ГлавнаяПрозаКрупные формыПовести → Смотри на свечу (глава 46)

Смотри на свечу (глава 46)

3 марта 2012 - Vanda Push

Глава 46.

- А что это ты делал с тем пациентом? - Аня кивком показала на мужчину в больничной столовой.

- А ты уже и подсмотрела, - Александр усмехнулся вместо ответа.

- Даже подслушала. Ну,…интересно. Вроде, как и не гипноз, а реакция такая…странная. И что, отчего это помогает?

- Хочешь, попробуем? Скажешь, помогает или нет.

- Ну, тебе виднее,…если считаешь, что это не навредит.

- Не навредит. Это и вправду не гипноз. Это иное состояние. Оно неопасно. Ты вспомнишь ситуации из своей жизни, которые повлияли на сознание. Порой всё зачинается в далёком прошлом…

- А давай! Озорно выкрикнула Аня, громко опустив стакан с соком на стол, отчего тот самый мужчина резко обернулся в её сторону.

 

 

Александр удивил. Предложил провести сеанс прямо на террасе, где толстым слоем лежал снег, и уже готовилось к ночному отдыху красное морозное солнце….

Память «включилась» неожиданно ярко и быстро. Аня вкрадчиво рассказывала историю за историей из своего детства….

       «Старшая сестра, Таня бусы мамины порвала. Это у неё случайно вышло. Она играла с ними. Хоть мама и не разрешала брать ничего из её шкатулки. Я говорила Тане: не бери. А она меня не послушала. А когда бусинки рассыпались по полу, собрала и попросила меня закопать их в песочнице, чтобы мама не догадалась. Я сделала вид, что уношу на улицу бусины, но вместо этого спрятала их у себя в игрушках. По ночам, когда все спали, я нанизывала бусинки на нитку в предвкушении ситуации, когда мама обрадуется, что её бусы «нашлись» и стали «ещё красивее». Моя комбинация отличалась от той, первоначальной. Мне казалось, что я сделала лучше, чем было. И вот…день настал….

 Я преподношу маме бусы. Радостная, воодушевлённая. Но мама почему-то не обрадовалась, а жутко разозлилась. Она взяла ремень и принялась бить меня. Я даже не смогла оправдаться. Меня никто не слушал. А Таня…сидела на диване и спокойно грызла яблоко….»

 

- Прошло два года. Как ты изменилась? Может, случилось что-то ещё, что ты болезненно переживала? – голос Александр «скользил» по извилинам, как санки по ледяной горке.

 

«Меня положили в больницу. Сколько мне было лет? Семь где-то.… Там была комната для игр. В ней – умывальник. Помню момент. Подхожу к комнате этой. Смотрю, все дети выбежали и заглядывают туда с опаской. Заглянула и я. Вода из умывальника течёт прямо на пол. Там забилось что-то видно. Все смотрят и ничего не делают. Я и подошла, чтобы хотя бы закрутить кран. И надо же, в эту самую минуту вбегает санитарка и хватает меня за волосы. Начинает кричать и кидать меня из стороны в сторону. Я ударяюсь головой о шкаф несколько раз и…молчу. Видно, понимаю, что оправдываться нет смысла. Почему за меня никто не заступился?»

- Давай вернёмся в сегодня, Анечка, - одним повелением доктор «вернул» женщину в кресло на террасе….

Аня удивлённо смотрела на своего мужчину, не в силах сказать ни слова. Она ощущала какую-то блаженную пустоту в голове, будто оттуда выскребли что-то лишнее, залежалое….

- Мы попробуем не ассоциировать. Каждая ситуация – это отдельная совершенно история. Это было, но вовсе не значит, что такое должно повториться.

- Да я и не ассоциирую никак, в общем-то, - удивилась Аня.

- Это только на первый взгляд. Но согласись, уже тогда роль твоей старшей сестры для тебя казалась выгодной. Ты сделала для себя выводы, поставила «заслонку» и стала жить с этим. Ты втемяшила себе в голову, что решать проблемы правильно убегая от них. Никакой инициативы, никаких добрых порывов…. Но ты ведь не такая, Анечка…Ты созидатель. В тебе это от рождения есть. Страх, правда, сильнее. Он притворяется попыткой, убеждает, что только он поможет выжить. Но это не так. Если мы попросим его хоть немного подождать в сторонке, то необратимо узнаем о твоих исключительных совершенно  способностях к выживанию. Попробуем?

- Как?

- Важно понять,  что твоё тело не опасно для тебя. Равно как чужое тело тебе не родственно. У тебя возник какой-то порыв?

- Да.

- Я должна кое-что сделать…

- Кому это ты должна?

- Ну.…Не знаю. Просто должна.

- Интересно…

- Ничего такого.…Мне нужно забрать племянников из интерната.

- Почему это тебе вдруг стало нужно?

- Знаешь, меня, на самом деле, это терзает с того самого дня, когда их туда отдали…я ведь тётка, как-никак. Родная. А они как будто одни на этом свете…живут.

- Так что же тебе мешало раньше их забрать?

- Моя жизнь…она не была устроенной…

- А теперь она устроена?

- Ну и теперь тоже…нет пока…

- Так что же тобой сейчас движет?

- Если честно…тот же страх. И ещё стыд.

- И ещё чувство долга, и ещё бог знает, что,…но не любовь к этим детям? Верно?

Аня вдруг расплакалась. Александр обнял её и, ласково поглаживая её волосы, нашёптывал:

- Мы же договорились, что будем идти по этой теме, отодвинув на задний план страх. Страх и стыд – это не то, что должно двигать нами. Это наркотик. Однажды подчинившись ему, уже трудно следовать другим путём. А он «прожорлив». То и дело требует «дозы». Жизнь даёт нам «пищу», но решаем мы, что с ней делать. Давай попробуем не «подкармливать» его. Допусти, хоть на какое-то время, что опасности для тебя в этом мире не существует, пока страх «в отпуске». Приходим на эту землю мы одни,

и уходим поодиночке. У каждого здесь собственный путь. И хотя бы нам самим быть в состоянии пройти его так, как богу угодно.

- Ты хочешь сказать, что это нормально, оставить их там? – Аня высвободилась из объятий любимого.

- Я знаю, что ненормально пленить своё тело, чем бы то ни было. Вот ты сегодня была со мной,…но это было совсем по-другому. Не так, как в прошлый раз. Что-то в тебе поселилось. Что-то, что мешает быть свободной. Будто боишься, что тебе вдруг будет хорошо. Будто позволить себе это боишься. Ты ли это, Анечка?

- И не позволю….

- ???

- Я поняла, что всю боль, что мне пришлось пережить за эти годы, я сама заслужила. А мои желания…они плохие. Я не должна желать ничего. Тогда будет всё хорошо.

- О, как.…Это кто о тебе так «позаботился», дав такой совет, позволь узнать?

- Я…сама пришла к этому выводу. Тебе кажется этот вывод неверным?

- Ну, отчего же…Желания…Плохи они или хороши…они всего лишь желания. Но есть такое понятие как потребность. Это то, в чём отказывать себе нельзя. Как тебе объяснить разницу.…Вот животное убивает  ради выживания. Это потребность. Как думаешь, будет нормально, если животные станут убивать просто ради удовольствия? Разница между желанием и потребностью в том, что желание уходит - потребность остаётся.

- Я теперь, кажется, поняла кое-что…

- Что?

- Зачем нужно смотреть на свечу…

- Ты когда-нибудь расскажешь мне, где и с кем пропадала всё это время? Для меня, очевидно, что ты попала под влияние, причём сильное. Как это происходило, вот вопрос, говорил Александр, прощаясь с Аней уже в дверях съёмной квартиры.

- Почему мне нельзя с тобой? У тебя же сегодня выходной. Или снова дежурство?

- Ты узнаешь об этом, но позже. Не сейчас.

- Я уже боюсь того, что могу узнать.

- Ничего не бойся рядом со мной. Страхи мы отправили в отпуск. Помнишь? Просто чувствуй. Учись чувствовать.

Он нежно поцеловал её и ушёл, оставив наедине со своими мыслями.

Но уже через час Аня была в клинике. Персонал готовился к встрече Нового года. Все дружно украшали коридоры, палаты, столовую.

- А где Александр Александрович? – инициативная представительница профкома обратилась к Анне, полагая, что они пришли вместе.

- А не знаю…, растерялась та. – А что?

- Да подарки новогодние мальчишкам своим никак не заберёт. А у меня сегодня отгул. Уже ухожу. Потом выходные…где он меня потом искать будет?

- Так вы ему в кабинет отнесите, да и все дела. Там передадут, растерянно ответила Аня, мучаясь тревожными предположениями. Ответа она уже и не слышала. Уже ничего не слышала, кроме своего собственного ума, который кричал в оба уха «вот так-то тебе и надо, наивная! И детишки у него имеются, оказывается! Стало быть, и жена при детишках…вот почему он тебя не ведёт домой!» В слезах  она выбежала на морозный воздух и долго тяжело дышала, не в силах унять боль, не в состоянии принять адекватное решение. Уже через час она ехала в такси по скоростному шоссе в сторону своего родного города….

 

 

© Copyright: Vanda Push, 2012

Регистрационный номер №0032161

от 3 марта 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0032161 выдан для произведения:

Глава 46.

- А что это ты делал с тем пациентом? - Аня кивком показала на мужчину в больничной столовой.

- А ты уже и подсмотрела, - Александр усмехнулся вместо ответа.

- Даже подслушала. Ну,…интересно. Вроде, как и не гипноз, а реакция такая…странная. И что, отчего это помогает?

- Хочешь, попробуем? Скажешь, помогает или нет.

- Ну, тебе виднее,…если считаешь, что это не навредит.

- Не навредит. Это и вправду не гипноз. Это иное состояние. Оно неопасно. Ты вспомнишь ситуации из своей жизни, которые повлияли на сознание. Порой всё зачинается в далёком прошлом…

- А давай! Озорно выкрикнула Аня, громко опустив стакан с соком на стол, отчего тот самый мужчина резко обернулся в её сторону.

 

 

Александр удивил. Предложил провести сеанс прямо на террасе, где толстым слоем лежал снег, и уже готовилось к ночному отдыху красное морозное солнце….

Память «включилась» неожиданно ярко и быстро. Аня вкрадчиво рассказывала историю за историей из своего детства….

       «Старшая сестра, Таня бусы мамины порвала. Это у неё случайно вышло. Она играла с ними. Хоть мама и не разрешала брать ничего из её шкатулки. Я говорила Тане: не бери. А она меня не послушала. А когда бусинки рассыпались по полу, собрала и попросила меня закопать их в песочнице, чтобы мама не догадалась. Я сделала вид, что уношу на улицу бусины, но вместо этого спрятала их у себя в игрушках. По ночам, когда все спали, я нанизывала бусинки на нитку в предвкушении ситуации, когда мама обрадуется, что её бусы «нашлись» и стали «ещё красивее». Моя комбинация отличалась от той, первоначальной. Мне казалось, что я сделала лучше, чем было. И вот…день настал….

 Я преподношу маме бусы. Радостная, воодушевлённая. Но мама почему-то не обрадовалась, а жутко разозлилась. Она взяла ремень и принялась бить меня. Я даже не смогла оправдаться. Меня никто не слушал. А Таня…сидела на диване и спокойно грызла яблоко….»

 

- Прошло два года. Как ты изменилась? Может, случилось что-то ещё, что ты болезненно переживала? – голос Александр «скользил» по извилинам, как санки по ледяной горке.

 

«Меня положили в больницу. Сколько мне было лет? Семь где-то.… Там была комната для игр. В ней – умывальник. Помню момент. Подхожу к комнате этой. Смотрю, все дети выбежали и заглядывают туда с опаской. Заглянула и я. Вода из умывальника течёт прямо на пол. Там забилось что-то видно. Все смотрят и ничего не делают. Я и подошла, чтобы хотя бы закрутить кран. И надо же, в эту самую минуту вбегает санитарка и хватает меня за волосы. Начинает кричать и кидать меня из стороны в сторону. Я ударяюсь головой о шкаф несколько раз и…молчу. Видно, понимаю, что оправдываться нет смысла. Почему за меня никто не заступился?»

- Давай вернёмся в сегодня, Анечка, - одним повелением доктор «вернул» женщину в кресло на террасе….

Аня удивлённо смотрела на своего мужчину, не в силах сказать ни слова. Она ощущала какую-то блаженную пустоту в голове, будто оттуда выскребли что-то лишнее, залежалое….

- Мы попробуем не ассоциировать. Каждая ситуация – это отдельная совершенно история. Это было, но вовсе не значит, что такое должно повториться.

- Да я и не ассоциирую никак, в общем-то, - удивилась Аня.

- Это только на первый взгляд. Но согласись, уже тогда роль твоей старшей сестры для тебя казалась выгодной. Ты сделала для себя выводы, поставила «заслонку» и стала жить с этим. Ты втемяшила себе в голову, что решать проблемы правильно убегая от них. Никакой инициативы, никаких добрых порывов…. Но ты ведь не такая, Анечка…Ты созидатель. В тебе это от рождения есть. Страх, правда, сильнее. Он притворяется попыткой, убеждает, что только он поможет выжить. Но это не так. Если мы попросим его хоть немного подождать в сторонке, то необратимо узнаем о твоих исключительных совершенно  способностях к выживанию. Попробуем?

- Как?

- Важно понять,  что твоё тело не опасно для тебя. Равно как чужое тело тебе не родственно. У тебя возник какой-то порыв?

- Да.

- Я должна кое-что сделать…

- Кому это ты должна?

- Ну.…Не знаю. Просто должна.

- Интересно…

- Ничего такого.…Мне нужно забрать племянников из интерната.

- Почему это тебе вдруг стало нужно?

- Знаешь, меня, на самом деле, это терзает с того самого дня, когда их туда отдали…я ведь тётка, как-никак. Родная. А они как будто одни на этом свете…живут.

- Так что же тебе мешало раньше их забрать?

- Моя жизнь…она не была устроенной…

- А теперь она устроена?

- Ну и теперь тоже…нет пока…

- Так что же тобой сейчас движет?

- Если честно…тот же страх. И ещё стыд.

- И ещё чувство долга, и ещё бог знает, что,…но не любовь к этим детям? Верно?

Аня вдруг расплакалась. Александр обнял её и, ласково поглаживая её волосы, нашёптывал:

- Мы же договорились, что будем идти по этой теме, отодвинув на задний план страх. Страх и стыд – это не то, что должно двигать нами. Это наркотик. Однажды подчинившись ему, уже трудно следовать другим путём. А он «прожорлив». То и дело требует «дозы». Жизнь даёт нам «пищу», но решаем мы, что с ней делать. Давай попробуем не «подкармливать» его. Допусти, хоть на какое-то время, что опасности для тебя в этом мире не существует, пока страх «в отпуске». Приходим на эту землю мы одни,

и уходим поодиночке. У каждого здесь собственный путь. И хотя бы нам самим быть в состоянии пройти его так, как богу угодно.

- Ты хочешь сказать, что это нормально, оставить их там? – Аня высвободилась из объятий любимого.

- Я знаю, что ненормально пленить своё тело, чем бы то ни было. Вот ты сегодня была со мной,…но это было совсем по-другому. Не так, как в прошлый раз. Что-то в тебе поселилось. Что-то, что мешает быть свободной. Будто боишься, что тебе вдруг будет хорошо. Будто позволить себе это боишься. Ты ли это, Анечка?

- И не позволю….

- ???

- Я поняла, что всю боль, что мне пришлось пережить за эти годы, я сама заслужила. А мои желания…они плохие. Я не должна желать ничего. Тогда будет всё хорошо.

- О, как.…Это кто о тебе так «позаботился», дав такой совет, позволь узнать?

- Я…сама пришла к этому выводу. Тебе кажется этот вывод неверным?

- Ну, отчего же…Желания…Плохи они или хороши…они всего лишь желания. Но есть такое понятие как потребность. Это то, в чём отказывать себе нельзя. Как тебе объяснить разницу.…Вот животное убивает  ради выживания. Это потребность. Как думаешь, будет нормально, если животные станут убивать просто ради удовольствия? Разница между желанием и потребностью в том, что желание уходит - потребность остаётся.

- Я теперь, кажется, поняла кое-что…

- Что?

- Зачем нужно смотреть на свечу…

- Ты когда-нибудь расскажешь мне, где и с кем пропадала всё это время? Для меня, очевидно, что ты попала под влияние, причём сильное. Как это происходило, вот вопрос, говорил Александр, прощаясь с Аней уже в дверях съёмной квартиры.

- Почему мне нельзя с тобой? У тебя же сегодня выходной. Или снова дежурство?

- Ты узнаешь об этом, но позже. Не сейчас.

- Я уже боюсь того, что могу узнать.

- Ничего не бойся рядом со мной. Страхи мы отправили в отпуск. Помнишь? Просто чувствуй. Учись чувствовать.

Он нежно поцеловал её и ушёл, оставив наедине со своими мыслями.

Но уже через час Аня была в клинике. Персонал готовился к встрече Нового года. Все дружно украшали коридоры, палаты, столовую.

- А где Александр Александрович? – инициативная представительница профкома обратилась к Анне, полагая, что они пришли вместе.

- А не знаю…, растерялась та. – А что?

- Да подарки новогодние мальчишкам своим никак не заберёт. А у меня сегодня отгул. Уже ухожу. Потом выходные…где он меня потом искать будет?

- Так вы ему в кабинет отнесите, да и все дела. Там передадут, растерянно ответила Аня, мучаясь тревожными предположениями. Ответа она уже и не слышала. Уже ничего не слышала, кроме своего собственного ума, который кричал в оба уха «вот так-то тебе и надо, наивная! И детишки у него имеются, оказывается! Стало быть, и жена при детишках…вот почему он тебя не ведёт домой!» В слезах  она выбежала на морозный воздух и долго тяжело дышала, не в силах унять боль, не в состоянии принять адекватное решение. Уже через час она ехала в такси по скоростному шоссе в сторону своего родного города….

 

 

Рейтинг: 0 286 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

 

Популярная проза за месяц
175
138
127
118
117
Кто она, Осень? 28 сентября 2017 (Тая Кузмина)
112
​ТАЙНА ОСЕНИ 29 сентября 2017 (Эльвира Ищенко)
105
101
101
98
97
97
95
94
93
91
90
89
86
85
84
83
81
80
77
75
67
61
52
50