ГлавнаяПрозаМалые формыРассказы → Джимилля. Часть 20.

 

Джимилля. Часть 20.

25 декабря 2012 - Светлана Синева

-Ну, наконец-то, я слышу родной голос.
-Прямо таки родной, да я не просто так звоню, мне нужны оставшиеся детские вещи.
-Приезжай сегодня вечером с детьми, я по ним соскучился.
Я представила, что если наша встреча затянется, нам придется ночевать, а вот этого я точно не хочу.
-Нет, я приеду завтра, часам к двум.
-Приезжай пораньше, с утра, хоть в семь.
-Нет, к двум часам.
-Хорошо, Солнышко, я вас буду ждать.
Я быстро бросила трубку, будто она могла меня укусить. И разрыдалась у автомата. А завтра Артему в ночь на работу, и если что-то пойдет не так, я все равно уеду, хотя бы ночью. А с чего у меня слезы лились, я и сама не знала, просто так себя вдруг жалко стало. «Солнышко», «родной голос», какая муха его укусила, я таких слов уже давно от него не слышала. И сколько же мы прожили лет вместе? Мне было семнадцать, когда мы познакомились, а теперь почти двадцать три, получается, почти шесть лет. Из них три года мы жили со свекровью, и все было хорошо и дружно, и три года ада. Я пришла в квартиру, и спросила у мальчишек.
-Завтра поедите со мной к папе?
-О, да, ура! Ура, - и они запрыгали на диване.
Я разревелась еще больше. Это мои мальчишки, которые еще месяц назад кричали: «мама, давай уйдем, давай не будем жить с ним», а сейчас «ура!». О, Бог, как понять, может они тоже устали от чужого дома, соскучились по отцу. Я бы могла, конечно, не говорить им ничего, а съездить одна, но, во-первых – мне не с кем было детей оставить, а во-вторых – я не имею на это права. Артем их отец, и видеться я им не могу запретить. Что мне ждать от этой встречи. Не изобьет ли Артем меня снова? Нет, скорее всего, побоится, ведь уже наверняка он получил повестки, и по побоям в том числе. Может просто не ездить, нет, детям нужна одежда, и я уже объявила им, ребятишки мне завтра покоя не дадут. Не помню, как я уснула, долго ворочалась, и на душе так мерзко было, как будто завтра мне нужно ступить в бассейн со змеями. И они непременно меня задушат. И долго плакала, словно оплакивала свою семейную жизнь, или себя – непутевую. Но что жить я больше с Артемом не хочу, я это знала наверняка.

Это опять я, мой дружок, дневничок. Сколько слез я над тобой выплакала, почему-то радости мало вспоминается. Прошло четыре месяца после моего с детьми возвращения домой, возвращения к Артему. Все так и получилось. Мой супруг накрыл офигительный стол: мясо, курица жаренная, фруктов огромное количество, даже ананас дорогущий. Водка, коньяк, пиво, вино – на выбор. Мороженое, шоколадные конфеты. Я, конечно, сразу заревела, как дура, глядя, как мои мальчишки накинулись на фрукты. И меня зло взяло. И я представила, как буду поднимать детей в нужде, себе и им во многом отказывать. А это животное будет ананасами чужих девок кормить и шлюхам столы накрывать. А он не описается от радости и удовольствия? Не будет этого, пусть со мной хлебает из одной кастрюли. А будет бить меня – посажу его, и поживу спокойно с мальчишками, но уже в своем доме, среди своей обстановки и своих вещей. Я огляделась, а дома чистенько, приготовился к встрече.
-Джимилля, давай оставайся, хватит дурить?
-Я дурю? А ты?
-Я не могу без тебя.
-Если ради детей, то не стоит, они быстро вырастут.
-Я без тебя не могу, что дети, дети, месяц пореву, да забуду.

© Copyright: Светлана Синева, 2012

Регистрационный номер №0104883

от 25 декабря 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0104883 выдан для произведения:

-Ну, наконец-то, я слышу родной голос.
-Прямо таки родной, да я не просто так звоню, мне нужны оставшиеся детские вещи.
-Приезжай сегодня вечером с детьми, я по ним соскучился.
Я представила, что если наша встреча затянется, нам придется ночевать, а вот этого я точно не хочу.
-Нет, я приеду завтра, часам к двум.
-Приезжай пораньше, с утра, хоть в семь.
-Нет, к двум часам.
-Хорошо, Солнышко, я вас буду ждать.
Я быстро бросила трубку, будто она могла меня укусить. И разрыдалась у автомата. А завтра Артему в ночь на работу, и если что-то пойдет не так, я все равно уеду, хотя бы ночью. А с чего у меня слезы лились, я и сама не знала, просто так себя вдруг жалко стало. «Солнышко», «родной голос», какая муха его укусила, я таких слов уже давно от него не слышала. И сколько же мы прожили лет вместе? Мне было семнадцать, когда мы познакомились, а теперь почти двадцать три, получается, почти шесть лет. Из них три года мы жили со свекровью, и все было хорошо и дружно, и три года ада. Я пришла в квартиру, и спросила у мальчишек.
-Завтра поедите со мной к папе?
-О, да, ура! Ура, - и они запрыгали на диване.
Я разревелась еще больше. Это мои мальчишки, которые еще месяц назад кричали: «мама, давай уйдем, давай не будем жить с ним», а сейчас «ура!». О, Бог, как понять, может они тоже устали от чужого дома, соскучились по отцу. Я бы могла, конечно, не говорить им ничего, а съездить одна, но, во-первых – мне не с кем было детей оставить, а во-вторых – я не имею на это права. Артем их отец, и видеться я им не могу запретить. Что мне ждать от этой встречи. Не изобьет ли Артем меня снова? Нет, скорее всего, побоится, ведь уже наверняка он получил повестки, и по побоям в том числе. Может просто не ездить, нет, детям нужна одежда, и я уже объявила им, ребятишки мне завтра покоя не дадут. Не помню, как я уснула, долго ворочалась, и на душе так мерзко было, как будто завтра мне нужно ступить в бассейн со змеями. И они непременно меня задушат. И долго плакала, словно оплакивала свою семейную жизнь, или себя – непутевую. Но что жить я больше с Артемом не хочу, я это знала наверняка.

Это опять я, мой дружок, дневничок. Сколько слез я над тобой выплакала, почему-то радости мало вспоминается. Прошло четыре месяца после моего с детьми возвращения домой, возвращения к Артему. Все так и получилось. Мой супруг накрыл офигительный стол: мясо, курица жаренная, фруктов огромное количество, даже ананас дорогущий. Водка, коньяк, пиво, вино – на выбор. Мороженое, шоколадные конфеты. Я, конечно, сразу заревела, как дура, глядя, как мои мальчишки накинулись на фрукты. И меня зло взяло. И я представила, как буду поднимать детей в нужде, себе и им во многом отказывать. А это животное будет ананасами чужих девок кормить и шлюхам столы накрывать. А он не описается от радости и удовольствия? Не будет этого, пусть со мной хлебает из одной кастрюли. А будет бить меня – посажу его, и поживу спокойно с мальчишками, но уже в своем доме, среди своей обстановки и своих вещей. Я огляделась, а дома чистенько, приготовился к встрече.
-Джимилля, давай оставайся, хватит дурить?
-Я дурю? А ты?
-Я не могу без тебя.
-Если ради детей, то не стоит, они быстро вырастут.
-Я без тебя не могу, что дети, дети, месяц пореву, да забуду.

Рейтинг: +1 157 просмотров
Комментарии (2)
Анна Магасумова # 25 декабря 2012 в 19:27 0
Ой, дура... 625530bdc4096c98467b2e0537a7c9cd
Светлана Синева # 27 декабря 2012 в 03:30 0
согласна, ))))))))))