Болезнь

13 февраля 2014 - Александр Кудинов
article190273.jpg
-  Как Вас зовут ?
- Опять?
- Мы же договорились..
- Андрей Сергеевич..
- Андрей Сергеевич,  как бы вы сами определили ваше заболевание? Теперь после нашей беседы?
- А что изменилось?..Простите.. Да всё так же, доктор.. Жить невыносимо,  скучно что ли.. Беспросветно как-то всё..
- Не стало ли яснее происхождение вашего заболевания?
- Может и стало,  не знаю пока..
- Ну всё будет хорошо, приходите-ка завтра..
- Хорошо.. До свидания.., - он встал с кресла и ,  накинув на плечи пальто,  вышел из здания психиатрической клиники.  На улице , уже выйдя за ворота, он одел пальто нормально, просунув руки в рукава, и застегнувшись как полагается на все пуговицы. Осень стояла сухая, в меру прохладная, и листва высохла и шуршала под ногами. Дорога к метро шла через парк.

     Этот врач задавал одни и те же бессмысленные вопросы, и похоже сам не понимал как подступиться к этой проблеме. Все эти вопросы о детстве, били или не били его, как прошел первый секс, почему столько учился и часто менял жизнь.. Какая разница.. Выписал бы антидепрессантов и делу конец.  Страхи детства.. Конечно, боялся.. И отца боялся.. Всё вырасти скорей хотел.. Вот вырос, помирать теперь пора, а страшно.. Опять страшно.. Странно.. И жить было страшно,  всё проскочить хотелось побыстрее, а теперь за детей страшно, вдруг что случиться.. Тьфу, чёрт, .. Опять..

      Андрей Сергеевич вошёл в метро с ясным пониманием, что никакой врач ему не поможет. Да и сама эта идея была дурацкой, уж это-то теперь яснее ясного. Глухая тоска поселилась внутри и не давала нормально жить. Как ни уговаривал он себя, что у него всё хорошо, что он почти счастлив, ничего не помогало..  Главное ведь, если  спросить  его, чего он боится, то он и не ответит. В Москве повсюду была сплошная нервозность и тоска, не было уверенности в завтрашнем дне, непонятно как жить и для чего.  Нет, теоретически, если идти от ума, то, собственно, всё ясно: дети, внуки, продолжение жизни одним словом.. А на практике -  тоска зелёная и здоровье ни к чёрту..

    А между тем всё было просто, если смотреть со стороны, конечно. То, что мучило Андрея Сергеевича ,  можно было определить одним словом  -  СОПРИЧАСТНОСТЬ.  Он просто чувствовал себя в ответе за всё и переживал.  Переживал за родных и близких , за страну,  которая, как он считал, медленно и верно сползает   в пропасть.. И хотя он был обеспеченным человеком, но это обстоятельство только усиливало его страхи. Он понимал, что так жить нельзя, надо проще относиться к происходящему, мало ли что может приключиться в этой жизни..  Понимать-то понимал, только вот сделать с собой ничего не мог.  В теории было ясно, что организм его выделяет какие-то вещества, которые угнетают его мозг,  процесс - то, собственно простой, чисто химический. Надо выпить чего-нибудь,  что нейтрализует эту гадость, от которой болит душа.  Толчком обратиться к врачу стал умирающий голубь в парке Сокольники.  Тогда птиц в Москве поразила странная болезнь, они умирали в массовом порядке. Но когда про это слышишь по телевизору - это одно,  а вот так в живую - совсем другое. Андрей Сергеевич хотел пройти мимо умирающей птицы, но не смог, и,  преодолевая брезгливость, соблюдая осторожность, принёс голубя домой.  Странно, но через неделю птица выжила и улетела,  а  тоска навалилась на Андрей Сергеевича с новой силой. Он вдруг начал думать,  а сможет ли  этот голубь самостоятельно жить дальше.. 
Бред одним словом..

      После бесед с врачом, он вновь и вновь возвращался к своей жизни, пытаясь понять был ли он вообще-то счастлив, а если был, то когда, при каких обстоятельствах. Забавно, но жизнь как-то прошла мимо, то есть он так и не научился  быть счастливым, то есть получать удовлетворение от каждого проживаемого дня. А был ли он счастлив хоть  иногда?  Да был.. Он испытывал чувство удовлетворения, когда в нём нуждались, когда он кого-нибудь спасал.  Тогда Андрей Сергеевич испытывал душевный подъём, чувство полёта, что вполне можно было характеризовать как счастье..  Но в нём нуждались всё меньше и меньше, и со временем силы оставили его, а вместе с ними его оставили  и  желания. Глухая тоска навалилась неизбывной тяжестью и окончательно парализовала его.  Он и к врачу обратился, чтобы тот прописал ему что-нибудь для возрождения энергии, но тот только вёл пустые бесконечные беседы, в глубине души не понимая какого рожна не хватает этому преуспевающему человеку. И Андрей Сергеевич это видел.. И чувствовал.. И от этого становилось ещё хуже..

         Между тем от таких мыслей и реальные болезни, которые время от времени обрушивались на него,  захватывали всё сильнее его организм. Теперь если случалась простуда, то это надолго , с хрипами , длительным кашлем, временной глухотой и прочее, и прочее.. Надо сказать, что наш герой имел такую странную особенность, что не умел ни обращаться за помощью, ни поделиться хотя бы своими проблемами с близким человеком. Просто не было рядом этого близкого человека. 
Когда- то у Андрея Сергеевича была жена и ещё некоторые женщины, но он как-то то  ли не срастался с ними, то ли ещё что-то. Ну вот, например, в присутствие жены всегда испытывал лёгкий дискомфорт. Жена у него была совершенно замечательная женщина, сильная,  волевая,  умная..
Только поделиться с ней ничем было нельзя. Стоило сказать, например, что у него болит нога  или ещё какая  либо проблема,  как у его жены Любы тут же оказывалось болят обе ноги, причём давно и гораздо более сильно. Да к тому же ещё и кровь горит в жилах так, что еле терпит.  Но она находит в себе силы, продолжает жить и работать, ходит на концерты и массажи, ездит на курорты. Словом ведёт активную жизнь, не взирая ни на какие проблемы, которых у неё-то в десятки раз больше чем у него. После таких слов Анрей Сергеевич терялся, чувствовал себя тряпкой и всё больше замыкался в себе.  Словом на протяжении жизни он окончательно замкнулся в себе, чувствовал и понимал, что так жить нельзя, но жил ,  и при этом ужасно тосковал. Мысли о близком и ужасном конце всё чаще и чаще посещали его.

  Осень набирала силу, листья на берёзах зажелтели, клёны укутались в разноцветные  мантии,  всё чаще  сыпал мелкий дождик, было хмуро и серо.  Кашель у Андрея Сергеевича усилился,  но он заставлял  себя через силу ходить  гулять, несмотря на мерзопакостную  погоду.
   В один из таких дней он шёл по парку и чуть не плакал, так ему было плохо. Дождика в этот день к счастью не было,  и под ногами шуршали подсохшие листья. Он забрёл в глубь парка, народу не было, без сил прислонился к какой-то толстой березе и закрыл глаза. На секунду у него закружилась голова и он ухватился за белый ствол.
- Ну что-ты маленький, стоит ли так горевать, всё будет хорошо, - мягкие ветки берёзки погладили Андрея Сергеевича по голове.
- Правда? - мысленно  спросил он.
- Правда.. Верь мне , маленький, - улыбалась и ласкала его ветвями берёзка.
Андрей Сергеевич решился открыть глаза. Ветер гулял в ветках берёзы и ему казалось, что она ему улыбается.  Он улыбнулся в ответ и ему стало так хорошо..   Он уже сознательно прижался лбом к березе, поглаживая и лаская её белый ствол руками. На душе вдруг стало светло и радостно. Он ещё постоял под берёзкой, но вскоре всё-таки пошёл домой.  Но несколько раз оглядывался на берёзку, чувствуя что что-то произошло.  Довольный , не пользуясь лифтом, дошёл к себе на пятый этаж ,  сделал ингаляцию и лёг спать. Утром хорошее настроение не покинуло его. Он позавтракал и чуть ли не побежал в парк. Он быстро нашёл свою берёзу,  подошёл и обнял  её.
-Как ты?- он щекой прижался к тёплому белому стволу.
- Ну вот к зиме готовлюсь, спать буду.. Но ты не забывай, приходи, маленький..- Берёзка засмеялась..
- Конечно, не сомневайся, - так же в шутливой манере ответил Андрей Сергеевич..

И  вот чудесным образом всё стало меняться вокруг Андрея Сергеевича, и  настроение у  него,  а вместе с ним и жизнь стали налаживаться.  Он стал регулярно не просто ходить, а и бегать в парке, даже заниматься на тренажёрах.  Не забывал с удовольствием гулять вокруг берёзки,  разговаривая с нею.  Стал ходить на всякие мероприятия.. А когда пришла зима , стал бегать в парке на лыжах. Кстати и кашель неожиданно прошёл вместе с тоской.. Да и была ли она? Тоска эта? Так химера какая-то..  А потом наступила весна . Побежали ручьи и в парк было не войти. Андрей  Сергеевич улетел на пару недель на юг Франции, посетил  с  удовольствием многие города на Лазурном берегу. Наконец, вернулся в Москву. Когда самолёт садился ,  уже видно было ,  как нежная зелень повсюду захватывала московскую землю. 

А еще через недельку он пошёл в парк к берёзке. Дорожки подсохли и идти было хорошо.  Вокруг  вовсю зеленели деревца, те кто помоложе уже набирали полный лист. Те кто постарше не спешили и просыпались более степенно. Вот и его берёзка.. Странно, но весна как будто и не коснулась её. Просыпаться что ли не хотела? Андрей Сергеевич похлопал её по стволу.
- Давай, давай, просыпайся, родная.
Довольство собой и хорошее настроение не покидали его.  И ещё он вдруг стал увлекаться собиранием карточек. Карточками можно было меняться с такими же фанатами у главного входа в парк. У него сразу возникло много друзей и знакомых, таких же фанатичных коллекционеров. Если бы ему напомнили, что ещё год назад он страдал от одиночества и тоски, он бы только отмахнулся. Да и было ли это?

А к березке он ходил,  но она и не думала распускаться,  хотя уже июнь месяц был в разгаре. Потом наступил июль, август, но берёзка так и не проснулась. Она высохла и засохла,  а в октябре её спилили . 
- Надо на этом месте сразу новую посадить,- подсказывал Андрей Сергеевич работникам парка. 

Кстати сам Андрей Сергеевич прожил долго и счастливо, не болел, не грустил, имел массу знакомых и друзей. Кроме карточек увлёкся собиранием марок, нумизматикой  и зимней рыбалкой... Он уже не стремился никого спасать, а стал больше заботиться о себе,  соблюдал гигиену. Очень не любил бродячих  собак в парке ,  и бегал на всякий случай  с палкой..

  Мне кажется, что если каким либо фантастическим образом он встретил бы себя прежнего, и этот прежний попытался бы с ним поговорить, то он скорее всего его бы просто не понял.  Или говорил бы с ним вежливо ,  как тот врач из психиатрической больницы, не понимая в глубине души  что ему нужно ,  и чего не хватает этому человеку. 
И этот термин СОПРИЧАСТНОСТЬ ,  как оказывается ,  довольно бессмысленный и противоестественный.   Ведь вся эволюция в принципе построена на борьбе и эгоизме.. Не правда ли?
   

© Copyright: Александр Кудинов, 2014

Регистрационный номер №0190273

от 13 февраля 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0190273 выдан для произведения: -  Как Вас зовут ?
- Опять?
- Мы же договорились..
- Андрей Сергеевич..
- Андрей Сергеевич,  как бы вы сами определили ваше заболевание? Теперь после нашей беседы?
- А что изменилось?..Простите.. Да всё так же, доктор.. Жить невыносимо,  скучно что ли.. Беспросветно как-то всё..
- Не стало ли яснее происхождение вашего заболевания?
- Может и стало,  не знаю пока..
- Ну всё будет хорошо, приходите-ка завтра..
- Хорошо.. До свидания.., - он встал с кресла и ,  накинув на плечи пальто,  вышел из здания психиатрической клиники.  На улице , уже выйдя за ворота, он одел пальто нормально, просунув руки в рукава, и застегнувшись как полагается на все пуговицы. Осень стояла сухая, в меру прохладная, и листва высохла и шуршала под ногами. Дорога к метро шла через парк.

     Этот врач задавал одни и те же бессмысленные вопросы, и похоже сам не понимал как подступиться к этой проблеме. Все эти вопросы о детстве, били или не били его, как прошел первый секс, почему столько учился и часто менял жизнь.. Какая разница.. Выписал бы антидепрессантов и делу конец.  Страхи детства.. Конечно, боялся.. И отца боялся.. Всё вырасти скорей хотел.. Вот вырос, помирать теперь пора, а страшно.. Опять страшно.. Странно.. И жить было страшно,  всё проскочить хотелось побыстрее, а теперь за детей страшно, вдруг что случиться.. Тьфу, чёрт, .. Опять..

      Андрей Сергеевич вошёл в метро с ясным пониманием, что никакой врач ему не поможет. Да и сама эта идея была дурацкой, уж это-то теперь яснее ясного. Глухая тоска поселилась внутри и не давала нормально жить. Как ни уговаривал он себя, что у него всё хорошо, что он почти счастлив, ничего не помогало..  Главное ведь, если  спросить  его, чего он боится, то он и не ответит. В Москве повсюду была сплошная нервозность и тоска, не было уверенности в завтрашнем дне, непонятно как жить и для чего.  Нет, теоретически, если идти от ума, то, собственно, всё ясно: дети, внуки, продолжение жизни одним словом.. А на практике -  тоска зелёная и здоровье ни к чёрту..

    А между тем всё было просто, если смотреть со стороны, конечно. То, что мучило Андрея Сергеевича ,  можно было определить одним словом  -  СОПРИЧАСТНОСТЬ.  Он просто чувствовал себя в ответе за всё и переживал.  Переживал за родных и близких , за страну,  которая, как он считал, медленно и верно сползает   в пропасть.. И хотя он был обеспеченным человеком, но это обстоятельство только усиливало его страхи. Он понимал, что так жить нельзя, надо проще относиться к происходящему, мало ли что может приключиться в этой жизни..  Понимать-то понимал, только вот сделать с собой ничего не мог.  В теории было ясно, что организм его выделяет какие-то вещества, которые угнетают его мозг,  процесс - то, собственно простой, чисто химический. Надо выпить чего-нибудь,  что нейтрализует эту гадость, от которой болит душа.  Толчком обратиться к врачу стал умирающий голубь в парке Сокольники.  Тогда птиц в Москве поразила странная болезнь, они умирали в массовом порядке. Но когда про это слышишь по телевизору - это одно,  а вот так в живую - совсем другое. Андрей Сергеевич хотел пройти мимо умирающей птицы, но не смог, и,  преодолевая брезгливость, соблюдая осторожность, принёс голубя домой.  Странно, но через неделю птица выжила и улетела,  а  тоска навалилась на Андрей Сергеевича с новой силой. Он вдруг начал думать,  а сможет ли  этот голубь самостоятельно жить дальше.. 
Бред одним словом..

      После бесед с врачом, он вновь и вновь возвращался к своей жизни, пытаясь понять был ли он вообще-то счастлив, а если был, то когда, при каких обстоятельствах. Забавно, но жизнь как-то прошла мимо, то есть он так и не научился  быть счастливым, то есть получать удовлетворение от каждого проживаемого дня. А был ли он счастлив хоть  иногда?  Да был.. Он испытывал чувство удовлетворения, когда в нём нуждались, когда он кого-нибудь спасал.  Тогда Андрей Сергеевич испытывал душевный подъём, чувство полёта, что вполне можно было характеризовать как счастье..  Но в нём нуждались всё меньше и меньше, и со временем силы оставили его, а вместе с ними его оставили  и  желания. Глухая тоска навалилась неизбывной тяжестью и окончательно парализовала его.  Он и к врачу обратился, чтобы тот прописал ему что-нибудь для возрождения энергии, но тот только вёл пустые бесконечные беседы, в глубине души не понимая какого рожна не хватает этому преуспевающему человеку. И Андрей Сергеевич это видел.. И чувствовал.. И от этого становилось ещё хуже..

         Между тем от таких мыслей и реальные болезни, которые время от времени обрушивались на него,  захватывали всё сильнее его организм. Теперь если случалась простуда, то это надолго , с хрипами , длительным кашлем, временной глухотой и прочее, и прочее.. Надо сказать, что наш герой имел такую странную особенность, что не умел ни обращаться за помощью, ни поделиться хотя бы своими проблемами с близким человеком. Просто не было рядом этого близкого человека. 
Когда- то у Андрея Сергеевича была жена и ещё некоторые женщины, но он как-то то  ли не срастался с ними, то ли ещё что-то. Ну вот, например, в присутствие жены всегда испытывал лёгкий дискомфорт. Жена у него была совершенно замечательная женщина, сильная,  волевая,  умная..
Только поделиться с ней ничем было нельзя. Стоило сказать, например, что у него болит нога  или ещё какая  либо проблема,  как у его жены Любы тут же оказывалось болят обе ноги, причём давно и гораздо более сильно. Да к тому же ещё и кровь горит в жилах так, что еле терпит.  Но она находит в себе силы, продолжает жить и работать, ходит на концерты и массажи, ездит на курорты. Словом ведёт активную жизнь, не взирая ни на какие проблемы, которых у неё-то в десятки раз больше чем у него. После таких слов Анрей Сергеевич терялся, чувствовал себя тряпкой и всё больше замыкался в себе.  Словом на протяжении жизни он окончательно замкнулся в себе, чувствовал и понимал, что так жить нельзя, но жил ,  и при этом ужасно тосковал. Мысли о близком и ужасном конце всё чаще и чаще посещали его.

  Осень набирала силу, листья на берёзах зажелтели, клёны укутались в разноцветные  мантии,  всё чаще  сыпал мелкий дождик, было хмуро и серо.  Кашель у Андрея Сергеевича усилился,  но он заставлял  себя через силу ходить  гулять, несмотря на мерзопакостную  погоду.
   В один из таких дней он шёл по парку и чуть не плакал, так ему было плохо. Дождика в этот день к счастью не было,  и под ногами шуршали подсохшие листья. Он забрёл в глубь парка, народу не было, без сил прислонился к какой-то толстой березе и закрыл глаза. На секунду у него закружилась голова и он ухватился за белый ствол.
- Ну что-ты маленький, стоит ли так горевать, всё будет хорошо, - мягкие ветки берёзки погладили Андрея Сергеевича по голове.
- Правда? - мысленно  спросил он.
- Правда.. Верь мне , маленький, - улыбалась и ласкала его ветвями берёзка.
Андрей Сергеевич решился открыть глаза. Ветер гулял в ветках берёзы и ему казалось, что она ему улыбается.  Он улыбнулся в ответ и ему стало так хорошо..   Он уже сознательно прижался лбом к березе, поглаживая и лаская её белый ствол руками. На душе вдруг стало светло и радостно. Он ещё постоял под берёзкой, но вскоре всё-таки пошёл домой.  Но несколько раз оглядывался на берёзку, чувствуя что что-то произошло.  Довольный , не пользуясь лифтом, дошёл к себе на пятый этаж ,  сделал ингаляцию и лёг спать. Утром хорошее настроение не покинуло его. Он позавтракал и чуть ли не побежал в парк. Он быстро нашёл свою берёзу,  подошёл и обнял  её.
-Как ты?- он щекой прижался к тёплому белому стволу.
- Ну вот к зиме готовлюсь, спать буду.. Но ты не забывай, приходи, маленький..- Берёзка засмеялась..
- Конечно, не сомневайся, - так же в шутливой манере ответил Андрей Сергеевич..

И  вот чудесным образом всё стало меняться вокруг Андрея Сергеевича, и  настроение у  него,  а вместе с ним и жизнь стали налаживаться.  Он стал регулярно не просто ходить, а и бегать в парке, даже заниматься на тренажёрах.  Не забывал с удовольствием гулять вокруг берёзки,  разговаривая с нею.  Стал ходить на всякие мероприятия.. А когда пришла зима , стал бегать в парке на лыжах. Кстати и кашель неожиданно прошёл вместе с тоской.. Да и была ли она? Тоска эта? Так химера какая-то..  А потом наступила весна . Побежали ручьи и в парк было не войти. Андрей  Сергеевич улетел на пару недель на юг Франции, посетил  с  удовольствием многие города на Лазурном берегу. Наконец, вернулся в Москву. Когда самолёт садился ,  уже видно было ,  как нежная зелень повсюду захватывала московскую землю. 

А еще через недельку он пошёл в парк к берёзке. Дорожки подсохли и идти было хорошо.  Вокруг  вовсю зеленели деревца, те кто помоложе уже набирали полный лист. Те кто постарше не спешили и просыпались более степенно. Вот и его берёзка.. Странно, но весна как будто и не коснулась её. Просыпаться что ли не хотела? Андрей Сергеевич похлопал её по стволу.
- Давай, давай, просыпайся, родная.
Довольство собой и хорошее настроение не покидали его.  И ещё он вдруг стал увлекаться собиранием карточек. Карточками можно было меняться с такими же фанатами у главного входа в парк. У него сразу возникло много друзей и знакомых, таких же фанатичных коллекционеров. Если бы ему напомнили, что ещё год назад он страдал от одиночества и тоски, он бы только отмахнулся. Да и было ли это?

А к березке он ходил,  но она и не думала распускаться,  хотя уже июнь месяц был в разгаре. Потом наступил июль, август, но берёзка так и не проснулась. Она высохла и засохла,  а в октябре её спилили . 
- Надо на этом месте сразу новую посадить,- подсказывал Андрей Сергеевич работникам парка. 

Кстати сам Андрей Сергеевич прожил долго и счастливо, не болел, не грустил, имел массу знакомых и друзей. Кроме карточек увлёкся собиранием марок, нумизматикой  и зимней рыбалкой... Он уже не стремился никого спасать, а стал больше заботиться о себе,  соблюдал гигиену. Очень не любил бродячих  собак в парке ,  и бегал на всякий случай  с палкой..

  Мне кажется, что если каким либо фантастическим образом он встретил бы себя прежнего, и этот прежний попытался бы с ним поговорить, то он скорее всего его бы просто не понял.  Или говорил бы с ним вежливо ,  как тот врач из психиатрической больницы, не понимая в глубине души  что ему нужно ,  и чего не хватает этому человеку. 
И этот термин СОПРИЧАСТНОСТЬ ,  как оказывается ,  довольно бессмысленный и противоестественный.   Ведь вся эволюция в принципе построена на борьбе и эгоизме.. Не правда ли?
   
Рейтинг: +2 159 просмотров
Комментарии (2)
Серов Владимир # 13 февраля 2014 в 14:08 0
На природу! На землю - она спасет, матушка!
Влад Устимов # 22 февраля 2014 в 13:44 0
Очень понравилось. Сохраним природу и будем здоровы! Спасибо. Успехов!