ГлавнаяВся прозаМалые формыМиниатюры → Прыгай, взорвемся!

 

Прыгай, взорвемся!

article229620.jpg

На одном самолете Ту-142 на посадке передняя «нога» сложилась. И все, что впереди основных стоек шасси находится, к земле гораздо ближе стало. Нос, а точнее кабина штурмана и вовсе в землю, то в есть снег (дело зимой было) зарылся. А то, что сзади этих колес находилось, к небесам вознеслось. В частности, кормовая кабина воздушного стрелка и стрелка-радиста. В этом самолете одной длины 56 метров наберется. А теперь прикиньте: Ту-142 когда горизонтально на стоянке стоит, кормовую кабину метра на четыре от грешного бетона возносит, а тут нос в снегу весь. По законам геометрии эту кабину на высоту четырех-пятиэтажного дома возвысило. И даже на снег высоковато прыгать.

                  Проснувшийся КОУ – командир огневых установок или проще – воздушный стрелок, оценив обстановку и не получая команд в обесточенном самолете, мудрость и спокойствие духа проявил. Точно зная (опытный, гад), что самолету, зарывшемуся носом в снег, грозит неминуемый взрыв, он, аварийно открыв люк, находящейся на высоте 12 метров, крикнул радисту-матросу:

                  – Прыгай вниз, сейчас бабахнет!

            Матрос, не оценив высоты, подгоняемый истеричной командой КОУ, выпрыгнул из люка. Ему крупно повезло, что корма находилась над метровым слоем снега. Он отделался переломом обеих ног, о чем и доложил, громко вопя и катаясь от боли по снегу.  После чего, обогащенный еще и этим опытом, бравый стрелок, сказав про себя: «Высоко, ну б его на фиг! Еще расшибешься, неровен час!», распустил парашют и по стропам спокойно спустился вниз успокаивать кричащего матроса.

 

 

© Copyright: Александр Шипицын, 2014

Регистрационный номер №0229620

от 30 июля 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0229620 выдан для произведения:

На одном самолете Ту-142 на посадке передняя «нога» сложилась. И все, что впереди основных стоек шасси находится, к земле гораздо ближе стало. Нос, а точнее кабина штурмана и вовсе в землю, то в есть снег (дело зимой было) зарылся. А то, что сзади этих колес находилось, к небесам вознеслось. В частности, кормовая кабина воздушного стрелка и стрелка-радиста. В этом самолете одной длины 56 метров наберется. А теперь прикиньте: Ту-142 когда горизонтально на стоянке стоит, кормовую кабину метра на четыре от грешного бетона возносит, а тут нос в снегу весь. По законам геометрии эту кабину на высоту четырех-пятиэтажного дома возвысило. И даже на снег высоковато прыгать.

                  Проснувшийся КОУ – командир огневых установок или проще – воздушный стрелок, оценив обстановку и не получая команд в обесточенном самолете, мудрость и спокойствие духа проявил. Точно зная (опытный, гад), что самолету, зарывшемуся носом в снег, грозит неминуемый взрыв, он, аварийно открыв люк, находящейся на высоте 12 метров, крикнул радисту-матросу:

                  – Прыгай вниз, сейчас бабахнет!

            Матрос, не оценив высоты, подгоняемый истеричной командой КОУ, выпрыгнул из люка. Ему крупно повезло, что корма находилась над метровым слоем снега. Он отделался переломом обеих ног, о чем и доложил, громко вопя и катаясь от боли по снегу.  После чего, обогащенный еще и этим опытом, бравый стрелок, сказав про себя: «Высоко, ну б его на фиг! Еще расшибешься, неровен час!», распустил парашют и по стропам спокойно спустился вниз успокаивать кричащего матроса.

 

 

Рейтинг: +1 155 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!