ГлавнаяПрозаМалые формыРассказы → А КТО СУДЬЯ?

А КТО СУДЬЯ?

28 января 2015 - Татьяна Уразова
         Знали, что придёт, как всегда неожиданно, она и пришла зима белоснежная в белом пуховом платке, в белой пушистой шубке. Запахло чистотой необыкновенной. Вышла утром, прошлась по первому  снежку, сердечко заколотилось, как птичка в руках. А сердечко-то больное. И душа не на месте. Видно аура сжалась, а она должна сиять, как нимб, но куда там! Бровь правая зачесалась, я по ней белым снежком провела, чтоб не плакать. И так не жизнь – одни слёзы.  Вечно вляпываюсь в разные истории.             
 Вчера пошла в магазин за хлебушком не по дороге, а по тропинке, так ближе, завернула за угол и обомлела. Два красивых статных парня обнимаются. Сначала я не поняла, обнимаются, может на радостях, всякое бывает.  А  когда целоваться начали, я за кустик спряталась. Не хорошо подглядывать, но любопытство оказалось сильнее морали. Но когда тот, что по крепче начал щупать мужское достоинство другого, отломила ветку и бросилась на них.
  -Бессовестные, на глазах у людей и детей, чем занимаетесь? Совесть всякую потеряли! Охальники!  Я вас узнала. Сейчас к родителям пойду, расскажу им, кого они вырастили. И всем соседям расскажу.
Парни огрызнулись, послали меня куда подальше и быстренько сбежали.Конечно, ни к кому я не пошла.  Дети не мои, а  родители  не поверят. Скажут, оболгала их ненаглядных чад. Потом не оправдаешься. Их проблемы, пусть сами и решают. Только бы мои мужички  не кинулись в разврат.
Мы тоже были молодыми. Помню, когда училась в институте, у нас по общаге ходили глянцевые порнографические западные журналы, передавали их из рук в руки, прятали.  И девчонки, и парни независимо от сексуального опыта рассматривали картинки с невероятным удивлением. Большинство  половые органы  противоположного пола  во всей красе впервые увидели в  этих журналах. Про парней ничего не могу сказать, а мы девчонки поражались размерам и всему прочему, наивные, не знали возможностей полиграфа, верили, тому,  что видели. Интерес к этим журналам со временем прошёл.  Были  ли среди нас геи и лесбиянки не знаю. Если и были, то конспирировались серьёзно. 
Впервые я задумалась о сексуальном перерождении людей в девяностые годы. Была глубокая осень. Я решила навестить родителей. С деньгами было  тяжеловато, хватило только на билеты туда и обратно. Но зато набрала разных фруктов, почти мешок грецких орехов с дачи, прикупила мандарин, они у нас были очень дешёвые.   Хотелось родню порадовать. Но как всегда, случился курьёз. Билеты взяла в плацкартный вагон на боковое место, других не было. На верхней полке спала женщина примерно моего возраста. Соседка, да и соседка. Проехали уже более суток, когда по вагону пошли менты, вглядываясь в лица и внимательно читая билеты. Видимо у них была ориентировка на женщину и мужчину. А в другом купе ехал армянин. Вот меня с ним и прихватили. Впервые я поняла, как унизительно быть подозреваемой в  чём-то криминальном. Когда нас задержали, у меня на столике лежала косметичка с лекарством в составе, которого был фенобарбитал. Нас  завели в купе проводников, допрашивали обоих, как преступников. Достали мои мешки с фруктами и орехами, прощупали каждый плод, орехи простучали. Эта экзекуция продолжалась не один час.  В конце концов ни у меня, ни у армянина ничего не нашли и с грехом пополам  отпустили. Соседи по купе отводили глаза. Мы тоже не могли прийти в себя. Женщина с верхней полки спустилась и села напротив меня. Открыв косметичку, я не нашла свои таблетки. Их украли. Разъярённая всем, что со мной произошло, я догнала ментов и потребовала, чтобы они нашли вора. Теперь уже они были в шоке. Зарёванная от унижения и обиды я села на своё место. 
  - Давай знакомиться, я Ленка. А ты?
  -Ритка.
  -Что ты ревёшь? Не в тюрьму же тебя посадили. Я сейчас чайку тебе принесу. Попьёшь и забудешь.
  -Ты не видела, кто таблетки стащил?
  - Нет.  Я спала.
Следующий час мы пили чай, болтали.  Немного успокоилась. И только тут заметила странный интерес Ленки ко мне. Она то и дело пыталась погладить меня по руке,  ухаживала за мной, как мужик. Предлагала то  одно, то другое: и выпить, и покурить, и в тамбур выйти.  Смекнув, что дело не чисто, я  решила лечь и отдохнуть, а  ей предложила  подняться на свою полку.
   - Что не нравлюсь? И чем же я хуже мужиков?
   - Лена, я просто хочу отдохнуть.
  - А я хочу тебе рассказать свою жизнь  Я лесбиянка. Ты  это поняла. Брезгливая  да? Я ненавижу мужиков, ненавижу! Если бы ты знала, как я их ненавижу! Ты знаешь, откуда я еду? Хочешь знать? Не хочешь? Из тюрьмы еду, из тюрьмы! Десять лет отсидела, минутка в минутку. Десять лет! А за что? За то, что мужа козла зарезала!  А ты бы не зарезала? Красивого, здорового – зарезала. Знаешь, я его, как увидела, сразу полюбила. Понимаешь, сразу! Как он за мной ухаживал, я и сдалась. Согласилась замуж выйти. Белое платье, белая фата. Гости. Свадьба, какая свадьба! Чего только не желали. Счастья, как море. Любви до небес. А я его зарезала.Разве такое может, быть?  Может…  Пришло время жениха и невесту отправили в спальню. И не пьяные были.  Встань, говорит, на стол, я тобой полюбуюсь. Я, дура и встала, а он толкнул меня. Оказалась я на столе на карачках, подол платья завернул мне на голову и изнахратил сзади, как мужика. Он большой, а я маленькая, силы не равные. Всю ночь насиловал.Я же девчонкой была. Всю ночь. А потом смеялся надо мной растерзанной. А на тумбочке фрукты на блюде лежали и нож. Я этим ножом била его до беспамятства.  Только утром пришла в себя. Он лежит мёртвый, весь в крови. Я вся в крови и нож в руке.  Так нас родители и нашли. Ладонь разжать не могла. А потом уж в тюрьме школу особую прошла. Что с тобой такое случиться не могло?
Ошарашенная исповедью Ленки,  невероятной, как мне  сначала показалось историей, я не сводила с неё глаз. Возбуждённая, она искала сочувствия и понимания, а не осуждения. Представив себя на её месте, мысленно, я уже держала в руках  нож и в остервенении била им тело, когда-то любимого человека, превратившего любовь в ненависть. И в этот момент я поняла, что я не осуждаю её, я жалею её и проклинаю того, кто совершил над ней не человеческое насилие.
  -Лен,  окажись я на твоём месте, я бы тоже убила его. Я тебя не осуждаю. Прости меня, если я тебя обидела. Я не лесбиянка. У меня другая жизнь. Я бы хотела, чтобы  ты встретила хорошего мужчину, и новая любовь, настоящая, изменила бы твою жизнь.
  -Поздно. Обратно дороги нет.
Через час она сошла на маленькой станции. А я думала о ней, о  Ленке, о её ненависти и любви. По разным  причинам люди становятся геями и лесбиянками, многие из-за любопытства, неудачного сексуального опыта, но самое страшное из-за насилия, которое  рождает неискоренимую ненависть к противоположному полу.
Пришла зима белая и чистая, девственная, рождая чистые помыслы,  показывая нам, какими мы должны быть. Но как сохранить чистоту души, чистоту любви мы не знаем… Мы хотим, но нашем пути встречаются разные люди…   
 
 

© Copyright: Татьяна Уразова, 2015

Регистрационный номер №0267741

от 28 января 2015

[Скрыть] Регистрационный номер 0267741 выдан для произведения:     Знали, что придёт, как всегда неожиданно, она и пришла зима белоснежная в белом пуховом платке, в белой шубке пушистой. Запахло чистотой необыкновенной. Вышла утром, прошлась по снежку первому, сердечко заколотилось, как птичка в руках. А сердечко-то больное. И душа не на месте. Видно аура сжалась, а она должна сиять, как нимб, но куда там! Бровь правая зачесалась, я по ней белым снежком провела, чтоб не плакать. И так не жизнь – одни слёзы.  Вечно вляпываюсь в разные истории.  Вчера пошла в магазин за хлебушком не по дороге, а по тропинке, так ближе, завернула за угол и обомлела. Два красивых статных парня обнимаются. Сначала я не поняла, обнимаются, может на радостях, всякое бывает.  А  когда целоваться начали, я за кустик спряталась. Не хорошо подглядывать, но любопытство оказалось сильнее морали. Но когда тот, что по крепче начал щупать мужское достоинство другого, отломила ветку и бросилась на них.
 
  -Бессовестные, на глазах у людей и детей, чем занимаетесь? Совесть всякую потеряли! Охальники!  Я вас узнала. Сейчас к родителям пойду, расскажу им, кого они вырастили. И всем соседям расскажу.
 
Парни огрызнулись, послали меня куда подальше и быстренько сбежали.Конечно, ни к кому я не пошла.  Дети не мои, а  родители  не поверят. Скажут, оболгала их чад ненаглядных. Потом не оправдаешься. Их проблемы, пусть сами и решают. Только бы мои мужички  в разврат не кинулись.
 
Мы тоже были молодыми. Помню, когда училась в институте, у нас по общаге ходили глянцевые порнографические западные журналы, передавали их из рук в руки, прятали.  И девчонки, и парни независимо от сексуального опыта рассматривали картинки с невероятным удивлением. Большинство  половые органы  противоположного пола  во всей красе впервые увидели в  этих журналах. Про парней ничего не могу сказать, а мы девчонки поражались размерам и всему прочему, наивные, не знали возможностей полиграфа, верили, тому,  что видели. Интерес к этим журналам со временем прошёл.  Были  ли среди нас геи и лесбиянки не знаю. Если и были, то конспирировались серьёзно.  
 
Впервые я задумалась о сексуальном перерождении людей в девяностые годы. Была глубокая осень. Я решила навестить родителей. С деньгами было  тяжеловато, хватило только на билеты туда и обратно. Но зато набрала разных фруктов, почти мешок грецких орехов с дачи, прикупила мандарин, они у нас были очень дешёвые.   Хотелось родню порадовать. Но как всегда, случился курьёз. Билеты взяла в плацкартный вагон на боковое место, других не было. На верхней полке спала женщина примерно моего возраста. Соседка, да и соседка. Проехали уже более суток, когда по вагону пошли менты, вглядываясь в лица и внимательно читая билеты. Видимо у них была ориентировка на женщину и мужчину. А в другом купе ехал армянин. Вот меня с ним и прихватили. Впервые я поняла, как унизительно быть подозреваемой в  чём-то криминальном. Когда нас задержали, у меня на столике лежала косметичка с лекарством в составе, которого был фенобарбитал. Меня с  армянином завели в купе проводников. Допрашивали обеих, как преступников. Достали мои мешки с фруктами и орехами, прощупали каждый плод, орехи простучали. Эта экзекуция продолжалась не один час.  В конце концов ни у меня, ни у армянина ничего не нашли и с грехом пополам  отпустили. Соседи по купе отводили глаза. Мы тоже не могли прийти в себя. Женщина с верхней полки спустилась и села напротив меня. Открыв косметичку, я не нашла свои таблетки. Их украли. Разъярённая всем, что со мной произошло, я догнала ментов и потребовала, чтобы они нашли вора. Теперь уже они были в шоке. Зарёванная от унижения и обиды я села на своё место.
 
  - Давай знакомиться, я Ленка. А ты?
 
  -Ритка.
 
  -Что ты ревёшь? Не в тюрьму же тебя посадили. Я сейчас чайку тебе принесу. Попьёшь и забудешь.
 
  -Ты не видела, кто таблетки стащил?
 
  - Нет.  Я спала.
 
Следующий час мы пили чай, болтали.  Немного успокоилась. И только тут заметила странный интерес Ленки ко мне. Она то и дело пыталась погладить меня по руке,  ухаживала за мной, как мужик. Предлагала то  одно, то другое: и выпить, и покурить, и в тамбур выйти.  Смекнув, что дело не чисто, я  решила лечь и отдохнуть, а  ей предложила  подняться на свою полку.
 
   - Что не нравлюсь? И чем же я хуже мужиков?
 
   - Лена, я просто хочу отдохнуть.
 
  - А я хочу тебе рассказать свою жизнь  Я лесбиянка. Ты  это поняла. Брезгливая  да? Я ненавижу мужиков, ненавижу! Если бы ты знала, как я их ненавижу! Ты знаешь, откуда я еду? Хочешь знать? Не хочешь? Из тюрьмы еду, из тюрьмы! Десять лет отсидела, минутка в минутку. Десять лет! А за что? За то, что мужа козла зарезала!  А ты бы не зарезала? Красивого, здорового – зарезала. Знаешь, я его, как увидела, сразу полюбила. Понимаешь, сразу! Как он за мной ухаживал, я и сдалась. Согласилась замуж выйти.Белое платье, белая фата. Гости. Свадьба, какая свадьба! Чего только не желали. Счастья, как море. Любви до небес. А я его зарезала.
Разве такое может, быть?  Может…  Пришло время жениха и невесту отправили в спальню. И не пьяные были.  Встань, говорит, на стол, я тобой полюбуюсь. Я, дура и встала, а он толкнул меня. Оказалась я на столе на карачках, подол платья завернул мне на голову и изнахратил сзади, как мужика. Он большой, а я маленькая, силы не равные. Всю ночь насиловал.Я же девчонкой была. Всю ночь. А потом смеялся надо мной растерзанной.А на тумбочке фрукты на блюде лежали и нож. Я этим ножом била его до беспамятства.  Только утром пришла в себя. Он лежит мёртвый, весь в крови. Я вся в крови и нож в руке.  Так нас родители и нашли. Ладонь разжать не могла. А потом уж в тюрьме школу особую прошла. Что с тобой такое случиться не могло?
 
Ошарашенная исповедью Ленки,  невероятной, как мне  сначала показалось историей, я не сводила с неё глаз. Возбуждённая, она искала сочувствия и понимания, а не осуждения. Представив себя на её месте, мысленно, я уже держала в руках  нож и в остервенении била им тело, когда-то любимого человека, превратившего любовь в ненависть. И в этот момент я поняла, что я не осуждаю её, я жалею её и проклинаю того, кто совершил над ней не человеческое насилие.
 
  -Лен,  окажись я на твоём месте, я бы тоже убила его. Я тебя не осуждаю. Прости меня, если я тебя обидела. Я не лесбиянка. У меня другая жизнь. Я бы хотела, чтобы  ты встретила хорошего мужчину, и новая любовь, настоящая, изменила бы твою жизнь.
 
  -Поздно. Обратно дороги нет.
 
Через час она сошла на маленькой станции. А я думала о ней, о  Ленке, о её ненависти и любви.По разным  причинам люди становятся геями и лесбиянками, многие из-за любопытства, неудачного сексуального опыта, но самое страшное из-за насилия, которое  рождает неискоренимую ненависть к противоположному полу.
 
Пришла зима белая и чистая, девственная, рождая чистые помыслы,  показывая нам, какими мы должны быть. Но как сохранить чистоту души, чистоту любви мы не знаем… Мы хотим, но нашем пути встречаются разные люди…    
 
 
Рейтинг: +4 248 просмотров
Комментарии (6)
Серов Владимир # 28 января 2015 в 12:22 0
Не берусь судить данный конкретный случай! Я общался с лесби и понять их могу! Бедные, несчастные бабы!
Но геи…. Нет! Не понимаю! 625530bdc4096c98467b2e0537a7c9cd
Татьяна Уразова # 28 января 2015 в 16:29 0
Говорят, их можно вылечить. Но они не хотят быть нормальными. Паталогия. tanzy2
alexandr # 28 января 2015 в 16:38 0
big_smiles_138
Татьяна Уразова # 28 января 2015 в 19:34 0
625530bdc4096c98467b2e0537a7c9cd rose
НИКОЛАЙ ГОЛЬБРАЙХ # 29 января 2015 в 01:16 0
50ba589c42903ba3fa2d8601ad34ba1e
Татьяна Уразова # 29 января 2015 в 09:51 0
scratch
Популярная проза за месяц
91
80
75
71
70
64
61
58
57
56
55
54
54
52
52
51
49
49
48
48
47
47
45
45
45
44
40
Лесное озеро 4 августа 2017 (Тая Кузмина)
40
35
30