День в день

28 апреля 2014 - Лидия Копасова
 
      Подводя итоги в своей квартире, я уничтожала всё, что было накоплено за многие годы и уже после меня никому не будет нужно.

      Техника стремительно движется вперёд и плёночные кассеты с домашними фильмами пришла необходимость переписать на современные носители, занимающие меньше места. А для наших малогабаритных квартир это необходимость.

      И вот, просматривая новоиспечённый диск с моим фильмом, из уже далёкого прошлого, ожила такая неприятная картинка, от которой я долго не могла отделаться. Вроде забылась, а сегодня воскресла вновь:

      «Комната Евгения Я (зелёного) была завалена всякими интересными книгами, макетами книг, кассетами, аудио и видео, музыкальными «прибамбасами», а на стенах, вместо ковров, висели плакаты разных лет с его многочисленными выступлениями.
      Все, в том числе и я, входя в комнату, сразу окунались в творческую жизнь.

     Представители телевидения должны были вот-вот явиться, и пока их не было я, рассматривая плакаты, остолбенела. Женя наблюдал внимательно за моей реакцией. Безо всяких слов мы понимали друг друга, как никогда.
 Тишина была неприятно болезненной, но кому-то надо было её разорвать.

      На стене висела увеличенная фотография, которую я сделала на одном из концертов, на ней два высоких красивых человека, по-дружески обнявшись, позировали мне. Снимок (при печати на принтере) получился траурно-чёрный, пугающий меня неизбежностью предстоящих событий, ясно видимых мной. Я не знала, что мне, действительно, видится завтра.
 – Сними, пожалуйста, это! Зачем ты повесил? –
 – Как есть! – произнёс Женя.
 И стало понятно, что мы видим одно и то же.

      Но, что это случится на следующий день, мы и предположить не могли. И, когда по радио объявили, что 4 июля 2000 года внезапно скончался Юрий Николаевич Клинских (ХОЙ), я не могла ни вспомнить эту фотографию-подсказку. 

      «Сектор Газа, Сектор Газа… следущий, следущий…» – вертелось в голове.
 Позвонил Женя, как будто услышал меня.
 – Ну, вот, Лапочка, а следующий я. У меня рак.
 – Я кричала в трубку «нет!» и долго плакала, а он успокаивал меня.

      Да, вот сегодня, 4 июля 2011 года, день в день, ожила эта картина из прошлого о людях, которых уже нет на земле, но которые остались жить в своём творчестве.
 
***

© Copyright: Лидия Копасова, 2014

Регистрационный номер №0211724

от 28 апреля 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0211724 выдан для произведения:
 
      Подводя итоги в своей квартире, я уничтожала всё, что было накоплено за многие годы и уже после меня никому не будет нужно.

      Техника стремительно движется вперёд и плёночные кассеты с домашними фильмами пришла необходимость переписать на современные носители, занимающие меньше места. А для наших малогабаритных квартир это необходимость.

      И вот, просматривая новоиспечённый диск с моим фильмом, из уже далёкого прошлого, ожила такая неприятная картинка, от которой я долго не могла отделаться. Вроде забылась, а сегодня воскресла вновь:

      «Комната Евгения Я (зелёного) была завалена всякими интересными книгами, макетами книг, кассетами, аудио и видео, музыкальными «прибамбасами», а на стенах, вместо ковров, висели плакаты разных лет с его многочисленными выступлениями.
      Все, в том числе и я, входя в комнату, сразу окунались в творческую жизнь.

     Представители телевидения должны были вот-вот явиться, и пока их не было я, рассматривая плакаты, остолбенела. Женя наблюдал внимательно за моей реакцией. Безо всяких слов мы понимали друг друга, как никогда.
 Тишина была неприятно болезненной, но кому-то надо было её разорвать.

      На стене висела увеличенная фотография, которую я сделала на одном из концертов, на ней два высоких красивых человека, по-дружески обнявшись, позировали мне. Снимок (при печати на принтере) получился траурно-чёрный, пугающий меня неизбежностью предстоящих событий, ясно видимых мной. Я не знала, что мне, действительно, видится завтра.
 – Сними, пожалуйста, это! Зачем ты повесил? –
 – Как есть! – произнёс Женя.
 И стало понятно, что мы видим одно и то же.

      Но, что это случится на следующий день, мы и предположить не могли. И, когда по радио объявили, что 4 июля 2000 года внезапно скончался Юрий Николаевич Клинских (ХОЙ), я не могла ни вспомнить эту фотографию-подсказку. 

      «Сектор Газа, Сектор Газа… следущий, следущий…» – вертелось в голове.
 Позвонил Женя, как будто услышал меня.
 – Ну, вот, Лапочка, а следующий я. У меня рак.
 – Я кричала в трубку «нет!» и долго плакала, а он успокаивал меня.

      Да, вот сегодня, 4 июля 2011 года, день в день, ожила эта картина из прошлого о людях, которых уже нет на земле, но которые остались жить в своём творчестве.
 
***
Рейтинг: 0 95 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!