ГлавнаяВся прозаМалые формыРассказы → Двойная ветрянка

 

Двойная ветрянка

12 декабря 2013 - Лидия Копасова
article174624.jpg
 
 
     Семьям военных, только что приехавших на остров Сахалин в 1947 году, пришлось выживать с большим трудом. Жилья не было и мужей рядом – тоже. Военный муж вечно на работе.

      Нам выделили маленькую каптёрку с времянкой, имеющей большую железную трубу. Для трубы было проделано отверстие на улицу.

      Грудной ребёнок вместе с пятилетней сестрёнкой лежал на топчане из сбитых наскоро досок. Мой топчан был такой же дощатый и неотёсанный. Привезённых с материка вещей не хватало, чтобы в сахалинской зиме согреться. А тут – буран за бураном. Военных неделю не отпускали домой, чтобы не занесло снегом.

      Времянку топить приходилось постоянно, чтобы не заледенеть. Только успеешь согреться, как ветер, залетавший прямо в трубу, наполнял каморку едким дымом. Дети начинали кашлять вместе со мной и слёзы, не переставая, лились из глаз не то от дыма, не то от обиды за такую паршивую военную жизнь в чужом мире.

      Набросав на себя и на детей всё, что было, я распахивала скрипучую дверь на морозную безлюдную улицу и, хватая ртом ледяной свежий воздух, проветривала комнатёнку, чтобы снова топить остывшую времянку с железной ржавой трубой.

      Пятилетняя худенькая дочка покрылась болячками, которые расчёсывала до крови. Брошенная мужем на две недели с двумя малышами в каморке из голых досок, в чужой стороне в такие дни, когда всё было смешано ветром: снег, небо, земля, – я растапливала снег, чтоб была, хотя бы вода.

     Когда буран поутих, муж появился на один день, чтобы убедиться, живы ли мы. Увидев больных малышей и измождённый мой вид, понял: надо добираться до санчасти. 

      Старшей девочке связывали ручки, чтобы она не расчёсывала болячки. Ветрянка облепила всё её худенькое тельце до самых глаз. Зелёнка, только зелёнка тогда была настоящей спасительницей для нас. 

      Месяц я находилась под защитой врачей. И не было бы счастья, да несчастье помогло: грудной ребёнок покрылся ветряной оспой вслед за старшей сестрой. Жить было негде. О той будке я даже и думать не могла. Сразу становилось плохо.

      Малышка начала потихоньку поправляться, и уже надо было покидать стены больницы, как вдруг у старшей дочки началась новая вспышка ветряной оспы.

      Испуганные врачи принимали все меры, чтобы не было осложнения, и не остались следы от оспы на лице девочки.

      Говорили, что ветрянкой дважды не болеют. Но, оказалось, бывают исключения. Они-то и помогли нам в получении человеческого жилья.

 ***

© Copyright: Лидия Копасова, 2013

Регистрационный номер №0174624

от 12 декабря 2013

[Скрыть] Регистрационный номер 0174624 выдан для произведения:
 
 
     Семьям военных, только что приехавших на остров Сахалин в 1947 году, пришлось выживать с большим трудом. Жилья не было и мужей рядом – тоже. Военный муж вечно на работе.

      Нам выделили маленькую каптёрку с времянкой, имеющей большую железную трубу. Для трубы было проделано отверстие на улицу.

      Грудной ребёнок вместе с пятилетней сестрёнкой лежал на топчане из сбитых наскоро досок. Мой топчан был такой же дощатый и неотёсанный. Привезённых с материка вещей не хватало, чтобы в сахалинской зиме согреться. А тут – буран за бураном. Военных неделю не отпускали домой, чтобы не занесло снегом.

      Времянку топить приходилось постоянно, чтобы не заледенеть. Только успеешь согреться, как ветер, залетавший прямо в трубу, наполнял каморку едким дымом. Дети начинали кашлять вместе со мной и слёзы, не переставая, лились из глаз не то от дыма, не то от обиды за такую паршивую военную жизнь в чужом мире.

      Набросав на себя и на детей всё, что было, я распахивала скрипучую дверь на морозную безлюдную улицу и, хватая ртом ледяной свежий воздух, проветривала комнатёнку, чтобы снова топить остывшую времянку с железной ржавой трубой.

      Пятилетняя худенькая дочка покрылась болячками, которые расчёсывала до крови. Брошенная мужем на две недели с двумя малышами в каморке из голых досок, в чужой стороне в такие дни, когда всё было смешано ветром: снег, небо, земля, – я растапливала снег, чтоб была, хотя бы вода.

     Когда буран поутих, муж появился на один день, чтобы убедиться, живы ли мы. Увидев больных малышей и измождённый мой вид, понял: надо добираться до санчасти. 

      Старшей девочке связывали ручки, чтобы она не расчёсывала болячки. Ветрянка облепила всё её худенькое тельце до самых глаз. Зелёнка, только зелёнка тогда была настоящей спасительницей для нас. 

      Месяц я находилась под защитой врачей. И не было бы счастья, да несчастье помогло: грудной ребёнок покрылся ветряной оспой вслед за старшей сестрой. Жить было негде. О той будке я даже и думать не могла. Сразу становилось плохо.

      Малышка начала потихоньку поправляться, и уже надо было покидать стены больницы, как вдруг у старшей дочки началась новая вспышка ветряной оспы.

      Испуганные врачи принимали все меры, чтобы не было осложнения, и не остались следы от оспы на лице девочки.

      Говорили, что ветрянкой дважды не болеют. Но, оказалось, бывают исключения. Они-то и помогли нам в получении человеческого жилья.

 ***
Рейтинг: +1 175 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!