БАРЫШНЯ


Большущий зал весь облеплен строительными лесами и рабочими, ведущими ремонт и монтаж помещения. Звучит веселый мотив популярной песни. Работа четко налажена — все трудятся, некоторые пританцовывают в такт музыки. Гармонию нарушает солидная группа гостей, вошедших неожиданно.

— Здравствуйте, господа-товарищи. Магина мне, пожалуйста, найдите. Что? Под потолком он, у люстры? Спускайся, Лева, разговор есть.

— Здравствуйте, Борис Николаевич. Да нет, помню, что начальник. Подключать люстру Мише помогал, чтоб с потолком закончить. Идем в графике, если.... не отвлекать нас. — Мы не надолго, с просьбой пришли, сдать демонстрационный зал в Татьянин день . Очень просит нас это сделать руководство Дома моделей, справа от меня стоит, и прелестные девушки-модели, сами их видите, красавицы писанные.

— Нет, уважаемый заказчик, целовать авансом Магина не надо, не привычен он к этому. К 17-00 позвони мне, чем помочь, скажешь, а срок новый устанавливаем, ладно.

— Спасибо, Борис Николаевич, и вам Лев, отчества не знаю. Нам до зарезу нужна демонстрация наших изделий широкой публике, покупателей завлечь, а то разоримся. Со своей стороны мы постараемся в нашем ресторанчике сытно и вкусно кормить строителей по доступным ценам. Сегодня уже можно опробовать наш сервис, к 13-00 добро пожаловать, господа.

Гости удалились, и работа возобновилась. Конечно, были комментарии по поводу стройных фигур, длинных ножек и всего остального топ-моделей. Разбитной Петр Катов не удержался, чтоб не спросить мнения начальства:

— Лева, ты как человек холостой, еще не испорченный, мог бы себе в подруги выбрать одну из красавиц-моделей. Что, они, как алмазы, лишь олигархам по средствам, говоришь, а нам и Лизы подходят? Слышишь, Ножкина?

— Слышу, Петя. Этим леди бы напялить мой комбинезон и вряд ли кто заметит, как меня. Мой же Юра разглядел мою красу и в спецовке, женился и любит меня. Правда, любимый?

Молчит Юра. Год ждала, чуть не лопнула, пока промямлил, что любит.

— А ты говоришь ножки, я вся ему нужна....

— Любовную тему закрываем.. Леша, как со столярными работами при новых сроках? Так, двух подсобников назавтра. Лиза, маляры. Понял, сами справитесь. Краски все завезти..... Николай только не отвлекать просит. Остальные до двух еще подумают. Хорошо. Вижу, что на обед пора.

 

Ресторан был не очень большим, но современно оформленным и уютным. Наши строители, заведомо сняв спецовки, уселись за сдвинутыми столами. Средний возраст их не превышал тридцати лет, младшим был Федя, двадцати трех лет с копейками, поэтому над ним и подтрунивали за жизнь, постоянно пытались учить. В работе же неукоснительно слушались Магина, все у него ладилось, да и заработки при нем почти вдвое возросли, на лучших объектах работали.

Меню на столах немного спугнули ребят расценками, но подошедшая официантка успокоила, сказав, что для них 50% скидка на все, кроме выпивок. Изобилие и вкус блюд приподняли настроение молодых, не избалованных ресторанами такого типа.

К Магину подошла женщина средних лет в поварском колпаке, нагнулась и что—то ему нашептала, положив руку на плечо. На удивленные взгляды, он пояснил:

— Это моя квартирная хозяйка, Анна Михайловна, и очень хороший человек, душевный. С ее же мужем, Анатолием Матвеевичем, работаем над одной идеей, он инженер-строитель тоже. Во дворе колдуем, пока не проголодаемся, а затем хозяйка…зовет.

Магин обратился к женщине: — Сейчас понимаю, почему так все вкусно у вас дома, вы же шеф-повар ресторана.. Спасибо за обед, Анна Михайловна, до вечера. Кто это? Ваша племянница Катя? Конечно, красивая. Первый раз вижу…

К их столу подошла одна из девушек, поцеловала тетю, себя показала с улыбкой парням, представилась. Добавила, что где-то Льва видела, но вспомнить не может.

— Да я квартирант у вашей тетушки, может, там и видели. Ну, мне пора. До свидания.

Рабочий класс удалялся из ресторана под внимательные взгляды красавиц, сидящих также за столиками. Класс стойко прошел внешне равнодушно мимо них, переговариваясь меж собой, хваля обед. Тетушка же с племянницей еще долго шептались на выходе.

— Лева, откуда девица, что подошла, догадалась, что ты не женат и бойко к тебе прямо. Ах тетушка позвала. Она же....

Петр бы еще долго мусолил эту тему, но умолк под сердитым взглядом Магина. Включили магнитофон с полюбившимися песнями, и работа привычно заспорилась. Магин надел куртку и сообщил Лизе, бригадирше, что в гостиницу поедет, свидятся завтра, ближе к обеду. Его строительно-монтажный участок вел работы на трех объектах, то есть помимо гостиницы, хлопот много было с залом заседания мэрии, где аппетиты большими были, а вот денег мало. Заместитель мэра пытался принудить Магина чуть не бесплатно евроремонт сделать, подсовывал фотографии роскошных магистратов богатых городов для наглядности. Лев же спокойно парировал:

— Вечером деньги — утром стулья и наоборот, — что сильно раздражало власть.

В гостинице «УЮТ» работали монтажники по замене коммуникаций. Ребята шли по графику, материалами они обеспечены. «До больницы еще два часа, успею», — подумал Лев.

Врачи обещали вчера благополучный исход операции матери. Она страшно мучилась от болей в животе и сильно, неузнаваемо сдала. Он еще успел до операции маму навестить, пытаясь ее приободрить, пообещав этим летом с ней в Крым съездить, сразу после защиты диплома. Увы, после операции мама, не приходя в сознание, скончалась. Худшее подтвердилось: злокачественная опухоль ее добила…

 

В зале Дома моделей играла музыка, велись работы, модельные девушки заглянули, разглядывая преображенный зал.

У Лизы зазвонил мобильник.

— Здравствуй, Лева. Что, мама умерла?.. Очень, очень жаль. Ты где, в больнице? Сейчас подъеду, Левушка, не плачь..... Слышали, у кого машина имеется? Едешь, Степа, со мной. Петя, ты за старшего. Мне бы на помощь женщину, покойницу подготовить. Кто, ты можешь поехать? Тебя как, Катя? Можешь ехать. И ты можешь, Зина. Спасибо, девочки, сирота он теперь совсем, поехали.

Хозяйка, Анна Михайловна, и девочки взяли все хлопоты по погребению матери Левы на себя.

Отпевание покойницы достойно провели, цветами могилу завалили.

Поминки, организованные в квартире хозяйки, собрали много гостей. Как принято, тепло вспоминали мать, сочувствие выражали сыну, советовали держаться.

Лев же с красными, припухшими глазами, безучастно сидел в углу, не проронив за сутки ни слова, не прикасаясь к еде. Вскорости он поднялся, поблагодарил всех за участие в вечере памяти матери, попрощался и ушел. Гости расходились.

Анна Михайловна подозвала дочь Милу и Катю-модель, как ее обзывала тетушка:

— Слушайте, девочки, его одного в хате оставлять нельзя, там еще дух матери витает, царствие ей небесное. Да и он, горемычный, сами видели каков. Правильно, Мила, в соседней комнатушке пару ночей переночуете. Сестричке своей, Катюша, доложу, что у нас побудешь, если позвонит....Ну, вижу согласны. Разговорите его, накормите и пусть поспит. Утречком на работу прогоним.

Сколько девчонки ни старались расшевелить его — результат был нулевой. Где-то уже в районе десяти Катя в своей комнате из сумки извлекла ноутбук и пошуровала ножничками в одном контактном гнезде. Экран погрузился во мрак. Обрадованная, понесла его Магину со слезной просьбой выручить, авось получится наладить вот это.

Она несколько раз повторила просьбу, пока он уловил смысл. Включил настольную лампу, инструмент из ящика достал и начал ковыряться в аппарате. Катя к Миле доложиться побежала, но та уже отключилась, спала. Катя чайник поставила, бутерброды приготовила. Взяла затем стул и к герою подсела.

— Знаю, что мастера не терпят, когда им мешают, но у меня случай критический, правда…Что, вот спасибо, светится уже. Ты меня сильно выручил, должница я. В благодарность готова чаем угостить, если мне компанию составишь. Ну пожалуйста, Лев, всего одну...

Выпили они несколько чашек чая в течение часа за подробной исповедью Кати о своей жизни. Лева молча сидел, но, похоже, слушал ее, не перебивал. Он узнал, что Катя в медицинском учится, на дерматолога, на 4-м курсе. Родители давно развелись и завели новые семьи, детки есть. Мамка снова развелась, появился очередной папаша, поэтому в общежитии живет второй год. В Дом моделей пригласили для демонстрации одежды — подрабатывает и ведет тщательное наблюдение за вкусом публики, за их выбором. Мечтает в будущем школу красоты создать, где детей будут внешне и внутренне корректировать по образам Боттичелли. Нашла единомышленников в лице практикующих косметологов. Нужны лишь деньги и много. Жених Константин скептически к ее идее относится, хотя мог бы и помочь. Он дипломат, ему 34 года, в мае поженятся. Взглянув на часы, Катя ахнула. Быстро подошла к Магину, помогла подняться и к дивану подвела, сказала обувь снять и прилечь. Укрыв пледом, плечо погладила, глаза его прикрыла, свет выключила. И он отключился впервые за двое суток

Завтрак Анна Михайловна приготовила обильный и вкусный. Лева же, конечно, всех поблагодарил за участие, сочувствие и спешно собираться на работу стал, пообещав самостоятельно справляться в дальнейшем.

— Смотри, Левушка, может девчонки еще переночуют. Ну, как знаешь. Работы, говоришь много, да и дипломную завершить надо. Заходи, сосед…Вот еще Мила рвется

— Слышь, сосед, ты бы не помог Кате с химией к экзамену? Сама стесняется просить.

— Могу и помочь, но когда… Хорошо, я к вам в районе семи вечера зайду. Пока!

— Будем отвлекать горемыку от одиночества по вечерам, девочки. Хорошо с химией придумали для Катюши. Все, мне тоже пора...Мила, у тебя как с женихом, в порядке? — вдруг спросила Анна Михайловна.

Магин перво-наперво доложился руководству, затем уже объехал объекты, чтоб войти в курс дела, с людьми побеседовал. Поэтому к обеду в Дом моделей немного опоздал. Все обедавшие в ресторане с любопытством наблюдали теплый прием, устроенный ему бригадой. Лиза Ножкина Леву даже обняла и поцеловала. Каждый по-своему выражал понимание и сочувствие. Для девочек-красоток это было необычное зрелище, учитывая, мягко говоря, их нелицеприятные взаимоотношения между собой.

— Есть новая информация, шеф. Степа Маликов в очередь на хату записался, невесту обозначил уже. Вчера к нам заглянула. Ничего девчушка, серьезная, но краснеет чуть…

— Кончай, Петя. И вы хороши — так уставились, что рентген меркнет.. А жилье, конечно — большой вопрос. Я Зинуле про твой проект рассказал, Лева, про отдельный домик с участком для каждой новой семьи, что ты там планируешь за 20-25 тысяч долларов, про новую технологию и прочее... Я ее заверил, что пробьешь это, потому что семью без хаты создавать нельзя, на других насмотрелся. Лева, мы ждать решили, вот…

— Дайте человеку поесть нормально, навалились все на бедного, — ворчала Лиза.

— Лева, прости, но к семи не смогу быть, Костю встречаю. Можно попозже с вопросами по химии? Нет, жених Костя не может мне помочь, он дипломат и электролиз не знает. Ему это.....

— Ах, он дипломат у тебя… С положением значит, поэтому и выбрала себе его, а не работягу. Хорошо, Лиза, отстал. Степа, между прочим, 12-ый в очереди на жилье.

— Катя, садись рядом. Она нормальная девчонка, Петя, понял. А мы с Юрой в очередь не записались. Уже женаты год, а ютимся в хибаре за мою зарплату. Как дела наши, Лева?

— Вы от меня подробностей хотите по технологии домика или желаете домик первый в натуре увидеть? Я понял. Как будто все на мази, но нужен опытный образец, чтоб нам поверили и денег в банке дали. Короче, нужны свои гроши на первый дом, ищем. Думаю, что ....

Тебе чего, Катя? Имеешь 12 тысяч долларов на счету и можешь передать? А если вернуть не сможем? Все равно согласна? Шибко богатой стала, отец прислал. Спасибо, конечно, но постараемся сами кредит взять в банке. Что касается срока сдачи первого дома, то его сейчас нам Лиза скажет. Не пожимай плечами. Юра. Когда ребеночка ждете? В августе, может, и раньше, говоришь… Выходит, хата к июлю нужна. Да, опытный образец Ножкинам пойдет. Есть возражения? Нет. Поэтому мне поспешать надо, побежал я. Пока.

 

Магин прямиком в мэрию поехал в надежде с градоначальником Летуновым, бывшим своим управляющим, повидаться. Секретарь, зная уже об особых отношениях молодого человека с шефом, потихоньку сообщила мэру о симпатичном посетителе.

Его вскорости пригласили, обняли, за стол посадили и незлобно отчитали:

— Втянул ты, Магин, меня в свою авантюру, которая с каждым днем обрастает проблемами. Ну, выделил я для твоих домиков полосу на 68 единиц, как просил, но нет там ни воды, ни канализации, дороги…Ничего там нет. А это такие гроши, что не осилите. Вот тут-то мне и попалась заявка на выделение участка земли под элитные дома для богатеньких за пределами городского шума. Зачем рассказываю это, думаешь? А затем, что выделил я им земли у старой мельницы, на пустыре. А далее дело техники: прокладка дороги, воды и канализации проложат по вашей улочке, понял? Как, когда? К маю можешь подключить свой туалет. Все, беги, Лева, ты мешаешь. Будь. Звони,

 

В приподнятом настроении Магин возвращался домой, пока за дверь не взялся… О матери вспомнил. Посидев несколько минут на диванчике своем, глаза утер, переоделся дома в шорты, как при матери, и начал уборку наводить тщательную, с постиркой постельного белья и носильных вещей. Так Катя и застала его в самом разгаре аврала. Лева извинился и побежал рубашку одевать. Прежде чем приступить к занятиям, Лева попросил девушку помочь вещи матери в мешки сложить. Ему тяжело их видеть, и мамой пахнут — признался он. За столом, при ярком освещении, заметны были покрасневшие веки его и глубокая грусть в глазах. Занятиями оба остались довольны. Особенно Лева, который после каждого вопроса не переходил к следующему, пока ученица его не расскажет всего. Он Катю даже похвалил за прилежность.

К его неудовольствию девушка попросила проводить ее хотя бы до центра. На машине не желала ехать. Несколько минут шли молча, затем Катя попросила о домиках ей рассказать, если можно. Она, видите ли, не все поняла в обед, а если насчет денег, то согласна...

С деньгами велел пока подождать, может, и понадобятся, тогда и возьмет взаймы. Дело в том, пояснил он, что основной проблемой молодых семей является жилье. А стоимость квартиры, он надеется, Катя знает — несколько миллионов рублей. Откуда у молодоженов такие деньги? Отсюда разводы, гражданские браки, низкая рождаемость.

Земли у нас, слава богу, вокруг нашего города — бери, не тужи. Стали искать варианты постройки не фешенебельного дворца, а примитивного, доступного домика, ну, из самана, например. Это из соломы и глины блоки делают. Старики так строили. Тут еще случай вмешался, когда на заводе ЛУЧ корпус административный возводили. Познакомился там с умными ребятами с участка синтеза наночастиц, где он часто бывал. Если ввести наночастицы в вяжущий строительный раствор глины при определенных условиях, то наши блоки каменными становятся, а далее строй себе.

— Не скучно, Катя, меня слушать? Нет, под руку меня брать не надо, не привык. Хорошо, а дальше твоего дядю подключили, Анатолия Матвеевича. Он проектировщик от бога, идеальный проект сделал. Землю получили, целую улицу от мэра, можно и начинать. Конечно, вопросов уйма. Хочешь мороженого? Хорошо, угощу. Только недолго где-нибудь посидим, ладно?

За столиком в кафе Катюша спросила Магина, встал ли он в очередь за жильем.

— Зачем мне, холостяку, домик? А жениться пока не собираюсь. Да и не на ком. Нам с мамой вдвоем хорошо жилось в нашей собственной квартире. Но когда бабуля слегла, продали квартиру и поселились у твоей тети. Отец в Израиль маму свою повез на лечение, да сам и умер там в прошлом году. Бабуля лежачей калекой стала, в доме для престарелых проживает. Мама этого, как видишь, не смогла пережить. К отцу отправилась. Разоткровенничался чего-то, идти пора. Что? Почему церковь не посещаю? Это за маму, значит, помолиться? А за отца в синагогу предлагаешь пойти? Не знала, что я гибридный, и родился в семье, где царила любовь независимо от....Я понял, что ты крещенная и замуж пойдешь лишь за православного. Желаю удачи, красавица. Получите деньги, девушка. Извини, Катя, дела. Более консультировать не стану, и не свидимся.

Лев шел домой быстрым шагом, в голове же крутился бред с религией. А ведь принял ее за нормальную девчонку. Забудем, это к лучшему. Что назавтра? Вагончик и ручной пресс да бочку с водой завезти. Разбивку первого дома на месте сделали. Хотелось бы знать, сколько блоков за день сварганим. Скоро уже.... Глаза же у Кати очень даже... Глину и солому уже заказали, завтра завезут. Что еще, гибридный, возомнил о себе? Она из жалости ко мне, когда мама...

 

Евроремонт Дома моделей был в завершающей стадии, шла глобальная работа по открытию фестиваля мод. Толпилась уйма народа, нужного и ненужного. Шумели все.

У Кати глаза от напряжения болели — выглядывала Леву. Но он не появлялся с тех пор даже на обед.

Жених Константин все дни неотступно ее опекал, развлекал походами в театр, ресторан, но все одно печаль в глазах видна была. Оживление в Кате он почувствовал, когда приглашение на свадьбу пришло от Милы, двоюродной сестры.

Но Левы и там не было. Выбрав момент, когда Анна Михайловна на кухню вышла, Катя с расспросами к ней поспешила по поводу квартиранта, почему не позвали....

— Катюша, думаешь не вижу, как с него глаз не сводишь? Пришла с женихом, какого рожна о соседе печешься? Оставь мальчика в покое, не крути ему голову, поняла? Что, повтори, с Костей хочешь расстаться? И почему? Спятила, девка, — это точно. Такого жениха…Плачешь…

— Не люблю я его, тетя Аня, лишь сейчас поняла, когда Лева в моей жизни появился. Может и дура я, но ничего поделать с собой уже не могу. Я живу, дышу им, он стал главным в моей жизни, понимаешь? Помимо моей воли. Не знаю, почему плачу. Нет, с его стороны ничего не заметила, молчит. Вот я и устроила на религиозной почве скандал из-за отсутствия внимания к себе. Запуталась я, тетя, а что делать — и не знаю

— Фартуком мордочку утри мокрую, Катюша, и слушай меня внимательно. Не всхлипывай, девочка. Вот девка даешь… Но жизнь без любви не жизнь даже в хоромах, поэтому дипломата своего отшиваешь. А с охламоном своим сама разбирайся, любви добивайся, но обижать не смей — голову оторву. Меня-то чего целуешь, к Леве подбирайся. Послезавтра вернется твой из Киева. Какой-то родич из Аргентины приехал пожилой-пожилой. Очень просили повидаться. А сейчас причешись и плясать ступай, ну. Вот дурочка — дипломата прогнать… Да и тетка твоя дура

 

Магина прямо с утра машина ждала у ворот с незнакомым молодым человеком. Незнакомец приглашал Леву поехать с ним на встречу с шефом, Потаповым. Их ждут.

Потапов Олег Семенович — личность заметная, совладелец строительной фирмы в городе, солидной и могущественной в своей отрасли. Наш ответил, что сожалеет, но поехать не может дела. Во второй половине дня готов встретится в кафе «ГОША», если удобно господину Потапову.

Около трех часов дня они там встретились. Владелец фирмы с улыбкой сообщил, что давно следит за успешными делами Льва Давыдовича, в курсе нового начинания с домиками по новой технологии. Одним словом, был предложен проект создания самостоятельного управления в составе его фирмы по строительству домиков. Транспорт, материалы, деньги к услугам руководителя нового управления зеленой дорожкой пойдут. Оклад господина Магина, командира подразделения, установят особый. Детали обговорят на следующей встрече, если принимается предложение.

На вопрос Магина по ценам на домик, Потапов резко отрезал, что это уже дело коммерческого управления фирмы, а не исполнителей, ибо каждый своим делом заниматься должен. Через полчаса споров стороны разошлись ни с чем, оставшись каждый при своем мнении. Потапов на прощание лишь прошипел: «ну-ну».

Потапов, оставшись один, позвонил.

— Да, побеседовали, Жора. Мужик толковый, но зациклился на идее обеспечения жилья молодым по доступным ценам. Нет, гроши не интересуют его. Своего добьется, — это точно. Шестьдесят квартир, считай, не продадим. Вот Иисусик на нашу голову. Утром улетаю на четыре дня. Насчет жиденка, как ты говоришь, будем думать. Будь.

И уже направляясь к машине, подумал с печалью, что Магиных по жизни неизбежно уничтожают, правят же балом жизни Жоры, Потаповы и их подручные. Так было и будет, господа.

 

Прошедшая неделя прошла очень напряжено. Одно дело чертеж, другое дело — реальность, где что-то не стыкуется при сборке, кто-то отверстия сместил, а кое-что не завезли. Но и это уже позади. Каркас домика собран, проверен, испытан. Отпрессованные блоки штабелями стоят, готовые к работе. Вот они-то хорошо пошли, с испуга, видимо. При закладке первого блока собралась вся бригада, стояли молча. По команде Левы Ножкины на загруженной тележке с флажком подъехали к фундаменту и уложили первый блок на место под аплодисменты. За четыре дня коробку дома собрали, окна и двери вставили. Предположили, что за два месяца дом под ключ сдадут.

Как ссуду оформят, заложат фундаменты пяти домов сразу, а далее — по обстановке. С основной работы Магин уволился, переключившись полностью на застройку улицы молодоженов. В вагончике, который в аренду взяли, отгородили половинку под офис новой фирмы «НАНОБЛОК», где и обосновался Лева с принятым на работу финансистом Ашотом Геворкяном. Судьба фирмы, как и застройка улицы, полностью зависели от завершения и приемки первого дома, как и себестоимость определялась по его возведению. Огрехов возникало много, решали на ходу, не допуская простоя.

Конечно, молва о фирме распространилась без реклам, и потянулись молодые люди посмотреть, узнать, что да как. И вопросы, вопросы… Набросок на приглашение молодых на запись был уже подготовлен. Там же и условия оговаривались о постановке в очередь на жилье. Молодые должны были быть жителями города не менее пяти лет, обязаны были трудиться или учиться, пара получала жилье лишь в первом браке и так далее.

Но все упиралось в тот же первый дом, в котором по ночам Юра Ножкин караулил.

 

Сегодня Леве Мила позвонила, дочь Анны Михайловны. Она сообщила, что пришла телеграмма на его имя из Киева. Там писалось, что очень старый родственник из Аргентины просит позвонить ему по указанному телефону за его счет. Подпись — Арон Магин.

Старый Арон очень просил Леву приехать на пару дней в Киев повидаться. Сам хотел поехать, но больная печень подвела. Старик приходился родным братом погибшего в войну дедушки Левы. Ему 92 года, вот и решил напоследок отыскать и повидать отпрысков когда-то могучего клана в России. Об этом он поведал по телефону на русском языке со странным акцентом. И Лева поехал. Свиделись, поговорили обо всем.

Напоследок старик попросил Леву во что бы то ни стало сына родить, чтоб род продлить, ибо он — единственный мужчина среди живущих родичей. Умный дед, чувствовалось, остался доволен внуком. Обнял его и поцеловал на прощание.

Единственный отпрыск Магиных в полете о женитьбе задумался. Самолет приземлился вовремя, в районе десяти часов дня. Если взять такси, подумал он, то еще целый рабочий день впереди. Надо бы к мэру прорваться, но он застрял... В аэропорту Катя дожидалась его неуверенная и тихая. Лева спросил, не случилось ли чего. Она подтвердила это наклоном головы, продолжая молчать. Тогда он уточнил: завтракала ли она? Головка ее «нет» показала.

Усадив Катю за столик, он заказал обильный завтрак на двоих. Ела страдалица, как после мора: быстро хватая все и молча. После завтрака уселся с ней в зале ожидания в малолюдном углу и попросил подробно обо всем плохом рассказать.

— Понимаешь, Лева, все началось позавчера. Прямо с утра мне позвонили из Дома моделей и сообщили, что сократили на работе за нежелание участвовать в показе моделей нижнего белья и мини одежды.

Да, я никогда не показывала, а тут вдруг напомнили. Это раз. Прихожу в общежитие — меня переселяют в комнату на 4 человека, притом штрафниц. Две ночи не спала, на скамейке сидела. В институте задолженностей нет, но из-за работы посещаемость неважная. Два года шли навстречу, благодаря хорошим оценкам и моим объяснениям. Вчера же пригласили в ректорат и просили представить оправдательные документы за прогулы. В противном случае... Я не плачу, Левушка, слезы просто сами текут. Сейчас вытру, но я говорить не могу, извини...

Отвернув лицо и разрыдавшись вовсю, попросила его не смотреть на уродину, уйти ненадолго. Он же обнял девушку и к себе прижал, осторожно спросив, почему все сразу навалилось, какова причина. Катя после минутной паузы, наконец, произнесла:

— Это сразу обрушилось, как я жениху отставку дала. Да, я передумала, и окончательно с Костей рассталась. Не важно, почему. А шишки на мою голову посылать стала, видимо, Любовь Даниловна, мать Кости, которая очень даже активная. Самое страшное для меня — исключение из института, понимаешь, Лева? Что? Сама не знаю, почему к тебе пришла. Думала, что умру. Голодная была, есть захотелось. А если серьезно — матери позвонила, к ней поехать хотела. Отказала она мне — поскандалили, затем истерика. И вот я здесь. Ты с пониманием ко мне отнесся, спасибо. Ты мне как брат стал.

— Вот что, сестричка, руки в ноги — и в институт, поняла? В Дом моделей порядочной девушке не место — это два. Жить в общежитии более не будешь, хату снимем. Сегодня же вечерком, после восьми, за тобой заеду — с вещами на выход. Как куда? К Лизе на день-два поселишься, позвоню ей. Институт... думать буду. Все, мне пора. Но-но, зачем нежности такие, но если братские — другое дело. Держи деньги, сестричка.

 

Чтобы человеку красивым стать, не кремы и лосьоны нужны, а внутреннее состояние. Счастливые всегда прекрасны, поэтому каждому надо свою формулу найти для себя, как наша Катя, сумевшая с радостью в любовь окунуться.

 

Хорошее настроение Катюши было испорчено встречей в коридоре института с Любовью Даниловной, которая даже не ответила на ее приветствие.

«Это по мою душу пришла, доконать хочет. И что мой рыцарь противопоставить может — не знаю. Может, самой заявление подать об уходе? Нельзя, Лева велел заниматься. Боже, помоги ему»

Около двух часов ее к ректору пригласили. «Все», — подумала она, — «конец».

Секретарша ввела в кабинет ректора еле живую Катю.

— Из-за ваших пропусков лекций, Макарова, приехал вот ваш дядя, Михаил Павлович, уважаемый мэр нашего города. Стыдно, должно быть, до такого докатиться. Оценки ваши, правда, лучше выглядят. Но все равно заслуживаете отчисления из института. Но только из уважения к Михаилу Павловичу, который за вас поручился, дадим вам возможность доучиться. Надеюсь, не подведете его, милая. Не меня, а дядюшку благодарите. Идите на лекцию, Макарова, и не прогуливайте больше. Все.

 

Катя дождалась на выходе «дядюшку», от души поблагодарила и познакомилась с ним.

— Ваш Лева буквально прогнал меня к ректору и вовремя: приказ об отчислении в папке на подпись уже был. Да, в общежитие тоже уладили, возвращайтесь в свою комнату, туда уже звонили. Все, кажется. Я тут не при чем — это все ваш Магин. И напоследок: как такая милая, тихая девушка сумела приручить моего стойкого Магина, признайтесь? Ах, все наоборот получилось, и рады этому? Большой привет передайте Леве. Вот тихоня...

 

Сказать, что утром заплаканная Катя вечером светилась от счастья — ничего не сказать. Конечно, то, что все неприятности остались в прошлом — важно, но главным было то, как он ее нежно обнял, к себе прижал… Она даже плакать перестала. Будет знать впредь, что плачущую Лева всегда приласкает. А может, доживет ласки получать по любви, дай-то Бог. Интересно позвонит или заедет, как обещал?

«На всякий случай приведу себя в порядок. Если бы еще знать, как для него одеться, причесаться… Красить губы не буду... Уже полвосьмого, и ни гу-гу. Может, я ему до лампочки как девушка. Помог из жалости, по доброте. Неприлично первой женщине звонить парню, знаю. Еще двадцать шесть минут подожду, постараюсь. Блузку надо постирать, полотенце…

Ночь чудная, вся в звездах с балкона, даже не заметила раньше. Все, не могу более...»

Катя, переборов себя, позвонила ему — абонент недоступным оказался. «...А ты думала, сразу доступным окажется для тебя. Дудки, красотка. Привыкла к вниманию парней, клюющих на что-то внешнее во мне, и возомнила себя неотразимой. Ему внутренняя красота нужна в женщине, благородство, а тут что — тьфу. Все, бал не состоялся, жаль…»

Катя вынула из сумки толстую тетрадь с крупной надписью «ШКОЛА КРАСОТЫ», присела за стол и что-то старательно стала писать. Соседки по комнате не было, и она вскорости спать пошла.

Утром же заставила себя подумать, что все хорошо, и главное у нее учеба теперь, а не парень по имени Лев. Засунув на улице ручки в карман куртки, нащупала правой деньги, которые он ей в аэропорту дал. Тогда они уместны были, а сейчас жалостливой подачкой показались, поэтому решила во что бы то не стало вернуть их, поставив этим точку на всем. Жалостливый, видите ли, нашелся, обойдемся.

Не помнила Катя в себе такой страсти к лекциям, как сегодня, когда из всего у нее остался лишь институт. После института состоялась встреча со сподвижниками по организации школы красоты. Идея такой школы принадлежала тихому, незаметному стилисту Марату Круглику из Дома моделей. Он всем своим прекрасным клиенткам Дома доказывал, что девочки, по идее, все могли бы красавицами быть. Нужна лишь спецшкола для их формирования с детского возраста.

Фигуру человека, считал Марат, можно корректировать при помощи механических приспособлений и упражнений, особенно в детстве. Лицо также поправлять можно со временем.

Главным же фактором женской привлекательности, был уверен Марат, психолог по специальности, стилист по необходимости жизни — это внутреннее состояние человека, его начинка. Он внушал всем, что в детях необходимо изживать зависть и агрессивность, а прививать человеколюбие и умение радоваться жизни. И еще многое другое, нужное любой прекрасной девушке, перечислял чудак. Прически у него стояли на первом месте и были индивидуальны для каждой с малолетства.

Загорелись созданием такой школы давно наша Катя и мастер-косметолог Нинель, женщина лет сорока, необщительная и очень красивая. Они втроем и решили открыть такую школу на равных началах. Старшей Катю определили как активную и пробивную девушку. Подыскивали помещение, с хирургом-костоправом контактировали по приспособлениям, их приобретению. Нужны были начальные деньги и немалые. Сегодня за столиком в кафе при булочной обсуждали форму одежды для девочек, которая должна подчеркивать прекрасное в детях и создавать принцесс сказочных.

— Человечество тысячелетиями трудилось над созданием одежды, которая бы его грела, от дождя спасала и главное, чтобы платье недостатки фигуры скрывало, подчеркивая лишь достоинства. Мы постараемся следовать этим традициям классики, а не современному возврату к набедренным повязкам дикарей, поэтому формы для школьниц будут близки…

Катя, приметив Лизу у прилавка с батоном в руках, извинилась и побежала к ней, чтоб расстаться с унизительными для нее деньгами и вернуть их Магину. Об этом она и попросила Елизавету, если та согласна. В долг брала деньги у шефа.

— Ты что, девка, спятила? Только твоих денег не хватает Левке в реанимации.... Катя, Катя, не падай, о Боже… Не знала что ли? Успокойся, подруга, жив остался, но состояние пока критическое. Стреляли в него. Вот не думала, что ты... Идем на улицу, на скамейку. Куда в таком состоянии, к нему не пускают. В городской, в реанимации. Вернуть тебе деньги? На, садись в маршрутку. Малахольная, чуть богу душу не отдала, красотка.

 

Дальше приемного покоя Катю, конечно, не пускали, несмотря на все просьбы и мольбы. Миловидная медсестра ее обнадежила, что с этим больным все будет хорошо, сам главврач под контроль держит. И еще она пообещала сообщить, когда в палату переведут. Мэр звонил, девочки сказали.

— Днем думали, твой отходит. Он тебе кто, муж? Ах, жених…Пуля вплотную возле сердца прошла, второе ранение — в руку, пулю извлекли. Там нерв задет и кровотечение. Чего ревешь, девка, жить будет, и до свадьбы..... Здесь сиди, меня кличут.

Лишь в два часа ночи Катю медсестра Лида растормошила и заговорщически прошептала, что больного в 11 палату перевели, одноместную, и вручила халат невесте.

Когда утром появился главврач, то в палате помимо больного находились еще две сестрички: Лида спала в ногах Магина, а Катя что-то стирала. Вскочившая Лида стала оправдываться и отстаивать присутствие невесты рядом с раненым, да и порядок навела отменный в палате. И потом, оставлять одного нежелательно еще не пришедшего в себе больного.

Доктор покачал головой, показал кулак и дал добро, еще раз переспросив Катю, кем приходится она больному.

— Невеста ему, честное слово. Нет, недавно стала, когда замуж предложил. Свадьбу, как поправится, справим. Вас пригласим. Спасибо за все.

Медики ушли, а невеста одеяло ему поправила, волосы с лица осторожно ладошкой отвела. Пошла штору прикрыть, а она сорвалась, пустив лучи солнца на постель Левы.

Пришлось переодеться в халатик и с тумбочки вешать штору за крючки на цыпочках.

Заметила блеск открытых глаз его, спрыгнула — и к постели. Радостно поздоровалась, спросила о самочувствии. Он молча отвернул взгляд и тихо произнес:

— Плохо мне, Катя, очень. Не только от ран, а от унизительного оскорбления киллеров. Их двое было. Я курил за домиком на скамеечке. Слышал разговор их, когда подъехали, что жиденка надобно сильно попугать, как велено. Один пошел к моему столу, присел, в бумагах ковыряться стал, другой в машину сел, дожидаясь меня. Потом быстро дверь прикрыл, задвижкой запер. Нет, не боялся. После жида к машине с кулаками пошел, готовый к драке. Он же бежать собрался, я за ним. Гул мотороллера Ножкина еще помню, а потом прогремели выстрелы. Еще запомнил Юру, «скорую» и вопрос врача: «Он что, еврей? Считай одним поганым меньше будет, не горюй, сестричка»

Забылся дальше. Медсестра же и спасла меня. Катя, ты за что жидов ненавидишь, может, скажешь? Помолчи, ты же помнишь как сказала... Драться со всеми сил не хватит, поэтому уеду на север. Ты чего, Катя? Катя, сядь…

Она плачет навзрыд, прикрыв лицо руками:

— До сих пор в очках не разглядел, умник иудейский, что девушка погибает без тебя. Из-за двух негодяев уехать надумал, обозвали его. Меня сколько раз шлюхой обзывали, а я еще с парнем не целовалась. Я же без тебя умру, Левушка. Что, говоришь, ты даже посметь не мог, что я .... Да с первого знакомства влюбилась, можешь смеяться. Зачем подходить, слезы вытереть? Не хочу. Смотри на такую, дуру... Пить хочешь, сейчас…

Вошедшие гости застали наших героев в странной позе: Катя, стоя на коленях со стаканом в вытянутой руке, целовала иудея, обнимавшего ее здоровой рукой.

В конечном итоге, мы все родные дети нашей прекрасной планеты Земля со своими отличиями по цвету кожи, разрезу глаз, языку и религии. Отец-то на всех один, говорят, был. Но давненько к молодой Планете по любви переселился, нас позабыв…

 

Всю в слезах, оставив главврача и мэра у койки Магина, Катю Лиза к умывальнику повела, умыла, причесала. Летунов поведал о ситуации в городе после ранения.

— Ножкины незаконно живут в домике, куда и пригласили тебя, Лева, на ужин. А далее Юра к вагончику поехал по настоянию жены, ужин остывал. Ножкин «скорую» и милицию вызвал для орущего благим матом запертого бандита. Он и заказчика назвал, взяли его ночью. Но это не все. Молодые здоровые ребята нашего города, узнав об убийстве чудака с Моноблока, (считали тебя мертвым), устроили погром в офисе ЖИЛСТРОЯ и на всех объектах этого ведомства. Стекла выбили, механизмы повредили, сторожей повязали, заборы осквернили надписями. Удивительно, но полиция ничегошеньки даже не слышала о погроме. Лева, ты у молодежи сегодня герой. Что, Катюша, рада, что отомстили? Это беззаконие, друзья, но благородное, что ли. Поправишься — встречу устроим. Доктор, пять минут о работе, ладно? Только о хорошем, можете послушать. Акт приемки дома подпишу без санитаров. Уцепились в наночастицы. Звонил в институт коммунальной гигиены, дали добро. Где акт, спрашиваю. Дай мне его, Лиза. Теперь законно жить можно. Еще закладывать будешь десять домиков, на пять мы ссуду беспроцентную дадим. Кате более плакать не позволим, правда, доктор? Да, со стоимостью дома определитесь, народ ждет. Пока.

 

Начальство ушло. Лиза что-то согласовывала по работе с шефом, затем, нагнувшись, тихо на ухо ему заговорщицки прошептала что-то, он кивнул.

— Катя, на минутку. Вот Лиза предлагает в очередь записаться, ты как думаешь, можно уже? Не я, а женщина, хранительница очага, должна решать. Лиза, она молчит, поэтому пока ...Что, Катя, записаться, значит? Спасибо тебе большое, решилась.

— Я рада за вас и поздравляю, но мне нужна копия брачного свидетельства. Что уставились, не ожидали. Так когда. Конечно, не на носилках Леву в загс везти, но надолго не откладывайте мероприятие, ладно? Дома занесу в гроссбух вас, удачи вам.

— Не поспешно ли ты решила обзавестись мужем, да еще таким, как я: черствым, невнимательным трудоголиком. Тебе еще учиться, а тут такая обуза. Может, подумаешь?

— Появилась надежда жить в своем доме с любимым трудоголиком. Разве это не счастье? Всю жизнь в гостьях жила, как мои развелись, понимаешь, Левушка. Да и надежно мне рядом с тобой. Стучат к нам, кажется. Сейчас открою. Спасибо вам, девушка.

Лева, принесли газету, где все события с тобой описаны, фотография героя, то есть тебя, и письмо личное… Любовное, наверное. Все прочесть? Хорошо. Начнем с письма:

«Уважаемый, Лев, весь город переживал трагедию, произошедшую с вами из-за благородной деятельности по обеспечению доступным жильем молодых. Вы кровь пролили во имя цели. Узнали о добром поступке медсестры Лиды Чаковой, спасшей вам жизнь. Но зачем в эту борьбу за вас топ-модель приплели, непонятно. Катя Макарова хорошо известная девица не лучшего поведения из Дома моделей, вдруг вашей невестой назвалась. Чтоб раскрыть истинное лицо девицы, посылаю несколько фотографии, на которых — сами увидите…».

Лева, это опять она, Костина мать. Это не я и никогда не позволяла… Что, срочно жениться хочешь на мне? Значит, веришь... Как тут не плакать…

— Опять слезы, Катя. Что случилось? Хорошо, почитаю.....Это кто писал, знаете? Смирнова Любовь Даниловна, что в институте, говорите, настучала? Вот старая бл...., уши закрой, племянница. Она в моем престижном доме проживает и всем известны ее похождения. Ну, Любочка, держись. Алло, Червинский? Здравствуй, Сеня, Летунов беспокоит. Ты на месте? Сейчас подъеду, дело есть. Помнишь, у нас юристом в тресте работал? Сейчас частным сыском успешно занимается. Он-то Любку утихомирит. Чего заехал, вот японцы подарили смартфон, у меня уже есть. Тут и интернет, знаешь. Бери и молчи.

Катя, все, забыли пакость. Главное еще то, Магин, что замом мэра приглашаю тебя стать, очень прошу благоустройством заниматься города. Как не хочешь? Ты строитель, значит, а я — чиновник, да. Катя, помоги мне уговорить. Как не вмешиваешься? Ты ему кто. Мне свой нужен Лева, рядом и чтоб меня понимал. Думайте. Заработал сматфон, говоришь? Хорошо.

 

Оставшись один (Катя в магазин пошла сыра купить), Лева дозвонился до ЗАГСА:

— Здравствуйте, это Магин беспокоит. Слышали, что пристрелили? У меня к вам просьба убедительная. Видите ли, родственников нет у меня, только невеста, а самому мне никак одному. Как при чем? Моей Катюше женой помогите стать, чтоб поселилась со мной. Нет, без этого родня не согласна. В больнице я, палата… найдете. Спасибо.

— Ашот, здравствуйте. Включите скайп. Еще раз приветствую. Ничего, иду на поправку. Да вы угадали, нужна окончательная цена дома, конечно, с подключением, благоустройством, льготным налогом и прибылью. Уже подсчитали, что же допрашиваете? Ну, говорите. С учетом возможных погрешностей устанавливаем двадцать тысяч долларов. Ура, уложились, молодец!

Зазвонил смартфон, и на полном его экране появилось изображение деда Арона.

— Привет, Лева. Почему не отвечаешь на звонки? Уже переживал. Почему лицо не показываешь? Упал и поцарапал? Забинтовали? Скажи честно, что случилось. Жалеть меня не надо. Стреляли в тебя? Кто, антисемиты? Конкуренты — это нормально, работой наступил на пятки. Одна только рука работает пока? Тяжело одному дома придется…

Вот бандит, невеста уже есть? Откуда? Сейчас покажешь? Подвиньтесь, девушка, к моему внуку, вместе увидеть хочу. У меня слов нет! Катюшей зовут? И вы любите этого парня? Очень, говорите? А он? Ничего не сказал еще, бандит? Но он скажет вам это на свадьбе, Катюша, поверьте деду. Я очень рад за вас, дети, еще звонить буду, пока жив. Будьте здоровы.

— Приятный дед у тебя, и очень похожи вы. В магазин ходила за покупками, торт купила. Зачем в пятницу в нарядном платье приходить?

— Нас регистрировать придут в 14-00. В больнице.

— Еще торта купить и шампанского? Это правда про женитьбу? Не верится… Боже, а тебя как одеть при раненной руке? Мне наша портниха, Мария Андреевна, поможет с рубашкой без левого рукава и жилетку сделает. Давай быстрее кушать, а то мне некогда. Длинные юбки ношу, потому что мне нравятся, а не чтоб кривые ноги скрыть, — заметила Катя взгляд жениха. — Убедился, что ноги нормальные, когда на тумбочке в коротком халатике к занавескам тянулась? Подсматривал, значит, бесстыдник. Коса на голове родная, можешь потрогать даже, боишься обмана. Тебе можно и здесь потрогать......Молчишь? То-то же.

В дверь постучали.

— Сейчас открою, — Катя встретила врача. — Здравствуйте, Петр Ильич, жених поправляется, и статус невесты признал за мной.

— Лев Давыдович, узнаете доктора, который ночью вас первым осматривал?

— Нет, конечно. Жмурился от боли тогда, но голос бы узнал. Здравствуйте, доктор.

— Здравствуйте, я прошу прощения за оплошность допущенную. В области сердца зияло отверстие, сочившееся кровью, поэтому в морг записал, пульс не проверил....Вот Лида...

— Узнал голос, меня оскорбивший. Помните, что сказали? Ошибочный диагноз, бог с ним, уже позади, а вот за выражение о евреях в морду бы дал, да нельзя мне сейчас. Петр Ильич, не надо наказывать его, он ошибся, бывает. А у меня к вам просьба — домой выписать, не прямо сию минуту, а в пятницу после обеда. Жена за мной присмотрит, моя Катя. Документы сможем предъявить. На свадьбу же обязательно пригласим, правда, Катя? Спасибо вам за внимание, Петр Ильич.

Гости удалились, девушка села рядом на койку и, нагнувшись, крепко поцеловала Леву.

— Я такой счастливой, наверное, уже никогда не буду. Я люблю тебя сильно—сильно, знай, — ответил он.

 

Опять постучали. Знакомая медсестра Лида Чекова привела с собой подругу, которая, как она выразилась, достала ее с просьбой к Магину провести. Мальвиной ее зовут.

— Все в городе только и говорят о дешевых домиках для молодоженнов,— это хорошо, но кто матерям-одиночкам поможет, вы подумали? Нет, почему Вы только строитель, а не государственный деятель? Но себе же вы, наверное, оттяпали квартиру. Как же так, на общих основаниях в очередь записались? Не женат еще, что ли? Ты, значит, придумал это, организовал, а сам без хаты. Иисус какой-то. Какая зарплата, спрашиваете? На алиментах живем. Ребенок болеет беспрерывно, работать не получается, маляр я. Работу предлагаете в домиках по специальности в удобное время и еще парней много холостых там? Может, что большее найду, с ребеночком-то, чудак. Попробовать что ли к жизни вернутся, работе… А как Ножкину найти, говоришь? Спасибо тебе, парень. Ты его, девушка-красуля? Беречь надобно такого. Хорошо, что сама понимаешь. Пока.

Лида извинилась за Мальвину, если что не так, заметила погрустневший взгляд больного и сильно шлепает подругу по мягкому месту, а та улыбнулась.

 

— Сколько таких бездомных мальвин мечутся по стране в безнадежных поисках скромного гнезда с детишками на руках? А сколько одиноких пожилых людей без жилья? Что-то не то общество построили, чтоб о людях пеклись. Пчелы яички по гнездам раскладывают, чтоб малыш при рождении уже свое гнездо имел. Необходимо государству построить дома-ульи с учетом каждого новорожденного. Создана семья — получай хату, одинок — вселяйся независимо от возраста. Арендная плата лишь на содержание дома, и только. Купил дом, уехал, прости, умер, — освобождай дом для других. Смертность, Катя, сократиться от жизни нормальной, детей рожать больше будут, бомжи исчезнут, разводы сократятся… Фантазер я у тебя… правда, но я бы хоть начал это, чтоб каждого человека в будущем жильем обеспечить. Хлопот, вероятно, много будет… Конечно, Катюша, тебе можно прилечь рядом с раненым, но ты, кажись, не подумала, куда ранен твой парень и каково остальному. Шучу я, справа ложись, счастье мое. Не обижайся и знай, что жить без тебя уже не смогу. Веди себя прилично, а то скину.

 

В четверг, оставшись один, Магин с прогулки во дворе сбежал, предварительно одолжив денег у Лиды до вечера. При подъезде такси к молодежной улочке заволновался, заспешил к фундаментам новых домиков, к работающему люду, здоровался приветливо, расспрашивал. Он еще слабость ощущал во всем теле, раны побаливали от ходьбы, но был счастлив возвращению к любимой работе, к жизни. Еле дотянув ноги до домика Ножкиных, он с облегчением уселся на подставленный табурет и выпил воды. Вокруг собрался практически весь состав «Наноблока». Разглядывая его, желали здоровья. Вопросы шефу Юра кулаком пресекал.

— Кажется, я выкарабкался, удержался, но очень близко от смерти был, всего в нескольких миллиметрах. Начатое не хотелось оставить. До конца улицу хочу достроить, а потом дальше планы есть очень большие, на наш век хватит. На тот свет еще успеем.

В домике появилась невеста беглеца.

— Я чуть не умерла в поисках, вся больница ищет больного, который еле встал, за стенку держался, лекарство не принял....никому ни слова.. Как так можно, — кричала Катя

— Мы его лекарство, Катя, запомни. Можешь кричать сколь хочешь, имеешь право, ты Левина любовь… Федя, отвези на самосвале молодых в больницу. Выздоравливай, шеф, а то и поругаться не с кем, у Лизы никакой демократии — сразу в зубы. Не смущайся, девка, ты тепереча наша. Да, Петр слушает. Бетон завезли, иду.

 

Уже в самосвале девушка с болью рассказывала, как испугалась его отсутствия, считала, что похитили или еще хуже… Уж потом ёкнуло про домики в голове — и к нему помчалась. Телефон еще отключен был.

— Если завел девушку, Лева, считаться необходимо с ней, учти, пожалуйста, на будущее. У меня до сих пор внутри все дрожит и плакать очень хочется. Крепче обними, вот так.

 

В больнице Магин искренне попросил прощения и расцеловал красивые соленые глазки. В дверь опять постучали. Вошедший мужчина средних лет представился следователем. Он пояснил, что второго участника трагических событий также задержали. По фактам расследования он стрелял в Магина, да и напарник, запертый в вагончике, на последнего показывает. Подозреваемый же все отрицает и, как партизан, молчит. Вот и решили попросить пострадавшего опознать виновника.

Два здоровенных стража ввели очень высокого молодого человека в наручниках, усадили.

— Шаповалов, у вас еще есть возможность смягчить вину чистосердечным признанием, молчанка не поможет. Все улики против вас, будьте благоразумны и не....

— Дима, ты за что моего парня убить хотел, признайся? Я знать должна, понимаешь, что он натворил до замужества, потом поздно будет, опять вляпаюсь. Что наделал и за что? Не станешь же ты убивать человека ни за что, правда, Дима? Молчишь, шкуру спасаешь. Да пошел ты, знаешь, куда....И замуж не пойду. Секретничайте, мальчики, без меня. И ты, Лева, сказать не хочешь ничего? Все, пошла я...

— Стой, Катя, парень твой ни при чем. Напарник Лобов Леша соблазнил деньгами за небольшую услугу — жиденка припугнуть маленько, как выразился он. Сначала не соглашался, но победила нужда, безденежье. Когда приехали к вагончику, дверь была распахнута, а твоего не было. Лешка пошел технологию искать в бумагах, я в машину сел и рад был отсутствию жид…, извиняюсь…

— Я более не нужен для опознания, могу уйти. Ко мне более не приближайся, все, конец.

— Не могла же поверить, что честнейший Дима без повода стрелял...Я же ..

— Повод был — побить жида. За деньги. Правда, Шаповалов? Не держи меня, видеть не могу больше. Истерик не устраивай, встань с пола.

— Еще чуть задержитесь, господин Магин, а девушке воды надо, она в обмороке, нет пульса. Медиков зовите, быстрее. Это из-за вас, уважаемый. Она же женщина, эмоции, а вы...

Попытки медсестры вывести из палаты пришедшую в себя Катю не увенчались успехом. Согласилась лишь на Левкину койку прилечь. Следователь, извинившись, очень попросил всех потерпеть, чтоб дать Шаповалову возможность закончить признание

— Что уж теперь, доскажу все. А Катю обижать не смей, она друг детства и сирота беспризорная. Продолжаю, гражданин следователь. Сидел, значит, в машине, темнело, о чем-то думал и тут неожиданно возникла фигура человека с камнем в руке, идущего прямо к машине, на меня. Я из машины, он за мной с угрозами, я и выстрелил раз — он продолжал догонять. Тогда уж второй выстрел сделал и бежать. Лобов сказал, что заказчик Сечкин из компании жилстроя. Больше ничего не знаю. Конкурент поперек горла стал, вот и решили нашими руками. Конечно, раненого впервые видел и ничего мне не сделал плохого, а ты, Катя, с недоверием, коль....Что, Лобов на меня валит, пусть. Облегчил я душу, гражданин следователь… Значит кепка в руке была, а я за камень…

— Я хочу сделать заявление, господин следователь. Считаю, что Шаповалов выстрелил в целях самообороны, а не умышленно. Произнесенное им оскорбительное слово жиденок привело меня в ярость, от которой он и попытался защититься. Да, я понимаю всю степень своей ответственности и готов... Нет, Катя, пока не посадят, но друг не киллер, это точно. Конечно, подпишу. Все одно он меня бить пришел, а не в гости.

Перед уходом арестант попрощался и внимательно на раненого посмотрел.

— Слышь, Кать, а твой ничего, нормальный. Не упускай его, дуреха. Моей Оле позвони.

 

— Мы с одного двора с Димой, выручал всегда. Жена с малышом на руках, сторожил по ночам Дом моделей, чтоб угол снимать. Пропадет Оля без него. Кончаю уже сборы, сейчас уйду. Где паспорт, не найду. Так дай мне его. Деньги еще есть, что ты давал. Конечно, ты прав, что меня прогоняешь. Одни неприятности со мной, как всегда. Дура есть дура. Ляпну, потом думаю. Найду куда пойти, в общагу не могу вернуться, я оттуда вещи к тете Ане отвезла. Зачем? Думала завтра после регистрации к тебе перееду. Тебе жаль, чего, Лева. Что я дура, а ты жиденок, который всех побить готов за оскорбительное слово от подонков? Все же тебя любят, а я, я умереть готова... Что, помыть морду и в постель, говоришь, а ты... со мной, значит. Лева, может смешно, но не сказала тебе, что я, что…не нукай, барышня еще. Ржешь, да...

 

— Жена, просыпайся. Жена, конечно, после всего, а как же. Я на работу пошел, к часу буду, не переживай за меня. Чай у Ножкиных попью. Завтра уже ты приготовишь дома и обед, если получится. Готовить-то умеешь? У тети училась? Только не спеша, ладно?

 

Заведующая Загсом торжественно при полной палате гостей проводила процедуру бракосочетания молодых. Красавица невеста от счастья светилась вся. Жених, нарядно одетый, серьезный, с рукой на привязи, почему-то смущался от всеобщего внимания.

— Магин Лев, согласны ли вы взять в жены Екатерину Макарову.

— Да.

— Макарова Екатерина, согласны ли вы выйти замуж за Магина Льва

— Вы еще спрашиваете? Конечно, да.

Наши герои были объявлены мужем и женой под бурные овации собравшихся и крики: ГОРЬКО! Ножкина протолкнулась к жениху с лотерейным барабанчиком.

— Тяни, Лева, номер домика как молодожен. Кручу, можно. Хозяйка хочешь, чтоб тянула? Катя, давай. Номер 13 вытянула, счастливый. Заселение по графику в сентябре. Поздравляем.


© Copyright: Филипп Магальник, 2014

Регистрационный номер №0214761

от 14 мая 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0214761 выдан для произведения:

Большущий зал весь облеплен строительными лесами и рабочими, ведущими ремонт и монтаж помещения. Звучит веселый мотив популярной песни. Работа четко налажена — все трудятся, некоторые пританцовывают в такт музыки. Гармонию нарушает солидная группа гостей, вошедших неожиданно.

— Здравствуйте, господа-товарищи. Магина мне, пожалуйста, найдите. Что? Под потолком он, у люстры? Спускайся, Лева, разговор есть.

— Здравствуйте, Борис Николаевич. Да нет, помню, что начальник. Подключать люстру Мише помогал, чтоб с потолком закончить. Идем в графике, если.... не отвлекать нас. — Мы не надолго, с просьбой пришли, сдать демонстрационный зал в Татьянин день . Очень просит нас это сделать руководство Дома моделей, справа от меня стоит, и прелестные девушки-модели, сами их видите, красавицы писанные.

— Нет, уважаемый заказчик, целовать авансом Магина не надо, не привычен он к этому. К 17-00 позвони мне, чем помочь, скажешь, а срок новый устанавливаем, ладно.

— Спасибо, Борис Николаевич, и вам Лев, отчества не знаю. Нам до зарезу нужна демонстрация наших изделий широкой публике, покупателей завлечь, а то разоримся. Со своей стороны мы постараемся в нашем ресторанчике сытно и вкусно кормить строителей по доступным ценам. Сегодня уже можно опробовать наш сервис, к 13-00 добро пожаловать, господа.

Гости удалились, и работа возобновилась. Конечно, были комментарии по поводу стройных фигур, длинных ножек и всего остального топ-моделей. Разбитной Петр Катов не удержался, чтоб не спросить мнения начальства:

— Лева, ты как человек холостой, еще не испорченный, мог бы себе в подруги выбрать одну из красавиц-моделей. Что, они, как алмазы, лишь олигархам по средствам, говоришь, а нам и Лизы подходят? Слышишь, Ножкина?

— Слышу, Петя. Этим леди бы напялить мой комбинезон и вряд ли кто заметит, как меня. Мой же Юра разглядел мою красу и в спецовке, женился и любит меня. Правда, любимый?

Молчит Юра. Год ждала, чуть не лопнула, пока промямлил, что любит.

— А ты говоришь ножки, я вся ему нужна....

— Любовную тему закрываем.. Леша, как со столярными работами при новых сроках? Так, двух подсобников назавтра. Лиза, маляры. Понял, сами справитесь. Краски все завезти..... Николай только не отвлекать просит. Остальные до двух еще подумают. Хорошо. Вижу, что на обед пора.

 

Ресторан был не очень большим, но современно оформленным и уютным. Наши строители, заведомо сняв спецовки, уселись за сдвинутыми столами. Средний возраст их не превышал тридцати лет, младшим был Федя, двадцати трех лет с копейками, поэтому над ним и подтрунивали за жизнь, постоянно пытались учить. В работе же неукоснительно слушались Магина, все у него ладилось, да и заработки при нем почти вдвое возросли, на лучших объектах работали.

Меню на столах немного спугнули ребят расценками, но подошедшая официантка успокоила, сказав, что для них 50% скидка на все, кроме выпивок. Изобилие и вкус блюд приподняли настроение молодых, не избалованных ресторанами такого типа.

К Магину подошла женщина средних лет в поварском колпаке, нагнулась и что—то ему нашептала, положив руку на плечо. На удивленные взгляды, он пояснил:

— Это моя квартирная хозяйка, Анна Михайловна, и очень хороший человек, душевный. С ее же мужем, Анатолием Матвеевичем, работаем над одной идеей, он инженер-строитель тоже. Во дворе колдуем, пока не проголодаемся, а затем хозяйка…зовет.

Магин обратился к женщине: — Сейчас понимаю, почему так все вкусно у вас дома, вы же шеф-повар ресторана.. Спасибо за обед, Анна Михайловна, до вечера. Кто это? Ваша племянница Катя? Конечно, красивая. Первый раз вижу…

К их столу подошла одна из девушек, поцеловала тетю, себя показала с улыбкой парням, представилась. Добавила, что где-то Льва видела, но вспомнить не может.

— Да я квартирант у вашей тетушки, может, там и видели. Ну, мне пора. До свидания.

Рабочий класс удалялся из ресторана под внимательные взгляды красавиц, сидящих также за столиками. Класс стойко прошел внешне равнодушно мимо них, переговариваясь меж собой, хваля обед. Тетушка же с племянницей еще долго шептались на выходе.

— Лева, откуда девица, что подошла, догадалась, что ты не женат и бойко к тебе прямо. Ах тетушка позвала. Она же....

Петр бы еще долго мусолил эту тему, но умолк под сердитым взглядом Магина. Включили магнитофон с полюбившимися песнями, и работа привычно заспорилась. Магин надел куртку и сообщил Лизе, бригадирше, что в гостиницу поедет, свидятся завтра, ближе к обеду. Его строительно-монтажный участок вел работы на трех объектах, то есть помимо гостиницы, хлопот много было с залом заседания мэрии, где аппетиты большими были, а вот денег мало. Заместитель мэра пытался принудить Магина чуть не бесплатно евроремонт сделать, подсовывал фотографии роскошных магистратов богатых городов для наглядности. Лев же спокойно парировал:

— Вечером деньги — утром стулья и наоборот, — что сильно раздражало власть.

В гостинице «УЮТ» работали монтажники по замене коммуникаций. Ребята шли по графику, материалами они обеспечены. «До больницы еще два часа, успею», — подумал Лев.

Врачи обещали вчера благополучный исход операции матери. Она страшно мучилась от болей в животе и сильно, неузнаваемо сдала. Он еще успел до операции маму навестить, пытаясь ее приободрить, пообещав этим летом с ней в Крым съездить, сразу после защиты диплома. Увы, после операции мама, не приходя в сознание, скончалась. Худшее подтвердилось: злокачественная опухоль ее добила…

 

В зале Дома моделей играла музыка, велись работы, модельные девушки заглянули, разглядывая преображенный зал.

У Лизы зазвонил мобильник.

— Здравствуй, Лева. Что, мама умерла?.. Очень, очень жаль. Ты где, в больнице? Сейчас подъеду, Левушка, не плачь..... Слышали, у кого машина имеется? Едешь, Степа, со мной. Петя, ты за старшего. Мне бы на помощь женщину, покойницу подготовить. Кто, ты можешь поехать? Тебя как, Катя? Можешь ехать. И ты можешь, Зина. Спасибо, девочки, сирота он теперь совсем, поехали.

Хозяйка, Анна Михайловна, и девочки взяли все хлопоты по погребению матери Левы на себя.

Отпевание покойницы достойно провели, цветами могилу завалили.

Поминки, организованные в квартире хозяйки, собрали много гостей. Как принято, тепло вспоминали мать, сочувствие выражали сыну, советовали держаться.

Лев же с красными, припухшими глазами, безучастно сидел в углу, не проронив за сутки ни слова, не прикасаясь к еде. Вскорости он поднялся, поблагодарил всех за участие в вечере памяти матери, попрощался и ушел. Гости расходились.

Анна Михайловна подозвала дочь Милу и Катю-модель, как ее обзывала тетушка:

— Слушайте, девочки, его одного в хате оставлять нельзя, там еще дух матери витает, царствие ей небесное. Да и он, горемычный, сами видели каков. Правильно, Мила, в соседней комнатушке пару ночей переночуете. Сестричке своей, Катюша, доложу, что у нас побудешь, если позвонит....Ну, вижу согласны. Разговорите его, накормите и пусть поспит. Утречком на работу прогоним.

Сколько девчонки ни старались расшевелить его — результат был нулевой. Где-то уже в районе десяти Катя в своей комнате из сумки извлекла ноутбук и пошуровала ножничками в одном контактном гнезде. Экран погрузился во мрак. Обрадованная, понесла его Магину со слезной просьбой выручить, авось получится наладить вот это.

Она несколько раз повторила просьбу, пока он уловил смысл. Включил настольную лампу, инструмент из ящика достал и начал ковыряться в аппарате. Катя к Миле доложиться побежала, но та уже отключилась, спала. Катя чайник поставила, бутерброды приготовила. Взяла затем стул и к герою подсела.

— Знаю, что мастера не терпят, когда им мешают, но у меня случай критический, правда…Что, вот спасибо, светится уже. Ты меня сильно выручил, должница я. В благодарность готова чаем угостить, если мне компанию составишь. Ну пожалуйста, Лев, всего одну...

Выпили они несколько чашек чая в течение часа за подробной исповедью Кати о своей жизни. Лева молча сидел, но, похоже, слушал ее, не перебивал. Он узнал, что Катя в медицинском учится, на дерматолога, на 4-м курсе. Родители давно развелись и завели новые семьи, детки есть. Мамка снова развелась, появился очередной папаша, поэтому в общежитии живет второй год. В Дом моделей пригласили для демонстрации одежды — подрабатывает и ведет тщательное наблюдение за вкусом публики, за их выбором. Мечтает в будущем школу красоты создать, где детей будут внешне и внутренне корректировать по образам Боттичелли. Нашла единомышленников в лице практикующих косметологов. Нужны лишь деньги и много. Жених Константин скептически к ее идее относится, хотя мог бы и помочь. Он дипломат, ему 34 года, в мае поженятся. Взглянув на часы, Катя ахнула. Быстро подошла к Магину, помогла подняться и к дивану подвела, сказала обувь снять и прилечь. Укрыв пледом, плечо погладила, глаза его прикрыла, свет выключила. И он отключился впервые за двое суток

Завтрак Анна Михайловна приготовила обильный и вкусный. Лева же, конечно, всех поблагодарил за участие, сочувствие и спешно собираться на работу стал, пообещав самостоятельно справляться в дальнейшем.

— Смотри, Левушка, может девчонки еще переночуют. Ну, как знаешь. Работы, говоришь много, да и дипломную завершить надо. Заходи, сосед…Вот еще Мила рвется

— Слышь, сосед, ты бы не помог Кате с химией к экзамену? Сама стесняется просить.

— Могу и помочь, но когда… Хорошо, я к вам в районе семи вечера зайду. Пока!

— Будем отвлекать горемыку от одиночества по вечерам, девочки. Хорошо с химией придумали для Катюши. Все, мне тоже пора...Мила, у тебя как с женихом, в порядке? — вдруг спросила Анна Михайловна.

Магин перво-наперво доложился руководству, затем уже объехал объекты, чтоб войти в курс дела, с людьми побеседовал. Поэтому к обеду в Дом моделей немного опоздал. Все обедавшие в ресторане с любопытством наблюдали теплый прием, устроенный ему бригадой. Лиза Ножкина Леву даже обняла и поцеловала. Каждый по-своему выражал понимание и сочувствие. Для девочек-красоток это было необычное зрелище, учитывая, мягко говоря, их нелицеприятные взаимоотношения между собой.

— Есть новая информация, шеф. Степа Маликов в очередь на хату записался, невесту обозначил уже. Вчера к нам заглянула. Ничего девчушка, серьезная, но краснеет чуть…

— Кончай, Петя. И вы хороши — так уставились, что рентген меркнет.. А жилье, конечно — большой вопрос. Я Зинуле про твой проект рассказал, Лева, про отдельный домик с участком для каждой новой семьи, что ты там планируешь за 20-25 тысяч долларов, про новую технологию и прочее... Я ее заверил, что пробьешь это, потому что семью без хаты создавать нельзя, на других насмотрелся. Лева, мы ждать решили, вот…

— Дайте человеку поесть нормально, навалились все на бедного, — ворчала Лиза.

— Лева, прости, но к семи не смогу быть, Костю встречаю. Можно попозже с вопросами по химии? Нет, жених Костя не может мне помочь, он дипломат и электролиз не знает. Ему это.....

— Ах, он дипломат у тебя… С положением значит, поэтому и выбрала себе его, а не работягу. Хорошо, Лиза, отстал. Степа, между прочим, 12-ый в очереди на жилье.

— Катя, садись рядом. Она нормальная девчонка, Петя, понял. А мы с Юрой в очередь не записались. Уже женаты год, а ютимся в хибаре за мою зарплату. Как дела наши, Лева?

— Вы от меня подробностей хотите по технологии домика или желаете домик первый в натуре увидеть? Я понял. Как будто все на мази, но нужен опытный образец, чтоб нам поверили и денег в банке дали. Короче, нужны свои гроши на первый дом, ищем. Думаю, что ....

Тебе чего, Катя? Имеешь 12 тысяч долларов на счету и можешь передать? А если вернуть не сможем? Все равно согласна? Шибко богатой стала, отец прислал. Спасибо, конечно, но постараемся сами кредит взять в банке. Что касается срока сдачи первого дома, то его сейчас нам Лиза скажет. Не пожимай плечами. Юра. Когда ребеночка ждете? В августе, может, и раньше, говоришь… Выходит, хата к июлю нужна. Да, опытный образец Ножкинам пойдет. Есть возражения? Нет. Поэтому мне поспешать надо, побежал я. Пока.

 

Магин прямиком в мэрию поехал в надежде с градоначальником Летуновым, бывшим своим управляющим, повидаться. Секретарь, зная уже об особых отношениях молодого человека с шефом, потихоньку сообщила мэру о симпатичном посетителе.

Его вскорости пригласили, обняли, за стол посадили и незлобно отчитали:

— Втянул ты, Магин, меня в свою авантюру, которая с каждым днем обрастает проблемами. Ну, выделил я для твоих домиков полосу на 68 единиц, как просил, но нет там ни воды, ни канализации, дороги…Ничего там нет. А это такие гроши, что не осилите. Вот тут-то мне и попалась заявка на выделение участка земли под элитные дома для богатеньких за пределами городского шума. Зачем рассказываю это, думаешь? А затем, что выделил я им земли у старой мельницы, на пустыре. А далее дело техники: прокладка дороги, воды и канализации проложат по вашей улочке, понял? Как, когда? К маю можешь подключить свой туалет. Все, беги, Лева, ты мешаешь. Будь. Звони,

 

В приподнятом настроении Магин возвращался домой, пока за дверь не взялся… О матери вспомнил. Посидев несколько минут на диванчике своем, глаза утер, переоделся дома в шорты, как при матери, и начал уборку наводить тщательную, с постиркой постельного белья и носильных вещей. Так Катя и застала его в самом разгаре аврала. Лева извинился и побежал рубашку одевать. Прежде чем приступить к занятиям, Лева попросил девушку помочь вещи матери в мешки сложить. Ему тяжело их видеть, и мамой пахнут — признался он. За столом, при ярком освещении, заметны были покрасневшие веки его и глубокая грусть в глазах. Занятиями оба остались довольны. Особенно Лева, который после каждого вопроса не переходил к следующему, пока ученица его не расскажет всего. Он Катю даже похвалил за прилежность.

К его неудовольствию девушка попросила проводить ее хотя бы до центра. На машине не желала ехать. Несколько минут шли молча, затем Катя попросила о домиках ей рассказать, если можно. Она, видите ли, не все поняла в обед, а если насчет денег, то согласна...

С деньгами велел пока подождать, может, и понадобятся, тогда и возьмет взаймы. Дело в том, пояснил он, что основной проблемой молодых семей является жилье. А стоимость квартиры, он надеется, Катя знает — несколько миллионов рублей. Откуда у молодоженов такие деньги? Отсюда разводы, гражданские браки, низкая рождаемость.

Земли у нас, слава богу, вокруг нашего города — бери, не тужи. Стали искать варианты постройки не фешенебельного дворца, а примитивного, доступного домика, ну, из самана, например. Это из соломы и глины блоки делают. Старики так строили. Тут еще случай вмешался, когда на заводе ЛУЧ корпус административный возводили. Познакомился там с умными ребятами с участка синтеза наночастиц, где он часто бывал. Если ввести наночастицы в вяжущий строительный раствор глины при определенных условиях, то наши блоки каменными становятся, а далее строй себе.

— Не скучно, Катя, меня слушать? Нет, под руку меня брать не надо, не привык. Хорошо, а дальше твоего дядю подключили, Анатолия Матвеевича. Он проектировщик от бога, идеальный проект сделал. Землю получили, целую улицу от мэра, можно и начинать. Конечно, вопросов уйма. Хочешь мороженого? Хорошо, угощу. Только недолго где-нибудь посидим, ладно?

За столиком в кафе Катюша спросила Магина, встал ли он в очередь за жильем.

— Зачем мне, холостяку, домик? А жениться пока не собираюсь. Да и не на ком. Нам с мамой вдвоем хорошо жилось в нашей собственной квартире. Но когда бабуля слегла, продали квартиру и поселились у твоей тети. Отец в Израиль маму свою повез на лечение, да сам и умер там в прошлом году. Бабуля лежачей калекой стала, в доме для престарелых проживает. Мама этого, как видишь, не смогла пережить. К отцу отправилась. Разоткровенничался чего-то, идти пора. Что? Почему церковь не посещаю? Это за маму, значит, помолиться? А за отца в синагогу предлагаешь пойти? Не знала, что я гибридный, и родился в семье, где царила любовь независимо от....Я понял, что ты крещенная и замуж пойдешь лишь за православного. Желаю удачи, красавица. Получите деньги, девушка. Извини, Катя, дела. Более консультировать не стану, и не свидимся.

Лев шел домой быстрым шагом, в голове же крутился бред с религией. А ведь принял ее за нормальную девчонку. Забудем, это к лучшему. Что назавтра? Вагончик и ручной пресс да бочку с водой завезти. Разбивку первого дома на месте сделали. Хотелось бы знать, сколько блоков за день сварганим. Скоро уже.... Глаза же у Кати очень даже... Глину и солому уже заказали, завтра завезут. Что еще, гибридный, возомнил о себе? Она из жалости ко мне, когда мама...

 

Евроремонт Дома моделей был в завершающей стадии, шла глобальная работа по открытию фестиваля мод. Толпилась уйма народа, нужного и ненужного. Шумели все.

У Кати глаза от напряжения болели — выглядывала Леву. Но он не появлялся с тех пор даже на обед.

Жених Константин все дни неотступно ее опекал, развлекал походами в театр, ресторан, но все одно печаль в глазах видна была. Оживление в Кате он почувствовал, когда приглашение на свадьбу пришло от Милы, двоюродной сестры.

Но Левы и там не было. Выбрав момент, когда Анна Михайловна на кухню вышла, Катя с расспросами к ней поспешила по поводу квартиранта, почему не позвали....

— Катюша, думаешь не вижу, как с него глаз не сводишь? Пришла с женихом, какого рожна о соседе печешься? Оставь мальчика в покое, не крути ему голову, поняла? Что, повтори, с Костей хочешь расстаться? И почему? Спятила, девка, — это точно. Такого жениха…Плачешь…

— Не люблю я его, тетя Аня, лишь сейчас поняла, когда Лева в моей жизни появился. Может и дура я, но ничего поделать с собой уже не могу. Я живу, дышу им, он стал главным в моей жизни, понимаешь? Помимо моей воли. Не знаю, почему плачу. Нет, с его стороны ничего не заметила, молчит. Вот я и устроила на религиозной почве скандал из-за отсутствия внимания к себе. Запуталась я, тетя, а что делать — и не знаю

— Фартуком мордочку утри мокрую, Катюша, и слушай меня внимательно. Не всхлипывай, девочка. Вот девка даешь… Но жизнь без любви не жизнь даже в хоромах, поэтому дипломата своего отшиваешь. А с охламоном своим сама разбирайся, любви добивайся, но обижать не смей — голову оторву. Меня-то чего целуешь, к Леве подбирайся. Послезавтра вернется твой из Киева. Какой-то родич из Аргентины приехал пожилой-пожилой. Очень просили повидаться. А сейчас причешись и плясать ступай, ну. Вот дурочка — дипломата прогнать… Да и тетка твоя дура

 

Магина прямо с утра машина ждала у ворот с незнакомым молодым человеком. Незнакомец приглашал Леву поехать с ним на встречу с шефом, Потаповым. Их ждут.

Потапов Олег Семенович — личность заметная, совладелец строительной фирмы в городе, солидной и могущественной в своей отрасли. Наш ответил, что сожалеет, но поехать не может дела. Во второй половине дня готов встретится в кафе «ГОША», если удобно господину Потапову.

Около трех часов дня они там встретились. Владелец фирмы с улыбкой сообщил, что давно следит за успешными делами Льва Давыдовича, в курсе нового начинания с домиками по новой технологии. Одним словом, был предложен проект создания самостоятельного управления в составе его фирмы по строительству домиков. Транспорт, материалы, деньги к услугам руководителя нового управления зеленой дорожкой пойдут. Оклад господина Магина, командира подразделения, установят особый. Детали обговорят на следующей встрече, если принимается предложение.

На вопрос Магина по ценам на домик, Потапов резко отрезал, что это уже дело коммерческого управления фирмы, а не исполнителей, ибо каждый своим делом заниматься должен. Через полчаса споров стороны разошлись ни с чем, оставшись каждый при своем мнении. Потапов на прощание лишь прошипел: «ну-ну».

Потапов, оставшись один, позвонил.

— Да, побеседовали, Жора. Мужик толковый, но зациклился на идее обеспечения жилья молодым по доступным ценам. Нет, гроши не интересуют его. Своего добьется, — это точно. Шестьдесят квартир, считай, не продадим. Вот Иисусик на нашу голову. Утром улетаю на четыре дня. Насчет жиденка, как ты говоришь, будем думать. Будь.

И уже направляясь к машине, подумал с печалью, что Магиных по жизни неизбежно уничтожают, правят же балом жизни Жоры, Потаповы и их подручные. Так было и будет, господа.

 

Прошедшая неделя прошла очень напряжено. Одно дело чертеж, другое дело — реальность, где что-то не стыкуется при сборке, кто-то отверстия сместил, а кое-что не завезли. Но и это уже позади. Каркас домика собран, проверен, испытан. Отпрессованные блоки штабелями стоят, готовые к работе. Вот они-то хорошо пошли, с испуга, видимо. При закладке первого блока собралась вся бригада, стояли молча. По команде Левы Ножкины на загруженной тележке с флажком подъехали к фундаменту и уложили первый блок на место под аплодисменты. За четыре дня коробку дома собрали, окна и двери вставили. Предположили, что за два месяца дом под ключ сдадут.

Как ссуду оформят, заложат фундаменты пяти домов сразу, а далее — по обстановке. С основной работы Магин уволился, переключившись полностью на застройку улицы молодоженов. В вагончике, который в аренду взяли, отгородили половинку под офис новой фирмы «НАНОБЛОК», где и обосновался Лева с принятым на работу финансистом Ашотом Геворкяном. Судьба фирмы, как и застройка улицы, полностью зависели от завершения и приемки первого дома, как и себестоимость определялась по его возведению. Огрехов возникало много, решали на ходу, не допуская простоя.

Конечно, молва о фирме распространилась без реклам, и потянулись молодые люди посмотреть, узнать, что да как. И вопросы, вопросы… Набросок на приглашение молодых на запись был уже подготовлен. Там же и условия оговаривались о постановке в очередь на жилье. Молодые должны были быть жителями города не менее пяти лет, обязаны были трудиться или учиться, пара получала жилье лишь в первом браке и так далее.

Но все упиралось в тот же первый дом, в котором по ночам Юра Ножкин караулил.

 

Сегодня Леве Мила позвонила, дочь Анны Михайловны. Она сообщила, что пришла телеграмма на его имя из Киева. Там писалось, что очень старый родственник из Аргентины просит позвонить ему по указанному телефону за его счет. Подпись — Арон Магин.

Старый Арон очень просил Леву приехать на пару дней в Киев повидаться. Сам хотел поехать, но больная печень подвела. Старик приходился родным братом погибшего в войну дедушки Левы. Ему 92 года, вот и решил напоследок отыскать и повидать отпрысков когда-то могучего клана в России. Об этом он поведал по телефону на русском языке со странным акцентом. И Лева поехал. Свиделись, поговорили обо всем.

Напоследок старик попросил Леву во что бы то ни стало сына родить, чтоб род продлить, ибо он — единственный мужчина среди живущих родичей. Умный дед, чувствовалось, остался доволен внуком. Обнял его и поцеловал на прощание.

Единственный отпрыск Магиных в полете о женитьбе задумался. Самолет приземлился вовремя, в районе десяти часов дня. Если взять такси, подумал он, то еще целый рабочий день впереди. Надо бы к мэру прорваться, но он застрял... В аэропорту Катя дожидалась его неуверенная и тихая. Лева спросил, не случилось ли чего. Она подтвердила это наклоном головы, продолжая молчать. Тогда он уточнил: завтракала ли она? Головка ее «нет» показала.

Усадив Катю за столик, он заказал обильный завтрак на двоих. Ела страдалица, как после мора: быстро хватая все и молча. После завтрака уселся с ней в зале ожидания в малолюдном углу и попросил подробно обо всем плохом рассказать.

— Понимаешь, Лева, все началось позавчера. Прямо с утра мне позвонили из Дома моделей и сообщили, что сократили на работе за нежелание участвовать в показе моделей нижнего белья и мини одежды.

Да, я никогда не показывала, а тут вдруг напомнили. Это раз. Прихожу в общежитие — меня переселяют в комнату на 4 человека, притом штрафниц. Две ночи не спала, на скамейке сидела. В институте задолженностей нет, но из-за работы посещаемость неважная. Два года шли навстречу, благодаря хорошим оценкам и моим объяснениям. Вчера же пригласили в ректорат и просили представить оправдательные документы за прогулы. В противном случае... Я не плачу, Левушка, слезы просто сами текут. Сейчас вытру, но я говорить не могу, извини...

Отвернув лицо и разрыдавшись вовсю, попросила его не смотреть на уродину, уйти ненадолго. Он же обнял девушку и к себе прижал, осторожно спросив, почему все сразу навалилось, какова причина. Катя после минутной паузы, наконец, произнесла:

— Это сразу обрушилось, как я жениху отставку дала. Да, я передумала, и окончательно с Костей рассталась. Не важно, почему. А шишки на мою голову посылать стала, видимо, Любовь Даниловна, мать Кости, которая очень даже активная. Самое страшное для меня — исключение из института, понимаешь, Лева? Что? Сама не знаю, почему к тебе пришла. Думала, что умру. Голодная была, есть захотелось. А если серьезно — матери позвонила, к ней поехать хотела. Отказала она мне — поскандалили, затем истерика. И вот я здесь. Ты с пониманием ко мне отнесся, спасибо. Ты мне как брат стал.

— Вот что, сестричка, руки в ноги — и в институт, поняла? В Дом моделей порядочной девушке не место — это два. Жить в общежитии более не будешь, хату снимем. Сегодня же вечерком, после восьми, за тобой заеду — с вещами на выход. Как куда? К Лизе на день-два поселишься, позвоню ей. Институт... думать буду. Все, мне пора. Но-но, зачем нежности такие, но если братские — другое дело. Держи деньги, сестричка.

 

Чтобы человеку красивым стать, не кремы и лосьоны нужны, а внутреннее состояние. Счастливые всегда прекрасны, поэтому каждому надо свою формулу найти для себя, как наша Катя, сумевшая с радостью в любовь окунуться.

 

Хорошее настроение Катюши было испорчено встречей в коридоре института с Любовью Даниловной, которая даже не ответила на ее приветствие.

«Это по мою душу пришла, доконать хочет. И что мой рыцарь противопоставить может — не знаю. Может, самой заявление подать об уходе? Нельзя, Лева велел заниматься. Боже, помоги ему»

Около двух часов ее к ректору пригласили. «Все», — подумала она, — «конец».

Секретарша ввела в кабинет ректора еле живую Катю.

— Из-за ваших пропусков лекций, Макарова, приехал вот ваш дядя, Михаил Павлович, уважаемый мэр нашего города. Стыдно, должно быть, до такого докатиться. Оценки ваши, правда, лучше выглядят. Но все равно заслуживаете отчисления из института. Но только из уважения к Михаилу Павловичу, который за вас поручился, дадим вам возможность доучиться. Надеюсь, не подведете его, милая. Не меня, а дядюшку благодарите. Идите на лекцию, Макарова, и не прогуливайте больше. Все.

 

Катя дождалась на выходе «дядюшку», от души поблагодарила и познакомилась с ним.

— Ваш Лева буквально прогнал меня к ректору и вовремя: приказ об отчислении в папке на подпись уже был. Да, в общежитие тоже уладили, возвращайтесь в свою комнату, туда уже звонили. Все, кажется. Я тут не при чем — это все ваш Магин. И напоследок: как такая милая, тихая девушка сумела приручить моего стойкого Магина, признайтесь? Ах, все наоборот получилось, и рады этому? Большой привет передайте Леве. Вот тихоня...

 

Сказать, что утром заплаканная Катя вечером светилась от счастья — ничего не сказать. Конечно, то, что все неприятности остались в прошлом — важно, но главным было то, как он ее нежно обнял, к себе прижал… Она даже плакать перестала. Будет знать впредь, что плачущую Лева всегда приласкает. А может, доживет ласки получать по любви, дай-то Бог. Интересно позвонит или заедет, как обещал?

«На всякий случай приведу себя в порядок. Если бы еще знать, как для него одеться, причесаться… Красить губы не буду... Уже полвосьмого, и ни гу-гу. Может, я ему до лампочки как девушка. Помог из жалости, по доброте. Неприлично первой женщине звонить парню, знаю. Еще двадцать шесть минут подожду, постараюсь. Блузку надо постирать, полотенце…

Ночь чудная, вся в звездах с балкона, даже не заметила раньше. Все, не могу более...»

Катя, переборов себя, позвонила ему — абонент недоступным оказался. «...А ты думала, сразу доступным окажется для тебя. Дудки, красотка. Привыкла к вниманию парней, клюющих на что-то внешнее во мне, и возомнила себя неотразимой. Ему внутренняя красота нужна в женщине, благородство, а тут что — тьфу. Все, бал не состоялся, жаль…»

Катя вынула из сумки толстую тетрадь с крупной надписью «ШКОЛА КРАСОТЫ», присела за стол и что-то старательно стала писать. Соседки по комнате не было, и она вскорости спать пошла.

Утром же заставила себя подумать, что все хорошо, и главное у нее учеба теперь, а не парень по имени Лев. Засунув на улице ручки в карман куртки, нащупала правой деньги, которые он ей в аэропорту дал. Тогда они уместны были, а сейчас жалостливой подачкой показались, поэтому решила во что бы то не стало вернуть их, поставив этим точку на всем. Жалостливый, видите ли, нашелся, обойдемся.

Не помнила Катя в себе такой страсти к лекциям, как сегодня, когда из всего у нее остался лишь институт. После института состоялась встреча со сподвижниками по организации школы красоты. Идея такой школы принадлежала тихому, незаметному стилисту Марату Круглику из Дома моделей. Он всем своим прекрасным клиенткам Дома доказывал, что девочки, по идее, все могли бы красавицами быть. Нужна лишь спецшкола для их формирования с детского возраста.

Фигуру человека, считал Марат, можно корректировать при помощи механических приспособлений и упражнений, особенно в детстве. Лицо также поправлять можно со временем.

Главным же фактором женской привлекательности, был уверен Марат, психолог по специальности, стилист по необходимости жизни — это внутреннее состояние человека, его начинка. Он внушал всем, что в детях необходимо изживать зависть и агрессивность, а прививать человеколюбие и умение радоваться жизни. И еще многое другое, нужное любой прекрасной девушке, перечислял чудак. Прически у него стояли на первом месте и были индивидуальны для каждой с малолетства.

Загорелись созданием такой школы давно наша Катя и мастер-косметолог Нинель, женщина лет сорока, необщительная и очень красивая. Они втроем и решили открыть такую школу на равных началах. Старшей Катю определили как активную и пробивную девушку. Подыскивали помещение, с хирургом-костоправом контактировали по приспособлениям, их приобретению. Нужны были начальные деньги и немалые. Сегодня за столиком в кафе при булочной обсуждали форму одежды для девочек, которая должна подчеркивать прекрасное в детях и создавать принцесс сказочных.

— Человечество тысячелетиями трудилось над созданием одежды, которая бы его грела, от дождя спасала и главное, чтобы платье недостатки фигуры скрывало, подчеркивая лишь достоинства. Мы постараемся следовать этим традициям классики, а не современному возврату к набедренным повязкам дикарей, поэтому формы для школьниц будут близки…

Катя, приметив Лизу у прилавка с батоном в руках, извинилась и побежала к ней, чтоб расстаться с унизительными для нее деньгами и вернуть их Магину. Об этом она и попросила Елизавету, если та согласна. В долг брала деньги у шефа.

— Ты что, девка, спятила? Только твоих денег не хватает Левке в реанимации.... Катя, Катя, не падай, о Боже… Не знала что ли? Успокойся, подруга, жив остался, но состояние пока критическое. Стреляли в него. Вот не думала, что ты... Идем на улицу, на скамейку. Куда в таком состоянии, к нему не пускают. В городской, в реанимации. Вернуть тебе деньги? На, садись в маршрутку. Малахольная, чуть богу душу не отдала, красотка.

 

Дальше приемного покоя Катю, конечно, не пускали, несмотря на все просьбы и мольбы. Миловидная медсестра ее обнадежила, что с этим больным все будет хорошо, сам главврач под контроль держит. И еще она пообещала сообщить, когда в палату переведут. Мэр звонил, девочки сказали.

— Днем думали, твой отходит. Он тебе кто, муж? Ах, жених…Пуля вплотную возле сердца прошла, второе ранение — в руку, пулю извлекли. Там нерв задет и кровотечение. Чего ревешь, девка, жить будет, и до свадьбы..... Здесь сиди, меня кличут.

Лишь в два часа ночи Катю медсестра Лида растормошила и заговорщически прошептала, что больного в 11 палату перевели, одноместную, и вручила халат невесте.

Когда утром появился главврач, то в палате помимо больного находились еще две сестрички: Лида спала в ногах Магина, а Катя что-то стирала. Вскочившая Лида стала оправдываться и отстаивать присутствие невесты рядом с раненым, да и порядок навела отменный в палате. И потом, оставлять одного нежелательно еще не пришедшего в себе больного.

Доктор покачал головой, показал кулак и дал добро, еще раз переспросив Катю, кем приходится она больному.

— Невеста ему, честное слово. Нет, недавно стала, когда замуж предложил. Свадьбу, как поправится, справим. Вас пригласим. Спасибо за все.

Медики ушли, а невеста одеяло ему поправила, волосы с лица осторожно ладошкой отвела. Пошла штору прикрыть, а она сорвалась, пустив лучи солнца на постель Левы.

Пришлось переодеться в халатик и с тумбочки вешать штору за крючки на цыпочках.

Заметила блеск открытых глаз его, спрыгнула — и к постели. Радостно поздоровалась, спросила о самочувствии. Он молча отвернул взгляд и тихо произнес:

— Плохо мне, Катя, очень. Не только от ран, а от унизительного оскорбления киллеров. Их двое было. Я курил за домиком на скамеечке. Слышал разговор их, когда подъехали, что жиденка надобно сильно попугать, как велено. Один пошел к моему столу, присел, в бумагах ковыряться стал, другой в машину сел, дожидаясь меня. Потом быстро дверь прикрыл, задвижкой запер. Нет, не боялся. После жида к машине с кулаками пошел, готовый к драке. Он же бежать собрался, я за ним. Гул мотороллера Ножкина еще помню, а потом прогремели выстрелы. Еще запомнил Юру, «скорую» и вопрос врача: «Он что, еврей? Считай одним поганым меньше будет, не горюй, сестричка»

Забылся дальше. Медсестра же и спасла меня. Катя, ты за что жидов ненавидишь, может, скажешь? Помолчи, ты же помнишь как сказала... Драться со всеми сил не хватит, поэтому уеду на север. Ты чего, Катя? Катя, сядь…

Она плачет навзрыд, прикрыв лицо руками:

— До сих пор в очках не разглядел, умник иудейский, что девушка погибает без тебя. Из-за двух негодяев уехать надумал, обозвали его. Меня сколько раз шлюхой обзывали, а я еще с парнем не целовалась. Я же без тебя умру, Левушка. Что, говоришь, ты даже посметь не мог, что я .... Да с первого знакомства влюбилась, можешь смеяться. Зачем подходить, слезы вытереть? Не хочу. Смотри на такую, дуру... Пить хочешь, сейчас…

Вошедшие гости застали наших героев в странной позе: Катя, стоя на коленях со стаканом в вытянутой руке, целовала иудея, обнимавшего ее здоровой рукой.

В конечном итоге, мы все родные дети нашей прекрасной планеты Земля со своими отличиями по цвету кожи, разрезу глаз, языку и религии. Отец-то на всех один, говорят, был. Но давненько к молодой Планете по любви переселился, нас позабыв…

 

Всю в слезах, оставив главврача и мэра у койки Магина, Катю Лиза к умывальнику повела, умыла, причесала. Летунов поведал о ситуации в городе после ранения.

— Ножкины незаконно живут в домике, куда и пригласили тебя, Лева, на ужин. А далее Юра к вагончику поехал по настоянию жены, ужин остывал. Ножкин «скорую» и милицию вызвал для орущего благим матом запертого бандита. Он и заказчика назвал, взяли его ночью. Но это не все. Молодые здоровые ребята нашего города, узнав об убийстве чудака с Моноблока, (считали тебя мертвым), устроили погром в офисе ЖИЛСТРОЯ и на всех объектах этого ведомства. Стекла выбили, механизмы повредили, сторожей повязали, заборы осквернили надписями. Удивительно, но полиция ничегошеньки даже не слышала о погроме. Лева, ты у молодежи сегодня герой. Что, Катюша, рада, что отомстили? Это беззаконие, друзья, но благородное, что ли. Поправишься — встречу устроим. Доктор, пять минут о работе, ладно? Только о хорошем, можете послушать. Акт приемки дома подпишу без санитаров. Уцепились в наночастицы. Звонил в институт коммунальной гигиены, дали добро. Где акт, спрашиваю. Дай мне его, Лиза. Теперь законно жить можно. Еще закладывать будешь десять домиков, на пять мы ссуду беспроцентную дадим. Кате более плакать не позволим, правда, доктор? Да, со стоимостью дома определитесь, народ ждет. Пока.

 

Начальство ушло. Лиза что-то согласовывала по работе с шефом, затем, нагнувшись, тихо на ухо ему заговорщицки прошептала что-то, он кивнул.

— Катя, на минутку. Вот Лиза предлагает в очередь записаться, ты как думаешь, можно уже? Не я, а женщина, хранительница очага, должна решать. Лиза, она молчит, поэтому пока ...Что, Катя, записаться, значит? Спасибо тебе большое, решилась.

— Я рада за вас и поздравляю, но мне нужна копия брачного свидетельства. Что уставились, не ожидали. Так когда. Конечно, не на носилках Леву в загс везти, но надолго не откладывайте мероприятие, ладно? Дома занесу в гроссбух вас, удачи вам.

— Не поспешно ли ты решила обзавестись мужем, да еще таким, как я: черствым, невнимательным трудоголиком. Тебе еще учиться, а тут такая обуза. Может, подумаешь?

— Появилась надежда жить в своем доме с любимым трудоголиком. Разве это не счастье? Всю жизнь в гостьях жила, как мои развелись, понимаешь, Левушка. Да и надежно мне рядом с тобой. Стучат к нам, кажется. Сейчас открою. Спасибо вам, девушка.

Лева, принесли газету, где все события с тобой описаны, фотография героя, то есть тебя, и письмо личное… Любовное, наверное. Все прочесть? Хорошо. Начнем с письма:

«Уважаемый, Лев, весь город переживал трагедию, произошедшую с вами из-за благородной деятельности по обеспечению доступным жильем молодых. Вы кровь пролили во имя цели. Узнали о добром поступке медсестры Лиды Чаковой, спасшей вам жизнь. Но зачем в эту борьбу за вас топ-модель приплели, непонятно. Катя Макарова хорошо известная девица не лучшего поведения из Дома моделей, вдруг вашей невестой назвалась. Чтоб раскрыть истинное лицо девицы, посылаю несколько фотографии, на которых — сами увидите…».

Лева, это опять она, Костина мать. Это не я и никогда не позволяла… Что, срочно жениться хочешь на мне? Значит, веришь... Как тут не плакать…

— Опять слезы, Катя. Что случилось? Хорошо, почитаю.....Это кто писал, знаете? Смирнова Любовь Даниловна, что в институте, говорите, настучала? Вот старая бл...., уши закрой, племянница. Она в моем престижном доме проживает и всем известны ее похождения. Ну, Любочка, держись. Алло, Червинский? Здравствуй, Сеня, Летунов беспокоит. Ты на месте? Сейчас подъеду, дело есть. Помнишь, у нас юристом в тресте работал? Сейчас частным сыском успешно занимается. Он-то Любку утихомирит. Чего заехал, вот японцы подарили смартфон, у меня уже есть. Тут и интернет, знаешь. Бери и молчи.

Катя, все, забыли пакость. Главное еще то, Магин, что замом мэра приглашаю тебя стать, очень прошу благоустройством заниматься города. Как не хочешь? Ты строитель, значит, а я — чиновник, да. Катя, помоги мне уговорить. Как не вмешиваешься? Ты ему кто. Мне свой нужен Лева, рядом и чтоб меня понимал. Думайте. Заработал сматфон, говоришь? Хорошо.

 

Оставшись один (Катя в магазин пошла сыра купить), Лева дозвонился до ЗАГСА:

— Здравствуйте, это Магин беспокоит. Слышали, что пристрелили? У меня к вам просьба убедительная. Видите ли, родственников нет у меня, только невеста, а самому мне никак одному. Как при чем? Моей Катюше женой помогите стать, чтоб поселилась со мной. Нет, без этого родня не согласна. В больнице я, палата… найдете. Спасибо.

— Ашот, здравствуйте. Включите скайп. Еще раз приветствую. Ничего, иду на поправку. Да вы угадали, нужна окончательная цена дома, конечно, с подключением, благоустройством, льготным налогом и прибылью. Уже подсчитали, что же допрашиваете? Ну, говорите. С учетом возможных погрешностей устанавливаем двадцать тысяч долларов. Ура, уложились, молодец!

Зазвонил смартфон, и на полном его экране появилось изображение деда Арона.

— Привет, Лева. Почему не отвечаешь на звонки? Уже переживал. Почему лицо не показываешь? Упал и поцарапал? Забинтовали? Скажи честно, что случилось. Жалеть меня не надо. Стреляли в тебя? Кто, антисемиты? Конкуренты — это нормально, работой наступил на пятки. Одна только рука работает пока? Тяжело одному дома придется…

Вот бандит, невеста уже есть? Откуда? Сейчас покажешь? Подвиньтесь, девушка, к моему внуку, вместе увидеть хочу. У меня слов нет! Катюшей зовут? И вы любите этого парня? Очень, говорите? А он? Ничего не сказал еще, бандит? Но он скажет вам это на свадьбе, Катюша, поверьте деду. Я очень рад за вас, дети, еще звонить буду, пока жив. Будьте здоровы.

— Приятный дед у тебя, и очень похожи вы. В магазин ходила за покупками, торт купила. Зачем в пятницу в нарядном платье приходить?

— Нас регистрировать придут в 14-00. В больнице.

— Еще торта купить и шампанского? Это правда про женитьбу? Не верится… Боже, а тебя как одеть при раненной руке? Мне наша портниха, Мария Андреевна, поможет с рубашкой без левого рукава и жилетку сделает. Давай быстрее кушать, а то мне некогда. Длинные юбки ношу, потому что мне нравятся, а не чтоб кривые ноги скрыть, — заметила Катя взгляд жениха. — Убедился, что ноги нормальные, когда на тумбочке в коротком халатике к занавескам тянулась? Подсматривал, значит, бесстыдник. Коса на голове родная, можешь потрогать даже, боишься обмана. Тебе можно и здесь потрогать......Молчишь? То-то же.

В дверь постучали.

— Сейчас открою, — Катя встретила врача. — Здравствуйте, Петр Ильич, жених поправляется, и статус невесты признал за мной.

— Лев Давыдович, узнаете доктора, который ночью вас первым осматривал?

— Нет, конечно. Жмурился от боли тогда, но голос бы узнал. Здравствуйте, доктор.

— Здравствуйте, я прошу прощения за оплошность допущенную. В области сердца зияло отверстие, сочившееся кровью, поэтому в морг записал, пульс не проверил....Вот Лида...

— Узнал голос, меня оскорбивший. Помните, что сказали? Ошибочный диагноз, бог с ним, уже позади, а вот за выражение о евреях в морду бы дал, да нельзя мне сейчас. Петр Ильич, не надо наказывать его, он ошибся, бывает. А у меня к вам просьба — домой выписать, не прямо сию минуту, а в пятницу после обеда. Жена за мной присмотрит, моя Катя. Документы сможем предъявить. На свадьбу же обязательно пригласим, правда, Катя? Спасибо вам за внимание, Петр Ильич.

Гости удалились, девушка села рядом на койку и, нагнувшись, крепко поцеловала Леву.

— Я такой счастливой, наверное, уже никогда не буду. Я люблю тебя сильно—сильно, знай, — ответил он.

 

Опять постучали. Знакомая медсестра Лида Чекова привела с собой подругу, которая, как она выразилась, достала ее с просьбой к Магину провести. Мальвиной ее зовут.

— Все в городе только и говорят о дешевых домиках для молодоженнов,— это хорошо, но кто матерям-одиночкам поможет, вы подумали? Нет, почему Вы только строитель, а не государственный деятель? Но себе же вы, наверное, оттяпали квартиру. Как же так, на общих основаниях в очередь записались? Не женат еще, что ли? Ты, значит, придумал это, организовал, а сам без хаты. Иисус какой-то. Какая зарплата, спрашиваете? На алиментах живем. Ребенок болеет беспрерывно, работать не получается, маляр я. Работу предлагаете в домиках по специальности в удобное время и еще парней много холостых там? Может, что большее найду, с ребеночком-то, чудак. Попробовать что ли к жизни вернутся, работе… А как Ножкину найти, говоришь? Спасибо тебе, парень. Ты его, девушка-красуля? Беречь надобно такого. Хорошо, что сама понимаешь. Пока.

Лида извинилась за Мальвину, если что не так, заметила погрустневший взгляд больного и сильно шлепает подругу по мягкому месту, а та улыбнулась.

 

— Сколько таких бездомных мальвин мечутся по стране в безнадежных поисках скромного гнезда с детишками на руках? А сколько одиноких пожилых людей без жилья? Что-то не то общество построили, чтоб о людях пеклись. Пчелы яички по гнездам раскладывают, чтоб малыш при рождении уже свое гнездо имел. Необходимо государству построить дома-ульи с учетом каждого новорожденного. Создана семья — получай хату, одинок — вселяйся независимо от возраста. Арендная плата лишь на содержание дома, и только. Купил дом, уехал, прости, умер, — освобождай дом для других. Смертность, Катя, сократиться от жизни нормальной, детей рожать больше будут, бомжи исчезнут, разводы сократятся… Фантазер я у тебя… правда, но я бы хоть начал это, чтоб каждого человека в будущем жильем обеспечить. Хлопот, вероятно, много будет… Конечно, Катюша, тебе можно прилечь рядом с раненым, но ты, кажись, не подумала, куда ранен твой парень и каково остальному. Шучу я, справа ложись, счастье мое. Не обижайся и знай, что жить без тебя уже не смогу. Веди себя прилично, а то скину.

 

В четверг, оставшись один, Магин с прогулки во дворе сбежал, предварительно одолжив денег у Лиды до вечера. При подъезде такси к молодежной улочке заволновался, заспешил к фундаментам новых домиков, к работающему люду, здоровался приветливо, расспрашивал. Он еще слабость ощущал во всем теле, раны побаливали от ходьбы, но был счастлив возвращению к любимой работе, к жизни. Еле дотянув ноги до домика Ножкиных, он с облегчением уселся на подставленный табурет и выпил воды. Вокруг собрался практически весь состав «Наноблока». Разглядывая его, желали здоровья. Вопросы шефу Юра кулаком пресекал.

— Кажется, я выкарабкался, удержался, но очень близко от смерти был, всего в нескольких миллиметрах. Начатое не хотелось оставить. До конца улицу хочу достроить, а потом дальше планы есть очень большие, на наш век хватит. На тот свет еще успеем.

В домике появилась невеста беглеца.

— Я чуть не умерла в поисках, вся больница ищет больного, который еле встал, за стенку держался, лекарство не принял....никому ни слова.. Как так можно, — кричала Катя

— Мы его лекарство, Катя, запомни. Можешь кричать сколь хочешь, имеешь право, ты Левина любовь… Федя, отвези на самосвале молодых в больницу. Выздоравливай, шеф, а то и поругаться не с кем, у Лизы никакой демократии — сразу в зубы. Не смущайся, девка, ты тепереча наша. Да, Петр слушает. Бетон завезли, иду.

 

Уже в самосвале девушка с болью рассказывала, как испугалась его отсутствия, считала, что похитили или еще хуже… Уж потом ёкнуло про домики в голове — и к нему помчалась. Телефон еще отключен был.

— Если завел девушку, Лева, считаться необходимо с ней, учти, пожалуйста, на будущее. У меня до сих пор внутри все дрожит и плакать очень хочется. Крепче обними, вот так.

 

В больнице Магин искренне попросил прощения и расцеловал красивые соленые глазки. В дверь опять постучали. Вошедший мужчина средних лет представился следователем. Он пояснил, что второго участника трагических событий также задержали. По фактам расследования он стрелял в Магина, да и напарник, запертый в вагончике, на последнего показывает. Подозреваемый же все отрицает и, как партизан, молчит. Вот и решили попросить пострадавшего опознать виновника.

Два здоровенных стража ввели очень высокого молодого человека в наручниках, усадили.

— Шаповалов, у вас еще есть возможность смягчить вину чистосердечным признанием, молчанка не поможет. Все улики против вас, будьте благоразумны и не....

— Дима, ты за что моего парня убить хотел, признайся? Я знать должна, понимаешь, что он натворил до замужества, потом поздно будет, опять вляпаюсь. Что наделал и за что? Не станешь же ты убивать человека ни за что, правда, Дима? Молчишь, шкуру спасаешь. Да пошел ты, знаешь, куда....И замуж не пойду. Секретничайте, мальчики, без меня. И ты, Лева, сказать не хочешь ничего? Все, пошла я...

— Стой, Катя, парень твой ни при чем. Напарник Лобов Леша соблазнил деньгами за небольшую услугу — жиденка припугнуть маленько, как выразился он. Сначала не соглашался, но победила нужда, безденежье. Когда приехали к вагончику, дверь была распахнута, а твоего не было. Лешка пошел технологию искать в бумагах, я в машину сел и рад был отсутствию жид…, извиняюсь…

— Я более не нужен для опознания, могу уйти. Ко мне более не приближайся, все, конец.

— Не могла же поверить, что честнейший Дима без повода стрелял...Я же ..

— Повод был — побить жида. За деньги. Правда, Шаповалов? Не держи меня, видеть не могу больше. Истерик не устраивай, встань с пола.

— Еще чуть задержитесь, господин Магин, а девушке воды надо, она в обмороке, нет пульса. Медиков зовите, быстрее. Это из-за вас, уважаемый. Она же женщина, эмоции, а вы...

Попытки медсестры вывести из палаты пришедшую в себя Катю не увенчались успехом. Согласилась лишь на Левкину койку прилечь. Следователь, извинившись, очень попросил всех потерпеть, чтоб дать Шаповалову возможность закончить признание

— Что уж теперь, доскажу все. А Катю обижать не смей, она друг детства и сирота беспризорная. Продолжаю, гражданин следователь. Сидел, значит, в машине, темнело, о чем-то думал и тут неожиданно возникла фигура человека с камнем в руке, идущего прямо к машине, на меня. Я из машины, он за мной с угрозами, я и выстрелил раз — он продолжал догонять. Тогда уж второй выстрел сделал и бежать. Лобов сказал, что заказчик Сечкин из компании жилстроя. Больше ничего не знаю. Конкурент поперек горла стал, вот и решили нашими руками. Конечно, раненого впервые видел и ничего мне не сделал плохого, а ты, Катя, с недоверием, коль....Что, Лобов на меня валит, пусть. Облегчил я душу, гражданин следователь… Значит кепка в руке была, а я за камень…

— Я хочу сделать заявление, господин следователь. Считаю, что Шаповалов выстрелил в целях самообороны, а не умышленно. Произнесенное им оскорбительное слово жиденок привело меня в ярость, от которой он и попытался защититься. Да, я понимаю всю степень своей ответственности и готов... Нет, Катя, пока не посадят, но друг не киллер, это точно. Конечно, подпишу. Все одно он меня бить пришел, а не в гости.

Перед уходом арестант попрощался и внимательно на раненого посмотрел.

— Слышь, Кать, а твой ничего, нормальный. Не упускай его, дуреха. Моей Оле позвони.

 

— Мы с одного двора с Димой, выручал всегда. Жена с малышом на руках, сторожил по ночам Дом моделей, чтоб угол снимать. Пропадет Оля без него. Кончаю уже сборы, сейчас уйду. Где паспорт, не найду. Так дай мне его. Деньги еще есть, что ты давал. Конечно, ты прав, что меня прогоняешь. Одни неприятности со мной, как всегда. Дура есть дура. Ляпну, потом думаю. Найду куда пойти, в общагу не могу вернуться, я оттуда вещи к тете Ане отвезла. Зачем? Думала завтра после регистрации к тебе перееду. Тебе жаль, чего, Лева. Что я дура, а ты жиденок, который всех побить готов за оскорбительное слово от подонков? Все же тебя любят, а я, я умереть готова... Что, помыть морду и в постель, говоришь, а ты... со мной, значит. Лева, может смешно, но не сказала тебе, что я, что…не нукай, барышня еще. Ржешь, да...

 

— Жена, просыпайся. Жена, конечно, после всего, а как же. Я на работу пошел, к часу буду, не переживай за меня. Чай у Ножкиных попью. Завтра уже ты приготовишь дома и обед, если получится. Готовить-то умеешь? У тети училась? Только не спеша, ладно?

 

Заведующая Загсом торжественно при полной палате гостей проводила процедуру бракосочетания молодых. Красавица невеста от счастья светилась вся. Жених, нарядно одетый, серьезный, с рукой на привязи, почему-то смущался от всеобщего внимания.

— Магин Лев, согласны ли вы взять в жены Екатерину Макарову.

— Да.

— Макарова Екатерина, согласны ли вы выйти замуж за Магина Льва

— Вы еще спрашиваете? Конечно, да.

Наши герои были объявлены мужем и женой под бурные овации собравшихся и крики: ГОРЬКО! Ножкина протолкнулась к жениху с лотерейным барабанчиком.

— Тяни, Лева, номер домика как молодожен. Кручу, можно. Хозяйка хочешь, чтоб тянула? Катя, давай. Номер 13 вытянула, счастливый. Заселение по графику в сентябре. Поздравляем.


Рейтинг: 0 171 просмотр
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!