ГлавнаяВся прозаМалые формыНовеллы → Когда людей на улице трескали

 

Когда людей на улице трескали

 

Когда моей дочке было четыре годика, случилась у нас странная вещь. До этого вполне спокойный ребенок наотрез отказывалась дома одна находиться. Даже на одну минуту. Стоило жене, если меня дома не было, к соседке, что дверь в дверь, выглянуть, как дите с ревом за ней бежала. Мы ее спрашиваем, что случилось? Она в ответ: «Мне скучно». Уж мы ее игрушками обкладывали, забавы всякие придумывали. Рисовать она очень любила. Вот сидит, рисует, увлеклась, даже кончик язычка высунет, но стоит только попытаться оставить ее одну, тут же рев, бежит за мной или женой. Ручонками обхватит, не оторвешь, и рыдает в голос. Ясно, что от скуки дите так рыдать не будет.

Сколько мы с женой не допытывались: «В чем дело? Ты уже большая девочка. Что тебя пугает?». Ответ: «Ничего. Мне скучно».

– Пойми, – втолковываю, – человеку не может стать скучно за две минуты. А если и будет скучно, можно и потерпеть пару минут, это же не болячка. Ведь я сейчас книгу читаю и не играю с тобой. Тебе же не скучно. Вот ты и представь, что я тут рядом с тобой, книгу читаю, даже если я выйду. Ты в куклы играешь. Вон у тебя домик какой. А я сейчас к дяде Вите, на второй этаж, только на одну минуточку…

Все. Только шаг к коридору – крик, рев, цепляние и так далее.

Я как-то не выдержал. Жена была на работе. Мне понадобилось капусту из сарая принести. Сараи у нас за соседним домом, в пятидесяти метрах. Дите сразу в рев. Но я решил быть твердым, хватит детским фантазиям потакать. Отклеил ее ручонки от себя, в комнату ее затолкал, дверь закрыл и вышел. Дела-то на пять – семь минут.

Не успел я сарай открыть, дети соседские бегут. И откуда они всех знают?

– Дядя, – кричат, – бегите. Там ваша дочка сейчас окно разобьет!

– Э! – думаю, – Не разобьет. Она еще маленькая для таких подвигов. – А сам поспешаю. Быстро капусты в кастрюльку наложил и бегом назад.

Точно. Стоит мое чадо на кухонном подоконнике и ложкой по стеклу стучит. Крепко стучит, вот-вот расколет. И орет при этом так, что сквозь стекло слышно. Я, за нее опасаясь, бегом в квартиру. Открываю дверь, а она, с подоконника уже слезла, ко мне кидается. Прижимается и вся дрожит.

– Все, – думаю – сошло дитя с ума. Только этого не хватало.

И решил я все-таки выяснить причину этого страха.

Я зашел, спокойно руки помыл. Сел на диван. Дочку на руки взял:

– Ленушка, в чем дело? Ты же чуть окно этой ложкой не разбила. Чего ты боишься? Кто тебя напугал?

– Никто.

– Так в чем дело?

– Мне скучно.

– Опять – двадцать пять. Не может человеку быть так скучно, чтобы стекла бить. А если бы разбила? Зима на улице – 25 градусов мороза. Мы бы насмерть замерзли.

Смотрю, последние слова как будто подействовали. Притихла, ко мне прижалась.

– Скажи, что тебя пугает? Почему ты одна дома и минуту оставаться не хочешь?

Вижу, дочь моя «колоться» начинает:

– А помнишь, как людей на улице трескали?

– Когда? Кто трескал?

– Ты рассказывал, что дядьку по печени треснули, а он упал и умер.

Тут-то я и вспомнил. Действительно было, месяц назад. Один пьяный майор на капитана напал. Толкнул его, тот на бордюр упал, боком сильно ударился. Печень разорвалась, и капитан практически на месте скончался. И я это жене рассказывал. А то, что еще пара заячьих ушек это слушает, не учел.

– Доча! Это же один раз за всю жизнь было. И больше никогда не будет. Подрались два офицера. Я же ни с кем не дерусь. Никто людей на улице не трескает и трескать не будет. Ты папе веришь?

– Верю, – Ленушка еще теснее прижалась ко мне и шмыгнула носиком. – Я думала, а вдруг и вас треснут, а я одна в квартире навсегда останусь. Вот я и не хотела одна оставаться. Кто б тогда меня кормил?

– Эх, ты! Храбрец мой маленький. Ты теперь не будешь бояться?

– Нет, не буду. Только ты сегодня никуда не уходи. Ладно?

– Ладно. Пошли обед готовить. Скоро мама придет.

Когда при детях что-то рассказываете, вы их психологию учитывайте. А то они Бог весть, что себе надумать могут

© Copyright: Александр Шипицын, 2014

Регистрационный номер №0228983

от 26 июля 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0228983 выдан для произведения:

 

Когда моей дочке было четыре годика, случилась у нас странная вещь. До этого вполне спокойный ребенок наотрез отказывалась дома одна находиться. Даже на одну минуту. Стоило жене, если меня дома не было, к соседке, что дверь в дверь, выглянуть, как дите с ревом за ней бежала. Мы ее спрашиваем, что случилось? Она в ответ: «Мне скучно». Уж мы ее игрушками обкладывали, забавы всякие придумывали. Рисовать она очень любила. Вот сидит, рисует, увлеклась, даже кончик язычка высунет, но стоит только попытаться оставить ее одну, тут же рев, бежит за мной или женой. Ручонками обхватит, не оторвешь, и рыдает в голос. Ясно, что от скуки дите так рыдать не будет.

Сколько мы с женой не допытывались: «В чем дело? Ты уже большая девочка. Что тебя пугает?». Ответ: «Ничего. Мне скучно».

– Пойми, – втолковываю, – человеку не может стать скучно за две минуты. А если и будет скучно, можно и потерпеть пару минут, это же не болячка. Ведь я сейчас книгу читаю и не играю с тобой. Тебе же не скучно. Вот ты и представь, что я тут рядом с тобой, книгу читаю, даже если я выйду. Ты в куклы играешь. Вон у тебя домик какой. А я сейчас к дяде Вите, на второй этаж, только на одну минуточку…

Все. Только шаг к коридору – крик, рев, цепляние и так далее.

Я как-то не выдержал. Жена была на работе. Мне понадобилось капусту из сарая принести. Сараи у нас за соседним домом, в пятидесяти метрах. Дите сразу в рев. Но я решил быть твердым, хватит детским фантазиям потакать. Отклеил ее ручонки от себя, в комнату ее затолкал, дверь закрыл и вышел. Дела-то на пять – семь минут.

Не успел я сарай открыть, дети соседские бегут. И откуда они всех знают?

– Дядя, – кричат, – бегите. Там ваша дочка сейчас окно разобьет!

– Э! – думаю, – Не разобьет. Она еще маленькая для таких подвигов. – А сам поспешаю. Быстро капусты в кастрюльку наложил и бегом назад.

Точно. Стоит мое чадо на кухонном подоконнике и ложкой по стеклу стучит. Крепко стучит, вот-вот расколет. И орет при этом так, что сквозь стекло слышно. Я, за нее опасаясь, бегом в квартиру. Открываю дверь, а она, с подоконника уже слезла, ко мне кидается. Прижимается и вся дрожит.

– Все, – думаю – сошло дитя с ума. Только этого не хватало.

И решил я все-таки выяснить причину этого страха.

Я зашел, спокойно руки помыл. Сел на диван. Дочку на руки взял:

– Ленушка, в чем дело? Ты же чуть окно этой ложкой не разбила. Чего ты боишься? Кто тебя напугал?

– Никто.

– Так в чем дело?

– Мне скучно.

– Опять – двадцать пять. Не может человеку быть так скучно, чтобы стекла бить. А если бы разбила? Зима на улице – 25 градусов мороза. Мы бы насмерть замерзли.

Смотрю, последние слова как будто подействовали. Притихла, ко мне прижалась.

– Скажи, что тебя пугает? Почему ты одна дома и минуту оставаться не хочешь?

Вижу, дочь моя «колоться» начинает:

– А помнишь, как людей на улице трескали?

– Когда? Кто трескал?

– Ты рассказывал, что дядьку по печени треснули, а он упал и умер.

Тут-то я и вспомнил. Действительно было, месяц назад. Один пьяный майор на капитана напал. Толкнул его, тот на бордюр упал, боком сильно ударился. Печень разорвалась, и капитан практически на месте скончался. И я это жене рассказывал. А то, что еще пара заячьих ушек это слушает, не учел.

– Доча! Это же один раз за всю жизнь было. И больше никогда не будет. Подрались два офицера. Я же ни с кем не дерусь. Никто людей на улице не трескает и трескать не будет. Ты папе веришь?

– Верю, – Ленушка еще теснее прижалась ко мне и шмыгнула носиком. – Я думала, а вдруг и вас треснут, а я одна в квартире навсегда останусь. Вот я и не хотела одна оставаться. Кто б тогда меня кормил?

– Эх, ты! Храбрец мой маленький. Ты теперь не будешь бояться?

– Нет, не буду. Только ты сегодня никуда не уходи. Ладно?

– Ладно. Пошли обед готовить. Скоро мама придет.

Когда при детях что-то рассказываете, вы их психологию учитывайте. А то они Бог весть, что себе надумать могут
Рейтинг: 0 167 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!