ГлавнаяВся прозаМалые формыРассказы → Джимилля. Часть 21.

 

Джимилля. Часть 21.

25 декабря 2012 - Светлана Синева

Я просто онемела от шока. Вот так, пяткой в грудь бил, какой он замечательный отец, как любит и заботится о мальчишках, а тут «месяц пореву и забуду». Прав был мой любимый больной, выходит, что даже свои дети не нужны, если женщина не нужна. И у меня опять хлынули слезы, так жалко стало сыновей, себя. Вспомнился случай из детства. У нас в подъезде жил мальчик, за которого всегда приходилось заступаться, потому, что ребятня из соседних домов дразнили его безотцовщиной и ублюдком, били. Такого не будет с моими детьми.
-Хорошо, мы останемся, но только потому, что это и мой дом, и дом детей тоже, и я больше не собираюсь таскаться с детьми по съемным квартирам. Если тебе что-то не понравится, то жилье теперь искать пойдешь ты, а будешь распускать руки – сядешь в тюрьму.
Пришлось мне в тот день перешагнуть через себя, через свои желания и страхи, перешагнуть ради детей, ни первый, наверно, и не последний раз. Месяц Артем был как шелковый, «Солнышко», «любимая», - в его устах, почему-то звучало как пощечина, издевка. И в пастели стал другим внимательным, нежным, но хватило на месяц, от силы – полтора. А мне было очень трудно, легко уйти, легко хлопнуть дверью, но очень трудно возвращаться, очень трудно начинать все сначала. А обиды, их можно простить, но забыть – невозможно. И как результат, я помню, пришла с Артемом в суд и за пять минут до начала судебного слушания, написала у секретаря тупую фразу: «прошу судопроизводство прекратить, по причине примирения, т.к. я его простила». Потом, позже мне пришли все исполнительные листы и решения суда на руки.

Прошло еще два года. Все как-то некогда было сесть за тебя, мой дневничок, верный, молчаливый дружок. Я устроилась на работу, и пошла учиться в техникум. Причем, Артема я и не спрашивала. Я пришла однажды и объявила: « я иду сдавать экзамены, это я тебя не спрашиваю, я тебе просто озвучиваю факты». И Артем сглатил. Математику я сдала на «отлично», а диктант я написала на «хорошо» и поступила на бюджетное место. Это для того, кто окончил школу хоть и без троек, но все-таки восемь лет назад, очень даже не дурно. Но я честно все учила, набрала в библиотеке учебники с пятого по десятый класс и тупо все учила. Теперь учусь заочно, хотя иногда трудно. Трудно тем, что мои сыночки тоже пошли в школу. Нужно делать с ними уроки, те же домашние дела, работать еще, а когда все спят – садиться за свои контрольные. А утром с квадратными глазами на работу и весь график повторяется. А Артем меня измучил, ни сколько не помогает, только орет, что я в огороде не успеваю, то одно, то другое не делаю по дому. Что раньше и хлеб и булочки сама пекла, и они вкуснее были, и денег уходило меньше. А когда мне, я остальное едва успеваю. И ночью еще ворчит: « выключай свет, глаза режет, мне на работу завтра». Господи, а ничего, что мне тоже надо учить, так как завтра экзамен. Всем говорит, что он застрелился с моей учебой, а мне обидно, а я? Я не застрелилась с ним? Но я не брошу учебу, ни за что не брошу, назло всему получу диплом. Хотя бы пола или посуду больше не буду мыть за копейки. А работать устроилась в школьную столовую посудомойкой. Хорошо, если есть горячая вода, а если нет, таскаешь кипяток из котла. Шесть ванн по семь перемен, по два ведра в каждую ванну, итого восемьдесят четыре ведра ежедневно, руки не держат уже и спина отнимается. А вечером еще объедки несешь домой по два ведра каждый день собаке и поросятам. Да, дневничок, мы еще поросят завели, кур и гусей. Работы дома – только успевай, поворачивайся. А ночами – учеба. Иногда выть хочется, так устала, хоть бросай. Но проревусь и опять, скажу им всем мысленно: « пошли вы все, я не буду так жить всю жизнь», и силы откуда-то появляются, как второе дыхание. Ой, дневничок, а ночи с Артемом! Ему секса охота, а у меня глаза слипаются, не представляла, что так можно – тебя «это», а ты спишь, и нет сил проснуться. Все понимаешь, но ничего с собой сделать не можешь. Артем психанет, оттолкнет меня и отвернется, а я даже не всегда просыпаюсь. Однажды я захрапела, муж меня толкнул, чтоб я перестала храпеть, а я упала с дивана. И такая у меня истерика началась.

© Copyright: Светлана Синева, 2012

Регистрационный номер №0104884

от 25 декабря 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0104884 выдан для произведения:

Я просто онемела от шока. Вот так, пяткой в грудь бил, какой он замечательный отец, как любит и заботится о мальчишках, а тут «месяц пореву и забуду». Прав был мой любимый больной, выходит, что даже свои дети не нужны, если женщина не нужна. И у меня опять хлынули слезы, так жалко стало сыновей, себя. Вспомнился случай из детства. У нас в подъезде жил мальчик, за которого всегда приходилось заступаться, потому, что ребятня из соседних домов дразнили его безотцовщиной и ублюдком, били. Такого не будет с моими детьми.
-Хорошо, мы останемся, но только потому, что это и мой дом, и дом детей тоже, и я больше не собираюсь таскаться с детьми по съемным квартирам. Если тебе что-то не понравится, то жилье теперь искать пойдешь ты, а будешь распускать руки – сядешь в тюрьму.
Пришлось мне в тот день перешагнуть через себя, через свои желания и страхи, перешагнуть ради детей, ни первый, наверно, и не последний раз. Месяц Артем был как шелковый, «Солнышко», «любимая», - в его устах, почему-то звучало как пощечина, издевка. И в пастели стал другим внимательным, нежным, но хватило на месяц, от силы – полтора. А мне было очень трудно, легко уйти, легко хлопнуть дверью, но очень трудно возвращаться, очень трудно начинать все сначала. А обиды, их можно простить, но забыть – невозможно. И как результат, я помню, пришла с Артемом в суд и за пять минут до начала судебного слушания, написала у секретаря тупую фразу: «прошу судопроизводство прекратить, по причине примирения, т.к. я его простила». Потом, позже мне пришли все исполнительные листы и решения суда на руки.

Прошло еще два года. Все как-то некогда было сесть за тебя, мой дневничок, верный, молчаливый дружок. Я устроилась на работу, и пошла учиться в техникум. Причем, Артема я и не спрашивала. Я пришла однажды и объявила: « я иду сдавать экзамены, это я тебя не спрашиваю, я тебе просто озвучиваю факты». И Артем сглатил. Математику я сдала на «отлично», а диктант я написала на «хорошо» и поступила на бюджетное место. Это для того, кто окончил школу хоть и без троек, но все-таки восемь лет назад, очень даже не дурно. Но я честно все учила, набрала в библиотеке учебники с пятого по десятый класс и тупо все учила. Теперь учусь заочно, хотя иногда трудно. Трудно тем, что мои сыночки тоже пошли в школу. Нужно делать с ними уроки, те же домашние дела, работать еще, а когда все спят – садиться за свои контрольные. А утром с квадратными глазами на работу и весь график повторяется. А Артем меня измучил, ни сколько не помогает, только орет, что я в огороде не успеваю, то одно, то другое не делаю по дому. Что раньше и хлеб и булочки сама пекла, и они вкуснее были, и денег уходило меньше. А когда мне, я остальное едва успеваю. И ночью еще ворчит: « выключай свет, глаза режет, мне на работу завтра». Господи, а ничего, что мне тоже надо учить, так как завтра экзамен. Всем говорит, что он застрелился с моей учебой, а мне обидно, а я? Я не застрелилась с ним? Но я не брошу учебу, ни за что не брошу, назло всему получу диплом. Хотя бы пола или посуду больше не буду мыть за копейки. А работать устроилась в школьную столовую посудомойкой. Хорошо, если есть горячая вода, а если нет, таскаешь кипяток из котла. Шесть ванн по семь перемен, по два ведра в каждую ванну, итого восемьдесят четыре ведра ежедневно, руки не держат уже и спина отнимается. А вечером еще объедки несешь домой по два ведра каждый день собаке и поросятам. Да, дневничок, мы еще поросят завели, кур и гусей. Работы дома – только успевай, поворачивайся. А ночами – учеба. Иногда выть хочется, так устала, хоть бросай. Но проревусь и опять, скажу им всем мысленно: « пошли вы все, я не буду так жить всю жизнь», и силы откуда-то появляются, как второе дыхание. Ой, дневничок, а ночи с Артемом! Ему секса охота, а у меня глаза слипаются, не представляла, что так можно – тебя «это», а ты спишь, и нет сил проснуться. Все понимаешь, но ничего с собой сделать не можешь. Артем психанет, оттолкнет меня и отвернется, а я даже не всегда просыпаюсь. Однажды я захрапела, муж меня толкнул, чтоб я перестала храпеть, а я упала с дивана. И такая у меня истерика началась.

Рейтинг: +1 191 просмотр
Комментарии (1)
Анна Магасумова # 25 декабря 2012 в 19:28 0
Вот так...всё снова начинается! scratch