ГлавнаяПрозаМалые формыРассказы → Где-то в России

Где-то в России

30 июля 2021 - Владимир Жуков
article496878.jpg
   Пряно-горьковатый запах преющей листвы чувствовался в прозрачном неподвижном воздухе. Красные пятипалые листья отрывались от веток разлапистых кленов и, покачиваясь на слабом ветру, планировали на могилы и на извилистые дорожки кладбища. По одной из них брел Савва Планукев – сутулый старик в черном длинном плаще, в черной помятой шляпе с узкими полями. Посматривая на могилы, он то радовался легкости своего дыхания, остроте своего зрения и слуха; то хандрил, размышляя, что бессилен перед смертью, что прошлое не вернуть, как нельзя вернуть на дорогу пыль, которую унесли куда-то подошвы чьих-то ботинок.
  Тихий шорох листьев под его ногами, походил на шепот больного, обессиленного тяжким недугом.
Савва Планукев сошел с дорожки, присел на узкую зеленую лавочку и уставился печальным взглядом на могильный холмик под опавшей подрумяненной осенью листвой. Здесь, вдали от входа на кладбище, уже второй год покоилась Екатерина Васильевна Планукева, с которой почти пятьдесят лет он прожил в браке, которую любил и называл Катюшей, Катенькой.
   Красный кленовый листок покинул ветку клена и опустился на тулью фетровой шляпы Планукева, а затем другой красный резной листок накрыл эполетом плечо его непромокаемого плаща.
   Савва Планукев перевел взгляд с могильного холмика на вертикальное надгробье из прямоугольной плиты серого гранита, на плиту с эпитафией: «Теперь я спокойна», на фотографию загадочно улыбавшейся Катюши.
В этот момент на лавочку осторожно присел узколицый плохо выбритый старик в темно-синей куртке. Его уши оттопыривала клетчатая кепка. Его задумчивые серые глаза тоже уставились на фотографию Екатерины Планукевой.
Савва Планукев чувствовал враждебность к незнакомцу и злобно воскликнул:
– Кто ты?! Зачем сюда приперся?! Уйди! Ты мне мешаешь!
– Не уйду. Здесь лежит моя любимая женщина, – спокойно отозвался плохо выбритый старик, Артур Стульцев.
– Ошибаешься, дружище! – сердито сказал Савва Планукев. – Это могила моей жены! Поищи могилу своей любимой женщины в другом месте!
– Катя Планукева была моей любовницей, – коснувшись козырька кепки пальцами правой руки, важно сообщил Артур Стульцев. – Раз в месяц мы встречались и любили друг друга. Правда, это было много лет назад.
– Врешь! – выпалил Савва Планукев и хлопнул ладонью по колену.
– Мне уже семьдесят годков и врать мне ни к чему, ­– парировал Артур Стульцев, затянул рукой ногу на ногу.
От тупой боли в правом боку Савва Планукев поморщился  и, наблюдая за клиновым листом, грациозно парившим над могилой жены, сказал печально:
– Катеньки больше нет, и никогда не будет.
– Очень горько и жаль, – искренно произнес Артур Стульцев и снял ногу с ноги.
Где-то поблизости раздался тяжелый стон. Старики прислушались. Стон не повторился. Старики переглянулись.
– Раньше опавшую листву собирали и жгли, – нарушил тишину Савва Планукев. – Теперь почему-то не жгут.
– Раньше я жил без таблеток от высокого давления, – сказал печально Артур Стульцев. – Теперь без них не могу.
     Ветер со стороны городка принес темные облака. Посыпался редкий мелкий снежок. Савва Планукев подумал, что будет в квартире страдать от одиночества, и предложил:
– Пойдем ко мне. Поможешь мне написать жалобу на плохую уборку в подъезде.
– Пойдем, – согласился Артур Стульцев. – Заодно я напишу жалобу на грубую медсестру из поликлиники.
Старики поднялись с лавочки и побрели с кладбища по усыпанной листвой дорожке. Они не видели, как на крыше многоэтажки, с которой просматривались могилы, юноша и девушка поцеловались взасос, показывая свою любовь затянутому облаками небу…
Вскоре на лавочку у могилы Екатерины Васильевны Планукевой присел старичок в черном пальто и просидел там до темноты, скупо о чем-то плача.
 

© Copyright: Владимир Жуков, 2021

Регистрационный номер №0496878

от 30 июля 2021

[Скрыть] Регистрационный номер 0496878 выдан для произведения:    Пряно-горьковатый запах преющей листвы чувствовался в прозрачном неподвижном воздухе. Красные пятипалые листья отрывались от веток разлапистых кленов и, покачиваясь на слабом ветру, планировали на могилы и на извилистые дорожки кладбища. По одной из них брел Савва Планукев – сутулый старик в черном длинном плаще, в черной помятой шляпе с узкими полями. Посматривая на могилы, он то радовался легкости своего дыхания, остроте своего зрения и слуха; то хандрил, размышляя, что бессилен перед смертью, что прошлое не вернуть, как нельзя вернуть на дорогу пыль, которую унесли куда-то подошвы чьих-то ботинок.
  Тихий шорох листьев под его ногами, походил на шепот больного, обессиленного тяжким недугом.
Савва Планукев сошел с дорожки, присел на узкую зеленую лавочку и уставился печальным взглядом на могильный холмик под опавшей подрумяненной осенью листвой. Здесь, вдали от входа на кладбище, уже второй год покоилась Екатерина Васильевна Планукева, с которой почти пятьдесят лет он прожил в браке, которую любил и называл Катюшей, Катенькой.
   Красный кленовый листок покинул ветку клена и опустился на тулью фетровой шляпы Планукева, а затем другой красный резной листок накрыл эполетом плечо его непромокаемого плаща.
   Савва Планукев перевел взгляд с могильного холмика на вертикальное надгробье из прямоугольной плиты серого гранита, на плиту с эпитафией: «Теперь я спокойна», на фотографию загадочно улыбавшейся Катюши.
В этот момент на лавочку осторожно присел узколицый плохо выбритый старик в темно-синей куртке. Его уши оттопыривала клетчатая кепка. Его задумчивые серые глаза тоже уставились на фотографию Екатерины Планукевой.
Савва Планукев чувствовал враждебность к незнакомцу и злобно воскликнул:
– Кто ты?! Зачем сюда приперся?! Уйди! Ты мне мешаешь!
– Не уйду. Здесь лежит моя любимая женщина, – спокойно отозвался плохо выбритый старик, Артур Стульцев.
– Ошибаешься, дружище! – сердито сказал Савва Планукев. – Это могила моей жены! Поищи могилу своей любимой женщины в другом месте!
– Катя Планукева была моей любовницей, – коснувшись козырька кепки пальцами правой руки, важно сообщил Артур Стульцев. – Раз в месяц мы встречались и любили друг друга. Правда, это было много лет назад.
– Врешь! – выпалил Савва Планукев и хлопнул ладонью по колену.
– Мне уже семьдесят годков и врать мне ни к чему, ­– парировал Артур Стульцев, затянул рукой ногу на ногу.
От тупой боли в правом боку Савва Планукев поморщился  и, наблюдая за клиновым листом, грациозно парившим над могилой жены, сказал печально:
– Катеньки больше нет, и никогда не будет.
– Очень горько и жаль, – искренно произнес Артур Стульцев и снял ногу с ноги.
Где-то поблизости раздался тяжелый стон. Старики прислушались. Стон не повторился. Старики переглянулись.
– Раньше опавшую листву собирали и жгли, – нарушил тишину Савва Планукев. – Теперь почему-то не жгут.
– Раньше я жил без таблеток от высокого давления, – сказал печально Артур Стульцев. – Теперь без них не могу.
     Ветер со стороны городка принес темные облака. Посыпался редкий мелкий снежок. Савва Планукев подумал, что будет в квартире страдать от одиночества, и предложил:
– Пойдем ко мне. Поможешь мне написать жалобу на плохую уборку в подъезде.
– Пойдем, – согласился Артур Стульцев. – Заодно я напишу жалобу на грубую медсестру из поликлиники.
Старики поднялись с лавочки и побрели с кладбища по усыпанной листвой дорожке. Они не видели, как на крыше многоэтажки, с которой просматривались могилы, юноша и девушка поцеловались взасос, показывая свою любовь затянутому облаками небу…
Вскоре на лавочку у могилы Екатерины Васильевны Планукевой присел старичок в черном пальто и просидел там до темноты, скупо о чем-то плача.
 
 
Рейтинг: +2 88 просмотров
Комментарии (2)
Влад Устимов # 9 августа 2021 в 21:02 0
Красиво и грустно.
Lady Mond # 12 августа 2021 в 15:59 0
Я бы сказала, что мужчины не особо и долго живут.
Остается частный сектор без единого, завалящего
мужика, чтобы хоть какую-то помощь оказать..
(возраст у смерти разный абсолютно)
А здесь какой-то факт долгожительства мужского,
и в таком возрасте вспомнить о своей любви,
придти на кладбище, значит еще быть в достаточном
здравии.., да еще жалобы писать дух боевой!
Вот явно нервы помотали, крови попили..
и отправили старушку на тот свет)