КАЛЕЙДОСКОП

26 октября 2012 - Игорь Кручко
article87589.jpg


 

 

 


 

 

 

Калейдоскоп - одна из самых моих любимых игрушек в детстве. Когда смотришь на свет через отверстие трубки, перед тобой складывается волшебный рисунок. 

С каждым поворотом калейдоскопа все новые воспоминания всплывают в памяти…Фантастический мир приобретает все более реальные очертания…  

Хватит ли сил оторвать взгляд от того, к чему я когда-то прикасался, кого так сильно любил? 

Еще один поворот трубкой…Еще один…Еще…Еще…Еще…

 

 

Открылась дверь и в комнату вошел отец. От неожиданности мы замерли.

- Папочка! Ты вернулся! – закричал я, и бросился в его раскрытые объятия. Прижимаясь к нему и вдыхая такой родной, но уже подзабытый его запах, я понял, что с его появлением в нашу семью вновь вернулась радость и счастье. Мама стояла рядом и плакала. Опустив меня на пол, он осторожно обнял ее и нежно поцеловал в губы.

- Здравствуй, мой хороший! – тихо прошептала мама. - Мы тебя так ждали! Я каждый день молилась за тебя!

- Я чувствовал это…Наверное поэтому с войны вернулся живым и невредимым…

- Стив, -  обратился ко мне папа, - смотри, что я тебе привез!

У меня сильно застучало сердце: так бывает всегда, когда мне что-то дарят. Папа открыл чемоданчик и достал оттуда небольшой похожий на цилиндр предмет, завернутый в носовой платок.

- Пап, что это такое?

- Эта трубочка называется калейдоскопом. В ней заключен целый волшебный мир! Она покажет тебе  такие узоры и рисунки, которые тебе и не снились!

Взяв трубочку в руки и подойдя ближе к окну, затаив дыхание, я осторожно заглянул в нее…

 

***

 

Я шел по одной из запыленных, узких улиц старого города. Солнце палило нещадно – от жары не спасала даже тень. Пот лился ручьем:  футболка противно прилипла к телу,  очень хотелось пить. Достав бутылку, я отпил  немного тепловатой воды и оглянулся по сторонам.

Попрошайки приставали к туристам: стоило дать одному доллар, другие от вас уже не отстанут! Поэтому, лучшая тактика – не замечать их! Продавцы воды со специальными кувшинами за плечами гортанными голосами предлагали воду. В воздухе стоял аромат фруктов смешанный с запахом восточных специй.

Вдоль улочки по обеим ее сторонам располагались маленькие лавчонки с разным хламом. Среди него можно было найти, предметы, насквозь пропахнувшие стариной. Часто встречались знаменитые на всю страну магазины-мастерские ювелиров, где особенно популярно производство серебряных украшений. Было множество лавочек мастеров кожевенного ремесла и изделий из меди. Великолепные ковры изумляли своей расцветкой и орнаментом, в который были вплетены многовековые традиции народа, жившего на этой земле.

Мое внимание привлек один молодой араб, который пристально смотрел на меня. В его взгляде сначала проглядывалось обыкновенное праздное  любопытство, потом оно переросло в недоумение…Издав возглас, он исчез в темном дверном проеме магазинчика. Через некоторое время юноша появился вновь и быстрым шагом направился в мою сторону. Я сделал еще один глоток из бутылки, еще не зная, как реагировать в данной ситуации.

Приблизившись ко мне, он почтительно склонил голову и на  английском языке поздоровался со мной.  Я ответил ему кивком.

- Я узнал Вас, несмотря на то, что с тех пор прошло много лет! Меня зовут Алим!

- Очень приятно…Стив! Я ничего не понимаю…Ты, наверное, меня с кем-то перепутал. Что произошло много лет назад?

- Вы ведь когда-то воевали в этих краях?

- Да…Но, я об этом не люблю вспоминать…С тех пор многое изменилось…Мне очень жаль, что я принимал участие в той проклятой войне…

- Вы помните селение Эль-Шатар?

 

Я от неожиданности вздрогнул: рядом с этим населенным пунктом, когда-то  размещалось наше военное подразделение…

- Я, тот мальчик, которого вы тогда отпустили! Помогли мне бежать! Помните? 

- Еще бы! Разве такое можно забыть! – подумал я. – Рад, тебя видеть живым и невредимым! Как ты сейчас?  

- Мне сейчас хорошо, - глядя мне прямо в глаза, по слогам произнес он, - намного лучше, чем тогда…

 

  - Выходи! Давай пошевеливайся, я очень спешу!   

Паренек побледнел и стал заглядывать мне в глаза просящим взглядом. Я обошел машину и вытащил его за руку из кабины. Он попятился от меня и, опустившись на колени, закрыл лицо руками. Мальчик начал тихо плакать, что-то бормоча себе под нос.  

- Наверное, молится, - подумал я. Потом до меня дошло: - Он думает, что я сейчас буду его убивать! О, боже…  

Достав заранее приготовленную сумку с продуктами, я  отнял его руки от заплаканного, с грязными потеками лица.   

- Ты должен бежать отсюда! - проговорил я на арабском языке. В селение не возвращайся! Тебе нужно где-то спрятаться! Беги скорей отсюда!  Ты понимаешь, что я тебе говорю?   

Он неуверенно кивнул мне головой. Всучив сумку ему в руки сумку, я легонько подтолкнул его в спину…

 

 

 Видно жара совсем доконала меня – земля стала медленно вращаться и уходить из-под ног. Мне стало плохо. Чтобы не упасть, я ухватился за его плечо. Минутная слабость прошла так же быстро, как и наступила.

- Вам лучше? – спросил меня Алим.

- Да…Сегодня намного жарче, чем вчера…

 

- Давайте пройдем в мой магазин: там сможете немного передохнуть в прохладе. Я сказал отцу, что сейчас приведу Вас к нему. Он хочет познакомиться и  отблагодарить за мое спасение. 

 

- Не надо мне никаких благодарностей! Пожму твоему отцу руку, пожелаю ему долголетия и пойду. Завтра я улетаю к себе  домой. У меня еще много незавершенных дел!

 

Пока мы шли к его магазину, я опять вспомнил давнюю историю… 

 

- Отвезешь мальчишку…Здесь указано, куда! – полковник Бриг бросил пару листков передо мной на стол.   

Я взял их и начал просматривать. Прочитав до конца, я поднял глаза на эту жирную тушу, развалившуюся передо мной на кресле.  

- Но, позвольте! Он же ребенок! – произнес я.    

Лицо полковника налилось пунцовым цветом.  

- Молчать!    

Он, вдруг, для своего огромного веса, резко вскочил на ноги:   

- Я давно наблюдаю за тобой…И ты мне все больше и больше не нравишься…Мягкотелый  ты какой-то …Мы на войне, а не на прогулке!   

- Он же искал коз, а не…  

- У врага нет возрастного ценза! Знаешь ли ты, сколько мы потеряли людей за последнюю неделю? Я тебе сейчас скажу:  двенадцать солдат! Ты слышишь меня, - сорвался он на крик, и повторил снова, - двенадцать! Что молчишь? Язык проглотил? Выполнять приказ! А не то, вместо него к стенке станешь ты!   

Я повернулся и стал выходить из кабинета.  

- Головой отвечаешь за него! – прокричал Бриг мне вдогонку.    

 - Да он просто свихнулся! - мелькнуло у меня в голове.    

 

Мы с Алимом почти подошли к его лавке, когда воспоминания нахлынули с новой силой:  

 

- Через несколько часов полковник Бриг узнал, что от меня сбежал мальчик. Меня сразу арестовали. Сидя в машине, которая должна была меня отвести в тюрьму, которая находилась в другом городе, полковник с нескрываемой злобой, прошипел мне: - Я землю переверну, но мальчишку все равно найду!   

Не без помощи Брига меня лишили офицерского звания и отправили служить обыкновенным солдатом в совершенно другое место, но я никогда не жалел о содеянном.   

Как в дальнейшем сложилась судьба мальчика, я не знал, но очень надеялся на то, что у него все хорошо… 

 

Это была небольшая комната, предназначенная для отдыха хозяина этого магазинчика. Рядом с топчаном, на котором сидел пожилой седовласый мужчина, стоял кальян. От него отходили две трубки, мундштуки которых покоились на специальных маленьких блюдцах. В воздухе витал запах ароматного табака… 

Человек поднялся и приблизился к нам.  Алим представил меня ему: 

- Господин Стив! А это мой папа – Дженаб!   

- Фурса саида!* - произнес я. 

Мы пожали друг другу руки и сели на низкую кушетку.

-Я хотел бы поблагодарить Вас за то, что спасли много лет назад от смерти моего сына,- произнес отец Алима, - мы приготовили Вам очень ценный подарок – это семейная реликвия, которая вот уже многие столетия передается из поколение в поколение. 

- Почтенный Дженаб, никаких подарков! Мне кажется, что на моем месте Вы бы поступили точно так же. Война - это раковая опухоль, которая разъедает человеческую душу…Очень трудно оставаться человеком, когда запах крови забивает все остальные чувства, - грустно улыбнулся я.

 

- Да…Несомненно…Хотел бы предложить Вам немного подкрепиться, а затем покурить кальян, – старик выжидающе смотрел на меня.  

Немного подумав, я согласился.  

Арабская мудрость гласит: сигарета горит три минуты и почти не отвлекает от дел. Трубка располагает к беседе на полчаса. За
кальяном же можно провести всю жизнь, созерцая, как медленно сгорает табак, оставляя после себя горстку пепла ваших проблем, забот и волнений.

 

Мы с Дженабом, полулежа на топчанах, курили кальян и вели неспешную беседу. Говорили обо всем: о ценах на нефть, о непрекращающихся войнах, о непростой жизни…Потом, отложив мундштук в сторону, старик задал мне неожиданный вопрос: 

  - Стив, как вы думаете, чем человек отличается от животного? 

  - Очень многим! Например, интеллектом… 

- Нет! Человек, такое же животное, как и другие: он отличается от зверей только одним – духовной составляющей! Только этим! И вот, представьте себе, - продолжил он, - имея эту самую духовную составляющую, мы, люди, иногда бываем страшнее самого свирепого дикого зверя! Делаем такие ужасные вещи, что просто кровь стынет в жилах! Если зверь убивает, чтобы выжить, просуществовать, то люди издеваются над себе подобными зачастую ради развлечения, а потом убивают! Почему так происходит? Тогда, для чего Всевышний даровал нам разум? Душу? Зачем тогда она нужна нам?  

- Уважаемый Дженаб! Мне кажется, что человек становится человеком, когда возникают определённые причины и условия, необходимые для этого!

Наступила тишина: каждый из нас думал о чем-то своем. Потом старик тихо произнес: 

- Возможно, Вы и правы…Но я склонен думать, что если бы человек остался животным, то от этого выиграли бы все…Мир не утратил бы своей гармонии…Но, это уже другой разговор… 

Тут он обратился к своему сыну: 

- Алим, принеси, - и старик произнес какое - то слово, которое я не понял. Сын кивнул ему  головой и исчез в проеме двери. Через некоторое время он появился вновь, неся в руке шкатулку, богато инкрустированную серебром.   

 

Я взял мундштук и втянул в себя дым.  Через секунду почувствовал, как что-то произошло со мной: сильно закружилась голова. Предметы вокруг меня смазались и поплыли перед глазами. Большие настенные часы, висевшие напротив меня, начали раскачиваться подобно маятнику. Их стрелки, с бешеной скоростью стали вращаться в обратную сторону. Пришлось закрыть глаза, чтобы остановить начавшееся вращение комнаты, прекратить это безумие с качающимися часами… 

 

В наступившей темноте мелькнула узкая красная полоска, которая на мгновение осветила поверхность воды и нечеткий силуэт какого-то парусника…

 

- Что это? – мелькнула мысль, - неужели я уснул?

- Это продолжение истории, - услышал я до боли знакомый голос!

- Только не замолкай, Николь! Говори что хочешь, только не молчи, -  прошептал я. Где ты? Я не вижу тебя?

- Когда очнешься, ты уже будешь на другой стороне…

- О чем ты? Я тебя не понимаю…

- Мы скоро встретимся с тобой…

- Николь, когда?

- Как только ты пересечешь черту…

- Ты все время говоришь загадками…Я хочу увидеть тебя…Снова обнять…

- Иди на свет…Ничего не бойся… 

В темноте забрезжила узкая полоска света. В предрассветной мгле стали различимы громадные деревья необычной формы. Передо мной появилась красная лента. Она, словно птица, стала удаляться от меня, как бы приглашая следовать за ней.

Мутное солнце стало медленно подниматься  над горизонтом. Я поднял голову и увидел, что верхушки деревьев терялись где-то там, высоко в небе. Тишину нарушал какой-то неясный шум, в направлении которого удалялась ленточка. Чтобы не потерять ее из виду, мне пришлось почти бежать за ней. Это было нелегко сделать – мешала достигавшая мне по пояс, трава.  Постепенно шум превратился в грохочущий рокот, который нарастал с каждым моим шагом. Мне пришлось даже прикрыть уши руками, до того сильным был звук.  

Наконец, лента в форме птицы вывела меня на крутой берег моря или океана. С него было хорошо видно как гигантские волны, идущие одна за другой непрерывной  чередой, с ревом разбивались о скалы, рассыпаясь при этом на тысячи белых осколков. Ураганный ветер сбивал меня с ног, но то, что я увидел, потрясло меня еще больше: на волнах покачивался парусник, занимавший половину виденного мной пространства. Его удерживала лишь скрученная материя красного цвета, привязанная к мачте и уходившая за горизонт.   

До этого слабо светившее солнце, неожиданно вспыхнуло, и его резкий свет больно ударил мне в глаза. Я зажмурился – цветные круги поплыли у меня перед глазами…Сильный порыв ветра сбил меня с ног и повалил на землю: по всей видимости, надвигался шторм.

Я лежал на земле и смотрел на небо, которое с каждой секундой приближалось ко мне, становилось все ниже и ниже…Мелькнуло твое лицо…

- Еще немного и я просто сойду с ума, – с тоской подумал я.

Знакомая прохладная рука впервые за много лет, наконец, дотронулась до моего лица…Шум стал утихать и через некоторое время пропал совсем.

Наступила гнетущая тишина. Я медленно поднялся и понял, что нахожусь в каком-то саду.  Листва  как то странно шелестела, казалось, разговаривала со мной. 

 Я прислушался к ее шепоту: 

- Это только начало…Обратный отсчет длиться в течении многих прожитых тобой лет…С каждым твоим новым дыханием, ты приближаешься к финишной черте целой жизни…Ты давно утратил душевное спокойствие, но скоро обретешь его вновь…В этом тебе поможет солнечная пыль… 

Золотистые пылинки стали тихо опускаться с неба прямо на меня. Вдалеке я увидел светлый женский силуэт, который дрожал, словно марево…Он медленно приближался ко мне. Приятное тепло появилось в области моей груди… 

- Николь! Это ты? – мои глаза с надеждой всматривались в женскую фигуру. 

 Потом появилась сонливость…Глаза стали закрываться…    

 

Я на время потерял счет времени, а когда очнулся, то принял легкое головокружение за переутомление.  Недомогание быстро прошло: земля больше не вращалась под ногами. Во рту почему-то появился привкус ароматного табака: такой обычно остается после курения кальяна. Чувствовал я себя довольно странно…

Меня за руку придерживал молодой араб.

- Вам уже лучше?

- Я ничего не помню…Чувствую, что голова…Вроде тяжелый туман окутал ее…Наверное это все жара…

- Вам нужно в прохладное место, где нет солнца. Пройдемте ко мне в лавку,- произнес незнакомый юноша, -  я вам помогу дойти.

- Да, пожалуй…

 

Сидя на низеньком топчане, я стал рассматривать помещение, в котором находился. Это была небольшая комната, предназначенной для отдыха хозяина этого магазинчика. Рядом с топчаном стоял кальян. В воздухе витал до боли знакомый запах…

Дверь открылась, и в нее вошел гостеприимный хозяин, неся на подносе графин с кусочками льда и фрукты.

- Как Вы? – спросил он меня на ломанном английском.

- Да вроде оклемался немного…

- Меня зовут Алим. 

- Стив! – и я протянул ему свою руку.   

Он с почтением пожал двумя руками мою ладонь. У меня не проходило ощущение, что он хочет что-то спросить у меня, но сдерживает свое любопытство.

- У Вас интересная татуировка на рукаве,- наконец произнес он.

- Ошибка молодости…Сделал, когда был таким же молодым как ты…Я тогда служил в армии…

Немного придя в себя, я и стал рассматривать полки, на которых были разложены предметы, назначение которых я не совсем понял. Среди них я увидел продолговатую шкатулку, сделанную из сандалового дерева. Она была украшена элементами из чеканного серебра. Заинтересовавшись, я поднялся и подошел к стеллажу.

- Алим, что это за шкатулка?

- О! Это очень старинная вещь…Откройте ее!

Я осторожно взял в руки шкатулку и приоткрыл ее крышку: в ней лежала медная, вся покрытая арабской вязью трубочка. Увидев на ее торцах стекла, спросил:

- Это подзорная труба?

- Нет, - ответил парень, - это…это…Я не знаю, как вам объяснить…не знаю этого слова на английском…

- Скажи по-арабски, может я пойму, о чем идет речь?  

Он сказал, но я его так и не понял. Алим взял в руки трубочку, поднял на уровень своего глаза и стал периодически ее проворачивать вокруг своей оси.

 - Похоже на калейдоскоп… - скорее для себя, чем для Алима  тихо произнес я.  Сколько стоит? 

Хозяин шкатулки назвал смешную цену: он отдавал мне ее почти даром.  Я протянул ему деньги, и он, даже не взглянув на них, положил в ящик стола. У меня создалось впечатление, что они его вообще не интересуют.

- У меня когда – то в детстве был калейдоскоп, но куда-то пропал…Это был подарок отца, - со вздохом произнес я. Ладно, мне надо идти. Спасибо тебе за помощь! Всего хорошего, Алим!

- Да хранит вас Аллах! – ответил доброжелательный продавец. Я кивнул ему на прощание головой и вышел на улицу.

 

Алим еще долго смотрел вслед удаляющемуся человеку, потом закрыл дверь на засов. Вернувшись обратно в комнату, где до этого отдыхал Стив, он подошел к топчану и сел. Молодой человек взглянул на настенные часы: их стрелки не спеша отмеряли время вспять. 

- До заката солнца  осталось несколько часов...Теперь можно не  спешить… 

Алим стал вспоминать последние минуты своей жизни:  

- Почему я  тогда не послушал Стива и не спрятался где-то в горах? Меня подвела детская наивность - хотелось поскорее домой, к отцу. Я думал, что отец может все…Даже спасти от смерти…Как же я тогда ошибался! 

 Потом мысли переключились на другое: 

- Никогда не мог бы подумать, что души правоверных, когда те умирают,  забираются так же плавно и легко, как вытекающая вода из кувшина… 

Он встал и стал смотреть в окно. За ним продолжалась обычная житейская суета: сновали беспризорники, торговцы расхваливали свой товар, туристы ошалело крутили головами по сторонам… 

Вздохнув, Алим подошел к столу, взял листок бумаги и начал складывать из него какую-то фигурку. Получился  маленький белый журавлик.  

- Точно такой же лежал на полу рядом с папой…Только тот был алого цвета…Впитал в себя кровь, вытекающую из моего бедного отца…  

Поздно вечером, озираясь по сторонам, Алим подошел к своему небольшому глинобитному домику. В окне мигал слабый огонек свечки. Открыв дверь, мальчик ринулся прямо к отцу, сидевшему на полу.    

Дженаб поднялся и обнял сына, который стал плакать у него на груди.   

- Сынок, где ты пропадал? Козы пришли домой сами…Я кругом искал тебя, опросил всех знакомых…Не плачь…Расскажи мне, что случилось? Кто-то обидел тебя?  

Но мальчик продолжал плакать.  

Тень от Ангела Смерти – Азраила,  накрыла собой бедняцкую хибарку. Семья, состоявшая всего лишь из отца и сына, даже не подозревала, что их огоньку жизни суждено скоро угаснуть… 

Юноша посмотрел на часы: еще есть немного времени. Он провел по журавлику рукой.  

- Не плачь! Алим, я тебе сейчас сделаю журавлика. Подай мне листок из газеты. Вот, так…смотри, как надо его сворачивать, что бы получилась фигурка птички. Успокойся! Все уже позади…Смотри, вот эту сторону листочка нужно загнуть сюда и потом перегнуть вот здесь…Запомнил? Вот и хорошо…Еще немного и журавлик будет готов.    

Неожиданно, от сильного удара распахнулась дверь, и в их дом ворвался солдат. Отец хотел подняться, но раздался выстрел и он упал на пол. Из его груди стала вытекать кровь…Выпавшая из рук Дженаба фигурка, сделанная из газетного листка, упала на пол и стала впитывать в себя вязкую алую жидкость.  

- Как же я тогда кричал…Потом не смог, сорвал голос. Из моего горла вырывался только хрип…  

Появился толстый офицер и что-то стал говорить, махая передо мной пистолетом. Я больше не боялся ничего и никого… Я больше не боялся умереть…  

Некоторое время смотрел на это отвратительное заплывшее жиром лицо и, не выдержав, плюнул в него. Последнее, что мне запомнилось, так это темное отверстие дула пистолета…  

Потом…Потом опрокинулся кувшин, и из него стала вытекать вода…  

Наши с отцом души подхватил Азраил и мы с Ангелом Смерти стали плавно и легко взлетать…Впереди нас ожидал барзах**.     

Теперь то я знаю, что мы с отцом попали в ал - Джанна***…  

Юноша взглянул в очередной раз на часы.  

- Пора!  

Аккуратно положив на стол журавлика, он подошел к часам и остановил их ход. Затем Алим вышел на улицу, закрыл дверь на замок и быстро направился в сторону старинного кладбища.  

Время навсегда остановилось в этом доме. Появился запах затхлости и нежилого помещения. Пол укрылся слоем пыли, в углах появилась паутина… Бумажная фигурка, словно сожженный лист бумаги, потускнела и съежилась.

Без человеческого тепла в этом месте навсегда поселилось одиночество, темнота и холод…  

 

Достигнув кладбища, он приблизился к двум небольшим песчаным холмикам. Опустившись на колени, Алим стал расчищать песок. Появились небольшие надгробные камни, с полустертыми от времени, надписями. Молодой человек очистил их от пыли.  Проступили имена: на одном из них было выбито - «Дженаб», на другом - «Алим».   

Солнце, раскалившись за день до красна, медленно погружалось за горизонт. 

 - Отец, я выполнил твою волю…Человек, который попытался спасти меня, скоро обретет счастье. Он это заслужил! 

До Алима донеслись звуки: кто-то начал играть на дудуке…Мелодия была пронзительная, печальная…Невидимый музыкант вложил в нее всю свою грусть… 

Возле него, поземка стала превращаться в вихрь.  

- Сейчас я покину Землю, чтобы когда-нибудь вновь вернуться на нее… 

После этих слов, тело Алима превратилось в прах и, смешавшись с песком, стало подниматься  вверх…  

Солнце зашло, и на темном небосклоне появились звезды. Они были словно бусинки, упавшие с волшебного ожерелья и щедро рассыпанные таинственной рукой по бархатистому полотну.  

Звездочки, словно слезы, стали скатываться по невидимому лицу и падать на землю в надежде попасть  кому-нибудь прямо в сердце, пока еще открытое для них…

 

***

 

- Стив! Стииив! Ты слышишь меня?

- Что мам?

- К тебе пришла Николь. Она ожидает тебя на улице.

- Я сейчас спущусь! Да, папа был прав, когда говорил мне, что смотря в калейдоскоп, открываешь для себя целый мир. Он фантастически красив…Я там видел, словно в кино, историю жизни одного человека…Я не мог оторваться от трубки - очень  переживал за него и раз за разом проворачивал волшебный цилиндр.

Но что для меня значит, этот, пусть до безумия интересный нереальный мир, по сравнению с той девочкой, которая ожидала меня возле нашего дома!  Что он,  по сравнению с той нежностью, которую я испытывал к ней!

Посмотрев в последний раз на любимую игрушку, я засунул калейдоскоп в ящик стола, в самый дальний его угол.

Потом, схватив кораблик, стал быстро спускаться вниз по лестнице к дверям, ведущим на улицу. 

- Николь!  

- Привет Стив! Ты взял кораблик? 

- Да! Ну что, идем?

- Пошли!  

Я взял ее за руку и мы, смеясь, побежали по тропинке в сторону ручья… 

 

Человек, стоящий возле окна, отнял калейдоскоп от глаза и тяжело опустился на стул. Потом положив медную трубку на пол, закрыл ладонями лицо.

- Я видел самые счастливые моменты в моей жизни – мне удалось окунуться в детство. Я опять держал ЕЕ за руку...Мне удалось выглянуть из-за спины своей Судьбы и увидеть то, что меня ожидает там, далеко впереди…Тогда, в детстве, я не осознал того, что Судьба дала мне шанс увидеть самого себя  через много лет…

 

Я часто бывал возле того, нашего с Николь, ручья. Расчищал его от старых веток и прошлогодних листьев. Прихватив с собой кораблик, которым игрался в детстве и который чудом уцелел после стольких лет забвения, я направился к двери. Потом остановился и, вернувшись, поднял с пола калейдоскоп. Положив его в карман, я закрыл за собой дверь. 

Сидя на траве, смотрел на игрушечный парусник, который медленно отдалялся от меня. Потом, взял калейдоскоп и взглянул в него: Николь как раз  снимала свой красный бант, чтобы я привязал к нему игрушечный корабль. 

- Возьми, а то уплывет! – раздался в голове голос Николь. 

Мне очень хотелось услышать опять этот голос, который я не слышал много лет. Еще один поворот трубкой…Еще один…Еще…Еще…Еще… 

Мои усилия были тщетны! Я разочаровано бросил трубку в траву.  

 – Боже, как же реально я слышал его, - подумал я. Услышать его хотя бы еще раз! Господи, хотя бы еще раз… 

Краем глаза я уловил какое-то  движение: что-то красное мелькнуло справа от меня. Я повернул голову и увидел женскую руку, державшую красную шелковую ленту… 

 Я поднял голову к небу, и солнце наполнило меня теплом и светом до самых краев…

 

***

 На нашем любимом месте, небольшой поляне, через которую пробегал ручей, уже кто-то был. Я осторожно выглянул из-за дерева: какой-то мужчина стоял на коленях и,  прикрыв ладонями лицо, что-то негромко говорил. Я сделал знак Николь:  – Тихо! - и прислушался.

 - Дай мне, Господи, утешать, а не ждать утешения, - шептал он.

 - …Понимать, а не ждать понимания…Любить, а не ждать любви…

Он тяжело вздохнул и потом опять продолжил:  

- Ибо, кто даёт, тот получает…Кто забывает себя, тот обретает…Кто прощает, тому простится… 

- …Кто забывает себя, тот обретает…- повторил я фразу молитвы****за незнакомцем.

 

Взявшись за руки, я и Николь, стали осторожно уходить с этого места.

 

Подойдя к краю поляны, я обернулся, чтобы еще раз посмотреть на молившегося человека:  на него с неба тихо опускались солнечные пылинки…

 

*     -   рад с Вами познакомиться. 

**    -  место пребывания души до Судного дня. 

***  -  дословно - сад (рай). 

****- молитва св. Франциска Ассизизского.

 


 

 

 

 

 

 

 

 

 

© Copyright: Игорь Кручко, 2012

Регистрационный номер №0087589

от 26 октября 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0087589 выдан для произведения:


 

 

Калейдоскоп - одна из самых моих любимых игрушек в детстве. Когда смотришь на свет через отверстие трубки, перед тобой складывается волшебный рисунок.

 

С каждым поворотом калейдоскопа все новые воспоминания всплывают в памяти…Фантастический мир приобретает все более реальные очертания…

 

Хватит ли сил оторвать взгляд от того, к чему я когда-то прикасался, кого так сильно любил?

 

Еще один поворот трубкой…Еще один…Еще…Еще…Еще…

 

Открылась дверь и в комнату вошел отец. От неожиданности мы замерли.

- Папочка! Ты вернулся! – закричал я, и бросился в его раскрытые объятия. Прижимаясь к нему и вдыхая такой родной, но уже подзабытый его запах, я понял, что с его появлением в нашу семью вновь вернулась радость и счастье. Мама стояла рядом и плакала. Опустив меня на пол, он осторожно обнял ее и нежно поцеловал в губы.

- Здравствуй, мой хороший! – тихо прошептала мама. - Мы тебя так ждали! Я каждый день молилась за тебя!

- Я чувствовал это…Наверное поэтому с войны вернулся живым и невредимым…

- Стив, -  обратился ко мне папа, - смотри, что я тебе привез!

У меня сильно застучало сердце: так бывает всегда, когда мне что-то дарят. Папа открыл чемоданчик и достал оттуда небольшой похожий на цилиндр предмет, завернутый в носовой платок.

- Пап, что это такое?

- Эта трубочка называется калейдоскопом. В ней заключен целый волшебный мир! Она покажет тебе  такие узоры и рисунки, которые тебе и не снились!

Взяв трубочку в руки и подойдя ближе к окну, затаив дыхание, я осторожно заглянул в нее…

 

***

 

Я шел по одной из запыленных, узких улиц старого города. Солнце палило нещадно – от жары не спасала даже тень. Пот лился ручьем:  футболка противно прилипла к телу,  очень хотелось пить. Достав бутылку, я отпил  немного тепловатой воды и оглянулся по сторонам.

Попрошайки приставали к туристам: стоило дать одному доллар, другие от вас уже не отстанут! Поэтому, лучшая тактика – не замечать их! Продавцы воды со специальными кувшинами за плечами гортанными голосами предлагали воду. В воздухе стоял аромат фруктов смешанный с запахом восточных специй.

Вдоль улочки по обеим ее сторонам располагались маленькие лавчонки с разным хламом. Среди него можно было найти, предметы, насквозь пропахнувшие стариной. Часто встречались знаменитые на всю страну магазины-мастерские ювелиров, где особенно популярно производство серебряных украшений. Было множество лавочек мастеров кожевенного ремесла и изделий из меди. Великолепные ковры изумляли своей расцветкой и орнаментом, в который были вплетены многовековые традиции народа, жившего на этой земле.

Мое внимание привлек один молодой араб, который пристально смотрел на меня. В его взгляде сначала проглядывалось обыкновенное праздное  любопытство, потом оно переросло в недоумение…Издав возглас, он исчез в темном дверном проеме магазинчика. Через некоторое время юноша появился вновь и быстрым шагом направился в мою сторону. Я сделал еще один глоток из бутылки, еще не зная, как реагировать в данной ситуации.

Приблизившись ко мне, он почтительно склонил голову и на  английском языке поздоровался со мной.  Я ответил ему кивком.

- Я узнал Вас, несмотря на то, что с тех пор прошло много лет! Меня зовут Алим!

- Очень приятно…Стив! Я ничего не понимаю…Ты, наверное, меня с кем-то перепутал. Что произошло много лет назад?

- Вы ведь когда-то воевали в этих краях?

- Да…Но, я об этом не люблю вспоминать…С тех пор многое изменилось…Мне очень жаль, что я принимал участие в той проклятой войне…

- Вы помните селение Эль-Шатар?

 

Я от неожиданности вздрогнул: рядом с этим населенным пунктом, когда-то  размещалось наше военное подразделение…

- Я, тот мальчик, которого вы тогда отпустили! Помогли мне бежать! Помните?

 

- Еще бы! Разве такое можно забыть! – подумал я. – Рад, тебя видеть живым и невредимым! Как ты сейчас?

 

 

- Мне сейчас хорошо, - глядя мне прямо в глаза, по слогам произнес он, - намного лучше, чем тогда…

 

 

- Выходи! Давай пошевеливайся, я очень спешу!

 

Паренек побледнел и стал заглядывать мне в глаза просящим взглядом. Я обошел машину и вытащил его за руку из кабины. Он попятился от меня и, опустившись на колени, закрыл лицо руками. Мальчик начал тихо плакать, что-то бормоча себе под нос.

 

- Наверное, молится, - подумал я. Потом до меня дошло: - Он думает, что я сейчас буду его убивать! О, боже…

 

Достав заранее приготовленную сумку с продуктами, я  отнял его руки от заплаканного, с грязными потеками лица.

 

- Ты должен бежать отсюда! - проговорил я на арабском языке. В селение не возвращайся! Тебе нужно где-то спрятаться! Беги скорей отсюда!  Ты понимаешь, что я тебе говорю?

 

Он неуверенно кивнул мне головой. Всучив сумку ему в руки сумку, я легонько подтолкнул его в спину…

 

Видно жара совсем доконала меня – земля стала медленно вращаться и уходить из-под ног. Мне стало плохо. Чтобы не упасть, я ухватился за его плечо. Минутная слабость прошла так же быстро, как и наступила.

- Вам лучше? – спросил меня Алим.

- Да…Сегодня намного жарче, чем вчера…

 

- Давайте пройдем в мой магазин: там сможете немного передохнуть в прохладе. Я сказал отцу, что сейчас приведу Вас к нему. Он хочет познакомиться и  отблагодарить за мое спасение. 

- Не надо мне никаких благодарностей! Пожму твоему отцу руку, пожелаю ему долголетия и пойду. Завтра я улетаю к себе  домой. У меня еще много незавершенных дел!

 

Пока мы шли к его магазину, я опять вспомнил давнюю историю…

 

 

 

- Отвезешь мальчишку…Здесь указано, куда! – полковник Бриг бросил пару листков передо мной на стол.

 

Я взял их и начал просматривать. Прочитав до конца, я поднял глаза на эту жирную тушу, развалившуюся передо мной на кресле.

 

- Но, позвольте! Он же ребенок! – произнес я. 

 

Лицо полковника налилось пунцовым цветом.

 

- Молчать! 

 

Он, вдруг, для своего огромного веса, резко вскочил на ноги:

 

- Я давно наблюдаю за тобой…И ты мне все больше и больше не нравишься…Мягкотелый  ты какой-то …Мы на войне, а не на прогулке!

 

- Он же искал коз, а не…

 

- У врага нет возрастного ценза! Знаешь ли ты, сколько мы потеряли людей за последнюю неделю? Я тебе сейчас скажу:  двенадцать солдат! Ты слышишь меня, - сорвался он на крик, и повторил снова, - двенадцать! Что молчишь? Язык проглотил? Выполнять приказ! А не то, вместо него к стенке станешь ты!

 

Я повернулся и стал выходить из кабинета.

 

 

 

- Головой отвечаешь за него! – прокричал Бриг мне вдогонку.

 

 

 

 - Да он просто свихнулся! - мелькнуло у меня в голове.

 

 

 

Мы с Алимом почти подошли к его лавке, когда воспоминания нахлынули с новой силой:

 

 

- Через несколько часов полковник Бриг узнал, что от меня сбежал мальчик. Меня сразу арестовали. Сидя в машине, которая должна была меня отвести в тюрьму, которая находилась в другом городе, полковник с нескрываемой злобой, прошипел мне: - Я землю переверну, но мальчишку все равно найду!

 

Не без помощи Брига меня лишили офицерского звания и отправили служить обыкновенным солдатом в совершенно другое место, но я никогда не жалел о содеянном.

 

Как в дальнейшем сложилась судьба мальчика, я не знал, но очень надеялся на то, что у него все хорошо…

 

 

Это была небольшая комната, предназначенная для отдыха хозяина этого магазинчика. Рядом с топчаном, на котором сидел пожилой седовласый мужчина, стоял кальян. От него отходили две трубки, мундштуки которых покоились на специальных маленьких блюдцах. В воздухе витал запах ароматного табака…

 

Человек поднялся и приблизился к нам.  Алим представил меня ему:

 

 

- Господин Стив! А это мой папа – Дженаб! 

 

- Фурса саида!* - произнес я.

 

Мы пожали друг другу руки и сели на низкую кушетку.

-Я хотел бы поблагодарить Вас за то, что спасли много лет назад от смерти моего сына,- произнес отец Алима, - мы приготовили Вам очень ценный подарок – это семейная реликвия, которая вот уже многие столетия передается из поколение в поколение.

 

- Почтенный Дженаб, никаких подарков! Мне кажется, что на моем месте Вы бы поступили точно так же. Война - это раковая опухоль, которая разъедает человеческую душу…Очень трудно оставаться человеком, когда запах крови забивает все остальные чувства, - грустно улыбнулся я.

 

- Да…Несомненно…Хотел бы предложить Вам немного подкрепиться, а затем покурить кальян, – старик выжидающе смотрел на меня.

 

Немного подумав, я согласился.

 

Арабская мудрость гласит: сигарета горит три минуты и почти не отвлекает от дел. Трубка располагает к беседе на полчаса. За
кальяном же можно провести всю жизнь, созерцая, как медленно сгорает табак, оставляя после себя горстку пепла ваших проблем, забот и волнений.

 

Мы с Дженабом, полулежа на топчанах, курили кальян и вели неспешную беседу. Говорили обо всем: о ценах на нефть, о непрекращающихся войнах, о непростой жизни…Потом, отложив мундштук в сторону, старик задал мне неожиданный вопрос:

 

  - Стив, как вы думаете, чем человек отличается от животного?

 

  - Очень многим! Например, интеллектом…

 

 

- Нет! Человек, такое же животное, как и другие: он отличается от зверей только одним – духовной составляющей! Только этим! И вот, представьте себе, - продолжил он, - имея эту самую духовную составляющую, мы, люди, иногда бываем страшнее самого свирепого дикого зверя! Делаем такие ужасные вещи, что просто кровь стынет в жилах! Если зверь убивает, чтобы выжить, просуществовать, то люди издеваются над себе подобными зачастую ради развлечения, а потом убивают! Почему так происходит? Тогда, для чего Всевышний даровал нам разум? Душу? Зачем тогда она нужна нам?

 

- Уважаемый Дженаб, я хотел бы рассказать Вам одну притчу. Вы не против?

 

Старик кивнул головой в знак согласия.

 

«Однажды король решил подшутить над мудрецом, придворным звездочетом:

 

- Ты все знаешь, тогда ответь мне на один вопрос: вот взять к примеру,  твои глаза…Значит ли, что  это ты?

 

Ученый ответил:

 

- Нет.

 

Король настаивал:

 

 

- Тогда, может быть, твои уши и нос - это ты?

 

- Нет!

 

- А твой язык?

 

- Нет!

 

- Но твоя личность пребывает в теле?

 

- Нет, материальное тело обладает лишь кажущимся бытиём.

 

 

- Наверное, твоя истинная субстанция - разум?

 

- Тоже нет!

 

Король разгневался:

 

 

- Раз зрение, слух, обоняние, вкус, осязание, разум - всё это не ты, не является твоей истинной, существующей субстанцией, то где же ты пребываешь?

 

Звездочет улыбнулся и, в свою очередь, спросил у короля:

 

- Как Вы думаете, Ваше Величество, можно ли сказать, что окно - это дом?

 

Король разозлился, но через силу ответил:

 

 

- Нет!

 

 

- А двери?

 

 

- Это тоже нельзя назвать домом. Нет!

 

- А кирпичи, черепица, является ли это домом?

 

Король промолчал, так ничего и не ответив звездочету.

 

- Ну, тогда, может быть, колонны и стены - это дом? - задал следующий вопрос  старик.

 

- Тоже нет! – с раздражением ответил повелитель.

 

Мудрец улыбнулся и сказал:

 

- Если окна, двери, кирпичи, черепица, стены и колонны - это всё не дом, так, где же пребывает дом?

 

Тут король осознал единство причин, условий и следствий…Понял, что они нераздельны, и их нельзя рассматривать по отдельности».

 

 - Дом становится домом благодаря сочетанию множества причин и условий! Человек также становится человеком, когда также наблюдается определённое единство причин и условий, - подвел я черту под своим рассказом.

 

Наступила тишина: каждый из нас думал о чем-то своем. Потом старик тихо произнес:

 

- Возможно, Вы и правы…Но я склонен думать, что если бы человек остался животным, то от этого выиграли бы все…Мир не утратил бы своей гармонии…Но, это уже другой разговор…

 

Тут он обратился к своему сыну:

 

 

- Алим, принеси, - и старик произнес какое - то слово, которое я не понял. Сын кивнул ему  головой и исчез в проеме двери. Через некоторое время он появился вновь, неся в руке шкатулку, богато инкрустированную серебром. 

 

Я взял мундштук и втянул в себя дым.  Через секунду почувствовал, как что-то произошло со мной: сильно закружилась голова. Предметы вокруг меня смазались и поплыли перед глазами. Большие настенные часы, висевшие напротив меня, начали раскачиваться подобно маятнику. Их стрелки, с бешеной скоростью стали вращаться в обратную сторону. Пришлось закрыть глаза, чтобы остановить начавшееся вращение комнаты, прекратить это безумие с качающимися часами…

 

 

В наступившей темноте мелькнула узкая красная полоска, которая на мгновение осветила поверхность воды и нечеткий силуэт какого-то парусника…

 

- Что это? – мелькнула мысль, - неужели я уснул?

- Это продолжение истории, - услышал я до боли знакомый голос!

- Только не замолкай, Николь! Говори что хочешь, только не молчи, -  прошептал я. Где ты? Я не вижу тебя?

- Когда очнешься, ты уже будешь на другой стороне…

- О чем ты? Я тебя не понимаю…

- Мы скоро встретимся с тобой…

- Николь, когда?

- Как только ты пересечешь черту…

- Ты все время говоришь загадками…Я хочу увидеть тебя…Снова обнять…

- Иди на свет…Ничего не бойся…

 

В темноте забрезжила узкая полоска света. В предрассветной мгле стали различимы громадные деревья необычной формы. Передо мной появилась красная лента. Она, словно птица, стала удаляться от меня, как бы приглашая следовать за ней.

Мутное солнце стало медленно подниматься  над горизонтом. Я поднял голову и увидел, что верхушки деревьев терялись где-то там, высоко в небе. Тишину нарушал какой-то неясный шум, в направлении которого удалялась ленточка. Чтобы не потерять ее из виду, мне пришлось почти бежать за ней. Это было нелегко сделать – мешала достигавшая мне по пояс, трава.  Постепенно шум превратился в грохочущий рокот, который нарастал с каждым моим шагом. Мне пришлось даже прикрыть уши руками, до того сильным был звук.

 

Наконец, лента в форме птицы вывела меня на крутой берег моря или океана. С него было хорошо видно как гигантские волны, идущие одна за другой непрерывной  чередой, с ревом разбивались о скалы, рассыпаясь при этом на тысячи белых осколков. Ураганный ветер сбивал меня с ног, но то, что я увидел, потрясло меня еще больше: на волнах покачивался парусник, занимавший половину виденного мной пространства. Его удерживала лишь скрученная материя красного цвета, привязанная к мачте и уходившая за горизонт. 

До этого слабо светившее солнце, неожиданно вспыхнуло, и его резкий свет больно ударил мне в глаза. Я зажмурился – цветные круги поплыли у меня перед глазами…Сильный порыв ветра сбил меня с ног и повалил на землю: по всей видимости, надвигался шторм.

Я лежал на земле и смотрел на небо, которое с каждой секундой приближалось ко мне, становилось все ниже и ниже…Мелькнуло твое лицо…

- Еще немного и я просто сойду с ума, – с тоской подумал я.

Знакомая прохладная рука впервые за много лет, наконец, дотронулась до моего лица…Шум стал утихать и через некоторое время пропал совсем.

Наступила гнетущая тишина. Я медленно поднялся и понял, что нахожусь в каком-то саду.  Листва  как то странно шелестела, казалось, разговаривала со мной.

 

 Я прислушался к ее шепоту:

 

- Это только начало…Обратный отсчет длиться в течении многих прожитых тобой лет…С каждым твоим новым дыханием, ты приближаешься к финишной черте целой жизни…Ты давно утратил душевное спокойствие, но скоро обретешь его вновь…В этом тебе поможет солнечная пыль…

 

Золотистые пылинки стали тихо опускаться с неба прямо на меня. Вдалеке я увидел светлый женский силуэт, который дрожал, словно марево…Он медленно приближался ко мне. Приятное тепло появилось в области моей груди…

 

- Николь! Это ты? – мои глаза с надеждой всматривались в женскую фигуру.

 

 

 Потом появилась сонливость…Глаза стали закрываться…  

 

Я на время потерял счет времени, а когда очнулся, то принял легкое головокружение за переутомление.  Недомогание быстро прошло: земля больше не вращалась под ногами. Во рту почему-то появился привкус ароматного табака: такой обычно остается после курения кальяна. Чувствовал я себя довольно странно…

Меня за руку придерживал молодой араб.

- Вам уже лучше?

- Я ничего не помню…Чувствую, что голова…Вроде тяжелый туман окутал ее…Наверное это все жара…

- Вам нужно в прохладное место, где нет солнца. Пройдемте ко мне в лавку,- произнес незнакомый юноша, -  я вам помогу дойти.

- Да, пожалуй…

 

Сидя на низеньком топчане, я стал рассматривать помещение, в котором находился. Это была небольшая комната, предназначенной для отдыха хозяина этого магазинчика. Рядом с топчаном стоял кальян. В воздухе витал до боли знакомый запах…

Дверь открылась, и в нее вошел гостеприимный хозяин, неся на подносе графин с кусочками льда и фрукты.

- Как Вы? – спросил он меня на ломанном английском.

- Да вроде оклемался немного…

- Меня зовут Алим.

 

- Стив! – и я протянул ему свою руку. 

Он с почтением пожал двумя руками мою ладонь. У меня не проходило ощущение, что он хочет что-то спросить у меня, но сдерживает свое любопытство.

- У Вас интересная татуировка на рукаве,- наконец произнес он.

- Ошибка молодости…Сделал, когда был таким же молодым как ты…Я тогда служил в армии…

Немного придя в себя, я и стал рассматривать полки, на которых были разложены предметы, назначение которых я не совсем понял. Среди них я увидел продолговатую шкатулку, сделанную из сандалового дерева. Она была украшена элементами из чеканного серебра. Заинтересовавшись, я поднялся и подошел к стеллажу.

- Алим, что это за шкатулка?

- О! Это очень старинная вещь…Откройте ее!

Я осторожно взял в руки шкатулку и приоткрыл ее крышку: в ней лежала медная, вся покрытая арабской вязью трубочка. Увидев на ее торцах стекла, спросил:

- Это подзорная труба?

- Нет, - ответил парень, - это…это…Я не знаю, как вам объяснить…не знаю этого слова на английском…

- Скажи по-арабски, может я пойму, о чем идет речь?

 

 

Он сказал, но я его так и не понял. Алим взял в руки трубочку, поднял на уровень своего глаза и стал периодически ее проворачивать вокруг своей оси.

 - Похоже на калейдоскоп… - скорее для себя, чем для Алима  тихо произнес я.  Сколько стоит?

 

Хозяин шкатулки назвал смешную цену: он отдавал мне ее почти даром.  Я протянул ему деньги, и он, даже не взглянув на них, положил в ящик стола. У меня создалось впечатление, что они его вообще не интересуют.

- У меня когда – то в детстве был калейдоскоп, но куда-то пропал…Это был подарок отца, - со вздохом произнес я. Ладно, мне надо идти. Спасибо тебе за помощь! Всего хорошего, Алим!

- Да хранит вас Аллах! – ответил доброжелательный продавец. Я кивнул ему на прощание головой и вышел на улицу.

 

Алим еще долго смотрел вслед удаляющемуся человеку, потом закрыл дверь на засов. Вернувшись обратно в комнату, где до этого отдыхал Стив, он подошел к топчану и сел. Молодой человек взглянул на настенные часы: их стрелки не спеша отмеряли время вспять.

 

- До заката солнца  осталось несколько часов...Теперь можно не  спешить…

 

Алим стал вспоминать последние минуты своей жизни:

 

- Почему я  тогда не послушал Стива и не спрятался где-то в горах? Меня подвела детская наивность - хотелось поскорее домой, к отцу. Я думал, что отец может все…Даже спасти от смерти…Как же я тогда ошибался!

 

 Потом мысли переключились на другое:

 

- Никогда не мог бы подумать, что души правоверных, когда те умирают,  забираются так же плавно и легко, как вытекающая вода из кувшина…

 

Он встал и стал смотреть в окно. За ним продолжалась обычная житейская суета: сновали беспризорники, торговцы расхваливали свой товар, туристы ошалело крутили головами по сторонам…

 

Вздохнув, Алим подошел к столу, взял листок бумаги и начал складывать из него какую-то фигурку. Получился  маленький белый журавлик.

 

 

- Точно такой же лежал на полу рядом с папой…Только тот был алого цвета…Впитал в себя кровь, вытекающую из моего бедного отца…

 

 

Поздно вечером, озираясь по сторонам, Алим подошел к своему небольшому глинобитному домику. В окне мигал слабый огонек свечки. Открыв дверь, мальчик ринулся прямо к отцу, сидевшему на полу.

 

 

 

Дженаб поднялся и обнял сына, который стал плакать у него на груди.

 

 

 

- Сынок, где ты пропадал? Козы пришли домой сами…Я кругом искал тебя, опросил всех знакомых…Не плачь…Расскажи мне, что случилось? Кто-то обидел тебя?

 

Но мальчик продолжал плакать.

 

 

Тень от Ангела Смерти – Азраила,  накрыла собой бедняцкую хибарку. Семья, состоявшая всего лишь из отца и сына, даже не подозревала, что их огоньку жизни суждено скоро угаснуть…

 

Юноша посмотрел на часы: еще есть немного времени. Он провел по журавлику рукой.

 

 

- Не плачь! Алим, я тебе сейчас сделаю журавлика. Подай мне листок из газеты. Вот, так…смотри, как надо его сворачивать, что бы получилась фигурка птички. Успокойся! Все уже позади…Смотри, вот эту сторону листочка нужно загнуть сюда и потом перегнуть вот здесь…Запомнил? Вот и хорошо…Еще немного и журавлик будет готов.

 

 

Неожиданно, от сильного удара распахнулась дверь, и в их дом ворвался солдат. Отец хотел подняться, но раздался выстрел и он упал на пол. Из его груди стала вытекать кровь…Выпавшая из рук Дженаба фигурка, сделанная из газетного листка, упала на пол и стала впитывать в себя вязкую алую жидкость.

 

- Как же я тогда кричал…Потом не смог, сорвал голос. Из моего горла вырывался только хрип…

 

 

Появился толстый офицер и что-то стал говорить, махая передо мной пистолетом. Я больше не боялся ничего и никого… Я больше не боялся умереть…

 

Некоторое время смотрел на это отвратительное заплывшее жиром лицо и, не выдержав, плюнул в него. Последнее, что мне запомнилось, так это темное отверстие дула пистолета…

 

Потом…Потом опрокинулся кувшин, и из него стала вытекать вода…

 

Наши с отцом души подхватил Азраил и мы с Ангелом Смерти стали плавно и легко взлетать…Впереди нас ожидал барзах**.

 

 

 

Теперь то я знаю, что мы с отцом попали в ал - Джанна***…

 

 

Юноша взглянул в очередной раз на часы.

 

- Пора!

 

 

Аккуратно положив на стол журавлика, он подошел к часам и остановил их ход. Затем Алим вышел на улицу, закрыл дверь на замок и быстро направился в сторону старинного кладбища.

 

Время навсегда остановилось в этом доме. Появился запах затхлости и нежилого помещения. Пол укрылся слоем пыли, в углах появилась паутина… Бумажная фигурка, словно сожженный лист бумаги, потускнела и съежилась.

Без человеческого тепла в этом месте навсегда поселилось одиночество, темнота и холод…

 

 

Достигнув кладбища, он приблизился к двум небольшим песчаным холмикам. Опустившись на колени, Алим стал расчищать песок. Появились небольшие надгробные камни, с полустертыми от времени, надписями. Молодой человек очистил их от пыли.  Проступили имена: на одном из них было выбито - «Дженаб», на другом - «Алим». 

 

Солнце, раскалившись за день до красна, медленно погружалось за горизонт.

 

 - Отец, я выполнил твою волю…Человек, который попытался спасти меня, скоро обретет счастье. Он это заслужил!

 

До Алима донеслись звуки: кто-то начал играть на дудуке…Мелодия была пронзительная, печальная…Невидимый музыкант вложил в нее всю свою грусть…

 

Возле него, поземка стала превращаться в вихрь.

 

 

- Сейчас я покину Землю, чтобы когда-нибудь вновь вернуться на нее…

 

После этих слов, тело Алима превратилось в прах и, смешавшись с песком, стало подниматься  вверх…

 

Солнце зашло, и на темном небосклоне появились звезды. Они были словно бусинки, упавшие с волшебного ожерелья и щедро рассыпанные таинственной рукой по бархатистому полотну.

 

Звездочки, словно слезы, стали скатываться по невидимому лицу и падать на землю в надежде попасть  кому-нибудь прямо в сердце, пока еще открытое для них…

 

***

 

- Стив! Стииив! Ты слышишь меня?

- Что мам?

- К тебе пришла Николь. Она ожидает тебя на улице.

- Я сейчас спущусь! Да, папа был прав, когда говорил мне, что смотря в калейдоскоп, открываешь для себя целый мир. Он фантастически красив…Я там видел, словно в кино, историю жизни одного человека…Я не мог оторваться от трубки - очень  переживал за него и раз за разом проворачивал волшебный цилиндр.

Но что для меня значит, этот, пусть до безумия интересный нереальный мир, по сравнению с той девочкой, которая ожидала меня возле нашего дома!  Что он,  по сравнению с той нежностью, которую я испытывал к ней!

Посмотрев в последний раз на любимую игрушку, я засунул калейдоскоп в ящик стола, в самый дальний его угол.

Потом, схватив кораблик, стал быстро спускаться вниз по лестнице к дверям, ведущим на улицу.

 

- Николь!

 

- Привет Стив! Ты взял кораблик?

 

- Да! Ну что, идем?

- Пошли!

 

Я взял ее за руку и мы, смеясь, побежали по тропинке в сторону ручья…

 

 

Человек, стоящий возле окна, отнял калейдоскоп от глаза и тяжело опустился на стул. Потом положив медную трубку на пол, закрыл ладонями лицо.

- Я видел самые счастливые моменты в моей жизни – мне удалось окунуться в детство. Я опять держал ЕЕ за руку...Мне удалось выглянуть из-за спины своей Судьбы и увидеть то, что меня ожидает там, далеко впереди…Тогда, в детстве, я не осознал того, что Судьба дала мне шанс увидеть самого себя  через много лет…

 

Я часто бывал возле того, нашего с Николь, ручья. Расчищал его от старых веток и прошлогодних листьев. Прихватив с собой кораблик, которым игрался в детстве и который чудом уцелел после стольких лет забвения, я направился к двери. Потом остановился и, вернувшись, поднял с пола калейдоскоп. Положив его в карман, я закрыл за собой дверь.

 

Сидя на траве, смотрел на игрушечный парусник, который медленно отдалялся от меня. Потом, взял калейдоскоп и взглянул в него: Николь как раз  снимала свой красный бант, чтобы я привязал к нему игрушечный корабль.

 

         

         - Возьми, а то уплывет! – раздался в голове голос Николь.

 

Мне очень хотелось услышать опять этот голос, который я не слышал много лет. Еще один поворот трубкой…Еще один…Еще…Еще…Еще…

 

Мои усилия были тщетны! Я разочаровано бросил трубку в траву.

 

 – Боже, как же реально я слышал его, - подумал я. Услышать его хотя бы еще раз! Господи, хотя бы еще раз…

 

Краем глаза я уловил какое-то  движение: что-то красное мелькнуло справа от меня. Я повернул голову и увидел женскую руку, державшую красную шелковую ленту…

 

 Я поднял голову к небу, и солнце наполнило меня теплом и светом до самых краев…

 

***

 

На нашем любимом месте, небольшой поляне, через которую пробегал ручей, уже кто-то был. Я осторожно выглянул из-за дерева: какой-то мужчина стоял на коленях и,  прикрыв ладонями лицо, что-то негромко говорил. Я сделал знак Николь:  – Тихо! - и прислушался.

 

- Дай мне, Господи, утешать, а не ждать утешения, - шептал он.

 

- …Понимать, а не ждать понимания…Любить, а не ждать любви…

 

 

Он тяжело вздохнул и потом опять продолжил:

 

- Ибо, кто даёт, тот получает…Кто забывает себя, тот обретает…Кто прощает, тому простится…

 

- …Кто забывает себя, тот обретает…- повторил я фразу молитвы****за незнакомцем.

 

Взявшись за руки, я и Николь, стали осторожно уходить с этого места.

 

Подойдя к краю поляны, я обернулся, чтобы еще раз посмотреть на молившегося человека:  на него с неба тихо опускались солнечные пылинки…

 

 

*     -   рад с Вами познакомиться.

**    -  место пребывания души до Судного дня.

***  -  дословно - сад (рай).

****- молитва св. Франциска Ассизизского.

 

 

Рейтинг: +11 347 просмотров
Комментарии (14)
Марина Попова # 26 октября 2012 в 15:27 +1

Оторваться от чтения невозможно! Спасибо, Игорь!
Как всегда, Игорь,очень увлекательно, а сюжет закручен так,
что бежишь за ним, боясь не успеть! live1

"- Дай мне, Господи, утешать, а не ждать утешения, - шептал он.
- …Понимать, а не ждать понимания…Любить, а не ждать любви…
Он тяжело вздохнул и потом опять продолжил:
- Ибо, кто даёт, тот получает…Кто забывает себя, тот обретает…Кто прощает, тому простится…
- …Кто забывает себя, тот обретает…- повторил я фразу молитвы****за незнакомцем.

Вновь смотрю, Игорь. И приходит новое понимание. Возможно, и они уже в Мире ином...

Игорь Кручко # 26 октября 2012 в 17:16 +2
Марина, спасибо за твой комментарий! У каждого из нас есть свой "калейдоскоп". Иногда, "заглядывая" в него, мы не в состоянии оторвать взгляда от того, что видим там...С каждым его "поворотом", в нашей памяти появляются все новые и новые воспоминания... 38
0 # 26 октября 2012 в 19:02 +2
Молодец, хорошая работа, зрелая. Извини, много писать не буду. Сам знаешь- у тебя хорошо получилось!
Игорь Кручко # 26 октября 2012 в 19:21 +2
Спасибо Таня! podarok
Ирина Каденская # 28 октября 2012 в 02:15 +2
Игорь, очень интересный и тонкий рассказ!
И я сказала бы, многослойный... сначала идёт один пласт... за ним приоткрывается другой.
Ну, или, как следующий поворот в калейдоскопе)
Про людей - очень верная мысль... да, человек, с данным ему интеллектом при этом порой оказывается более жестоким, чем животные. Хотя, может быть, как раз благодаря этому? Животные до такого просто не додумаются...
Спасибо за твоё прекрасное творчество! santa
Игорь Кручко # 28 октября 2012 в 13:00 +1
Ира, ты права, когда говоришь о многослойности этого произведения! Коробочка в коробочке, рассказ в рассказе...Мне очень приятно, что тебе понравился "Калейдоскоп", мои мысли, заложенные в этом произведении...
smileded
Мария Подалевич # 29 октября 2012 в 20:58 +1
Очень интересное и непростое произведение!
Спасибо, Игорь!
Ваш авторский почерк - великолепен!
soln
Игорь Кручко # 30 октября 2012 в 13:08 +1
Маша, спасибо Вам, за то, что прочитали этот рассказ. Вы правы - это непростое произведение...Со многим, сказанным там, можно соглашаться, со многим нет...
Рад, что оно Вам понравилось. konfety7
Сергей Сизиков. # 20 ноября 2012 в 19:25 +1
СПАСИБО. ТЕМА И РАССКАЗ МНЕ БЛИЗОК. ПЫТАЮСЬ ЧТО ТО ПОДОБНОЕ ВЫРАЗИТЬ... big_smiles_138
Игорь Кручко # 18 января 2013 в 20:26 +1
c0411
Лидия Гржибовская # 3 января 2013 в 10:14 +1
Как витиеват наш калейдоскоп жизни, как трудно порой жить с тем грузом чужих, но любимых судеб
Спасибо Игорь, ОГРОМНОЕ.
Ч рада, что познакомилась с Вашим творчеством.
Игорь Кручко # 18 января 2013 в 20:28 +1
Да, согласен с Вами. Иногда, наша жизнь очень похожа на калейдоскоп. soln
Татьяна Лаптева # 18 января 2013 в 12:36 +1
Игорь, восхищена рассказом, читала на одном дыхании! От строк веет теплотой и добротой. У меня тоже в детстве калейдоскоп был одной из любимых игрушек, много раз вспоминала об этом - сейчас не такие, хотелось бы показать внукам, но увы...
buket2
Игорь Кручко # 18 января 2013 в 20:30 +1
buket3