Денису Игоревичу

10 ноября 2015 - Neihardt
 Называющий другом, поведай,
 Как давно мы с тобою друзья? -
 Ведь не ели пуд соли, а в бедах
 Моего ты не слышал вытья.
 
 Я же знал, если будешь под прессом,
 Помогу, ни на что несмотря;
 Ты же думал, слова мои веса
 Не имеют, а дружба – пустяк.
 
 Верил многим легко и беспечно,
 Позабыв, что мне нужно сперва
 Разглядеть в их глазах человечность,
 А потом только руку давать.
 
 Подкреплять надо слово делами,
 Но твой план был совсем не таков,
 Потому наш тандем и растаял,
 Просочившись под грунт глубоко.
 
 Между нами теперь километры
 И вся жизнь поменялась, поди;
 А раз дружба была, то о ней ты
 Вспомнишь, эти увидев стихи…
 
Простите, глубокоуважаемый автор, а была ли тут дружба? Попробую пояснить, что заставило меня в этом усомниться. 
Сюжет стихотворения построен на сетованиях лирического героя об утраченной теплоте чувств между друзьями. Форма письма-обращения к некоему другу говорит о том, что по всей видимости, толчком к написанию текста послужила реальная (или вымышленная для данного лирического героя, но в данном случае это даже не принципиально – будем принимать описанные чувства за чистую монету и возьмем как реальность) ситуация постепенного угасания дружбы. Тема тяжелая: потеря друг друга из-за недопонимания, возникшего постепенно, исподволь, и опустошившего души героев…
При построфном анализе станет очевидно, что с такой глубокой темой автор, увы, не справился.
Первая же строфа ставит под сомнение факт былой дружбы как таковой:
«Называющий другом, поведай,
 Как давно мы с тобою друзья? -
 Ведь не ели пуд соли, а в бедах
 Моего ты не слышал вытья».
Получается, лирический герой, остро переживающий потерю друга, с самого начала противоречит сам себе: заданный в начале стихотворения вопрос риторичен, а слово «называющий» (в отличие от «являющийся», например) ясно дает понять, что эта «дружеская связь» изначально была несколько порочна. Если автор /лирический герой это осознаёт, то где же, черт побери тут была дружба, сетовать-то, выходит, и незачем.
Про «пуд соли», несъеденный друзьями - отнесем к литературным штампам. Но зададимся вопросом: если людям не довелось поддерживать друг друга в горе и радости, то где тут, опять-таки, наблюдалась дружба?
«Я же знал, если будешь под прессом,
 Помогу, ни на что несмотря;
 Ты же думал, слова мои веса
 Не имеют, а дружба – пустяк»...
Оставим в стороне такие технические погрешности, как «я же – ты же», хотя они, определенно, произведение не украшают. Здесь поэт декларирует изначальное неравенство отношений. То есть, опять же, сомневается в искренности и истинности такой дружбы.
«Верил многим легко и беспечно,
 Позабыв, что мне нужно сперва
 Разглядеть в их глазах человечность,
 А потом только руку давать».
 А вот тут, дорогой поэт, в вашем лирическом герое на мой взгляд, заговорила элементарная дружеская ревность. Тоже чувство, свидетельствующее об изрядной доле эгоизма, а не дружественности в отношениях.  Кроме того, «разглядеть в глазах человечность» – задача, сложная даже для профессионального психолога. На моей памяти самые добрые, почти ангельски-кроткие и лучистые глаза были у женщины, пославшей свою дочь на аборт, потому что девушка сошлась «не с тем мужиком» и она «желает любимой девоньке другого, настоящего счастье»…
«Подкреплять надо слово делами,
 Но твой план был совсем не таков,
 Потому наш тандем и растаял,
 Просочившись под грунт глубоко».
Ах, тут еще и планы по использованию мягкосердечия и искренности лирического героя строились? Но тогда при «растаивании» дружбы вообще жалеть не о чем! Смутили и слова о «растаявшем тандеме». Простите. Но на мой взгляд образ вышел вычурным. «Тандем» понятие многозначное. Мне почему-то представился парный велосипед, который волшебным образом тает и «просачивается», только не под грунт, а в грунт.
«Между нами теперь километры
 И вся жизнь поменялась, поди;
 А раз дружба была, то о ней ты
 Вспомнишь, эти увидев стихи…»
На мой взгляд – самая слабая строка в стихах – как по смыслу, так и в плане стихосложения. А должна быть, по идее, самой сильной. Потому что она произведение завершает: в лирике, в отличие от повествовательных жанров, кульминационный момент – «зеркало чувств лирического героя» - как раз и должен звучать финальным аккордом.
Очень упрощает строфу простонародное словечко «поди» И со словом «стихи» не рифмуется… А утверждение «раз дружба была» еще и противоречит по логике всему предыдущему тексту.
Теперь о форме. В самом общем виде графическая формула катрена такова:
--!--!--!- (10) а
--!--!--! (9) Б
--!--!--!- (10) а
--!--!--! (9) Б
Формула полностью соответствует анапесту-трехстопнику с перемежающейся слабой («женской») и сильной («мужской») рифмой. Но сколько же здесь принесено в жертву этой формуле! И вставки частиц «же», нагружающие строфу, и смысловые неточности, и слова, добавленные без ведущей семантической нагрузки – то есть, фактически «лишние», нужные только для сохранения размера, как то же «поди», вся ценность которых – в двух недостающих без него слогах. С рифмами тоже «полная беда»: «несмотря-пустяк», «делами-растаял», упомянутые уже «поди – стихи»…
Извините за жесткость слов, но по моему впечатлению, уважаемый Денис Игоревич, текст нуждается в серьезной доработке.

© Copyright: Neihardt, 2015

Регистрационный номер №0316192

от 10 ноября 2015

[Скрыть] Регистрационный номер 0316192 выдан для произведения:  Называющий другом, поведай,
 Как давно мы с тобою друзья? -
 Ведь не ели пуд соли, а в бедах
 Моего ты не слышал вытья.
 
 Я же знал, если будешь под прессом,
 Помогу, ни на что несмотря;
 Ты же думал, слова мои веса
 Не имеют, а дружба – пустяк.
 
 Верил многим легко и беспечно,
 Позабыв, что мне нужно сперва
 Разглядеть в их глазах человечность,
 А потом только руку давать.
 
 Подкреплять надо слово делами,
 Но твой план был совсем не таков,
 Потому наш тандем и растаял,
 Просочившись под грунт глубоко.
 
 Между нами теперь километры
 И вся жизнь поменялась, поди;
 А раз дружба была, то о ней ты
 Вспомнишь, эти увидев стихи…
 
Простите, глубокоуважаемый автор, а была ли тут дружба? Попробую пояснить, что заставило меня в этом усомниться. 
Сюжет стихотворения построен на сетованиях лирического героя об утраченной теплоте чувств между друзьями. Форма письма-обращения к некоему другу говорит о том, что по всей видимости, толчком к написанию текста послужила реальная (или вымышленная для данного лирического героя, но в данном случае это даже не принципиально – будем принимать описанные чувства за чистую монету и возьмем как реальность) ситуация постепенного угасания дружбы. Тема тяжелая: потеря друг друга из-за недопонимания, возникшего постепенно, исподволь, и опустошившего души героев…
При построфном анализе станет очевидно, что с такой глубокой темой автор, увы, не справился.
Первая же строфа ставит под сомнение факт былой дружбы как таковой:
«Называющий другом, поведай,
 Как давно мы с тобою друзья? -
 Ведь не ели пуд соли, а в бедах
 Моего ты не слышал вытья».
Получается, лирический герой, остро переживающий потерю друга, с самого начала противоречит сам себе: заданный в начале стихотворения вопрос риторичен, а слово «называющий» (в отличие от «являющийся», например) ясно дает понять, что эта «дружеская связь» изначально была несколько порочна. Если автор /лирический герой это осознаёт, то где же, черт побери тут была дружба, сетовать-то, выходит, и незачем.
Про «пуд соли», несъеденный друзьями - отнесем к литературным штампам. Но зададимся вопросом: если людям не довелось поддерживать друг друга в горе и радости, то где тут, опять-таки, наблюдалась дружба?
«Я же знал, если будешь под прессом,
 Помогу, ни на что несмотря;
 Ты же думал, слова мои веса
 Не имеют, а дружба – пустяк»...
Оставим в стороне такие технические погрешности, как «я же – ты же», хотя они, определенно, произведение не украшают. Здесь поэт декларирует изначальное неравенство отношений. То есть, опять же, сомневается в искренности и истинности такой дружбы.
«Верил многим легко и беспечно,
 Позабыв, что мне нужно сперва
 Разглядеть в их глазах человечность,
 А потом только руку давать».
 А вот тут, дорогой поэт, в вашем лирическом герое на мой взгляд, заговорила элементарная дружеская ревность. Тоже чувство, свидетельствующее об изрядной доле эгоизма, а не дружественности в отношениях.  Кроме того, «разглядеть в глазах человечность» – задача, сложная даже для профессионального психолога. На моей памяти самые добрые, почти ангельски-кроткие и лучистые глаза были у женщины, пославшей свою дочь на аборт, потому что девушка сошлась «не с тем мужиком» и она «желает любимой девоньке другого, настоящего счастье»…
«Подкреплять надо слово делами,
 Но твой план был совсем не таков,
 Потому наш тандем и растаял,
 Просочившись под грунт глубоко».
Ах, тут еще и планы по использованию мягкосердечия и искренности лирического героя строились? Но тогда при «растаивании» дружбы вообще жалеть не о чем! Смутили и слова о «растаявшем тандеме». Простите. Но на мой взгляд образ вышел вычурным. «Тандем» понятие многозначное. Мне почему-то представился парный велосипед, который волшебным образом тает и «просачивается», только не под грунт, а в грунт.
«Между нами теперь километры
 И вся жизнь поменялась, поди;
 А раз дружба была, то о ней ты
 Вспомнишь, эти увидев стихи…»
На мой взгляд – самая слабая строка в стихах – как по смыслу, так и в плане стихосложения. А должна быть, по идее, самой сильной. Потому что она произведение завершает: в лирике, в отличие от повествовательных жанров, кульминационный момент – «зеркало чувств лирического героя» - как раз и должен звучать финальным аккордом.
Очень упрощает строфу простонародное словечко «поди» И со словом «стихи» не рифмуется… А утверждение «раз дружба была» еще и противоречит по логике всему предыдущему тексту.
Теперь о форме. В самом общем виде графическая формула катрена такова:
--!--!--!- (10) а
--!--!--! (9) Б
--!--!--!- (10) а
--!--!--! (9) Б
Формула полностью соответствует анапесту-трехстопнику с перемежающейся слабой («женской») и сильной («мужской») рифмой. Но сколько же здесь принесено в жертву этой формуле! И вставки частиц «же», нагружающие строфу, и смысловые неточности, и слова, добавленные без ведущей семантической нагрузки – то есть, фактически «лишние», нужные только для сохранения размера, как то же «поди», вся ценность которых – в двух недостающих без него слогах. С рифмами тоже «полная беда»: «несмотря-пустяк», «делами-растаял», упомянутые уже «поди – стихи»…
Извините за жесткость слов, но по моему впечатлению, уважаемый Денис Игоревич, текст нуждается в серьезной доработке.
 
Рейтинг: +1 397 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!