возмущены и желают срубить на этом деле палку. Так что в сложившейся ситуации я не могу вам дать полной гарантии, что вас не посадят, - сказал адвокат, возвращая пачку долларов Ивану. – Тем не менее, я буду вас защищать и сделаю все, что от меня зависит.
   В этот раз я вновь ощутил дрожь в теле и страх. Страх за то, что снова мне дадут по полной…
   Мы расстались с адвокатом и поехали к Ивану домой.
- Смотри-ка, судья какая на редкость честная попалась, вернула бабки, - сказал я Ивану.
- Там, Сашок, проверенные люди и отлаженная система. Если бы такой простой, дал, как мы с тобой, поверь мне, ты бы никогда не увидел своих денег, - спокойным голосом, ответил он. – Нас по любому не посадят. Я в этом уверен. Должна же быть справедливость, - подбадривал меня Иван.
 
   В суде прокурорский запросил по девять лет строго режима. Однако судья, понимая, что в отношении нас дело было сфабриковано, и по сути мы невиновны, вынесла иной вердикт, стараясь, чтобы и волки были сыты и овцы особо не пострадали. От имени Российской Федерации, нам дали по полтора года, каждому.

   Отсидел я полтора года, как говорится, от звонка до звонка. И по сей день вспоминаю, что нагадала цыганка: «Восемь лет дали, все восемь лет и отсидит».

   За окном стояла ночь. В кафе были только два посетителя. Заказав напоследок по чашечке кофе, мы молча выпили и ушли, оставив в тишине пустующий зал.


13 января 2011 г.

 

Рейтинг: +1 192 просмотра
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!