ГлавнаяВся прозаМалые формыНовеллы → Удав Иван Фёдорыч

 

Удав Иван Фёдорыч

article31553.jpg


            Жил на свете удав Иван Фёдорович. Жил, как все, то есть – работал. Работал в серпентарии старшим научным сотрудником. Начальство его уважало и называло по имени-отчеству. Платили ему гроши, потому что в науке не принято ценить, а принято уважать. Коллеги по работе его и ценили, и уважали, называя просто Фёдорыч. Имея доброе сердце и любя детей, Фёдорыч занимался благотворительностью, катая на себе детишек в городском клубе юннатов.

                                 
            Так как зарплата у Фёдорыча была не «ах», он, чтобы не голодать, подрабатывал по вечерам в клинике при серпентарии удавом. Получал тоже гроши, но не роптал, потому что роптать не умел. Его класс – то есть, пресмыкающиеся – роптать не мог. Некоторые из этого класса только изредка шипели, но это редко. Шипи, не шипи, а ничего не изменится. 
            Давить всех он умел, но не мог, потому что был мягким по характеру. Он в серпентарии добросовестно, потихонечку, бережно выдавливал из гадюк яд – такая у него была работа. Выдавливал яд незлобиво, потому что был добрым. Дело в том, что яд в небольших дозах – это лекарство. А гадюки были злыми, и сами отдавать яд не хотели. Поэтому, Фёдорыч у гадюк яд выдавливал только после длительных уговоров отдать яд добровольно. Когда не помогал предпоследний аргумент: 

             – Поделитесь, пожалуйста, излишками яда для больных детишек! – он делал последнюю попытку: 
             – От излишков яда можете сами же и пострадать.
             Но гадюки были то ли несговорчивыми, то ли нехорошими. Впрочем, что от гадов, к коим гадюки относились, можно ожидать чего-нибудь хорошего? Поэтому, Фёдорыч вынужден был действовать в принудительной манере, что избавляло гадюк от излишков яда для их же пользы. 
             Точно также в некоторых странах правительство, не желая, чтобы их население страдало от излишков в питании, недоплачивает своим согражданам деньги, чтобы те постились по принуждению, что пойдёт им, то есть согражданам, на пользу. Правда само правительство тех стран никогда не постится, считая, что хорошего человека должно быть много. Имеется в виду много в килограммах на каждого члена правительства.
              Фёдорыч свою работу выполнял добросовестно, то есть из последних сил, которых у него было маловато, так как он относился к обычному типу сограждан своей страны – служащим. Служащий – это тот, кто служит своему государству, то есть своему народу. Впрочем, государство и народ не во всех странах одно и то же.
              Но однажды в клинику, где подрабатывал Фёдорыч, привезли тяжелобольного чиновника из кабинета правительства, который так растолстел на дармовых харчах, что четвёртый подбородок перекрыл ему кислород. Фёдорычу предстояло срочно выдавить из гадюк необходимую дозу яда для высоко поставленного чиновника, чтобы убрать с помощью выше названного лечебного средства хотя бы один подбородок из четырёх, и дать возможность чиновнику получать кислород, как всем, включая служащих – то есть без ограничений. 

                                                
              Фёдорыч без проволочек приступил к работе. Но, в результате постоянного недоедания, у Фёдорыча не хватило физических сил, чтобы выдавить необходимое количество лекарства. И чиновник, высокопоставленный такими же, как Фёдорыч согражданами, скончался.

 

© Copyright: Вячеслав Сергеечев, 2012

Регистрационный номер №0031553

от 1 марта 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0031553 выдан для произведения:

 Удав Иван Фёдорыч

Удав Иван Фёдорыч.

Вячеслав Сергеечев

            Жил на свете удав Иван Фёдорыч. Жил как все, то есть работал. Работал в серпентарии старшим научным сотрудником. Начальство его уважало и называло по имени-отчеству. Платили ему гроши, потому что в науке не принято ценить, а принято уважать. Коллеги по работе его и ценили, и уважали, называя просто Фёдорыч.

            Так как зарплата у Фёдорыча была не «ах», он, чтобы не голодать, подрабатывал по вечерам в клинике при серпентарии удавом. Получал тоже гроши, но не роптал, потому что роптать не умел. Его класс – то есть пресмыкающиеся – роптать не умел. Некоторые из этого класса только изредка шипели. Но это редко. Шипи, не шипи, а ничего не изменится. 

            Давить всех он мог, но тоже не умел, потому что был мягким  по натуре. Он в серпентарии добросовестно, потихонечку, бережно выдавливал из гадюк яд. Работа у него была такая. Выдавливал яд незлобиво, потому что был добрым. Дело в том, что яд в небольших дозах – это лекарство. А гадюки были злыми, и сами отдавать яд не хотели. Поэтому, Фёдорыч у гадюк яд выдавливал только после длительных уговоров отдать яд добровольно. Когда не помогал предпоследний аргумент: 

             – Поделитесь, пожалуйста, излишками для больных детишек! – он делал последнюю попытку: 
             – От излишков яда можете сами же и пострадать.

             Но гадюки были то ли несговорчивыми, то ли нехорошими. Впрочем, что от гадов, к коим гадюки относились, можно ожидать чего-нибудь хорошего? Поэтому, Фёдорыч вынужден был действовать в принудительной манере, что и избавляло гадюк от излишков яда для их же пользы. 

             Точно также в некоторых странах правительство, не желая, чтобы их население страдало от излишков в питании, недоплачивает своим согражданам деньги, чтобы те постились по принуждению, что пойдёт им, то есть согражданам, на пользу. Правда само правительство тех стран никогда не постится, считая, что хорошего человека должно быть много. Имеется в виду много в килограммах на каждого члена правительства.

              Фёдорыч свою работу выполнял добросовестно, то есть из последних сил, которых у него было маловато, так как он относился к обычному типу сограждан своей страны – служащим. Служащий – это тот, кто служит своему государству, то есть своему народу. Впрочем, государство и народ не во всех странах одно и тоже.

              Но однажды в клинику, где подрабатывал Фёдорыч, привезли тяжело больного чиновника из кабинета правительства, который так растолстел на дармовых харчах, что четвёртый подбородок ему перекрыл кислород. Фёдорычу предстояло срочно выдавить из гадюк необходимую дозу яда для высоко поставленного чиновника, чтобы убрать с помощью выше названного лечебного средства хотя бы один подбородок из четырёх, и дать возможность чиновнику получать кислород, как и всем, включая служащих – то есть без ограничений. 

              Фёдорыч без проволочек приступил к работе. Но, в результате постоянного недоедания, у Фёдорыча не хватило физических сил, чтобы выдавить необходимое количество лекарства, И чиновник, высокопоставленный такими же, как и Фёдорыч согражданами, скончался.
Рейтинг: +4 486 просмотров
Комментарии (9)
Ирина Перепелица # 17 февраля 2014 в 20:08 0
Значит, туда ему и дорога, этому высокопоставленному чиновнику.
Только мораль сей притчи не ясна...
Потому все и молчат.
Ирина Перепелица # 21 февраля 2014 в 21:59 0
Наверное, Вы хотели сказать -- ищУщий...
Вячеслав Сергеечев # 21 февраля 2014 в 22:02 0
Ищущий да и обрящет.
Вячеслав Сергеечев # 21 февраля 2014 в 22:03 0
Спасибо, именно!
Екатерина Несынова # 27 октября 2014 в 19:04 0
Очень интересная притча и жизненная.
Вячеслав Сергеечев # 27 октября 2014 в 20:40 0
Спасибо!
НИКОЛАЙ ГОЛЬБРАЙХ # 22 января 2015 в 17:21 0
ВЯЧЕСЛАВ, super ХОРОШАЯ РАБОТА!!! c0137 50ba589c42903ba3fa2d8601ad34ba1e c0414
Марина Кнутова # 5 марта 2015 в 12:24 0
cry2 joke
Вячеслав Сергеечев # 5 марта 2015 в 12:52 0
lubov5