ГлавнаяВся прозаМалые формыРассказы → Джимилля. Часть 2.

 

Джимилля. Часть 2.

25 декабря 2012 - Светлана Синева

-А подари их мне?
-Да что с тобой? Отстань и сама не смей брать карты, увижу, что доставала, излуплю, как есть излуплю. Это очень сильная колода, называется Таро, а ты мала для них. Вот умру, заберешь, если не передумаешь.
Мне захотелось курить. Я отложила ежедневник и с бокалом вина вышла на крыльцо. Закурила, тоска по детству накатила еще та. Вспомнилась бабушкина мама, бабушка Мимизиган, но мы, дети, называли ее всегда бабой Маней. Она вязала нам из тряпочек кружки деревянным крючком, который долго у меня хранился, потом куда-то делся с переездами. Мне, как самой младшей, всегда доставались самые яркие и красивые кружки, мы ими выстилали полы в кукольных домиках. А еще всегда в одно и тоже время баба Маня вставала на колени и читала Коран. Мы, дети, шалили, щипали ее, толкали, но апа даже головы не поднимала от Корана. Нам казалось, что ей хоть кипяток на голову лей, баба Маня не перестала б молиться. Правда на такие жестокости у нас, слава Богу, не хватало ума и воспитания. Но когда баба говорила последние слова и умывалась чем-то невидимым из ладошек, когда она закрывала Коран и вставала с колен, нам доставалось крепко. Много лет позднее этот Коран бабушка моя отдала мулле за место на мусульманском кладбище для брата – бабы Маниного сына. Его не хотели там хоронить, потому что он крестился перед смертью. Но именно на мусульманском кладбище лежали его родители, и в том числе баба Маня. И за Коран мулла дал разрешение. Я как сейчас помню эту Книгу, датированную семнадцатым веком, с ветхими страничками, с крючками и точками – древний арабский язык, с золотым замком и золотыми уголками, в золотом переплете. Читать его умела только баба Маня, бабушка моя уже не знала этого языка. И когда я спросила, почему баба его отдает, когда Коран стоит целое состояние. Баба ответила, что продавать Коран грех и в семье его передавали по наследству старшей дочери. И что этим своим поступком баба сделает два дела, угодных Аллаху – сохранит нас от греха и подарит братке кусок земли рядом с родителями.
Еще мне вспомнился случай о Мимизиган апе. Я пришла к ней в гости прямо из школы, в форме и пионерском галстуке. И мне пришлось ждать под дверью, когда кончится время молитвы. И я конечно, с ходу возмутилась: баба, Бога-то нет. Тогда так учили в школе, более того, я еще помню, как побили девочку в первом классе за то, что она носила крестик. Что же тогда случилось с моей, всегда терпеливой и любящей прабабушкой, у нее, наверно, только пена изо рта не летела, как она орала.
-Да как ты смеешь судить о том, до чего у тебя мозги не доросли, никогда, никогда не смей так говорить!
Тогда я заплакала от обиды и неожиданности. Тогда баба Маня обняла меня.
-Чтобы не случилось в твоей жизни, во чтоб не окунул тебя Аллах, никогда, никогда не говори, что Его нет. Аллах, Иисус, Иегова, Будда, какая разница. Бог, он ведь один, только у Него много имен. Однажды Он тебе понадобится, а ты отреклась от Него, и Бог не услышит твою молитву.
Много лет позднее, читая Библию, я нашла подтверждение этой мысли в одной фразе: …сказал глупец в сердце своем – нет Бога….
Я еще отпила вина и закурила вторую сигарету. Плохо, когда дети растут без бабушек и дедушек. Сейчас, когда я стала взрослой и самодостаточной женщиной, мне их катастрофически не хватает. Мне ничего от них не надо, ни денег, ни других благ, просто, чтоб они были. Потому что, бабушки и дедушки, с их житейской мудростью, всегда знали ответы на все вопросы. Невольно навернулись слезы. Я бросила окурок в железное ведро, стоящее у крыльца и служащее мусорницей. Зашла домой и, устроившись на кровати, продолжила чтение.

© Copyright: Светлана Синева, 2012

Регистрационный номер №0104860

от 25 декабря 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0104860 выдан для произведения:

-А подари их мне?
-Да что с тобой? Отстань и сама не смей брать карты, увижу, что доставала, излуплю, как есть излуплю. Это очень сильная колода, называется Таро, а ты мала для них. Вот умру, заберешь, если не передумаешь.
Мне захотелось курить. Я отложила ежедневник и с бокалом вина вышла на крыльцо. Закурила, тоска по детству накатила еще та. Вспомнилась бабушкина мама, бабушка Мимизиган, но мы, дети, называли ее всегда бабой Маней. Она вязала нам из тряпочек кружки деревянным крючком, который долго у меня хранился, потом куда-то делся с переездами. Мне, как самой младшей, всегда доставались самые яркие и красивые кружки, мы ими выстилали полы в кукольных домиках. А еще всегда в одно и тоже время баба Маня вставала на колени и читала Коран. Мы, дети, шалили, щипали ее, толкали, но апа даже головы не поднимала от Корана. Нам казалось, что ей хоть кипяток на голову лей, баба Маня не перестала б молиться. Правда на такие жестокости у нас, слава Богу, не хватало ума и воспитания. Но когда баба говорила последние слова и умывалась чем-то невидимым из ладошек, когда она закрывала Коран и вставала с колен, нам доставалось крепко. Много лет позднее этот Коран бабушка моя отдала мулле за место на мусульманском кладбище для брата – бабы Маниного сына. Его не хотели там хоронить, потому что он крестился перед смертью. Но именно на мусульманском кладбище лежали его родители, и в том числе баба Маня. И за Коран мулла дал разрешение. Я как сейчас помню эту Книгу, датированную семнадцатым веком, с ветхими страничками, с крючками и точками – древний арабский язык, с золотым замком и золотыми уголками, в золотом переплете. Читать его умела только баба Маня, бабушка моя уже не знала этого языка. И когда я спросила, почему баба его отдает, когда Коран стоит целое состояние. Баба ответила, что продавать Коран грех и в семье его передавали по наследству старшей дочери. И что этим своим поступком баба сделает два дела, угодных Аллаху – сохранит нас от греха и подарит братке кусок земли рядом с родителями.
Еще мне вспомнился случай о Мимизиган апе. Я пришла к ней в гости прямо из школы, в форме и пионерском галстуке. И мне пришлось ждать под дверью, когда кончится время молитвы. И я конечно, с ходу возмутилась: баба, Бога-то нет. Тогда так учили в школе, более того, я еще помню, как побили девочку в первом классе за то, что она носила крестик. Что же тогда случилось с моей, всегда терпеливой и любящей прабабушкой, у нее, наверно, только пена изо рта не летела, как она орала.
-Да как ты смеешь судить о том, до чего у тебя мозги не доросли, никогда, никогда не смей так говорить!
Тогда я заплакала от обиды и неожиданности. Тогда баба Маня обняла меня.
-Чтобы не случилось в твоей жизни, во чтоб не окунул тебя Аллах, никогда, никогда не говори, что Его нет. Аллах, Иисус, Иегова, Будда, какая разница. Бог, он ведь один, только у Него много имен. Однажды Он тебе понадобится, а ты отреклась от Него, и Бог не услышит твою молитву.
Много лет позднее, читая Библию, я нашла подтверждение этой мысли в одной фразе: …сказал глупец в сердце своем – нет Бога….
Я еще отпила вина и закурила вторую сигарету. Плохо, когда дети растут без бабушек и дедушек. Сейчас, когда я стала взрослой и самодостаточной женщиной, мне их катастрофически не хватает. Мне ничего от них не надо, ни денег, ни других благ, просто, чтоб они были. Потому что, бабушки и дедушки, с их житейской мудростью, всегда знали ответы на все вопросы. Невольно навернулись слезы. Я бросила окурок в железное ведро, стоящее у крыльца и служащее мусорницей. Зашла домой и, устроившись на кровати, продолжила чтение.

Рейтинг: +1 146 просмотров
Комментарии (1)
Анна Магасумова # 25 декабря 2012 в 18:41 0
Мне тоже не хватает моих ушедших родителей. Читается легко. 50ba589c42903ba3fa2d8601ad34ba1e