ГлавнаяВся прозаМалые формыРассказы → Джимилля. Часть 17.

 

Джимилля. Часть 17.

25 декабря 2012 - Светлана Синева

Приветик, мой дружок, дневничок, снова пишу. Мой любимый больной уехал, уехал один. Перед отъездом к нему приезжала старшая дочь, это ускорило его отъезд. Дома у них какие-то проблемы. Я думала, что разрыдаюсь в последний момент, хотя держалась весь этот день.
-Светлячок, я обязательно приеду за тобой, слышишь? Решу дела и приеду.
-Не приедешь, не считай меня за дурочку, если женщина нужна, то ее не оставляют с другим мужиком.
-Зачем ты так, думаешь, мне легко, я рыдать готов, но я решу дела и приеду. На какой машине за тобой приехать?
-На белом Мерседесе, - кинула я издевку.
-Блин, у меня «мерин» цвета мокрого асфальта, ну ладно, я найду белый. Обещаю, на белом Мерседесе. Ты только жди меня, Светлячок, если будет совсем невмоготу, звони.
-Пока ты едешь, меня уже схоронят и отпоют.
-Что ты делаешь со мной, я же итак не знаю, как оставить тебя и не могу забрать тебя сейчас.
-Как всегда.
-Светлячок?
-Ладно, поезжай, я буду ждать, надеюсь, что ты и вправду не захочешь ни одну женщину, кроме меня.
На том и расстались. Он крепко поцеловал меня при всем отделении и уехал. Вот и все, все, что было. Я целый день пробродила по городу. Рыдала навзрыд в парке. Будто небо исчезло, и душа моя умерла. Только детки, мои милые мальчишки еще держат мою жизнь в своих маленьких хрупких ручонках. Как мне это пережить. Ну почему, почему мы не переспали с ним, ведь были же возможности, какая я дура. Все отделение так думало, Артем просто уверен в этом, а мы так и не шагнули дальше поцелуев и объятий. А мне все равно, пусть говорят и думают, что хотят. Как мне все это пережить. Надо идти за мальчишками в детсад, надо готовить что-то на ужин, а меня словно нет. Как легко озвучить, что жизнь продолжается, и как трудно осмыслить, чтоб включить мозги, понять. Невозможно.

Мой дневничок, Артем снова меня избил. Я даже не поняла из-за чего на этот раз. Просто пришел пьяный, злой, слово за слово и поругались. А потом опять ревность и побои. Причем на этот раз он одной рукой душил за горло, а другой кулаками бил в лицо. И опять гематома во весь лоб. Прошлая у меня сходила полгода. Синяки от пальцев на шее и по всему телу. В следующий раз Артем меня убьет. А мои сыночки, забились на кухне под обеденный стол и кричали: «мама, пожалуйста, давай уйдем, давай не будем с ним жить». И когда на следующий день муж ушел на работу, я собрала кое-какие вещи и ушла с детками. Соседка через стенку, добрая старушка, обещала меня пустить в свою квартиру временно пожить. Мы договорились с ней, чтоб ни одна живая душа не знала, где я с детьми. Я буду ждать ее у подъезда, а соседка с работы проедет и привезет мне ключ. Но мы с мальчишками просидели долго, очень долго, стало уже темнеть. Мои бедные детки хотели кушать и спать, а соседки все не было. Я сидела и молилась Богу, чтобы Он дал мне жилье, откуда никто меня не прогонит, где я и мои дети будут в безопасности. Когда стало ясно, что соседская бабушка не придет, я с детьми пошла через полгорода к своему дядьке, пешком. Зачем она так поступила, зачем обещала, ведь мы договорились, зачем обманула? Ведь она не могла не понимать, что мне вернуться домой равносильно самоубийству? А я не одна, я с детьми на руках просидела до ночи у подъезда. Я никогда бы так не поступила, какое отвратительное чувство – бездомность. Я никогда не забуду то состояние, когда на улице темнеет, а надежда тает, и негде ночевать, а на руках дети. Мой дядя, конечно, принял нас на ночлег, тетка накормила и уложила спать детей. А я на кухне рассказала, что ушла из дома. Естественно, они не предложили пожить у них, да я и не просила и не ждала. Утром я случайно вспомнила, а знакомой, с которой жили в соседних подъездах когда-то. И позвонила ей.
-Лена, мне некуда идти ночевать с детьми.
-Приезжай ко мне.

© Copyright: Светлана Синева, 2012

Регистрационный номер №0104879

от 25 декабря 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0104879 выдан для произведения:

Приветик, мой дружок, дневничок, снова пишу. Мой любимый больной уехал, уехал один. Перед отъездом к нему приезжала старшая дочь, это ускорило его отъезд. Дома у них какие-то проблемы. Я думала, что разрыдаюсь в последний момент, хотя держалась весь этот день.
-Светлячок, я обязательно приеду за тобой, слышишь? Решу дела и приеду.
-Не приедешь, не считай меня за дурочку, если женщина нужна, то ее не оставляют с другим мужиком.
-Зачем ты так, думаешь, мне легко, я рыдать готов, но я решу дела и приеду. На какой машине за тобой приехать?
-На белом Мерседесе, - кинула я издевку.
-Блин, у меня «мерин» цвета мокрого асфальта, ну ладно, я найду белый. Обещаю, на белом Мерседесе. Ты только жди меня, Светлячок, если будет совсем невмоготу, звони.
-Пока ты едешь, меня уже схоронят и отпоют.
-Что ты делаешь со мной, я же итак не знаю, как оставить тебя и не могу забрать тебя сейчас.
-Как всегда.
-Светлячок?
-Ладно, поезжай, я буду ждать, надеюсь, что ты и вправду не захочешь ни одну женщину, кроме меня.
На том и расстались. Он крепко поцеловал меня при всем отделении и уехал. Вот и все, все, что было. Я целый день пробродила по городу. Рыдала навзрыд в парке. Будто небо исчезло, и душа моя умерла. Только детки, мои милые мальчишки еще держат мою жизнь в своих маленьких хрупких ручонках. Как мне это пережить. Ну почему, почему мы не переспали с ним, ведь были же возможности, какая я дура. Все отделение так думало, Артем просто уверен в этом, а мы так и не шагнули дальше поцелуев и объятий. А мне все равно, пусть говорят и думают, что хотят. Как мне все это пережить. Надо идти за мальчишками в детсад, надо готовить что-то на ужин, а меня словно нет. Как легко озвучить, что жизнь продолжается, и как трудно осмыслить, чтоб включить мозги, понять. Невозможно.

Мой дневничок, Артем снова меня избил. Я даже не поняла из-за чего на этот раз. Просто пришел пьяный, злой, слово за слово и поругались. А потом опять ревность и побои. Причем на этот раз он одной рукой душил за горло, а другой кулаками бил в лицо. И опять гематома во весь лоб. Прошлая у меня сходила полгода. Синяки от пальцев на шее и по всему телу. В следующий раз Артем меня убьет. А мои сыночки, забились на кухне под обеденный стол и кричали: «мама, пожалуйста, давай уйдем, давай не будем с ним жить». И когда на следующий день муж ушел на работу, я собрала кое-какие вещи и ушла с детками. Соседка через стенку, добрая старушка, обещала меня пустить в свою квартиру временно пожить. Мы договорились с ней, чтоб ни одна живая душа не знала, где я с детьми. Я буду ждать ее у подъезда, а соседка с работы проедет и привезет мне ключ. Но мы с мальчишками просидели долго, очень долго, стало уже темнеть. Мои бедные детки хотели кушать и спать, а соседки все не было. Я сидела и молилась Богу, чтобы Он дал мне жилье, откуда никто меня не прогонит, где я и мои дети будут в безопасности. Когда стало ясно, что соседская бабушка не придет, я с детьми пошла через полгорода к своему дядьке, пешком. Зачем она так поступила, зачем обещала, ведь мы договорились, зачем обманула? Ведь она не могла не понимать, что мне вернуться домой равносильно самоубийству? А я не одна, я с детьми на руках просидела до ночи у подъезда. Я никогда бы так не поступила, какое отвратительное чувство – бездомность. Я никогда не забуду то состояние, когда на улице темнеет, а надежда тает, и негде ночевать, а на руках дети. Мой дядя, конечно, принял нас на ночлег, тетка накормила и уложила спать детей. А я на кухне рассказала, что ушла из дома. Естественно, они не предложили пожить у них, да я и не просила и не ждала. Утром я случайно вспомнила, а знакомой, с которой жили в соседних подъездах когда-то. И позвонила ей.
-Лена, мне некуда идти ночевать с детьми.
-Приезжай ко мне.

Рейтинг: +1 191 просмотр
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!