ГлавнаяВся прозаКрупные формыПовести → Атланты- книга 1- Время менять богов- части 10-12 (заключит)

 

Атланты- книга 1- Время менять богов- части 10-12 (заключит)

28 сентября 2012 - Ольга Мирош

Часть 9

 

 Египет встретил Ольгу с Алексеем жарищей и обжигающим солнцем. Египет!  Всего четыре часа назад московская вьюга бросала пригоршнями снег в лицо, и вот лето. Хорошо, Алексей свободно разговаривал на английском и, усадив Ольгу в такси, сразу же стал переводить без умолку болтающего  таксиса.

 - Добро пожаловать в Ворота Востока, - улыбнулся Алексей. – Так называют Каир.

  Ольга, глядя в окно и знакомясь с городом, приняла другое название столицы – город контрастов. Старые базарные улочки соседствовали с офисными высотками и модными торговыми точками. Центр города, место небоскребов, фонтанов и лимузинов, кардинально отличался от его окраины.  Удивили ее в центре Каира высокие дома, очень близко стоящие друг к другу – окна выходили прямо на окна соседнего дома, и количество улыбающихся лиц. И…наличие светофоров. Так как ближе к окраине, настоящему лабиринту зигзагообразных улочек с ветхими жилыми домишками и старинными колокольнями,  их вообще не существовало. И правила дорожного движения были подчинены одному негласному закону: кто громче сигналит, тот и прав. Так что время хорошо все рассмотреть было у нее предостаточно. Центральная площадь Каира Ал-Тахрир, которую они зацепили сбоку, была похожа на потревоженный муравейник – она вся кишела людьми. Вокруг жизнь кипела: лошади,  машины, люди, чистильщики обуви на каждом углу с доисторическими инструментами. «Из какой эпохи этот ослик с повозкой в ряду иномарок?» - не переставала удивлять всему увиденному Ольга.

  Они устроились в небольшой гостинице на окраине города, которая, по словам таксиста, находилась в двух километрах к северу от пирамид. Внешне гостиница производила отталкивающее впечатление, но внутри это был настоящий оазис: вокруг много цветущих деревьев, чего не ожидала увидеть девушка, и экзотических цветов. Номера находились на территории парка, к которым вели выложенные дорожки. Зайдя внутрь, Ольга решила, что она попала в сказку «Тысяча и одна ночь». Особой роскоши не было, все было просто и со вкусом, но, оформленная в восточном стиле, комната создавала особую атмосферу. Номер состоял из спальни и мини-кухни. Стены спальни были затянуты бархатной тканью с легким и изысканным рисунком, на полу везде были разбросаны всевозможные пуфики из парчи. А у огромной кровати, сверху которой свисал полупрозрачный балдахин, с обеих сторон находились тканевые плафоны. Ниши, прикрытые резными деревянными ширмами, выполняли роль шкафов. Пока Ольга рассматривала спальню, Алексей о чем-то договаривался с администратором в центральном здании. Когда он вернулся, Ольга как можно чувственнее произнесла:

 - Ты чувствуешь, эта спальня пронизана негой страстных жарких ночей и восточными сказками…

 - О, моя Шахерезада, – подыгрывая ей, продолжил Алексей, - ты обещаешь рассказать мне сегодня самую сказочную сказку из всех, что я не знаю?

 - Конечно, милый. Я подарю тебе сказочную ночь, - прошептала девушку.

 - А сказку на ночь? - обиженно спросил Алексей.

 - А ты – сказку. Все по честности. Я – ночь. Ты – сказку, - смеясь, добавила Ольга.

- Так, все это ждет нас вечером, а пока план действий таков: сейчас в душ и по магазинам – надо купить нормальную летнюю одежду, а  вечер  - наш. – уже другим голосом продолжил Алексей.

  Когда они возвращались в гостиницу, уже темнело. Алексей опять о чем-то разговаривал с администратором минут пять. И, как маленькие дети, они бежали по выложенной дорожке к номеру, стараясь обогнать друг друга.

- Я первый в душ!

- Почему ты? Мужчины должны уступать дамам,

- Потому что я быстро, а ты долго!

 Когда Ольга вышла из душа, она потеряла дар речи: такого обилия цветов она никогда не видела. Вся комната утопала в ярко-красных розах, которыми был усеян пол, кровать – их было очень много!  На празднично накрытом  столике на низких ножках горели две свечи. Лешки, сидя по-турецки на одном из пуфиков, ждал ее, довольный произведшим эффектом. Ольга, подсев рядом, произнесла тихо:

 - Алые – это… - Алексей остановил ее долгим поцелуем.

 - Я тебя люблю, - закончил он, с трудом оторвавшись от девушки.  - Алая роза – это цветок любви. И я, как и обещал, расскажу тебе сказку, о моя драгоценная Шехерезада.

 - Лучше дочь Солнца, - смеясь, поправила Ольга.

 - О дочь Солнца, - исправился Алексей, - сейчас я поведаю одну из восточных сказок, которая называется «Цветок любви».

  В одной восточной стране была традиция: влюбленные обязательно должны были посадить цветок любви – и в этом им помогала фея Любви.  Однажды настал этот самый  торжественный момент. Фея Любви опустила семечко в землю. Заиграла нежная музыка. Сотни молодых глаз, затаив дыхание, наблюдали, как из земли появится росток, а на нём — бутон. Фея взмахнула крыльями и воскликнула:

— Скажите самые прекрасные слова о любви. Тогда цветок расцветёт, и ваша любовь будет цвести вместе с ним!

Вперёд шагнул самый храбрый юноша и произнёс:

— Любовь! Какое небо в одном взгляде!

На цветке появился первый хрупкий лепесток.

— Любовь! Какой океан в одной слезе! — сказал второй юноша, и на цветке раскрылся второй лепесток.

— Какая буря в одном вздохе!

— Какая молния в одном прикосновении!

Какая вечность в одном мгновении!

Один за другим говорились прекрасные слова о любви. Всё шире раскрывались разноцветные лепестки цветка любви, наполняя воздух благоуханием. Наконец все слова были сказаны, но раскрытый цветок вдруг опустил головку, и его лепестки потемнели. Толпа оцепенела. Тут одна девушка подбежала к цветку и взмолилась:

— Если ты умрёшь, цветок, я тоже умру без любви.

К девушке подошёл юноша, обнял её и поклялся:

— Я не дам тебе умереть.

Цветок поднял головку, и его лепестки засияли ярче прежнего.

— Слова о любви хороши, но любовь выше слов, — прошептала фея Любви.

  Ольга, затаив дыхание, слушала эту сказку, окруженная морем алых роз, и чувствовала себя самой счастливой женщиной на свете. «Неужели так бывает?» - словно не веря всему, что происходит с ней,  спрашивала она себя. Рассказали бы ей об этом месяц назад, ни за что бы не поверила.

 - Ущипни меня скорей! – сказала Ольга, как только Алексей закончил свой рассказ.

 - Зачем? – удивился он, ожидавший другой реакции.

 - А вдруг я сплю. И мне все это снится, - зажмурив глаза, ответила девушка.

 - Нет, о моя несравненная дочь  Солнца, - засмеялся Алексей, - тебе предстоит  еще пройти одно из моих испытаний.

 - Страшное? –

 - О-очень. Ты должна… отгадать загадку, - таинственно прошептал Лешка.

 - Ну сначала, - Ольга прижалась к Алексею, - скажи, что ты любишь меня – это придаст мне силы, - лукаво улыбалась она.

 - А как же сказка? Ты что, разве не слушала ее?

- Ну, пожалуйста, - протянула жалобно Ольга.

- Люблю, моя милая, мой олененок, - целуя ее в носик, произнес Алексей.

  - А еще? Еще!

 - Нет, милая моя. Сначала  - загадка!

- Ну хорошо. Мой султан, я готова к великому испытанию, - выпрямившись и придав голосу торжественный оттенок, Ольга приготовила выслушать Лешку.

 - Загадка такая: сколько здесь цветов любви?

 - Здесь миллион алых роз!!! – осмотрев комнату восхищенным взглядом, выдохнула Ольга.

 -  О дочь Солнца, ты не справилась со своим испытанием, - огорченно произнес мужчина.

 - Теперь я буду наказана, о мой султан? – Ольга смущенно опустила глаза, пряча счастливую улыбку.

 - Но прежде, так и быть, я тебе открою тайну

 - Ты так милостив ко мне, - Ольга, не выдержав, бросилась на шею Алексею.

 - Их 108!   - смог выговорить все-таки Лешка, вырываясь из цепких Ольгиных объятий.

Ольга даже ахнула, не поверив. Но, придя в себя, спросила осторожно:

 - А почему именно 108? Это что-то обозначает?

 - 108 алых роз – это значит: выходи за меня замуж.

Ольга, оторопев на мгновенье, как сквозь туман, смотрела на Алексея, который уже стоял на одном колене и протягивал ей открытую красную коробочку, в которой даже при свете свечей переливалось прекрасное кольцо.

- Будь моей женой! И в горе, и в радости.

- Лешка!!!

Это была самая счастливая ночь в ее жизни.

 

 

- Чем порадуешь, Сергей Валентинович?

- Радовать особо нечем. Ребята разрешили поприсутствовать на допросе задержанного. Тот ничего не знает. Старший сказал: надо выкрасть девчонку и передать заказчику. Заказчика не видел – старший всегда с ним общался по телефону. На мобильном телефоне старшего много номеров, их сейчас проверяют. Но, скорее всего… Сами понимаете.

- Не густо.

- Есть одна зацепочка, – Сергей раскрыл ладонь. На ладони лежала белая таблетка. - Задержанный сказал, что каждый день старший обязательно выдавал и заставлял при нем выпить. Говорил, что вы хороший гипнотизер, а таблетки помогут не поддаться внушению.

- Интересно, интересно. Отнеси в лабораторию, пусть посмотрят, - задумался профессор.

- Я хорошо знаю экипировку и наших, и зарубежных спецгрупп  - там таких штучек нет. И ребята, которые по много лет на контору оттрубили, весь шарик земной на пузе облазили, о таком никогда не слышали. Вот такие у нас гуси-лебеди.

- Разберемся, уважаемый Сергей Валентинович, разберемся. Лучше скажи, как ребята? – спросил Дмитрий Васильевич, но как-то рассеянно, все еще как бы находясь под давлением сильной задумчивости.

- Пока все по плану. Можно еще вопрос?

- Конечно.

- Эта женщина от Хуана  - кто она?

- А в чем проблема? – пришел в себя профессор,  напряженно всматриваясь в начальника охраны.

- Она не приезжала в Москву, во всяком случае, официально. И в клиниках Хуана такая специалистка тоже не числится.

- Извини, Сергей, но не на все вопросы имеешь право ответить, даже если доверяешь человеку как самому себе. Сам знаешь,  -  голос профессора был уставшим и подавленным.

- Знаю, - ответил Сергей Валентинович и, оставив на прикроватном столике пачку газет и корреспонденции,  вышел.

На самом верху лежала газета с обведенным желтым маркером заголовком

« Что искало НЛО над северо-западным округом столицы?».

 

 

  Утро было прекрасным. Кашев заказал завтрак в номер и теперь сидел за столом, уплетая  огромную яичницу с помидорами и сосисками, одновременно комментируя новости  на экране  телевизора:

- Представляешь, сегодня же двадцать первое  декабря!

- Ну и что? – выкрикнула Ольга из кухонки, заваривая кофе. Ей хотелось это сделать самой – порадовать «своего султана».

- Конец света по календарю майя! Смотри, что творится  в Чичен-Ице! – позвал Алексей ее в спальню. На полу на том же тюфяке среди рассыпанных роз сидел Алексей, не отрываясь глядел телевизор, который был вмонтирован в стенку.

      Действительно, почти по всем каналам телевидения транслировались прямые репортажи  с центральной площади   старого города. Огромные толпы туристов, десятки, а возможно и сотни тысяч, приехавшие в знаменитый город мая, окружали храм - пирамиду Кукулькана. Она представляла собой воплощенный в камне гигантский - высотой двадцать четыре метра - календарь майя:  в ней четыре лестницы, с каждой стороны по 91 ступени в каждой, плюс 1 большой порог наверху. Итого 91х4 +1 = 365. Это сооружение ориентировано по сторонам света очень интересным образом. Дело в том, что у подножия каждой лестницы с обеих сторон расположены головы гигантских каменных змей. И два раза в год,  во время весеннего и осеннего равноденствий, лучи солнца освещают западную балюстраду главной лестницы пирамиды таким образом, что свет и тень образуют изображение семи равнобедренных треугольников, составляющих, в свою очередь, тело тридцати семиметровой змеи, «ползущей» по мере передвижения солнца к собственной голове, вырезанной в основании лестницы.

   «Надо было попросить профессора послать нас туда, там же тоже лето», - чмокнув Алексея, Ольга побежала на кухню, где кофе в турке переливался за края,  угрожающе шипя.

 

***

 

- Олька, я тебя как художник художника спрашиваю, ты рисовать умеешь?

- Я, Кашев, между прочим, училась в художественной школе, в отличие от некоторых, - хмыкнула девушка.

  Изжелта-серый, сверху рыхлый, исподнизу твердый, скрипучий песок… песок без конца, куда ни взглянешь.  И над этой песчаной пустыней, над этим морем мертвого праха, возвышаются пирамиды, поражающие своей фундаментальностью.

 - Слушай, Леш, мне кажется, я сейчас нахожусь на марсианской планете, где все вокруг имеет нереальные формы! – увлеченно работая с мольбертом, обратилась девушка к Алексею.

  Она была в оранжевой юбке с золотыми нитями, идеально гармонирующими с окружающим их пейзажем, талию подчеркивал бардовый пояс с монетами – к нему Ольга подобрала полупрозрачную тунику в том же тоне. Голову она обвязала платком песочного цвета с арабскими узорами, скрывающим часть лица. Зато были видны глаза – сияющие, огромные. «Жаль, что не видно моих звенящих восточных сережек», – все сокрушалась она, собираясь сюда. Однако, очутившись здесь, среди пирамид и песка, она сразу про все забыла и схватилась за свой мольберт, от которого утащить сейчас ее было невозможно.

Знойное марево пустыни, раскаленный песок и каменные громады, величественные и нереальные, - все это казалось мифом, миражом, злой шуткой воображенья. Пирамиды словно прорезали своими острыми углами горизонт, вторгаясь в другой мир, неведомый нам.

 - У меня сейчас такое чувство, будто я не принадлежу ни одному из миров и нахожусь между ними. И ощущение странное, будто я наполняюсь энергией, незнакомой мне, - Ольга не могла оторваться от мольберта и, перекидывая взгляд то на полотно, то на конусообразные формы пирамид, находилась в эйфории.

 - Арабская мудрость гласит: «Мир боится времени, а время боится пирамид», - любуясь Ольгой, ответил Алексей.

 - Действительно, в них столько тайны и загадки, - оторвалась на секунду от своего художества  Ольга, задумчиво осматривая все вокруг.

 - Ну не случайно они являются одним из семи «чудес света», - пытался заглянуть в Ольгину картину Алексей.

 - И я прикоснулась к этому чуду! – воскликнула девушка, шутливо мазнув кисточкой щеку Лешке, чтоб не подсматривал.

Однако через несколько часов Ольга почувствовала себя неважно: ее стало трясти, ломило шею, каменными стали спина и ноги, голова кружилась, не переставая.

 - Я превращусь в одну из этих пирамид – окаменею, - пыталась отшутиться Ольга, - но сейчас все пройдет, - ей хотелось закончить картину, - ведь я дочь Солнца.

 Однако лучше не становилось, и Алексей практически силком заставил свернуть мольберты. На обратном пути Ольга почувствовала себя совсем плохо.

- Мне кажется, я просто немного перегрелась, - пыталась она успокоить Алексея, встревоженного ни на шутку.

- Как руки?

- Да руки вроде бы ничего, а вот голова вся плывет.

- Точно перегрелась. Завтра надо взять зонтики.

 В гостинице стало ясно, что Ольга серьезно перегрелась на солнце.

На второй день самочувствие только ухудшилось.

- Может, останешься в номере? Здесь прохладно, кондюшник  работает. Я и один там поторчу.

- Ничего, не снегурочка - не растаю. Это, наверное, акклиматизация такая. Мы же профессору обещали. И главное во всем этом, чтоб на солнышке находилась я, а не ты.

- Давай хотя бы зонт возьмем.

- Если ты считаешь что можно – бери.

 

 

    Леночка вошла в палату, где лежал выздоравливающий Дмитрий Васильевич.

- Вас Хуан просит срочно связаться с ним по скайпу, - тут же она доложила своему шефу.

- Хорошо, сейчас свяжусь. Иди, - и сразу же погрузился в размышления.

         Да, сегодня уже  двадцать третье декабря, а Ольга так и не появилась в пирамиде. Естественно, что Хуан нервничает. Что ему сказать? Время уже почти половина четвертого.  Они уже должны  покинуть  точку дежурства и сейчас, по идее,  едут в случайно нанятом на улице  такси  в  Шарм-эль-Шейх. Там берег -  сплошные коралловые рифы… Когда разберусь, что же все-таки происходит, тогда сообщу Лилит место, где они находятся. Даго будет удобнее приблизиться незаметно к какой-нибудь точке  рядом с ними и проверить состояние девушки. Найти их, даже обыскав все гостиницы Каира и пригородов и перекрыв все аэропорты, невозможно. Что же все-таки сказать Хуану? Если соврать, а он ни при чем.

- Добрый день, Хуан, что случилось? – собравшись с мыслями, спросил профессор.

- Как твое здоровье? – вежливо начал испанец.

- Все хорошо. Иду на поправку.

- Ты знаешь, твоя девочка так ни разу и не посетила пирамиду. Что-то пошло не так или Даго изменил планы, - Хуан не мог скрыть сильного волнения.

- Извини, Хуан это не Даго, это я изменил планы. Понимаешь, в рассказе Даго об истории Атлантов я увидел  много нестыковок, но об этом поговорим как-нибудь потом. Самое главное, что из рассказа следовало:  все вычисления точки строительства пирамиды производились до первого удара по столице Атлантов, а затем корректировок в расчеты никто не вносил. В чем причина – не знаю. Скорее всего, та группа жрецов, которая обладала необходимыми знаниями, погибла. И вот в последний момент я сообразил, что вычисления, которые были сделаны до взрыва Атлантиды, не актуальны. Катаклизм был очень мощным: в океан погрузились целые острова  - и тем более произошел он дважды. Сто процентов, что ускорение и направление движения африканского континента изменилось, и за такой огромный промежуток времени  отклонение составило приличную цифру. Проанализировав все что можно, в том числе и рассказ Даго, я пришел к следующим выводам. Во-первых, пирамида - выдумка атлантов, предназначенная для усиления эффекта,  в самой природе таковой быть не могло.  Вывод: значит не факт, что это даст положительный эффект. Второе предназначение пирамиды - обеспечить безопасность от  неизвестного мутанта. Но, если ты помнишь, их самки сначала почувствовали себя нездоровыми. Вывод: если изменения и происходят, то они происходят за какой-то длительный промежуток времени. Мы же не готовились заключить Ольгу в пирамиде на месяцы. В-третьих, из моих вычислений получилось, что точка излучения, как ее рассчитывали атланты, теперь находится не в пирамиде, а на один километр восемьсот двадцать метров  юго-западнее. Исходя из всего этого, я,  на свой страх и риск, отправил Ольгу  туда, а не в пирамиду.

- Почему ты не сказал об этом мне? Ты что, мне не доверяешь?- испанский профессор был не на шутку расстроен.

- Пойми меня, Хуан, рассказать – значит, заставить тебя разделить со мной ответственность за самовольство. Практически подставить тебя.  Я не хотел прятаться за твоей спиной.

- Ладно, что сделано-то сделано. Пока.

Хуан отключился.

Ну вот, вроде выкрутился. Самое смешное, что, по докладам Алексея с Ольгой, все в порядке. Может, вообще все эти расчеты - ошибка. Или его расчеты -  ошибка. Да черт с ними, зато у девчонки будет нормальная жизнь.

         Не успел он закрыть комп, пришло сообщение от Лилит:

«Где твоя девчонка?!!!! Почему ее не было в пирамиде?!!!!»

«Лили, не ругайся, но я нашел неточность в ваших расчетах. Из-за изменений после катаклизмов в дрейфе континентов точка луча сместилась на один километр восемьсот двадцать  метров юго-западнее. И я отправил ее в новую расчетную точку» - был его ответ.

«Тебя убить мало за такие фокусы».

 

***

 

- Олька,  ты с ума сошла - время уже почти четыре. Я сейчас должен звонить Сергею Валентиновичу и докладывать,что мы уже на полпути в в  Шарм-эль-Шейх.

        Его мольберт был давно свернут, и только Ольга никак не могла закончить свое творчество.

 - Лешь, ну тебе же самому картина очень понравилась, осталось еще несколько мазков. Представь, мы повесим ее дома, и она всегда будет напоминать нам об  этой поездке. О начале  нашей любви. Ну, еще чуть- чуть, минут десять.

- Да он мне голову оторвет. Ты же знаешь, он солдафон, за минутное опоздание – смертный приговор.

- Я быстро.

 В небе показался быстро приближающийся вертолет.  Через несколько минут, небольшой и весь черный, он приземлился буквально в нескольких метрах от них. Порывом ветра от работающего винта вырвало зонт, и он, весело кружась, понесся в пустыню, а вокруг них закружился пестрый хоровод из листков с эскизами и набросками. Ольгин мольберт упал, и Алексею пришлось прыгнуть  на него и прижать к земле. Ольга присела, закрыв лицо руками, чтобы спасти глаза от песчаного вихря. Она и не видела, как из вертолета выпрыгнули и побежали к ним трое египтян, одетые в галабеи и лебды, с пистолетами в руках. Только услышав совсем рядом непонятную речь, она постаралась  что-то рассмотреть. Египтяне рассматривали две фотографии и что-то между собой обсуждали. Алексей все понял первым. Схватив штатив-треножник  от  валявшегося на земле мольберта, он кинулся на бандитов.

- Беги! – крикнул он Ольге.

Хлопнул  выстрел, Алексей упал, схватившись за ногу, между пальцев показалась кровь. Стрелявший протянул руку Ольге.

- Иди к нами, - сказал он на ломаном русском языке.

Увидев, как Ольга замотала головой  и попятилась, он опять поднял пистолет, направив его на Алексея:

-Ты  не идешь - он умер.

Девушка метнулась к Алексею, обняв его и закрыв собой:

- Лешка, я тебя люблю! Только не вставай, я выкручусь! Они меня не тронут! Я нужна им живая.

Стрелявший ударил Алексея по голове рукояткой пистолета, и тот обмяк в Ольгиных объятиях.

- Иди, убью его.

Двое бандитов оторвали девушку от лежащего на песке тела и потащили в вертолет.  Машина сразу же взмыла в воздух.

 

В палату забежал Сергей Валентинович, выглядел он очень встревоженно:

- Дмитрий Васильевич, контрольного звонка нет, прошло уже пятнадцать минут!

- Сам позвони!

- Я звоню, звонок нормальный - никто не отвечает.

Из ноута, лежащего рядом, послышался звук поступившего по майлу сообщения.

Лилит!

«У них были мольберты?»

«Да»

 «Тебя убить мало!»

«Что случилось?»

- Что-то произошло? – Сергей Валентинович непроизвольно вытянул голову, чтоб прочесть сообщение, но тут же взял себя в руки.

- Что- то очень плохое. Но их же там не должно уже быть, они должны быть по дороге  на  Шарм-эль-Шейх!

Пришло новое сообщение от Лилит

«Наблюдатель видит в заданном районе тело мужчины, лежащее без движения, рядом два брошенных мольберта. Девушки нет»

- Какой же я дурак! Кто ж меня за язык дернул! Надо было дождаться контрольного звонка! Ребят угробил!

В руке начальника охраны прозвучал вызов мобильника

- Сергей Валентинович, ее похитили! Черный вертолет! Уходит на запад! Сделай-те же что-нибудь!

- Это Алексей, живой…

- Я слышал.

 Профессор  схватил ноутбук:

«Лили! Она захвачена. Черный вертолет. Уходит на запад! Спаси! Прошу тебя!»

- Алексей, как ты?

- Я нормально! Ольгу спасите!

- Ты их видишь?

- Уже нет. Но они  направлялись на запад. Помогите!

- Оставайся на месте и  на связи.

«Лилит, Алексей жив, вышел на связь. Что у вас? Чем можете помочь?»

- Ну  что, Дмитрий Васильевич?

- А ничего. Тишина. Все заняты делом. Только я наломал дров и валяюсь на мягкой перине да белых простынях.

- Да успокойтесь вы, на войне всяко бывает. Парень живой. Ее, если б хотели, давно б убили, а раз не убили сразу - значит будет жить.  И почему вы считаете, что именно вы дров наломали?

- Подожди, дай подумать.

- Я тогда выйду, перекурю  и  ребят проверю.

- Иди.

    Все мысли профессора сосредоточились в одной маленькой точке: срочно искать выход.

         Так, о том, что ребята не пойдут в пирамиду, знали только трое - я и они сами. Даже Сергей не имел об этом ни малейшего понятия. О  новой точке ожидания изначально знали тоже трое - и опять  я и они сами.  Потом я - старый дурак – находясь в полной уверенности, что ребята уже растворились и найти их уже невозможно, сам лично проболтался о точке ожидания сначала Хуану, а затем и Лили. Время у всех было практически одинаковое. Иметь в резерве вертолет и группу захвата могли иметь и Хуан, и эти. Вопрос: кому это нужно? Хуан? Зачем ему пытаться похитить будущее всего человечества? Зачем ему Ольга? Что может его подвигнуть на это? Он работает на них много лет. Все его предки работали или, мягко сказать, помогали им. Все его благосостояние, вся его жизнь, все его здоровье  и молодой вид напрямую зависят от них. Мог ли он пойти против. Нет.

       Лилит? Как не хочется думать, что она все это время меня обманывала.

Могла ли она это сделать? Могла. Еще на собрании она предлагала просто убить Ольгу, чтобы избежать возможных проблем. Плюс чисто женская логика – убрать возможную конкурентку. А она всерьез отнеслась к ней как к возможной конкурентке. Даже если она лично не хотела бы этого, ей просто-напросто могли приказать. Могла бы она не выполнить решение совета. Нет. Ослушаться – значит, стать изгоем.

      Атланты? Возможная причина – страх. Страх перед возможным усилением человечества, которое и так сейчас достаточно развито, чтоб противостоять им. Страх возможной потери контроля над Ольгой. Страх перемен.

        Единственный разумный вывод: все это разыграно атлантами. А кто исполнитель – Хуан или Лилит - не принципиально. Если даже Хаун, Лилит не могла не знать, что принято решение о такой игре. А ее прилет ко мне раненому? Возможно, они не хотят потерять меня, как их представителя на бескрайних российских просторах. В стране с жестким кастовым делением будет трудно ввести в высшее общество незнакомого человека. А мое тяжелое ранение - самодеятельность бестолковых исполнителей, что, в общем-то, не такая большая редкость.

      Хотя стоп. Этих бандюков предупреждали, что я опасен способностью гипновнушения, даже кормили специальными таблеточками. А к моим способностям управления животными они были не готовы. Если бы в скверике прогуливали пару-тройку бультерьеров, все было бы совсем по-другому. И  Лилит  прекрасно об этом знала, потому что она меня этому и научила.

        Какой можно сделать вывод? Задумка атлантов, скорее всего, Даго. Исполнитель - Хуан. Лилька была не в курсе, ее использовали втемную. Впрочем, так же, как и меня.

 

        Дверь с грохотом распахнулась, в палату влетел Сергей с раскрытым ноутбуком в руках, следом волочился шнур питания и мышка:

- Шеф, смотрите! Какой-то турист снял в гольф-клубе под Айн Сохной – это сто двадцать километров от Каира в сторону  Красного  моря! Вот те гуси-лебеди!

       Ролик, выложенный в интернете, действительно был впечатляющим. Сначала  снимающий старательно фиксировал игру в гольф неизвестной молодой девушкой,  затем, под крики окружающих, он перевел камеру вверх. Кричать было от чего. Над летящим на высоте около ста метров небольшим черным вертолетом нависала настоящая летающая тарелка, а прямо по курсу перед ним в воздухе мерцала огромная ярко-красная стрела, недвусмысленно указывающая вниз. Съемка велась с очень хорошей, возможно, даже профессиональной камеры. Были  видны мельчайшие детали. Если бы не тонированные стекла вертолета, наверное, можно было бы рассмотреть испуганное лицо пилота. Вертолет часто менял  курс  и выполнять требование  «снижаться» явно не собирался. Тарелка, довольно-таки большая, пошла вниз,  прижимая машину землян к земле. Как пилот не пытался увернуться и выйти из-под нее, тарелка, как приклеенная, висела буквально в метре точно над несущим  винтом, и это расстояние на глазах становилось все меньше. Техническое преимущество было явно не на стороне человечества. Пилот вертолета был  вынужден опускать  машину к земле все ниже и ниже. Вдруг из абсолютно пустого участка неба, выше по курсу, в тарелку ударил зеленый луч. НЛО, бросив вертолет, резко ушел влево, выпустив вверх в небо два таких же, как и его противник, зеленых луча. Один ушел в пустоту, а второй  попал в цель, и в воздухе на какое-то время проявился светящийся и переливающийся голубыми искорками контур еще одной тарелки. Как только луч оборвался, вторая тарелка опять исчезла из видимости. Из тарелки, пытавшейся принудить вертолет  к посадке, появился шлейф дыма. Видимо, отказавшись от преследования, она теперь ударила зеленым лучом по несущему винту набиравшего высоту вертолета  и стремительно растаяла в вышине. Вертолет падал вниз, двигатель его был явно выведен из строя. Расстояние между ним и землей сокращалось. На площадке гольф-клуба, которая могла стать возможной зоной падения, возникла паника. По кадрам видеосъемки можно было понять, что хозяин сейчас занят спасением собственной жизни и старается убежать подальше, уронив камеру и не собираясь возвращаться за ней. Но, к счастью, камера  остановилась и смотрела вверх. Вертолет поднимался! Двигатель явно не работал.  Лопасти крутились медленно, скорее всего, просто от набегающего потока воздуха. Но он, вопреки всем законам физики, набирал высоту. Вдруг он скользнул в сторону, и по полозьям пробежали голубые огни. Боже!  Да он стоит на невидимой летающей тарелке! Она под ним и  пытается удержать его на себе, уводя в сторону от людей! Явно, что инопланетчику это дается с трудом! Вертолет постоянно соскальзывает! Именно в этот момент - когда полозья отрываются и опять ударяют по поверхности НЛО – по контуру тарелки пробегают  синие искорки, и он на какие-то мгновения становится видимым. Каким-то чудом он дотягивает вертолет до воды,  и тот все-таки падает в море с высоты метров десять, а возможно, и меньше. Люди должны выжить!  Камера захватывает лица людей, стоящих рядом. Страх… Удивление… И вот - первые аплодисменты…

- Да-а, гуси-лебеди, прямо  звездные войны какие-то. Вертолет-то вроде тот…

- Как думаешь, она жива?

- Ну, во всяком случае, упасть на воду и на землю  - большая разница. Над землей у них бы шансов не было. Ни единого. Сейчас шансы большие. Но вопрос вот в чем, как упали?  Не заклинило ли дверки? В сознании ли она? Не получила ли травм при падении?

- Она крепкая девочка - выдержит. Должна выдержать!

- Опять же  вопрос - как сработают спасатели.

- Да там же пляж в двух шагах! Это не Россия! Должны спасти. Ну что ты заладил.

- А нужно ли похитителям ее вытаскивать?

- Конечно, нужно. Они же хотят ее получить живую.

- Не они, а кто-то хочет получить ее живую. Они хотят получить деньги, а  вытащить ее на глазах такой толпы народа  - это, точно, пожизненное заключение. Без вариантов, вот такие гуси-лебеди, Дмитрий Васильевич.

- Лили ее спасет…  Я уверен. Ты сам видел, какие силы подняты.

- Видеть-то видел, но, честно сказать, кто за кого - не понял. По идее, наши должны были посадить  вертолет, как они и пытались вначале. А потом,  с появлением еще одной тарелки, они этот вертолетик сами и сбили. Вместе с Ольгой, заметьте. Они должны были рухнуть на землю - и без вариантов.  А до моря их дотащила чужая тарелка. Или я ничего не понимаю.

- Да, у меня такое же впечатление, - задумчиво протянул профессор. - Что ж делать-то будем?

- Вам виднее, Дмитрий Васильевич. Я не в курсе происходящего. Наверное, надо Алексея оттуда вытаскивать.

- Правильно говоришь. Что там будет, пока не ясно, а парня надо вытаскивать по-любому. Займись этим.

- Есть.

 

          Как только Ольга оказалась в вертолете, главный похититель, радостно улыбаясь, достал плотный черный мешок и со словами:  «Терпи мало» - одел его ей на голову.  Ее руки и ноги были связаны пластиковыми защелками, дышать было нечем. Девушку охватила паника. Сквозь рев двигателя слышались веселые возбужденные голоса, дружеские похлопывания, чужая речь и смех облегчения.

«Спокойно, главное - Лешка жив. Меня не убьют. Я им для чего-то нужна. Спокойно, люди не могут так смеяться, если везут кого-то убивать. Если они нормальные люди…» - в этом она, правда, очень сомневалась.

      Вдруг общий настрой в кабине изменился. Говорили, даже не говорили - кричали все разом, в голосах перемешалось все: удивление, тревога, страх и ужас.

«Погоня!!!», «Полиция!»,  «Что, не нравится!», «Что им надо?», «Боже!» - у Ольги все перемешалось в голове, но отчетливо, яростно пробиваясь сквозь пугающие ее мысли, слышалась одна: «Наверное,  полицейские вертолеты пытаются нас посадить! Нет, козлы, не уйдете! Сдавайтесь!»

 Вертолет несколько раз менял курс и высоту, похитители о чем-то спорили и ругались. Гонка продолжалась минут десять, а потом откуда-то сверху  послышался громкий хлопок. Машина вздрогнула, двигатель смолк.

«Нас что, сбили?» - теперь и ее охватила страшная паника.

В смертельной тишине кабины раздался общий крик ужаса.

         Вертолет падал. Ольга что-то кричала  вместе со всеми. Удар! Скрежет металла по металлу. Вертолет скользил куда-то в бок  и опять набирал высоту.  

 Крики смолкли, в тишине послышался горячий шепот молитвы. Машину со страшным лязгом мотало из стороны в сторону. Все молились.

«Господи, спаси и сохрани … Господи, спаси и сохрани…»  - перед глазами икона Святой Богородицы из церкви, в которую она когда-то ходила. «Господи, спаси и сохрани... » - она явственно почувствовала запах ладана, услышала потрескивание свечей в лампадах.  «Господи, спаси и сохрани»…

  Раздался громкий скрежет. Стало понятно, что вертолет падает вниз, заваливаясь на бок. «Неужели все…» - мелькнула последняя мысль. Страшный удар головой о переборку и…пустота. Она уже не чувствовала, как кабина наполнялась морской водой.  Не видела уткнувшегося головой в приборную доску пилота, не видела  вопросительного взгляда одного из похитителей на старшего и его отрицательный кивок. Тройка похитителей, поняв друг друга с полуслова, выпихнула тело связанной девушки с мешком на голове из вертолета и рванулась вверх  на поверхность.

 

          Лик богородицы становился все ближе и ближе. Вот они уже смотрят в глаза друг другу.  Глаза затягивают, как омут, глубже… глубже… глубже… Яркий свет! Настолько яркий, что хочется закрыть глаза рукой.  Но рук нет…

 

 

    В палату уж как-то очень осторожно вошел Антипов:

- Дмитрий Васильевич, есть проблемы. Алексей ранен в ногу и находится в крайне нервном состоянии. Все вопросы об Ольге. Спрашивает, почему мы не обратились в полицию.

- Позвони нашему общему другу из конторы. Наверняка, у него есть там свои люди, попроси от моего имени, пусть поможет. И попроси Алексея не о чем не распространяться. Скажи,  делаем все возможное.

-Есть.

Профессор положил руки на клавиатуру ноутбука, интернет пестрил огромными разноцветными заголовками: «Звездные войны в Египте», «Сверхдержавы испытывают новое оружие», «Конец света по календарю мая», «Мая были правы», «Земля оказалась втянута в галактический конфликт», «Самый дорогой фильм в мире», «Камера Sony сделала человека миллиардером за пять минут».

 И наконец-то в этой дремучей чаще желтых листьев то, что он искал, то, что он боялся прочитать:

«Последние новости из Айн Сохны: Трое пассажиров вертолета, атакованного НЛО, спаслись! Пилот вертолета погиб во время крушения! Все оказались жителями Египта. Спасательные работы продолжаются».

     Антипов был прав. Спасать Ольгу никто не собирался. Осталась последняя надежда, пальцы сами забегали по клавиатуре ноутбука:

«Лилит, ответь что-нибудь»

«Расхлебываю твою глупость. Наши пловцы ведут поиск»

«Очень хочу тебя увидеть!»

«Не до этого»

«Я по делу»

«Тем более»

Остается только ждать, ждать и ждать. Хоть бы зашел кто-нибудь.

 

- Разрешите доложить, Дмитрий Васильевич?

- Хорошее или плохое?

- Кашев через шесть-семь часов будет в Москве. Ранение легкое – профессионально прострелили мышцы на ноге, просто чтобы не мешал. Ему уже оказана первая помощь. Я попросил вколоть ему снотворное, так что спать будет до Москвы, а здесь мы встретим. Это хорошее.

- А плохое?

- Наш общий друг заинтересован ситуацией,  если он начнет копать и сопоставит некоторые факты… Вопросов к вам будет очень много. Вот такие гуси-лебеди.

- Сейчас главный вопрос – Ольга.  С остальным потом как-нибудь разберемся, - профессор сделал неопределенный жест рукой.

- Дмитрий Васильевич, вертолет упал в воду более часа назад. Шансов нет. Если только ваши…ммм…знакомые не могут оживлять трупы. Если мы сейчас зашлем в Египет в  Шарм-эль-Шейх похожую девочку под тем же именем, можно будет попробовать как-то выкрутиться.

- Да пошли они все к черту со своими вопросами! Лучше скажи, что я буду объяснять Алексею? Что я скажу ее матери?  Иди.

Профессор откинулся на подушку, закрыв лицо руками. «А что я скажу самому себе? А что сказать человечеству? Возможно, я отнял у него будущее», - пока он ничего не мог сказать ни себе, а тем более никому другому.

 

         Что может быть хуже ожидания? Ожидание известий о молодой женщине, в чью жизнь ты вмешался.  И это твое вмешательство привело ее к гибели. Ожидание  встречи с молодым человеком, которого ты послал на смерть и у которого ты отнял любимую. Ожидание чуда, что пискнет комп и

в окошке появится короткое сообщение «она жива». Нет, это не боязнь ответственности за свои поступки. Это признание собственной глупости, собственной никчемности. Как ты мог обманывать людей, которые тебе доверяли? Ты же мог бы им все рассказать, честно, без утайки. И что, они бы сделали другой выбор? Нет, не сделали. Они, не зная ни о чем, слепо верили тебе.

 Рядом с подушкой заиграла музыка вызова  мобильного.

- Дмитрий Васильевич, докладываю, Алексея встретил. Через полчаса будем. Чувствует себя хорошо, рвется к вам. Какие указания?

- Вези.

 

Часть 10

 

«Яркий, яркий свет… Почему я не могу прикрыть глаза рукой? Где мои руки?  Какой-то голос в  моей голове».

- Пришла в себя, молодец. Сейчас я притушу свет.

Свет действительно стал мягким.

«Я дышу. Я лежу где-то. Холодно. Кончики пальцев закололо. Крушение, удар, пустота»…

«Я умерла?» - мелькнула мысль.

- Нет, ты живая,

       Приятный голос  точно  принадлежал мужчине, и почему-то каждое слово отдавалось эхом в голове. Даже правильнее сказать, сначала возникало в голове, а потом проносилось эхом. Речь была русской, но явно с каким-то акцентом. «Значит, похитители меня  все-таки доставили по назначению?»

Надо попробовать открыть глаза. «Получилось».  Она лежала  в довольно-таки большой  комнате,  похожей на операционную. Очень высокий потолок. Окон нет. Ламп нет. Мягкий свет, но не из ламп. Он как будто разлит в воздухе. Голова не шевелилась. Скосив глаза в сторону, девушка увидела стоящего рядом  симпатичного мужчину  лет тридцати-сорока,  в белом халате. Хотя нет, не в халате, а какой-то накидке или тоге. Он очень большой. Метра три ростом.

- Тебе кажется, потому что ты лежишь. На самом деле, два сорок, по- вашему, - он улыбался.

- Вы читаете мои мысли? Или я все говорю вслух?

- А ты слышишь мои мысли у себя в голове?

Ольга задумалась, а в голове прозвучало:

«Сейчас слышишь?»

 Мужчина стоял рядом и ни один мускул на его лице не дрогнул:

 - Точно, голос раздается только в голове.

 - Слышу,  - ответила так же мысленно она.

 - Вот и хорошо, намного проще и быстрее общаться. И соврать при таком общении затруднительно. У тебя, наверное, много вопросов?

- Ты мой похититель?

- Не я лично, но, действительно, это  я организовал твое похищение.

- Зачем?

- Ты, а точнее твой ребенок, следующая ступень развития жизни. Следующий шаг в эволюции  разумных. Такие дела как-то не хочется оставлять на волю случая. Тем более на последнем этапе.

- О! Как интересно, - издевательски ответила Ольга.- Но зачем меня похищать?

- Чтоб произошла инициация, ты должна была оказаться в определенное время в определенном месте.

- То есть попасть в руки к шизику.

- А как ты думаешь, зачем тебя профессор Николотов послал в Египет? Он тоже сумасшедший маньяк?

- Он меня лечил!

- И для этого надо было находиться в одном и том же месте, в одно и то же время три дня?

«Да, действительно, что-то не вяжется», - вяло подумала девушка.

- Все это время усилия огромного количества разумных были направлены на то, чтобы ты оказалась в этом месте и именно в это время.

- Но, если меня туда и так уже отправил профессор, зачем меня надо было стараться похитить?

- Согласен. Немного не логично. Я просто не знал, что Николотов сможет правильно определить точку инициации.  Я думал, что тебя отправят в пирамиду.

- Хеопса?

- Да, они должны были закрыть тебя там, но в последний момент твой профессор почему-то, как я предполагаю, неожиданно для всех, изменил планы.

- Что с Алексеем?

- Твой мужчина жив. Вообще о нем можешь не беспокоиться - его достаточно трудно убить. Он - Защитник.

- Где он?

- Не знаю.

- Я могу встать?

- Подожди еще несколько минут, сейчас я дам тебе таблетку, и все будет хорошо.

- Я не хочу вашу таблетку.

- Боишься. Хорошо. Тогда придется полежать немного дольше. Но ты уже должна чувствовать кончики пальцев.

- Чувствую. И даже могу немного пошевелить.

Пальцы действительно шевелились, она почувствовала голую кожу своего бедра:

- Я что, голая?

- О, извини, я забыл о ваших странностях, - неизвестный заботливо прикрыл ее белой простыней.

- Спасибо.

- Пожалуйста. Продолжим наш разговор?

- Значит, вы утверждаете, что профессор специально отвез меня в Египет и должен был закрыть в пирамиде Хеопса?

- Да, именно так.

- Допустим. Но зачем вы похитили меня, когда уже знали, что меня не закрыли в пирамиде и профессор правильно определил эту вашу точку?

- Я хотел встретиться с тобой.

          Ольга все больше и больше ощущала, что ее тело начинает подчиняться ей, и тянула время.

- Зачем?

- Во-первых, чтобы убедиться, что инициация прошла и в тебе действительно зародилась новая жизнь.

- Как новая жизнь? Я что, беременна? – забыв о своих хитростях, девушка резко вскочила со стола, на котором лежала. Голова закружилась, то ли от слабости, то ли от ошеломляющих новостей, и ей пришлось присесть обратно, придерживая простыню. - Это вы сделали?

- Ну нет, женщина, это ты сама. Скорее всего, за день или два до 21 декабря, - расхохотался незнакомец. - Не надо вешать на меня всех собак.

- Так значит я… Алексей… значит мы… - Ольга задумалась. - Что вы со мной собираетесь сделать? Со мной и моим ребенком?

- Ничего, - неизвестный продолжал улыбаться. Улыбка была не ироничной, не злой, просто улыбка человека, который наблюдает за развитием смешной ситуации. – Я просто хотел предложить тебе  свою помощь и  защиту. А также ответить на множество твоих вопросов  и уберечь от ошибок, которые могут быть фатальными. Дело в том, что те, кто хотел, чтобы ты была инициирована, через какое-то время  могут изменить свое мнение. Ты и твой ребенок станете им не нужны  и, более того, опасны.

- Профессор захочет убить меня?

- Не профессор, а те, кто стоят за ним.

- А кто стоит за ним?

- Я не хотел бы сейчас отвечать на все твои вопросы. Это сложно - объяснить тебе все. Лучше было бы, чтобы ты сама постаралась разобраться во всем. А потом мы снова встретимся. Задай вопросы своему профессору.

- А вы что, меня отпустите?

- Да.

- Когда?

- В любое время, как скажешь.

- Правда?

- Я просто хочу дать тебе несколько советов и научить тебя закрывать свои мысли, чтобы их не смогли прочитать другие.

- А что, мысли тоже можно закрывать?

- Да, конечно. Это как… Как бы тебе лучше объяснить… Это как мобильник. Можешь ответить на вызов, а можешь и не отвечать. Можно даже конференцсвязь включить.

- Здорово. И насколько далеко можно таким способом общаться?

- Это зависит от твоих способностей. Обычно в пределах видимости. Единицы могут общаться за сотни километров. Иногда это получается и у очень близких людей.

- Все это очень интересно. Но можно узнать, а сколько времени я у вас нахожусь?

- Около восьми часов.

- Там Лешка, наверное, с ума сходит! А можно ему позвонить?

- Конечно, только не надо ничего говорить о том, где ты и с кем ты. Расскажешь об этом чуть позже. Мы договорились?

- Да, обещаю.

- Звони,– незнакомец протянул ей обычный дешевый сотовый телефон «Nokia».

 Ольга схватила телефон, и…  в глазах ее мелькнуло отчаяние.

- Ой, я не помню, какой у него сейчас номер….

- Я могу подсказать тебе только номер твоего наставника Николотова.

- Правда?

Незнакомец взял у нее из рук телефон и набрал какой-то номер:

- Держи.

В трубке раздавались гудки.

 

***

 

Надежда умирает последней. Самой последней и самой крохотной надеждой была Лили, но и она прислала сообщение:

«Поиск результатов не дал. Больше оставаться здесь не можем. Все море буквально нашпиговано спасателями и пловцами разведок всего мира. Соболезную. Не кори себя – это судьба».

         А если бы Ольга и Алексей знали все, как бы они поступили? Поступили бы точно так же. Просто рассказав им все, ты бы переложил ответственность с себя на них. Это был бы их выбор. Тебе было бы легче. А Ольге? А Алексею?

Что я ему сейчас скажу? Как объясню, что послал их на смерть? Как сказать, что Ольги нет в живых?

   Под рукой опять запиликал мобильник.

- Дмитрий Васильевич! Это я Ольга!

- Ты?!!

- Я! Я! Со мной все хорошо! Как Лешка? Его же ранили! Где он?

- Алексей в Москве. Минут через двадцать будет у меня. С ним все в порядке!

  - Ты где?

-  Можно я перезвоню ему на ваш телефон, я его номер не помню.

- Конечно, конечно. Ты где?

В трубке раздались гудки.

Вот это новость!

- Леночка, принеси коньячку!

- Вам нельзя, Дмитрий Васильевич.

- Неси! И три рюмки.

Вот это новость!

         Когда дверь в палату открылась, и в проеме показался прихрамывающий Алексей и начальник охраны, стараниями Леночки  возле кровати Дмитрия Васильевича был накрыт импровизированный столик на троих, а профессор наливал себе еще одну рюмочку коньячка. Настроение у него было замечательное, и первые пятьдесят грамм проскочили как-то незаметно, даже не оставив в душе ни малейшего следа.

        Увидев вошедших, он приглашающим жестом махнул рукой:

- Давайте-ка быстрей, присоединяйтесь.

Алексей недоуменно взглянул на профессора, перевел взгляд на растерянное лицо Сергея Валентиновича и с вызовом в голосе спросил:

-  А что, есть повод для радости или уже за упокой пьете?

- Типун тебе на язык. Ольга жива, сейчас тебе позвонит.

Теперь с недоумением и подозрительностью на него смотрел начальник охраны. «Ну и черт с ними, пусть думают, что я сумасшедший.  Главное, что все живы», - он словно родился заново.

 - Давайте быстрее садитесь, ребята, рука устала. За здоровье! За жизнь!

Не успели они закусить  нарезанным тонкими ломтиками лимоном, как опять зазвонил мобильный профессора:

- Держи, она.

 

***

 

Ольга отдала телефон незнакомцу

- Спасибо вам, и что теперь? Вы обещали меня отпустить.

- Ты  торопишься уйти? У тебя нет ко мне вопросов?

- Нет, мне все понятно, я вам очень благодарна.

- Как скажешь. У меня к тебе будет небольшая и не очень обременительная просьба.

- Какая?

- Я бы хотел, ради твоей же безопасности, чтоб ты забыла на какое-то время о нашей встрече. Ты не против?

- Конечно, нет, я выполню все, о чем  вы попросите. Только и вы отпустите меня, как обещали.

- Вот примерь, - он протянул ей какое-то колечко. Скорее всего, золотое. Перстенек был очень красивый, со стилизованным изображением скарабея, спина и крылья которого были украшены хризолитом. Чувствовалось, что украшение очень старинное и, наверное, очень  дорогое. Оно как влитое село на средний палец.

- Нравится?

- Да, очень.

- Я рад, что угадал твой вкус. Но пока верни его мне. Когда ты в следующий раз его оденешь, нажмешь ему на голову. И сразу все вспомнишь. Устраивает?

- Да. Меня все устраивает, лишь бы расстаться с вами как можно быстрее и оказаться от вас как можно дальше.

- Тогда все. До встречи.

***

 

  Ольга  очнулась  от того, что кто-то брызгал ей в лицо водой. Открыв глаза,

она увидела перед собой встревоженное обветренное  лицо уже пожилой египтянки.

 -Тебе хорошо?- голос был по-матерински заботливым.

- Где я?

- Ты мой дом, все хорошо.

- Где мы находимся?

- Египет. Айн Сохна. Моя дом.

 Девушка, приподнявшись, огляделась вокруг. Она лежала на старом и скрипучем диване в обычной комнате. Вокруг все было потрепанным, как и диван, на котором она находилась. Напротив стояли обшарпанный столик и два кресла. Укрыта девушка была вытертым вязаным пледом с выцветшим египетским национальным рисунком. Чувствовалось, хозяева вели бедное, даже убогое существование. Если не считать того, что немного кружилась голова,  чувствовала она себя прекрасно. Хоть сейчас в клуб на танцы.

- Мне надо позвонить моим друзьям. Это можно?

- Ты звонил  другу.

- Я уже звонила? Кому?

- Вот эта номер, - женщина протянула старенький мобильник «Нокия».

- Когда?

- Мало  часа потом.

- А как я здесь оказалась?

- Мой муж - рыбак, нашел ты в море. Ты был… как это… нет чувств. Привез мине. Я работать  хотель. Я хорошо говорить русский. Что вы хотите?

- Можно мне еще раз позвонить?

- Да, пожалуйчта.

- Я набирала этот номер?

- Да, ты звонил сюда.

- Алло, алло! А с кем я говорю? Дмитрий Васильевич! Это Ольга!

- Ты где? Что с тобой? Только не бросай опять трубку!

- Со мной все в порядке. Я в Айн Сохно,  в доме у какой-то египетской семьи рыбака.

- Адрес, адрес назови! И жди нас там. Никуда не выходи.

- Адрес не знаю, сейчас передам хозяйке  трубку - она говорит по-русски.

 

***

 

       Николотов задумчиво потер лоб:

- Какие есть предложения?

- Ее документы у меня, и деньги тоже у меня. Когда ее похитили, сумочка осталась. Надо срочно вылетать туда за ней. Я готов!- Алексей был готов дойти пешком, невзирая на простреленную ногу.

- Кашев ранен. Тем более его знают в лицо, и, возможно, охота еще продолжается. Просить коллег не очень хочется, они и так скоро начнут задавать море неудобных вопросов, хорошо еще,  Алексея не допросили. Поэтому лучше всего, если поеду я один, - начальник охраны был как всегда логичен и убедителен.

- Согласен, Сергей Валентинович, все правильно. А ты, подстреленный, глазами не зыркай, марш на обследование к Тамаре Петровне. Потом придешь и расскажешь, что и как было. Ну что, вскочили? Давай на посошок по русскому обычаю, чай не басурмане.

         Когда все вышли, Николотов посмотрел на часы:  время уже далеко за полночь, и  задумался – стоит ли сообщать  Лилит? Да вот черт, в суматохе не расспросил Кашева, как себя чувствовала Ольга, не было ли симптомов заболевания. Надо срочно вызвать и порасспросить. Хотя если он сейчас придет, то, скорее всего, сам начнет задавать мне вопросы, а  что ему отвечать, пока не ясно. Он еще не залазил в итернет и не видел ролик с тарелочками!

- Леночка, срочно шепни Тамаре  Петровне, чтоб вколола усыпляющего Кашеву.  Пусть отдохнет с дороги… подольше, - дав указание своему секретарю, профессор вновь впал в задумчивую дрему.

         Как только Сергей с Ольгой окажутся в Москве,  сообщу радостную новость Лили.  Считай, часов 10-12 у меня есть, можно спокойно все обдумать почти до завтрашнего или, правильнее сказать, сегодняшнего обеда. А подумать есть о чем. Если сейчас сообщу Лили, она доложит Даго, и тот спокойно опять выкрадет Ольгу. И что с ней будет дальше, абсолютно не понятно, но, точно, ничего хорошего. Лучше подождать, пока она не окажется в безопасности в Москве. Хотя о полной безопасности говорить трудно.  Как говорил кто-то из древних и мудрых: «Для того чтобы  победить, иногда достаточно подождать».  Будем делать подождать.

  

          Утро выдалось беспокойным. Все началось с визита Кашева: тот прихромал узнать, нет ли вестей от начальника охраны и Ольги. Узнав, что все в порядке и они уже на пути в Москву, он  немного упокоился и ушел. Но буквально через полчаса прилетел снова:

- Дмитрий Васильевич, вы видели клип в интернете?

Вот ведь не спится ему, ведь так все хорошо спланировал – до обеда дотянуть без расспросов, ан  нет. Что теперь говорить?

- Звездные войны?

- Ну да, это же тот самый вертолет.

- Послушай, Алексей, в интернете каждый день сплошные НЛО и разные снежные или зеленые человечки. Ты же не относишься к этому серьезно?

- Ну, если честно, то я, конечно, в это не верю, но вертолет точно тот самый, и Ольга сказала, что она в Айн Сахно.

- Слушай, дорогой мой человек, может, это монтаж такой сделали: вместо полицейского вертолета, преследовавшего похитителей, вставили тарелку НЛО. Умельцев-приколистов полно. И что нам теперь? Над каждым роликом голову ломать? Давай-ка дождемся приезда Ольги, и все узнаем, как говорится, из первых рук.

Алексей помялся, но все-таки не стал развивать тему дальше и вышел.

 

        Николотов, оставшись один, задумался. От серьезного разговора все равно не отвертеться.  Да и нечестно это: ребята жизнями рискуют, а их втемную используют.  Пусть Даго с Лилит голову поломают. Он взял ноут  и вошел в почту:

«Лилит, с Ольгой все в порядке, она жива. У ребят слишком много вопросов. Что мне им отвечать?»

«Срочно сообщи, где она  - мы ее заберем.»

«На данный момент точное местоположение назвать не могу, и не хочу его называть, пока не буду уверен в ее безопасности.»

«Как это понимать?»

«А понимай, как хочешь.»

«Ты пьян?»

«Нет, трезв и хочу с тобой встретиться и обсудить  ряд  вопросов.»

«Каких?»

«Ты видела ролик в интернете про битву НЛО в Египте?»

«Видела, и не только ролик»

«Как ты мне это объяснишь?»

«Неожиданное вмешательство третьей силы. Это нельзя обсуждать здесь!!!! Все объясню  при встрече.»

«Что рассказать ребятам?»

«Придумай что-нибудь правдоподобное.»

«Я думаю, они имеют право знать хотя бы часть правды, они рискуют жизнью, выполняя ваши задания.»

«Ты считаешь, что им можно что-то рассказать?»

«Я настаиваю.» «Хотя бы частично.»

«Хорошо, это будет решено. Что еще?»

«Я хотел бы встретиться и обсудить ряд вопросов.»

 «Я тоже. Кто знал о новой точке, в которой должна была находиться ваша женщина?»

«До последнего момента никто. Кроме меня, Ольги и Кашева. После я сообщил тебе и Хуану одновременно. Перед поездкой в Египет специалисты провели с ребятами работу по изменению внешности и имиджа, также им были сделаны документы на другие имена. Вычислить их там было практически невозможно.»

«Вопросов накопилось действительно очень много, ты в состоянии прилететь в Испанию?»

«Да.»

«Я свяжусь с тобой через час.»

         Ну что ж, опять будем делать подождать. В последнее время это становится моим хобби. Зато есть время и подумать. Ольгу я им в Испанию не повезу, надо  сначала  самому разобраться, что с ней произошло и произошло ли. Сообщать ли новость о чудесном воскрешении Ольги Хуану? Если допустить, что он в сговоре с Даго, то он и так от него узнает, после доклада Лили. А вот если он не узнает, тогда вопрос будет очень интересным. Получается, что Даго с ним не в сговоре и информация к третьей силе ушла от него. Вопрос: сам он это сделал или кто-то из его окружения?

        Получив ответное послание Лилит, профессор нахмурился: план, предлагаемый ей, не предусматривал посвящения молодых помощников во все тайны. Но, еще раз хорошо подумав, решил, что  в целом он был приемлемым на данном этапе и, может, даже лучше его предложения, так как оставлял  возможности для маневра. Если что-то не сложится, ребята будут иметь возможность остаться в стороне. Просьбу срочно приехать в Испанию вместе с Ольгой и Алексеем легко можно было отложить на любой необходимый срок, сославшись на свое самочувствие. Все-таки серьезное ранение. А предупреждение  ни о чем не сообщать Хуану воспринял как должное. Он уже сам самостоятельно пришел к тем же выводам.

- Леночка, если со мной захочет связаться профессор Хуан Домингес, я в реанимации в тяжелом состоянии. А Ольга и Кашев еще не возвращались из Египта. Запомнила?

 

В палату вошла какая-то незнакомая девушка, смутно напоминающая Ольгу:

- Здравствуйте, Дмитрий Васильевич! Как вы?

- О, Ольга, а я тебя и не признал. Вон как тебя замаскировали антиповские специалисты… У меня все хорошо. День два - и буду на ногах. Хотя, чувствую, мог бы и сейчас, но врачи запрещают, - ответил профессор, и сам же рассмеялся. - Вот такие они, вредные врачи. Очень рад тебя увидеть. Сама-то как?

- Нормально. Хотя испугалась здорово. Но все хорошо, что хорошо кончается.

- Давай, Олюшка, так поступим. Ты иди, отдохни с дороги, переоденься, искупайся, покушай, а как будешь готова долго и обстоятельно обо всем поговорить  - зайдешь.

- Да мне буквально полчасика и надо.

- Вот и умница. Жду вас. Вместе с Кашевым.

 

  Ребята действительно прискакали очень быстро.

- Ну-с, рассказывайте, мои дорогие, что и как было в Египте, да поподробнее, а то я чувствую, что пропустил самое интересное.

- А зачем вы нас туда вообще посылали? – начал  Алексей.

- На этот вопрос я хотел бы ответить чуть позже – после обследования Ольги, - увидев напряженное лицо Кашева и почувствовав, что сейчас возможен срыв, тут же пошел на уступки. - Но раз вопрос стоит, как я понимаю, очень остро, что ж, ребята, отвечу.  Вы знаете, что в мире есть ряд людей, обладающих паранормальными способностями

- Это как в «Битве экстрасенсов»? - перебила Ольга.

- Да, скажем, что довольно близко. Но до «Битвы экстрасенсов» они тоже были. Вам, наверное, известны имена Вольфа Мессинга, Розы Кулешовой, Ванги, Эдгар Кейси, Джуны, монаха Авеля, Серафима Саровского… Этот список можно начать с самого рождения человечества и продолжать бесконечно. Кто-то получил этот дар от рождения, кто-то - в результате травмы, кто-то -  в результате  другого необычного жизненного события, у кого-то они открылись при достижении определенного возраста. Человечество всегда интересовало,  как приобретаются такие способности. Большинство современников-экстрасенсов добровольно прошли всесторонние обследования в специальных центрах. И наш центр также принимал участие в таких исследованиях.

   После долгих и кропотливых работ, по анализу результатов обследований, были выявлены  определенные закономерности в составе ДНК, крови  и томограммах мозга этих индивидуумов. Несколько лет назад очень ограниченной  группой научных организаций был запущен глобальный проект по поиску людей, которые обладают или, возможно, в скором времени станут обладать рядом способностей, существенно отличающих  их от остальных людей. Рассматривалась и возможность, что способности проявятся не у них, а у их детей. Многие годы, в обстановке строжайшей секретности, по всему миру на основе собранных образцов ДНК, крови и  томограмм выявлялись люди - наиболее вероятные носители паранормальных способностей.  И вот…

- Что вот, профессор?

- И вот вы здесь.

- Вы хотите сказать, что мы экстрасенсы?

- Я хочу сказать, что на основе собранных материалов несколько лет назад был выбран Кашев. И чтоб не терять его из вида и иметь постоянную возможность контролировать его… как бы правильно выразиться… медицинское состояние и способности, я привлек его к работе в нашем центре.

- А я?

- Ну а следом нашлась и ты. И, наверное, без паранормальных способностей Кашева  мы тебя бы и не нашли.

- То есть мы оба обладаем способностями?

- По результатам работы наших аналитиков – очень высокая вероятность, что именно так.

- А как и когда они проявятся?

- А вот этим вопросом, молодые люди, мы как раз и занимаемся, - глядя  в загоревшиеся глаза ребят, профессор с грустью подумал, что молодость как всегда легковерна и живет ожиданием чуда. Если опустить мелкие подробности, он им практически ни в чем не соврал. И они уже сделали свой выбор. Ну что ж, пора поставить последнюю точку. - Теперь зная все, я хочу спросить, согласны ли вы продолжить свое участие в проекте?

- А что для этого надо?

- Ничего нового. Полное и беспрекословное подчинение мне.

- Это понятно. А конкретнее.  Что мы должны будем делать?

- Ничего для вас принципиально нового. Будете проходить обычные процедуры обследований. Возможно, привлекаться к каким-то научным экспериментам. Дело новое, всего сейчас предсказать невозможно. Все приходится изобретать на ходу.

- А когда мы станем…  А если действительно у нас проявятся необычные способности?

- Когда проявятся, тогда и поговорим.

- А как мы будем жить? Что нам разрешено, а что запрещено?- взволнованно спросила Ольга.

- Жить будете как обычно, как и жили до этого. Хотя тут я не прав. Обычной жизни у вас уже не получится. Как вы сами понимаете, такие люди интересуют не только ученых. Огромный интерес они представляют и для спецслужб, и для бизнесменов, и для разных криминальных личностей. Мы уже столкнулись  с повышенным интересом к вашей персоне, милейшая Ольга. И судя по размаху операций – а он проводились, как вы знаете, и в России, и в Египте - средства  и силы задействованы очень и очень приличные.

- Это понятно, Дмитрий Васильевич. Я хотела спросить…про другое. Вот вы сказали, что, возможно, паранормальные способности проявятся не у нас, а у наших детей.

- Я твой вопрос понял, - улыбнулся Николотов, - мы, конечно же, не препятствуем созданию семьи. Скажу больше, я приложу все свои силы для того, чтоб такая семья создалась и у нее были все условия для рождения и воспитания детей. Тебя такой ответ устраивает?

- Конечно, - расплылась в улыбку Ольга, - и не смейтесь, пожалуйста. Для женщины семья - это очень важно.

- Еще вопросы?

- Пока нет.

- Тогда у меня есть вопросы к вам.  Я хотел бы очень подробно услышать от вас все, что с вами происходило в Египте. Очень и очень подробно, включая ваши ощущения, предчувствия, какие-то догадки и озарения. Пусть даже кажущиеся вам незначительными и глупыми.

        Профессор включил диктофон. Несколько раз выслушав рассказ об египетских приключениях и не услышав ничего нового ни от Алексея, ни от Ольги, Николотов задал несколько уточняющих вопросов:

- А как было твое самочувствие, милая девушка?

- Хорошо!

- Ну прямо-таки и хорошо? Даже акклиматизации не было?

- Ну чуть-чуть.

- В чем выражалось?

- Ну как обычная простуда – слабость, недомогание, повышенная температура. Ничего серьезного. Кстати, у Алексея тоже.

- Почему не доложили?

- Ну это же нормальное явление, профессор, - вмешался в ход разговора Кашев, - и к рукам никакого отношения точно не имеет.

- А объясните мне, пожалуйста, дорогие мои ребятки, как же так получилось, что вы не покинули назначенное вам для дежурства место в  условленное время, и что послужило причиной, что вы оставались там еще почти целый час?

Новоявленные экстрасенсы замялись, переглянувшись. Кашев хотел что-то сказать, но его опередила Ольга:

- Это я виновата. Я хотела закончить картину и уговорила Кашева, который на меня очень ругался, задержаться. Вот и задержались.

- Понятно. Ну вот что, экстрасенсы вы мои, давайте бегом на обследование, а потом еще пообщаемся.

 

  Проводив ребят,  Николотов взялся за ноутбук:

«Лили, все в порядке. Предложенная тобой версия сработала на «отлично».

Высылаю запись разговора с ребятами о событиях в известном тебе месте.

Приехать смогу только через день-два. Все-таки самочувствие пока не очень.»

«Ди, не обманывай, скажи честно, что не доверяешь нам и хочешь сам обследовать женщину. Никто не против. Только не используй излучающие приборы. И поделись отчетами. Соскучилась.»

«Все сделаю. Скучаю. Целую.»

                                                  

Часть 11

 

             Перелет в Испанию дался Николотову нелегко. Нет, беспокоили его  не последствия сложной операции после тяжелого ранения, хотя, в буквальном смысле этого слова, его вытащили с того света. После таких ранений и более молодые и крепкие люди месяцы проводят на больничной койке, при условии, что им повезет выжить. А он через неделю, к удивлению даже работающих у него в  центре и немало повидавших разных чудес специалистов, не просто встал на ноги, а вернулся к прежнему активному ритму жизни.

Спасибо, Лили! Опять она его спасла.

Молодежь тоже не донимала его разными и чаще всего бестолковыми вопросами. И Ольга, и Алексей, укрытые пледами, спали в своих креслах, а когда еще спать им, молодым!

Дмитрий Васильевич думал о Хуане. Как он посмотрит ему в глаза? Всю неделю секретарь Леночка, по его личному приказанию, врала Хуану о его тяжелейшем состоянии, и вот он появляется живой и здоровый, приезжает  без предупреждения, в роли обвинителя и судьи. Что он ему скажет? Столько лет вместе! А что он должен ему сказать? Лили однозначно подтвердила,  что проведенное расследование не оставляет ни малейших сомнений, что именно Хуан Домингес – предатель. Уже почти выяснено кому, что и как он передавал, не ясно только одно – почему. Что ему не хватало? За что он был готов бросить на кон три жизни - Николотова, Кашева и Ольги? Хотя нет, не три, а уже четыре!

         Проведенное обследование не нашло в Ольге никаких отклонений, кроме того… что она беременна. Дмитрий Васильевич обрадовался этому, кажется, больше, чем  и Ольга, и будущий папаша вместе взятые. И, слава богу, что никаких изменений нет – значит, они будут обычными людьми и у них будет обычная семья. Как-то незаметно он сроднился с этими ребятами, сроднился настолько, что относился и думал о них, как о родных детях. А будущий ребенок однозначно будет и его внуком.

         Он научит его играть в шахматы, привьет тягу к знаниям, выведет его в науку, он продолжит его дело, завершит незаконченные дела. И все это могло прерваться. Почему, Хаун? Почему?

       Лучше бы ребята не спали, а донимали его вопросами. Пусть даже самыми глупыми.

 

         В аэропорту их встретила Лилит, как всегда элегантная и притягивающая к себе взгляды. Она обняла их всех троих по очереди, обняла очень искренне, и даже ее молчаливость воспринималась как-то по-особому душевно. Так встречаются люди, которым довелось вместе много пережить, вместе постоять на самом краю, у самого предела. Люди, для которых важен ответ всего лишь на один вопрос – жив?

       Она проводила их к  суперроскошному  автомобилю неизвестной марки и сама села за руль.

        Не скрывая удовольствия, Лили с ловкостью   профессионального гонщика  легко лавировала в потоке машин. Включенная в салоне на полную громкость музыка  вполне естественно исключала возможность каких-либо разговоров, но не мешала общаться мысленно.

- Как ты, Ди?

- Честно сказать, не очень.

- Не оправился после ранения?

- Нет, я из-за Хуана. Это точно установлено?

- Да, мы засекли все его телефонные переговоры как с исполнителями в Москве и Египте, так и с тем, на кого он работал.

- И на кого?

- Сейчас ты все сам узнаешь. Последнее время ты стал сомневаться в нашей искренней помощи вашей расе, и мне, а точнее всем нам, хочется вернуть твое доверие, поэтому разговор с Хуаном мы отложили до твоего приезда.  План действий будет такой. Даго назначил встречу Хуану  в морском домике,  и Хуан ждет его там. Когда  подъедем, ты попросишь Дебору разместить ребят, а мы пойдем в бухту. Там все и выясним до конца.

  

        Впервые в жизни Николотов  стоял с Лилит у дверей гостевого домика и не хотел открывать дверь. Лилит, понимая, что творится в его душе, стояла чуть сзади и ждала. Как ни старался он настроиться против Хуана, вспоминалось почему-то только хорошее. Как он протаскивал его в высшее научное общество, как помогал работать, как поставил шатер для них с Лилит. Вот черт!

Все-таки  он вошел. Хуан в один миг понял все:

- Я рад, что ты жив, Дима… Извини…

Только что выглядевший лет на шестьдесят, ну может немного постарше, крепкий и бодрый мужчина на глазах превращался в дряхлого старика. Чувство вины действовало на него, как машина времени. Сколько ему сейчас? Он старше меня лет на двадцать – значит, лет девяносто семь-девяносто восемь.

- Почему ты нас предал?

-Ты не поймешь! Я просил их! Я просил продлить мне жизнь еще лет на десять-пятнадцать! Они отказали мне, Дима. Дима, всего еще десять лет!

     Хуан кричал, разбрызгивая слюни и задыхаясь. Он был похож на шамана, входящего в транс и готового забиться в припадке.

- Я всю жизнь работал на них! Всего десять лет! А он обещал мне еще пятьдесят лет жизни, если я отдам ему девчонку! Я мог бы жить! Дима, они нас обманывали! Все было совсем не так, как  рассказывал нам Даго! Это они начали войну, уничтожившую атлантов! Дима, попроси их! Всего пять лет! Я хочу жить!

       Хуан упал на пол и забился в судорогах, Лилит бросилась к нему, но было поздно.

- Инсульт,  -   Дмитрий был поражен произошедшим.

- Да, ты прав, инсульт. Даже воспоминания не сможем снять. Попробуешь, Даго?

- Бесполезно. Извини, Дмитрий, что втянули тебя в этот допрос, мы не думали, что он так отреагирует.

- Я сам впервые видел его таким. И, наверное, лучше бы не видел. Столько лет знать друг друга,  доверять, помогать, дружить - и за несколько минут до  смерти понять, что ты всю жизнь ошибался в этом человеке. Несколько минут, перечеркнувшие всю жизнь. Что может быть хуже….

- Мы были готовы наказать его за предательство. Прекратить с ним сотрудничество, стереть воспоминания о работе с нами, вывести из управления  этим медицинским холдингом, но не отнимать жизнь.

- Я верю…

      

      Убитая горем Дебора попросила его остаться и помочь с организацией похорон. Три дня пролетели как один миг, заполненные встречами, хлопотами, приемом гостей и делегаций. Только вечерами он мог спокойно поговорить с Лилит.

- Лили, я понял, что это он, даже понял, почему он это сделал. А вы могли помочь ему  продлить его жизнь?

- Ди, поверь, продлить жизнь никто не в силах. Это заложено сразу при рождении. Все спланировано Великим разумом задолго до нас. Судьбы всех живых существ на земле, их действия, их поступки. Поэтому иногда находятся разумные, которые могут заглянуть в этот план, в эту книгу жизни - в зависимости от своих личных качеств или, лучше сказать, способностей, предсказать возможные события будущего. Но изменить то, что спланировано… Это значит помогать Хаосу. Это может вызвать непредсказуемые последствия для всех. Это как отвинтить несколько шестеренок в двигателе несущегося на полной скорости  гоночного автомобиля. Финал может быть плачевный и для гонщика, и для зрителей.

- Так могли или не могли?

- Не могли.

- А кто пообещал ему продлить жизнь?

- Мы не знаем.

- Лукавишь?

- Честно, не знаем. Мы надеялись снять его воспоминания, но ты сам видел: неожиданный инсульт лишил нас этой возможности.

- Но какие-то предположения есть?

- Предположений может быть очень много.

- Ли, перестань. Не надо относиться ко мне как к идиоту. Знаешь, не очень и трудно сложить вместе бой двух тарелок в Египте с неизвестным, обещавшим продлить жизнь Хуану и поделившимся с ним альтернативным вариантом  вашей истории, которому он, заметь, безоговорочно поверил.

- Ну вот видишь, ты сам все понимаешь, и мне не надо нарушать клятву Великому Совету.

-  Так это какая-то группа атлантов, действующая внутри вашей расы, или потомки тех, против которых велась война?

- Ты действительно очень умный. Скорее всего, потомки жрецов с Лему, но Совет не исключает возможности, что они имеют агентов и среди нас.

- Это ты дала команду сбить вертолет в Египте, когда подбили  ваш аппарат и преследование стало невозможным?

- Да, я. Ты должен понять меня. Если бы они захватили девушку, ничего хорошего ее бы все равно не ждало. Ужасная смерть после чудовищных экспериментов, а ребенка ждала судьба машины убийцы в руках фанатиков, мечтающих уничтожить  все живое на земле.

- Ты сейчас мне напомнила моих соотечественников лет семьдесят назад. Они тоже знали только одну официальную историю и готовы были проливать за нее кровь… и свою, и чужую…

- Что ты хочешь этим сказать?

- Хочу сказать, что история - очень сложная штука и имеет свойство часто меняться, в зависимости от нужд и настроений правящей верхушки. Понимаешь?

- Я понимаю, о чем ты говоришь. Но у меня пока не было повода сомневаться.

- Я рад за тебя. Наверное, это гораздо проще: жить, не сомневаясь в своей правоте.

- Ди, давай прекратим этот разговор, он мне не нравится.

- Хорошо. Тогда расскажи, что планируется дальше? Как жить-то будем?

- Это обсудим завтра с Даго. Он все-таки хочет посмотреть на Ольгу сам, хотя я бы уже почувствовала, если бы…   Пригласишь ее в комнату с морем, оставишь на несколько минут.

- Только в моем присутствии.

- Хорошо.

 

***

 

         Дмитрий Васильевич зря волновался. Процедура обследования Ольги прошла очень быстро и практически незаметно. Ничего не подозревающая девушка занесла  бутылочку конька  погруженному в работу шефу и, присев в кресло, чуточку вздремнула, пока он с ней разговаривал. Когда через несколько минут Николотов ее разбудил, страшно смущенная Ольга, бормоча извинения, убежала.

- Что скажете, уважаемый Даго?

- Хочу поблагодарить вас за доверие и оказанную помощь, - в голосе перворожденного чувствовалась какая-то трудно сдерживаемая радость.

- Вы что-нибудь обнаружили?

- Нет, практически ничего.

- Что значит в ваших устах слово «практически»?

- Есть что-то немного непонятное: в отсутствии памяти с момента падения вертолета до хижины старой египтянки…

- Что тут непонятного, она потеряла сознание…

- Даже когда человек теряет сознание, мозг собирает и анализирует информацию об окружающем. А здесь полный ноль. Немного странно, но, скорее всего, вы правы. Мозг – это странная штука, все может быть. Вот так вот, Дмитрий, вы своим самовольством,  возможно, отняли у человечества огромный шанс, - и опять профессор заметил в голосе нескрываемые нотки превосходства.

- Ну-с, во-первых, вы сами говорили – неизвестно, что из этого бы получилось. А во-вторых, не знаю, как там человечество, но одному будущему человеку я подарил шанс на обычную нормальную и, надеюсь, счастливую жизнь. Опять-таки,  вы же сами верите в судьбу и Высший разум, и, значит, он так распорядился.

- Согласен с вами, абсолютно согласен. Если разрешите, я вас покину. Знаете ли, очень много дел, - ему действительно было не до него и не до Ольги.

- Вы рады, что эксперимент не получился?

- А кто сказал, что не получился? Еще как получился! Вопреки сделанному много тысячелетий назад  пророчеству, Великий разум выбрал Следующую из наших женщин. Поздравьте нас, профессор, и до свидания!

- А что мне делать дальше?

- Решайте все с Лилит, мне все равно. Извините, я тороплюсь.

 

         Известие подействовало на Дмитрия Васильевича как ледяной душ. Вот оно как! Получается, что раса атлантов, тысячелетия находящаяся на грани вымирания, получит второй шанс, возродится в новом качестве, приобретя новые способности к выживанию и успешному размножению. А что же человечество? Придется потесниться? И хорошо, если через сотни тысяч лет, а если лет через двадцать?  И все благодаря  только одному человеку, решившему, что он самый умный. Какой черт тебя подтолкнул пересчитывать координаты точки? Человек мог стать во главе эволюции всех разумных существ на планете. Не просто какой-то человек, а твой внук! Твой внук мог повести объединенный разум планеты вперед. И ты  был бы рядом, помогая ему советом. А что теперь он скажет тебе?  «Спасибо, дедушка, благодаря тебе я теперь работаю на атлантов, а через три-четыре поколения мы вообще вымрем, как мамонты».

 

      Лилит появилась  только к обеду. Николотов долго не знал, как начать этот тяжелый разговор и решил спросить прямо:

- Правда, что ваша женщина стала Следующей?

- Да, - не скрывая гордости, ответила атлантка.

 - И как это произошло?

- Точно так, как и планировалось. Мы же информировали вас, что эксперимент проводится не в одном месте, а в нескольких.

- Да, помню, но я думал …. Я думал, что в эксперименте участвуют только люди…

- Этого вам точно никто не говорил.

- И где это произошло?

- Пирамида в районе так называемого Бермудского  треугольника, на большой глубине.

- Это точно, что она Следующая?

- Да, Ди, все сходится. Все, как и в прошлый раз. У нее уже открылись огромные способности к предвидению, особенно того, что может угрожать ей и ее плоду. Она предвидит опасность за несколько дней. Сомнений ни у кого нет.

-Поздравляю.
- Спасибо, мы все действительно очень рады. Это наш шанс.

- А что делать нам?

- Возвращайтесь в Москву. Живите и работайте как обычно.                                             

 

Часть 12

 

            Вылет самолета на  Москву откладывали несколько раз из-за погодных условий, и они прилетели в родную столицу уже поздно вечером. Ольгу что-то тревожило. Уж на что она боялась летать, но к перелету отнеслась спокойно,  а вот когда покинула борт… Запоздавшая боязнь?

      Вечерний аэропорт Шереметьево встретил их новогодней иллюминацией  и настоящей метелью.

 Избалованные летней погодой Египта и Испании, в суматохе последних событий они совсем забыли, что до Нового года осталось два дня. Два дня  - и Новый год! Новый год новой жизни! Лешка сказал, что, как только профессор разрешит, сразу же уезжаем в Саратов и в ЗАГС. Может, уже завтра? Утром тридцать первого декабря будут в Саратове. Там ждет мама.

Все здорово! Она здорова! У нее есть Лешка! У них скоро будет ребенок!

Что же так тревожно?..

                                                 

***

 

  Сашка, профессорский водитель, уставший их ждать в Шереметьево несколько часов, пытался нагнать время, все сильнее и сильнее нажимая на газ. Они  с бешеной скоростью неслись по МКАДу, украшенному разноцветными лампочками. Девушка несколько раз просила сбавить скорость, но и водитель, и профессор, и даже Лешка только посмеивались. Профессор достал бутылку коньяка,  и они с Алексеем уже начали отмечать благополучное прибытие, наступающий Новый год и еще что-то, что приходило в голову.

- Оля, ну успокойся. Ну что ты, - настроение у всех было радостным и предновогодним. Только не у Ольги.

 Когда они уже подъезжали к Волоколамскому шоссе, Ольгино беспокойство переросло в панику. Они сейчас разобьются! Перед глазами промелькнул поток машин, в котором они двигаются, шесть полос летящего металла, желтое здание с подсвеченной неоном надписью ГВОЗДЬ и вылетающая откуда-то справа огромная машина с красной кабиной и большой серебристой цистерной и надписью крупными буквами ОГНЕОПАСНО. Она на большой скорости буквально перерезает три полосы. Это уже не полосы, а клубки металла. И они летят прямо в этот клубок….

 Ольга встряхнула головой, чтоб прогнать кошмарное наваждение, и с тревогой посмотрела в лобовое стекло.

           Неоновые буквы ГВОЗДЬ на левой обочине, хоть и в отдалении, но были отчетливо видны и быстро приближались. Но она же никогда не была в Москве в этом магазине!

Взгляд метнулся вправо. Вон она, цистерна!

- Остановите машину! Остановите! - девушка была на грани  истерики.

Мужчины - Леша с профессором - кинулись ее успокаивать:

- Олечка, Олечка, мы же не можем остановиться посреди трассы, сейчас проедем чуть дальше и остановимся…

В голове взорвался огненный шар:

- Стой!

 Машина завизжала покрышками, всех бросило вперед. Спасибо ремням безопасности – удержали. Покатилась по полу  бутылка коньяка, рюмки. Машина замерла и тут же прыгнула вперед от удара врезавшейся в них сзади легковушки.  И еще, и еще. Профессор непонимающе смотрел на Сашу, Саша  - на профессора.

- Ты что делаешь? – закричал Дмитрий Васильевич.

- Да Ольга крикнула «Стой»,  и я не знаю, как-то так получилось. Нога сама нажала.

-Ты что на Ольгу валишь, - вмешался в разговор Кашев. - Ольга ничего не кричала. Я рядом с ней сижу.

Водительская дверка распахнулась. Какой-то здоровый мужик схватил растерявшегося Сашу за грудки и  потащил его из машины:

- Ты что, козел? Я тебе покажу, как людей подставлять!

 В это время в метрах двухстах впереди на МКАД вылетел красный тягач с серебристой цистерной и надписью ОГНЕОПАСНО. Раздались глухие удары, скрежет раздираемого металла десятков машин и взрыв. Море огня остановилось меньше чем в ста метрах от них. Горящие машины, выскакивающие из них и пытающиеся спастись люди, становящиеся  частью этого пламени… Страшное зрелище.

 Здоровый мужик отпустил Сашу:

- Извини брат. Спасибо тебе!- и  побежал к своей машине. - Светка, бери детей и живей из машины!

Они тоже, как и все вокруг, выскочили из машины и побежали  подальше на обочину.

- Да, дела…Так , Сашок, у тебя видеорегистратор был включен?

- Да, Дмитрий Васильевич, но это не поможет. Моя вина.

- Поверь, сейчас всем не до нашей аварии. Лучше скажи, а  звук он тоже пишет?

- Конечно, у нас крутая модель.

- Иди-ка забери его - и быстро сюда, - профессор был как-то радостно возбужден, чуть ли не руки потирал от счастья, постоянно поглядывая на Ольгу. – Так, ребята, сейчас забираем видеорегистратор, ловим  такси и едем в клинику. Здесь Сашу оставим, это надолго.

         Вдали уже слышались сирены пожарных машин и скорой помощи.

 

***

 

              Профессор раз за разом включал запись видеорегистратора, причем  он не смотрел видеозапись, он слушал звуковое сопровождение. Догадка, которая мелькнула еще во время аварийной остановки на МКАДе и которая его так обрадовала,  подтвердилась.  Запись всех звуков в кабине была очень четкой и качественной. Ольга не кричала «Стой». И Кашев, действительно, этого не слышал, поэтому он и вступился за нее. Но сам Николотов, как и водитель, четко слышал эту Ольгину фразу. Даже лучше сказать, не фразу, а жесткий и короткий приказ, которому водитель беспрекословно и немедленно подчинился. Вывод из всего этого следовал только один – приказ прозвучал не вслух, а мысленно и был направлен на водителя. Она смогла мысленно дать команду Саше немедленно остановиться.  И Саша ее услышал. Услышал и сам Николотов, так как он уже много лет так же мысленно общается с атлантами. Но он  первое время  мог только слышать, а отвечал голосом и вслух, разговаривать мысленно намного позже его научили  атланты и то с помощью каких-то препаратов, меняющих структуру мозга. А отдать мысленный приказ, да еще такой силы! Такого, наверное, не смогла бы даже Лили.

        Если добавить сюда, что Ольга еще задолго до аварии  предчувствовала катастрофу и пыталась их остановить, то вывод, несомненно, один – Ольга стала Следующей!    

 Значит, не все еще потеряно! У человечества есть шанс!

Завтра с утра надо все проверить…                               

 

***

     

         На следующее утро первый, кто его встретил по приезде на работу, была Ольга. Она сидела в кресле  прямо в холле, а увидев профессора, поднялась и практически побежала ему навстречу.

«Хороший знак. Значит, она тоже почувствовала что-то  и бежит рассказать. Беги, беги, моя девочка. Порадуй меня, рассей мои сомнения».

- Дмитрий Васильевич, а вы отпустите нас в Саратов?

«Какой Саратов? О чем она говорит?»

Николотов попробовал обратиться к ней мысленно:

«Оля, ты слышишь меня? Это я, Николотов! Ответь мне! Если не можешь ответить, то просто кивни головой!  Оля! Оля!»

Никакой реакции.

- Дмитрий Васильевич, а вы отпустите нас в Саратов? – все повторяла девушка, как заведенная.

  Вопрос застал Николотова врасплох. Он настолько привык думать о них, как о своих детях, что и думать забыл, что у них своя жизнь.

- А зачем вам в Саратов? Вам что, здесь плохо?

- Нам здесь хорошо. Спасибо вам, если бы не вы... Но там мама ждет. Институт. И… и мы с Лешей решили пожениться, сами же знаете, что я …в положении.

«Да, действительно, Ольга права, надо что-то решать, - подумал профессор, - но отпускать от себя сейчас их нельзя… и не хочется. У меня же никого, кроме этих ребят, и нет».  А вслух произнес:

- Пришли через полчасика ко мне Алексея. А минут через пять следом и сама заходи.

И прошел в кабинет, даже не обратив внимания на украшенные по-новогоднему  холл и коридор.

           Никакой реакции! Ни малейшей! Что же такое было на МКАДе? Обычное предчувствие? Или он сам все придумал? Он где-то читал, что на  рейсы поездов, самолетов и кораблей, которые  потерпели крушение, возврат билетов был на двадцать-двадцать пять процентов  больше, чем обычно. То есть, если даже она каким-то образом предугадала аварию, это не является доказательством, что она Следующая. Это вообще ничем не является. Ну и ладно. 

 

Алексей зашел минута в минуту.

- Дмитрий Васильевич, может, в Саратов нас? Я за Ольгой присмотрю.

- Подожди, скажи мне лучше, ты действительно хочешь жениться на Ольге?

- Да. Я ее люблю. Как только приедем, сразу поведу ее в ЗАГС, чтобы официально зарегистрировать наши отношения.

- Прямо молодец. А ты уверен?

- Я вроде уже взросленький, два года и тридцатник разменяю.

- Не обидишь девчушку?

- Все будет хорошо, обещаю.

- Где она?

- За дверью ждет.

- Ну, зови.

Ольга, войдя, вопросительно взглянула на Кашева и по взгляду поняла, что добро на Саратов не получено.

- Дмитрий Васильевич, ну почему вы не хотите отпускать нас в Саратов? - в глазах девушки появились слезы. Все планы рушились на глазах.

- Вот что, дети мои, позвольте мне вас так называть. Сядьте и выслушайте. А потом сами решите, что вам делать. Мне уже далеко за семьдесят, живу я один, никого у меня нет, даже далекой родни. Один я. Привязался я к вам, ребята.

- Мы вас тоже очень любим, Дмитрий Васильевич. Вы столько для меня сделали, - Ольга поднялась со своего места и бросилась к нему на шею.

- Подожди, выслушай старика. Не хочу я с вами расставаться…

Алексей и Ольга напряглись. 

- Предлагаю вам остаться в Москве.

И захлопали глазами.

- Я обо всем подумал. Ни ты, ни Ольга не саратовские. Это не ваша родина.

Москва гораздо лучше. Алексей остается работать в клинике. Ольгу переводим в московский институт, любой, какой захочешь. На Новый год устраиваем грандиозную  свадьбу, приглашаем всю клинику и всех, кого вы захотите. А я на свадьбу подарю вам квартиру, если можно, недалеко от меня. А лучше - в том же подъезде.

 Дмитрий Васильевич выпалил все залпом и теперь сидел и ждал ответа, а обалдевшие ребята смотрели то  друг на друга, то на профессора.

                                                

***

 

           Два дня предновогодней  и предсвадебной суеты показались Ольге самыми сумасшедшими в ее жизни. Огорошив маму и тетю Полину «новостью», Ольга с Алексеем стали готовиться к свадьбе и ждать приезда гостей. Конечно же, без Леночкиной помощи Ольга бы не обошлась. Секретарь профа стала рулить всем: и поисками ресторана, и свадебным нарядом – от которых, по ее мнению, зависела дальнейшая жизнь молодоженов, если следовать всем ее приметам, которые она перечисляла не останавливаясь.

 - Слушай, Лен, как тебя в секретари занесло, тебе бы имидж-дизайнером быть, - все удивлялась Ольга Лениной прозорливости.

 Угадала Ленка с рестораном на все сто процентов, сумев при этом договориться на 31 декабря – что было в принципе нереальным.

 - Ресторан-праздник! – так она заявила невесте о своем выборе.

 - Прямо-таки праздник? – смеялась Ольга.

Но, увидев ресторан, она ахнула: она попала во дворец! Чего здесь только не было: и диванчики, и ложа, и сцена, и даже два трона, для молодоженов, – и все выдержано в бежевых тонах, которые с помощью освещения легко меняли свой цвет. Будто сказочная фея, взмахивая волшебной палочкой, шаловливо играла с цветовой гаммой: взмахнет – и лиловые оттенки создают таинственную атмосферу,  другой – розоватые блики проказливо разбегаются по стенам и антикварной мебели, еще раз – и голубоватые оттенки освежают раскрасневшихся гостей своей прохладными оттенками.

 Со свадебными платьями обстояло сложнее: глаза разбегались во все стороны, и уже путались собственные представления о том, какой наряд мечтала выбрать Ольга.

Леночка и тут все решила за невесту и опять не прогадала.

 - В ресторане-сказке должно быть только свадебное платье «Принцесса», - уверенно заявила она.

 Действительно, в этом платье Ольга выглядела необыкновенно.

Платье представляло форму, которая начиналась от нижней линии топа и плавно спускалась к низу, напоминая контур прописной буквы А. Так как платье состояло из клиньев, каждый невестин шаг сопровождался легкими колебаниями.

    В разгар торжества к Дмитрию Васильевичу подошел начальник охраны Антипов:

- Дмитрий Васильевич, разрешите доложить? Прибыл  курьер экспресс доставки с подарком для Ольги. Небольшая коробочка, что внутри - не известно.

- Предложения?

- По-хорошему, проверить бы надо, специалистам отдать  на денек-другой. Но сейчас Новый год, считайте, дня два-три никого не найдем. Сами понимаете - Россия есть Россия.

- А от кого посылка, узнал?

- В том-то и дело, что из  Египта. Айн Сохна. Оттуда подарки присылать вроде бы некому.

-Ты знаешь, Сергей Валентинович, я той семье рыбаков, что ее спасли, послал денег, в благодарность как бы. Хорошую сумму. Могли и они прислать что-нибудь в ответ, - Николотов, разглядывая, повертел в руках посылку.

- Могли. А мы теперь голову ломаем, гуси-лебеди. Если разрешите, я сам вскрою и посмотрю.

     Николотов задумался. А чего он, собственно говоря, боится? Убивать ее никто не собирается. Отправители посылки установлены.

- Знаешь, Сергей Валентинович, вроде неудобно упаковку вскрывать. Давай- ка этот подарочек мне, я сам в руки и отдам.

- Как скажете, Дмитрий Васильевич.

       Профессор нашел взглядом Ольгу. Она, словно что-то почувствовав, отвлеклась от гостей и с нарастающим беспокойством наблюдала за их переговорами. Конечно, на фоне  беззаботных и веселящихся  гостей напряженные лица - его и начальника службы безопасности -  выглядели как мигающее красное табло ОПАСНОСТЬ.

       Николотов приложил палец к губам и кивком головы показал девушке на выход.

           Ольга все поняла и, не прекращая улыбаться, сложными маневрами, переходя от одной группы гостей к другой,  не привлекая внимания, приблизилась к ним.

- Тут, Олюшка, такое дело, - осторожно обратился к ней профессор.

- Что-то случилось?

- Да что ты так напугалась? Ничего  не случилось. Все в порядке. Просто тебе пришла посылка из Египта, - несмотря на успокаивающий тон, было заметно, что профессор нервничает.

- Но у меня нет там знакомых, - очень удивилась девушка.

- Вот и мы об этом подумали. Но возможен вариант, что это от семьи рыбаков, которые тебя спасли.

- Тут, скорее, я должна их благодарить и посылать им подарки ко всем праздникам.

- Ты уже посылала, точнее я, но от твоего имени.

- Вот спасибо, Дмитрий Васильевич.  Я-то, хрюшка, загрузилась своими заботами и о них как-то подзабыла. Так тогда в чем проблема? – обрадовалась Ольга.

     Профессор показал ей небольшой  сверток размером с коробку от сотового телефона, празднично упакованный в блестящую фольгу  и перевязанный розовой лентой с бантиком.

- Ты ничего не чувствуешь? Никакой опасности?

Ольга, сосредоточившись, поводила над посылкой руками:

- Ничего не чувствую. Может, открыть?

     В разговор вмешался Антипов:

- Дмитрий Васильевич, с вашего и Ольгиного разрешения, давайте я открою этот подарочек.

Не услышав возражений, он, осмотревшись по сторонам, двинулся по коридору к мужскому туалету.

Через несколько томительных минут он, улыбаясь, вручил  Ольге записку с поздравлением с Новым годом и  шкатулку из кожи крокодила, инкрустированную перламутром и кусочками крашеного дерева в типично египетском стиле:

- Извиняюсь за внесение нескольких минут напряженности в твой праздник,   но в  нашей работе лучше перебдеть, чем недобдеть.

       Девушка понимающе улыбнулась и открыла крышку шкатулки. На красной бархатной подкладке лежало какое-то колечко. Скорее всего, золотой. Перстенек был очень красивый: со стилизованным изображением скарабея, спина и крылья которого были украшены хризолитом. Чувствовалось, что украшение очень старинное и, наверное, очень  дорогое. И еще почему-то было странное ощущение, будто она его уже видела  и с ним связано что-то важное.

      Оно как влитое село на средний палец левой руки. Вытянув руку, Ольга с удовольствием полюбовалась новым украшением. Ощущение дежавю только усилилось. Неожиданно для себя она нажала на голову жука скарабея. Под Ольгиным нажимом она еле ощутимо качнулась вниз, и девушка почувствовала, как крохотная иголочка впилась в палец под кольцом, как будто скарабей укусил ее. Пол под ногами качнулся, голова закружилась все быстрее и быстрее. Ее будто всасывало в бешено вращающуюся черную дыру. Хотя вначале она была не черной, а, скорее, состоявшей из полос разных цветов, из полос и звуков. Но чем глубже она в нее погружалась, тем более темными становились полосы и все глуше и глуше звуки. И вот она оказалась в безмолвной и абсолютно черной пустоте, которая беспрерывно вращалась – она не была мертвой и в то же время никакой жизни.  Кружилась ли Ольга в ней, она сама понять не могла: ни одного ориентира не было, взгляд не мог ни за что зацепиться. Только воспоминания…  Высокий, очень высокий мужчина в белой тоге.

«Когда ты в следующий раз его оденешь, нажмешь ему на голову и сразу все вспомнишь».

«Ты и твой ребенок - следующая ступень развития жизни. Следующий шаг в эволюции  разумных».

«Это сложно - объяснить тебе все. Лучше было бы, чтобы ты сама постаралась разобраться. А потом мы снова встретимся. Задай вопросы своему профессору».

ВСПОМНИЛА! ВСЕ ВСПОМНИЛА!

         Над ее головой появился какой-то слабый источник света. Слабый-слабый, но стремительно набирающий силу. Доли секунды, и она стоит в центре ослепительно яркой и продолжающей расширяться сферы. Нестерпимо яркий свет уходит все дальше, а рядом с ней стали проявляться знакомые лица.

        Испуганное лицо Дмитрия Васильевича с шевелящимися без звука губами, слева - озадаченное лицо Антипова, готового в любой момент подхватить ее на руки.

 А вот и звуки.

- Что с тобой? Что с тобой,  Олюшка? - это профессор, заглядывающий ей в глаза, а руками пытающийся приложить белую штуковину, похожую на сотовый телефон,  к  запястью.

         Надо успокоиться, и просто подумать, что делать. Как и с кем об этом поговорить. Сейчас надо просто выиграть время.

- Ничего, все в порядке. Минутная слабость. Можно позволить молодой хрупкой девушке одну минутку слабости за две сумасшедших недели? - отшутилась Ольга.

- Да, последние две недели выдались действительно нелегкими. Как ты себя чувствуешь?

- Замечательно!

Дмитрий Васильевич  оторвал белый аппаратик от ее руки и стал внимательно изучать циферки,  выскакивающие на дисплее:

- Да, действительно, здорова как космонавт перед вылетом. Все системы организма  функционируют идеально.

- Так я побегу? Гости заждались.

- Беги.

 

 Ольга быстро вернулась на свое место во главе стола  рядом с Лешей.

- Посмотри, какая прелесть! - невеста протянула руку с египетским кольцом.

- Кто тебе подарил?

- Семья рыбаков из  Айн Сохны, ну те, которые меня спасли. Оказывается, Дмитрий Васильевич им в благодарность послал крупную сумму денег. Вот они и отдарились.

- Красивое.

Оля задумалась: «Итак, я телепат и могу разговаривать мысленно, и еще этот маньяк говорил, что при этом невозможно врать».

Молодая невеста повернулась к жениху, взяла его лицо в ладони, заглянула в глаза и мысленно спросила: «Ты меня любишь?».

 Но Лешка ее не слышал.

Гости, поняв эту сцену по-своему, дружно грянули: «Горько!» - «Раз, два, три…»

Отцеловавшись, Ольга поняла, что испытания своих новых экстрасенсорных способностей надо проводить как-то по-другому.

 «А о чем думает тетя Поля?»

Отыскав взглядом женщину, она постаралась прочитать ее мысли, но, как ни старалась, ничего не получалось.

«Может, надо быть с ней совсем рядом? «Маньяк», кажется, говорил, что дальность зависит от способностей».

Подойдя к тете Поле, она попробовала заговорить с ней мысленно. И снова неудача.

 «Что, пытаешься с кем-нибудь пообщаться?»- голос был явно знакомым.

«Неужели он?»

«Конечно, я. Не ожидала?»

«Честно говоря, нет».

«Но колечку и воспоминаниям обрадовалась».

«Обрадовалась колечку,  воспоминаниям  - вряд ли».

«Выходи на улицу,  поговорим».

«Я не хочу выходить на улицу».

«Боишься меня?»

«Боюсь».

«Мне просто тяжело общаться через стены.  Ну хорошо, если боишься, тогда подойди к окну».

Ольга подошла к окну. За окном  - парк, деревья в снегу, метрах в 30  ограда территории ресторана.

«Вы где? Я вас не вижу».

За оградой появилась фигура очень высокого  мужчины в белой тоге, который  помахал ей приветливо рукой:

«Теперь видишь?»

«Да».

Глядя друг на друга, они продолжали свой мысленный разговор. Со стороны казалось, что Ольга любуется новогодним видом из окна, а за оградой высокий мужчина засмотрелся на празднично украшенный зимний парк.

- Поговорила со своим профессором?

- Нет еще - случая подходящего не было. Но я обязательно поговорю.

- Он может общаться мысленно.

- А Лешка?

- Твой мужчина?

- Да, мой муж. У нас сегодня свадьба!

- Поздравляю. Пусть судьба будет к тебе благосклонна. Подарок для тебя будет ждать на крыльце.

- Ой, правда?

- Я тебя никогда не обманывал.

-  Спасибо. Но вы мне не ответили  - а Лешка может говорить мысленно?

- Сможет. Но позже. Мужчины  меняются медленнее.

- А зачем вы здесь сегодня появились?

- Я должен был убедиться, что тебе передали кольцо и именно ты его надела. И еще предупредить тебя, что ты можешь оказаться в опасности.

- Самую большую опасность для меня организовали именно Вы. Сами признались.

Незнакомец пропустил ее слова мимо.

- В ближайшее время у тебя две опасности. Дело в том, что твой наставник, профессор Николотов,  попал под влияние разумных  обитателей морских глубин.  Они выглядят как ужасные рептилии и пытаются влиять на развитие человечества. И естественно, в целях своей расы. Ты для них представляешь большую угрозу. Так что, если разговор с Николотовым пройдет хорошо, постарайся уговорить его не выдавать тебя им ни под каким предлогом. Старайся держаться подальше от воды. И еще от женщины, которая была рядом с ним в Испании.  Поняла?

- Поняла. А какая вторая опасность? Вы?

- Вторая ближайшая опасность – люди, обладающие властью.

- А  почему?

-  Все просто: обычные люди, желающие получить ответ на маленький вопросик. А что это за девушка, из-за которой бились в египетском небе две летающие тарелки.

- А что, за меня бились две тарелки?

- А ты что, не знаешь? И даже этот знаменитый, прогремевший на весь мир, ролик не видела?

- Я явно что-то пропустила.

- Попроси своего мужчину, пусть найдет его в интернете,  и посмотрите вместе. И учти, той тарелкой, которая дотащила вертолет до моря, не давая ему упасть на землю, управлял я. 

- То есть вы теперь мой спаситель? И кто же это сможет подтвердить? Наверное, маленькие зеленые человечки?

- Подтвердит твой профессор  Николотов. Кстати, постарайся, пока сама во всем не разберешься, обо мне не рассказывать.

- И как же я это от него скрою, если мы будем разговаривать мысленно?- ехидно уточнила Ольга.

- Я же научил тебя закрывать мысли, если ты не хочешь, чтоб о них узнали окружающие.

- Ну, допустим. А как я ему объясню, откуда я знаю о водных обитателях и об угрозе с их стороны для будущего человечества?

- Объясни это своим предчувствием. Он поверит.

- Почему?

- Потому что ты одновременно с другими способностями получила  возможность  предчувствия опасности. Так природа позаботилась о твоей сохранности. И последнее. Если захочешь меня увидеть - нажми на скарабея на кольце, а если попадешь в беду - нажми три раза.

- А как получилось, что кольцо прислала семья рыбака?

- Какая ты дотошная. Они мои очень старинные друзья и иногда выполняют некоторые мои  поручения. Ну все. Пока!

Фигура исчезла, как будто растворилась в воздухе.

«Пока!» – отвечала она уже в пустоту.

«Не забудь подарок! Посыльный уже на крыльце!» - услышала Ольга в ответ.

 Сзади ее кто-то обнял.

- Ты что здесь стоишь?

- Ой, Лешка, испугал!

- Ты что здесь стоишь? Случилось что-то?

- Просто задумалась.

- О чем?

- Просто… О  разном. Ой, Леш, пойдем выйдем на крыльцо, там должен стоять посыльный с подарком.

- Откуда ты знаешь?

- Ну не знаю откуда, но думаю, должен быть там. Но одна идти я боюсь.

- Пошли.

 Вход охраняли два охранника – один местный из ресторана, второй -  знакомый из Центра реабилитации.

- Поздравляем, но выходить запрещено. Только с личного разрешения Антипова.

Алексей лихорадочно начал вспоминать, как же его зовут, а точно…

- Сергей, нам только минутку постоять, воздуха глотнуть свежего. Мы дальше двери и на шаг не отойдем.

Охранник задумался, потом  быстро вышел на крыльцо, огляделся и махнул рукой:

- Ну давай, только  быстро.

Алексей накинул свой пиджак Ольге на плечи, и они вышли.

- Ну и где твой подарок? Никого здесь нет.

- И правда никого, - разочаровано протянула девушка,- обидно. Я подумала, что правда.

- Да не расстраивайся ты, я твой лучший подарок! – смеясь, ответил Алексей.

Он обнял Ольгу и поцеловал долгим-долгим поцелуем. Рядом раздался кашель:

- Извините, что беспокою.

В двух шагах стоял неизвестно откуда взявшийся парень в форменной куртке с логотипом какой-то компании по доставке экспресс почты:

- Но мне надо передать вам эту бандероль.

Ольга со словами:

- Вот видишь, - буквально выхватила из рук курьера посылку и сразу же стала распаковывать.

- Простудишься, пройдем в холл,-  Алексей, обняв  ее за плечи, увлек девушку  в помещение.

Почувствовав, что за ними никто не идет, он оглянулся, чтобы пригласить

войти и курьера, но его уже не было.

- Оль, курьер исчез, - озадаченно обратился Кашев к Ольге.

Но Ольге было не до таких мелочей, она  уже справилась с блестящей оберткой и вынимала из красивого продолговатого футляра прекраснейшее ожерелье, переливающееся всеми цветами радуги, с красивым кулоном-подвеской.

- Какая красотища, аж дух захватывает. Смотри, Леш. Пошли к зеркалу!

        Кашев в это время задумчиво вертел в руках обертку, пытаясь найти адрес:

- А от кого такой подарок?

- Ну откуда я знаю, Лешь. Кто-то из гостей, наверное. Лучше скажи, мне идет? – прикладывая ожерелье на себя, спросила счастливая Ольга.

- Очень. Просто непонятно, кто же сделал такой королевский подарок.

- Ну и ладно, кто-то из гостей, потом разберемся. Побежали назад, а то нас уже, наверное, ищут.

 

        Вернувшись на свое место во главе стола, Ольга ощутила беспокойство. Ни гости, ни песни не могли отвлечь ее от нарастающего чувства тревоги. Что-то страшное неумолимо надвигалось на нее. Что-то ужасное должно произойти  и очень-очень скоро. Сосредоточившись на своих ощущениях, она смутно, как сквозь туман или запотевшее стекло,  увидела  себя лежащую на полу в залитом кровью белом свадебном платье, а рядом -  профессора  с удивленным лицом, на его рубашке тоже расплывалось кроваво-красное пятно. И это должно произойти совсем скоро, счет шел на минуты!

- Лешка, мне и Николотову грозит опасность. Надо срочно увести его из зала. Ты видишь, где он?

- Какая опасность? Ты что?

- Верь мне! Где проф?

- Да вон он, стоит в углу с Антиповым.

Ольга тоже увидела профессора. Он и Антипов стояли метрах в десяти  спиной к ним, о чем-то разговаривая. Кричать бесполезно, музыка заглушала все. Ольга, огибая танцующих, побежала к ним, по дороге обращаясь к профессору мысленно:

 «Дмитрий Васильевич, опасность! Ложитесь!»

Она увидела, как напряглась спина Николотова.

 «Оля? Это ты?»

Он изумленно с бокалом вина начал поворачиваться к ней. До него оставалось каких-то три шага, и тут …

Откуда-то сзади раздался негромкий хлопок. Ольга прыгнула, сбивая  своим телом  Дмитрия Васильевича с ног под стол…

        

         Они лежали на полу.  Ольгино платье было залито красным вином из выбитого из рук Николотова бокала, рубашка профессора тоже была безнадежно испорчена таким же кроваво-красным, как в ее видении, пятном. А сверху на них сыпалось конфетти  из выстрелившей  хлопушки какого-то весельчака…

 «Оля, ты слышишь меня?»

 «Слышу, Дмитрий Васильевич, слышу… Вы не ругайтесь, я  вам все объясню… Если сама что-нибудь пойму.»

           Из глаз Ольги безудержно текли слезы. Что может быть еще ужасней, чем так безнадежно и глупо испорченное шикарное свадебное платье.

 

      Профессор ходил и угла в угол по своей кухне. После того как Ольга так неудачно спасла их от «ожидавшегося покушения», они покинули торжество.  Николотов  был этому только рад. Он с удовольствием предложил воспользоваться его машиной, благо, жили они теперь в одном подъезде. Профессор теперь использовал любую  минуту, чтоб  мысленно поговорить с Ольгой, с  каждым мгновением убеждаясь, что сомнений быть не может: Ольга действительно стала Следующей. Расстались они у дверей его квартиры - они жили этажом выше. Дальше задерживать жениха и невесту было просто неудобно. А сколько еще осталось незаданных вопросов!

 

       Его так и подмывало поделиться с Лилит, утереть нос этому всезнайке Даго, послать им письмо по электронной почте. Вот они удивятся! Значит, он был прав, рассчитав новую точку!  В нетерпении он открыл свой почтовый ящик. Более сотни новых сообщений за три дня! Что-то небывалое! А точно,  Новый год же! Но это были не поздравления с Новым годом, вернее, и они тоже присутствовали  – штук пять праздничных приветствий, но остальные сообщения - более семидесяти - были от «неизвестного друга» и темой в них значилось «Береги девушку!». Он открыл несколько - все были одного содержания:

 

           «Уважаемый Дмитрий Васильевич! Если в Новогодние праздники Вас удивят какие-то перемены в Ольге, не торопитесь сообщать об этом своим хозяевам. Просто подумайте, а нужна ли им Ольга и ее ребенок? Вы знаете, однажды они уже были готовы ею пожертвовать. А теперь, когда у них есть своя инициированная женщина…

            Если Вы придете к тем же выводам, что и я, и захотите спасти молодую маму и ее дочь, можете послать ответное сообщение и обсудить создавшуюся ситуацию. Всегда буду рад встретиться с Вами  лично.

 

                                                                         Неизвестный друг.

 

P.S. Я не думаю, что Вам надо объяснять, но позволю себе еще раз напомнить, что речь идет не только о двух жизнях, но и о будущем всего человечества»

 

  Слово «хозяева» неприятно резануло. У него с атлантами партнерские отношения, но в остальном…  «Неизвестный друг» был очень осведомлен и в чем-то, возможно, прав. Ему бы и самому могла бы прийти в голову  обычная и удивительная в своей простоте мысль: а зачем атлантам конкуренты? Нужно ли им усиление человечества? Готовы ли они делить планету с кем-то, кто, возможно, в недалеком будущем, станет сильнее их? Если люди  могли жить только на суше и лишь в небольшом объеме  использовать  прибрежные воды, атланты прекрасно чувствовали себя в воде и могли  без больших проблем передвигаться на земле. Пока Ольга была единственной надеждой,  они с этим мирились. Но теперь, когда у атлантов  есть свой счастливый билет в будущее? Ни Даго, ни Лилит не скрывали своей радости, что Следующая появилась у них. Лили, так помнится, и сказала: «Это НАШ шанс».

 Надо быть очень и очень осторожным….

         Почему Даго не нашел изменений в Ольге? Почему этот «друг»  уверен, что перемены произойдут в Новогодние праздники?

         Что-то еще его смутило в послании. Прочитав внимательно еще раз, он понял. «Дочь». Почему дочь? Он же хотел внука! Толстенного карапуза в очках за шахматной доской.

         А ведь он прав, сто процентов прав, как я сам не догадался, что, по логике вещей, ребенок должен быть женского пола. Ведь если организм должен перенести какие-то изменения, а затем сохранить их надолго, то эти изменения должны быть сразу заложены в ДНК.

И единственным вариантом для этого является женщина: все яйцеклетки закладываются в нее при рождении и остаются неизменными в течение жизни.

          Ну что ж, внучка  это тоже неплохо.

 

          На следующий день, ближе к вечеру, дав молодым проводить родителей, Николотов собрал в своей огромной квартире  экстренное совещание, которое он сам назвал «Момент истины». Общаться было предложено мысленно, для чего Кашева пришлось накормить соответствующими препаратами атлантов. Хорошо, что курсы обновления приучили его быстро адаптироваться к чудесным сюрпризам. Профессор честно рассказал все, что знал о происходящих событиях и  возможных последствиях. Не утаил он и роли атлантов в их судьбах.

-Так получается, вы все это время нас обманывали? - Алексей был возмущен ни на шутку.

- Леша, сядь! – Ольга была настроена более миролюбиво. - Успокойся. Дмитрий Васильевич не мог знать, что из этого всего получится. А если бы ничего не произошло? Никто не был уверен в результате. Я считаю, что он поступил правильно.

- Как правильно? Мы же рисковали жизнью!

- А сейчас, зная все, ты поступил бы по- другому?

Алексей замялся:

- Ну нет, конечно.

- Вот в этом и суть. Не посвящая нас в возможные последствия,  Дмитрий Васильевич оставил нам шанс отказаться от участия. А в случае, если б ничего не произошло,  у нас был шанс  вернуться к спокойной нормальной жизни. Без раздумий о том, что где-то рядом существуют атланты, без раздумий, что мы сделали что-то не так и почему человечество лишилось своего шанса на будущее. Из-за нас.

- Спасибо, Оля,- на глазах профессора показались слезы. - Спасибо, что ты правильно поняла мотивы моих поступков. Вы не представляете, какой груз упал с моего сердца сейчас, когда я вам все рассказал. Теперь можно все решать втроем. И самый главный вопрос, который нам надо решить, - ставить ли атлантов в известность.

- Я чувствую, что лучше не надо, во всяком случае,  пока,- Ольга помнила наставления «незнакомца» и решила, что на данный момент они ее устраивают. - Надо подождать, разобраться в ситуации. Еще неизвестно,  как они к этому отнесутся. Вы же сами подтвердили, что их летающая тарелка пыталась сбить вертолет, в котором я находилась.

Профессор кивнул в знак согласия:

- Я тоже думаю, что от атлантов  надо скрывать все как можно дольше. Данное известие их вряд ли сильно обрадует.

- Нас уже не радует то, что вы, абсолютно ни в чем не разбираясь, пытаетесь нас обманывать!- еще один голос буквально взорвался в их головах.

Все обернулись к раскрытой двери домашнего кабинета профессора – на пороге стояла Лилит:

- Да, дорогой, хотела сделать тебе сюрприз на новогодние праздники, а в результате…  В результате тоже неплохо получилось. Даго всегда говорил, что с людьми надо быть осторожными. Люди лживы и коварны. Я рада, что на этот раз у вас ничего не получится. Я забираю самку с собой и немедленно.

Лилит сделала шаг вперед.

- Дима, скажи своим ребятам, чтоб не  делали глупостей, ты знаешь, на что я способна.

- Профессор, как она здесь оказалась?

- Я дал ей ключи, еще давно, мы здесь иногда встречались. Очень редко. Такая вот нелепая случайность. Простите меня. Сопротивляться действительно бесполезно. У нее сильнейший врожденный дар внушения. Я не смогу противостоять ей.

Пытаясь как-то защитить Ольгу, он обратился к Лилит:

- Оставь ее, прошу тебя. Мы люди, а не подопытные кролики, и мы имеем право сами решать свою судьбу. Вы же всегда говорили, что не вмешиваетесь в жизнь людей. Сдержите свое слово. Оставьте  нас в покое.

- Замолчи, предатель! Это уже не только ваше личное дело. Это - будущее и касается всех. Мы не хотим доверить его глупым, жадным  и агрессивным  существам.

- Лилит, ради нашей любви.

В разговор вмешалась Ольга, сидевшая за столом и настороженно поглаживающая перстень со скарабеем:

- Не просите ее, Дмитрий Васильевич, это точно не поможет.

Лилит благосклонно кивнула:

- Ты права, маленькая девочка, тебе ничего не поможет. Ты сейчас встанешь и пойдешь со мной.

Она зафиксировала свой взгляд на Ольге. Ольга застыла, глядя в глаза атлантке. Профессор и Алексей привстали с мест, наблюдая за этим противостоянием и боясь пошевелиться, чтобы случайно не помешать  Ольге. Минута проходила за минутой, но обе женщины не уступали друг другу.

Первой сдалась Лилит,

- Ну что ж, маленькая паршивка, не хочешь по-доброму -  придется увести тебя силой, просто вытащить тебя отсюда  за волосы. Так, наверное, будет даже приятнее.

         Каким-то неуловимым движением она за доли секунды преодолела разделяющее их расстояние, и ее раскрытая, готовая вцепиться в волосы ладонь зависла над головой Ольги, но дальше Лилит сдвинуться не смогла. Между ними стоял Алексей и двумя руками удерживал ее руку в воздухе. Лилит улыбнулась и чуть поднажала. Ее рука дрогнула в движении вниз, но тут же  была поднята еще выше. Улыбка на лице сменилась удивлением:

-О, я слышала легенды о защитниках, будет интересно столкнуться лично.

Ни профессор, ни Ольга не смогли уследить за градом выпадов, захватов и ударов, последовавших следом. Движения противников глазом отследить было невозможно. Казалось, кабинет стал полем боя двух смерчей, которые кружились в смертельном танце, втягивая в свою орбиту стулья, картины, вазы – все, что попадалось им на пути. Бой продолжался несколько минут и закончился так же неожиданно, как и начался. Противники стояли у входа в кабинет лицом  друг к другу, одежда была изорвана, из мелких ссадин и порезов сочилась кровь.

- Ну что, познакомилась?- Алексей был абсолютно спокоен, даже не сбил дыхание.

- Познакомилась, - процедила сквозь зубы Лилит.

- Ну теперь иди. И передай своим,  мы - люди, мы хотим жить мирно, но мы никогда не позволим нам угрожать, делать из нас подопытных зверюшек  и что-либо нам навязывать.

Атлантка молча повернулась и пошла к выходу.  Когда хлопнула входная дверь, все дружно перевели дух.

- Лешка, как ты?

- Вроде нормально.

- Ну ты прямо Брюс Ли и Джеки Чан в одном флаконе, ты где этому научился?  - Ольга смоченным в воде полотенцем вытирала кровь с лица Кашева.

- Алексей, правда, я же сам изучал твое личное дело, там ни слова о твоей спецподготовке!- поддержал Ольгу профессор.

- Честное слово, до последней минуты я не представлял, что способен на такое. Только когда ее рука нависла над Ольгой  и я понял, что должен ее остановить  любой ценой, во мне что-то переключилось. Как будто кто-то вдохнул в меня и силу, и мастерство. Ничем подобным я в жизни не занимался, честное слово.

- Ну что ж, ребятки, не знаю, какие еще в вас таятся сюрпризы.  Но первый раунд  человечество выиграло со счетом три – ноль. За это не грех и по коньячку.

Николотов потянулся доставать коньяк и рюмки.

- А почему три – ноль, Дмитрий Васильевич?

-  Я считаю так. Одно очко  в сфере знаний заслужил я, потому что смог правильнее атлантов рассчитать точку, по которой должен был пройти луч. Второе очко в сфере духовных знаний, а точнее гипнотического воздействия,  заработала Ольга, заставив отказаться Лилит от мысли вывести ее отсюда силой внушения. А третье очко - убедительная победа Алексея в силовом поединке. Вот и получается три – ноль в пользу человечества.  Пока мы показали свое преимущество во всех областях. Но впереди нас ожидают  новые и, возможно, более тяжелые испытания. Готовы ли вы к ним? Хотите ли продолжать борьбу за первенство человечества на планете?

- Мы готовы, Дмитрий Васильевич, - Алексей ответил за двоих.- Но, может, стоит заручиться поддержкой того самого  человечества, за будущее которого нам предстоит бороться?

 - Я думал об этом. Но… во-первых, нам никто не поверит. А во-вторых, если и поверят, то в чьих руках мы окажемся? И в каких целях нас захотят использовать наши же сородичи? Больше чем уверен, мы окажемся в руках кучки политиков, которая захочет с нашей помощью усилить свои личные позиции в мире людей. И это в самом удачном для нас случае. А если им покажется, что атланты предлагают им лучшие условия, то нас точно сдадут, не раздумывая ни минуты. Поэтому, мои дорогие, рассчитывать мы можем только на себя.

Перспектива остаться одним против всех Кашеву явно не понравилась, и он попытался остудить горячие головы:

- А вам не кажется, что мы круто замахнулись. Атланты  управляют развитием человеческого общества сотни тысяч лет. Сотни тысяч! Профессор, вы сами сказали, что, вероятнее всего, именно они явились причиной появления человека разумного. То есть они создали нас. Благодаря  своим накопленным за миллионы лет знаниям и фантастическим технологиям  они всегда были богами для людей, вначале явными, а затем тайными. И как мы втроем будем с ними бороться?

- Лешка, а у нас есть выбор? – Ольга не спрашивала, она просила.

- Согласен, выбора у нас нет. Я никогда не позволю атлантам забрать тебя и нашего ребенка. Остаются вопросы: как с ними бороться и где найти союзников в этой схватке?

- Да, ребята, вопросов много. Но, если вы решили бороться, ответы найдутся.  У человечества своя дорога, и мы должны сами пройти по ней, какой бы трудной она ни оказалась. А то, что она не будет легкой, это уж точно. И если атланты решили, что они, словно  боги, могут решать, будет ли дальше развиваться человечество или нет – значит,  пришло время менять богов.

 

                                          

 

 

 

 

 

                                                            Саратов, 2012 г

 

 

 

© Copyright: Ольга Мирош, 2012

Регистрационный номер №0080166

от 28 сентября 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0080166 выдан для произведения:

Часть 9

 

 Египет встретил Ольгу с Алексеем жарищей и обжигающим солнцем. Египет!  Всего четыре часа назад московская вьюга бросала пригоршнями снег в лицо, и вот лето. Хорошо, Алексей свободно разговаривал на английском и, усадив Ольгу в такси, сразу же стал переводить без умолку болтающего  таксиса.

 - Добро пожаловать в Ворота Востока, - улыбнулся Алексей. – Так называют Каир.

  Ольга, глядя в окно и знакомясь с городом, приняла другое название столицы – город контрастов. Старые базарные улочки соседствовали с офисными высотками и модными торговыми точками. Центр города, место небоскребов, фонтанов и лимузинов, кардинально отличался от его окраины.  Удивили ее в центре Каира высокие дома, очень близко стоящие друг к другу – окна выходили прямо на окна соседнего дома, и количество улыбающихся лиц. И…наличие светофоров. Так как ближе к окраине, настоящему лабиринту зигзагообразных улочек с ветхими жилыми домишками и старинными колокольнями,  их вообще не существовало. И правила дорожного движения были подчинены одному негласному закону: кто громче сигналит, тот и прав. Так что время хорошо все рассмотреть было у нее предостаточно. Центральная площадь Каира Ал-Тахрир, которую они зацепили сбоку, была похожа на потревоженный муравейник – она вся кишела людьми. Вокруг жизнь кипела: лошади,  машины, люди, чистильщики обуви на каждом углу с доисторическими инструментами. «Из какой эпохи этот ослик с повозкой в ряду иномарок?» - не переставала удивлять всему увиденному Ольга.

  Они устроились в небольшой гостинице на окраине города, которая, по словам таксиста, находилась в двух километрах к северу от пирамид. Внешне гостиница производила отталкивающее впечатление, но внутри это был настоящий оазис: вокруг много цветущих деревьев, чего не ожидала увидеть девушка, и экзотических цветов. Номера находились на территории парка, к которым вели выложенные дорожки. Зайдя внутрь, Ольга решила, что она попала в сказку «Тысяча и одна ночь». Особой роскоши не было, все было просто и со вкусом, но, оформленная в восточном стиле, комната создавала особую атмосферу. Номер состоял из спальни и мини-кухни. Стены спальни были затянуты бархатной тканью с легким и изысканным рисунком, на полу везде были разбросаны всевозможные пуфики из парчи. А у огромной кровати, сверху которой свисал полупрозрачный балдахин, с обеих сторон находились тканевые плафоны. Ниши, прикрытые резными деревянными ширмами, выполняли роль шкафов. Пока Ольга рассматривала спальню, Алексей о чем-то договаривался с администратором в центральном здании. Когда он вернулся, Ольга как можно чувственнее произнесла:

 - Ты чувствуешь, эта спальня пронизана негой страстных жарких ночей и восточными сказками…

 - О, моя Шахерезада, – подыгрывая ей, продолжил Алексей, - ты обещаешь рассказать мне сегодня самую сказочную сказку из всех, что я не знаю?

 - Конечно, милый. Я подарю тебе сказочную ночь, - прошептала девушку.

 - А сказку на ночь? - обиженно спросил Алексей.

 - А ты – сказку. Все по честности. Я – ночь. Ты – сказку, - смеясь, добавила Ольга.

- Так, все это ждет нас вечером, а пока план действий таков: сейчас в душ и по магазинам – надо купить нормальную летнюю одежду, а  вечер  - наш. – уже другим голосом продолжил Алексей.

  Когда они возвращались в гостиницу, уже темнело. Алексей опять о чем-то разговаривал с администратором минут пять. И, как маленькие дети, они бежали по выложенной дорожке к номеру, стараясь обогнать друг друга.

- Я первый в душ!

- Почему ты? Мужчины должны уступать дамам,

- Потому что я быстро, а ты долго!

 Когда Ольга вышла из душа, она потеряла дар речи: такого обилия цветов она никогда не видела. Вся комната утопала в ярко-красных розах, которыми был усеян пол, кровать – их было очень много!  На празднично накрытом  столике на низких ножках горели две свечи. Лешки, сидя по-турецки на одном из пуфиков, ждал ее, довольный произведшим эффектом. Ольга, подсев рядом, произнесла тихо:

 - Алые – это… - Алексей остановил ее долгим поцелуем.

 - Я тебя люблю, - закончил он, с трудом оторвавшись от девушки.  - Алая роза – это цветок любви. И я, как и обещал, расскажу тебе сказку, о моя драгоценная Шехерезада.

 - Лучше дочь Солнца, - смеясь, поправила Ольга.

 - О дочь Солнца, - исправился Алексей, - сейчас я поведаю одну из восточных сказок, которая называется «Цветок любви».

  В одной восточной стране была традиция: влюбленные обязательно должны были посадить цветок любви – и в этом им помогала фея Любви.  Однажды настал этот самый  торжественный момент. Фея Любви опустила семечко в землю. Заиграла нежная музыка. Сотни молодых глаз, затаив дыхание, наблюдали, как из земли появится росток, а на нём — бутон. Фея взмахнула крыльями и воскликнула:

— Скажите самые прекрасные слова о любви. Тогда цветок расцветёт, и ваша любовь будет цвести вместе с ним!

Вперёд шагнул самый храбрый юноша и произнёс:

— Любовь! Какое небо в одном взгляде!

На цветке появился первый хрупкий лепесток.

— Любовь! Какой океан в одной слезе! — сказал второй юноша, и на цветке раскрылся второй лепесток.

— Какая буря в одном вздохе!

— Какая молния в одном прикосновении!

Какая вечность в одном мгновении!

Один за другим говорились прекрасные слова о любви. Всё шире раскрывались разноцветные лепестки цветка любви, наполняя воздух благоуханием. Наконец все слова были сказаны, но раскрытый цветок вдруг опустил головку, и его лепестки потемнели. Толпа оцепенела. Тут одна девушка подбежала к цветку и взмолилась:

— Если ты умрёшь, цветок, я тоже умру без любви.

К девушке подошёл юноша, обнял её и поклялся:

— Я не дам тебе умереть.

Цветок поднял головку, и его лепестки засияли ярче прежнего.

— Слова о любви хороши, но любовь выше слов, — прошептала фея Любви.

  Ольга, затаив дыхание, слушала эту сказку, окруженная морем алых роз, и чувствовала себя самой счастливой женщиной на свете. «Неужели так бывает?» - словно не веря всему, что происходит с ней,  спрашивала она себя. Рассказали бы ей об этом месяц назад, ни за что бы не поверила.

 - Ущипни меня скорей! – сказала Ольга, как только Алексей закончил свой рассказ.

 - Зачем? – удивился он, ожидавший другой реакции.

 - А вдруг я сплю. И мне все это снится, - зажмурив глаза, ответила девушка.

 - Нет, о моя несравненная дочь  Солнца, - засмеялся Алексей, - тебе предстоит  еще пройти одно из моих испытаний.

 - Страшное? –

 - О-очень. Ты должна… отгадать загадку, - таинственно прошептал Лешка.

 - Ну сначала, - Ольга прижалась к Алексею, - скажи, что ты любишь меня – это придаст мне силы, - лукаво улыбалась она.

 - А как же сказка? Ты что, разве не слушала ее?

- Ну, пожалуйста, - протянула жалобно Ольга.

- Люблю, моя милая, мой олененок, - целуя ее в носик, произнес Алексей.

  - А еще? Еще!

 - Нет, милая моя. Сначала  - загадка!

- Ну хорошо. Мой султан, я готова к великому испытанию, - выпрямившись и придав голосу торжественный оттенок, Ольга приготовила выслушать Лешку.

 - Загадка такая: сколько здесь цветов любви?

 - Здесь миллион алых роз!!! – осмотрев комнату восхищенным взглядом, выдохнула Ольга.

 -  О дочь Солнца, ты не справилась со своим испытанием, - огорченно произнес мужчина.

 - Теперь я буду наказана, о мой султан? – Ольга смущенно опустила глаза, пряча счастливую улыбку.

 - Но прежде, так и быть, я тебе открою тайну

 - Ты так милостив ко мне, - Ольга, не выдержав, бросилась на шею Алексею.

 - Их 108!   - смог выговорить все-таки Лешка, вырываясь из цепких Ольгиных объятий.

Ольга даже ахнула, не поверив. Но, придя в себя, спросила осторожно:

 - А почему именно 108? Это что-то обозначает?

 - 108 алых роз – это значит: выходи за меня замуж.

Ольга, оторопев на мгновенье, как сквозь туман, смотрела на Алексея, который уже стоял на одном колене и протягивал ей открытую красную коробочку, в которой даже при свете свечей переливалось прекрасное кольцо.

- Будь моей женой! И в горе, и в радости.

- Лешка!!!

Это была самая счастливая ночь в ее жизни.

 

 

- Чем порадуешь, Сергей Валентинович?

- Радовать особо нечем. Ребята разрешили поприсутствовать на допросе задержанного. Тот ничего не знает. Старший сказал: надо выкрасть девчонку и передать заказчику. Заказчика не видел – старший всегда с ним общался по телефону. На мобильном телефоне старшего много номеров, их сейчас проверяют. Но, скорее всего… Сами понимаете.

- Не густо.

- Есть одна зацепочка, – Сергей раскрыл ладонь. На ладони лежала белая таблетка. - Задержанный сказал, что каждый день старший обязательно выдавал и заставлял при нем выпить. Говорил, что вы хороший гипнотизер, а таблетки помогут не поддаться внушению.

- Интересно, интересно. Отнеси в лабораторию, пусть посмотрят, - задумался профессор.

- Я хорошо знаю экипировку и наших, и зарубежных спецгрупп  - там таких штучек нет. И ребята, которые по много лет на контору оттрубили, весь шарик земной на пузе облазили, о таком никогда не слышали. Вот такие у нас гуси-лебеди.

- Разберемся, уважаемый Сергей Валентинович, разберемся. Лучше скажи, как ребята? – спросил Дмитрий Васильевич, но как-то рассеянно, все еще как бы находясь под давлением сильной задумчивости.

- Пока все по плану. Можно еще вопрос?

- Конечно.

- Эта женщина от Хуана  - кто она?

- А в чем проблема? – пришел в себя профессор,  напряженно всматриваясь в начальника охраны.

- Она не приезжала в Москву, во всяком случае, официально. И в клиниках Хуана такая специалистка тоже не числится.

- Извини, Сергей, но не на все вопросы имеешь право ответить, даже если доверяешь человеку как самому себе. Сам знаешь,  -  голос профессора был уставшим и подавленным.

- Знаю, - ответил Сергей Валентинович и, оставив на прикроватном столике пачку газет и корреспонденции,  вышел.

На самом верху лежала газета с обведенным желтым маркером заголовком

« Что искало НЛО над северо-западным округом столицы?».

 

 

  Утро было прекрасным. Кашев заказал завтрак в номер и теперь сидел за столом, уплетая  огромную яичницу с помидорами и сосисками, одновременно комментируя новости  на экране  телевизора:

- Представляешь, сегодня же двадцать первое  декабря!

- Ну и что? – выкрикнула Ольга из кухонки, заваривая кофе. Ей хотелось это сделать самой – порадовать «своего султана».

- Конец света по календарю майя! Смотри, что творится  в Чичен-Ице! – позвал Алексей ее в спальню. На полу на том же тюфяке среди рассыпанных роз сидел Алексей, не отрываясь глядел телевизор, который был вмонтирован в стенку.

      Действительно, почти по всем каналам телевидения транслировались прямые репортажи  с центральной площади   старого города. Огромные толпы туристов, десятки, а возможно и сотни тысяч, приехавшие в знаменитый город мая, окружали храм - пирамиду Кукулькана. Она представляла собой воплощенный в камне гигантский - высотой двадцать четыре метра - календарь майя:  в ней четыре лестницы, с каждой стороны по 91 ступени в каждой, плюс 1 большой порог наверху. Итого 91х4 +1 = 365. Это сооружение ориентировано по сторонам света очень интересным образом. Дело в том, что у подножия каждой лестницы с обеих сторон расположены головы гигантских каменных змей. И два раза в год,  во время весеннего и осеннего равноденствий, лучи солнца освещают западную балюстраду главной лестницы пирамиды таким образом, что свет и тень образуют изображение семи равнобедренных треугольников, составляющих, в свою очередь, тело тридцати семиметровой змеи, «ползущей» по мере передвижения солнца к собственной голове, вырезанной в основании лестницы.

   «Надо было попросить профессора послать нас туда, там же тоже лето», - чмокнув Алексея, Ольга побежала на кухню, где кофе в турке переливался за края,  угрожающе шипя.

 

***

 

- Олька, я тебя как художник художника спрашиваю, ты рисовать умеешь?

- Я, Кашев, между прочим, училась в художественной школе, в отличие от некоторых, - хмыкнула девушка.

  Изжелта-серый, сверху рыхлый, исподнизу твердый, скрипучий песок… песок без конца, куда ни взглянешь.  И над этой песчаной пустыней, над этим морем мертвого праха, возвышаются пирамиды, поражающие своей фундаментальностью.

 - Слушай, Леш, мне кажется, я сейчас нахожусь на марсианской планете, где все вокруг имеет нереальные формы! – увлеченно работая с мольбертом, обратилась девушка к Алексею.

  Она была в оранжевой юбке с золотыми нитями, идеально гармонирующими с окружающим их пейзажем, талию подчеркивал бардовый пояс с монетами – к нему Ольга подобрала полупрозрачную тунику в том же тоне. Голову она обвязала платком песочного цвета с арабскими узорами, скрывающим часть лица. Зато были видны глаза – сияющие, огромные. «Жаль, что не видно моих звенящих восточных сережек», – все сокрушалась она, собираясь сюда. Однако, очутившись здесь, среди пирамид и песка, она сразу про все забыла и схватилась за свой мольберт, от которого утащить сейчас ее было невозможно.

Знойное марево пустыни, раскаленный песок и каменные громады, величественные и нереальные, - все это казалось мифом, миражом, злой шуткой воображенья. Пирамиды словно прорезали своими острыми углами горизонт, вторгаясь в другой мир, неведомый нам.

 - У меня сейчас такое чувство, будто я не принадлежу ни одному из миров и нахожусь между ними. И ощущение странное, будто я наполняюсь энергией, незнакомой мне, - Ольга не могла оторваться от мольберта и, перекидывая взгляд то на полотно, то на конусообразные формы пирамид, находилась в эйфории.

 - Арабская мудрость гласит: «Мир боится времени, а время боится пирамид», - любуясь Ольгой, ответил Алексей.

 - Действительно, в них столько тайны и загадки, - оторвалась на секунду от своего художества  Ольга, задумчиво осматривая все вокруг.

 - Ну не случайно они являются одним из семи «чудес света», - пытался заглянуть в Ольгину картину Алексей.

 - И я прикоснулась к этому чуду! – воскликнула девушка, шутливо мазнув кисточкой щеку Лешке, чтоб не подсматривал.

Однако через несколько часов Ольга почувствовала себя неважно: ее стало трясти, ломило шею, каменными стали спина и ноги, голова кружилась, не переставая.

 - Я превращусь в одну из этих пирамид – окаменею, - пыталась отшутиться Ольга, - но сейчас все пройдет, - ей хотелось закончить картину, - ведь я дочь Солнца.

 Однако лучше не становилось, и Алексей практически силком заставил свернуть мольберты. На обратном пути Ольга почувствовала себя совсем плохо.

- Мне кажется, я просто немного перегрелась, - пыталась она успокоить Алексея, встревоженного ни на шутку.

- Как руки?

- Да руки вроде бы ничего, а вот голова вся плывет.

- Точно перегрелась. Завтра надо взять зонтики.

 В гостинице стало ясно, что Ольга серьезно перегрелась на солнце.

На второй день самочувствие только ухудшилось.

- Может, останешься в номере? Здесь прохладно, кондюшник  работает. Я и один там поторчу.

- Ничего, не снегурочка - не растаю. Это, наверное, акклиматизация такая. Мы же профессору обещали. И главное во всем этом, чтоб на солнышке находилась я, а не ты.

- Давай хотя бы зонт возьмем.

- Если ты считаешь что можно – бери.

 

 

    Леночка вошла в палату, где лежал выздоравливающий Дмитрий Васильевич.

- Вас Хуан просит срочно связаться с ним по скайпу, - тут же она доложила своему шефу.

- Хорошо, сейчас свяжусь. Иди, - и сразу же погрузился в размышления.

         Да, сегодня уже  двадцать третье декабря, а Ольга так и не появилась в пирамиде. Естественно, что Хуан нервничает. Что ему сказать? Время уже почти половина четвертого.  Они уже должны  покинуть  точку дежурства и сейчас, по идее,  едут в случайно нанятом на улице  такси  в  Шарм-эль-Шейх. Там берег -  сплошные коралловые рифы… Когда разберусь, что же все-таки происходит, тогда сообщу Лилит место, где они находятся. Даго будет удобнее приблизиться незаметно к какой-нибудь точке  рядом с ними и проверить состояние девушки. Найти их, даже обыскав все гостиницы Каира и пригородов и перекрыв все аэропорты, невозможно. Что же все-таки сказать Хуану? Если соврать, а он ни при чем.

- Добрый день, Хуан, что случилось? – собравшись с мыслями, спросил профессор.

- Как твое здоровье? – вежливо начал испанец.

- Все хорошо. Иду на поправку.

- Ты знаешь, твоя девочка так ни разу и не посетила пирамиду. Что-то пошло не так или Даго изменил планы, - Хуан не мог скрыть сильного волнения.

- Извини, Хуан это не Даго, это я изменил планы. Понимаешь, в рассказе Даго об истории Атлантов я увидел  много нестыковок, но об этом поговорим как-нибудь потом. Самое главное, что из рассказа следовало:  все вычисления точки строительства пирамиды производились до первого удара по столице Атлантов, а затем корректировок в расчеты никто не вносил. В чем причина – не знаю. Скорее всего, та группа жрецов, которая обладала необходимыми знаниями, погибла. И вот в последний момент я сообразил, что вычисления, которые были сделаны до взрыва Атлантиды, не актуальны. Катаклизм был очень мощным: в океан погрузились целые острова  - и тем более произошел он дважды. Сто процентов, что ускорение и направление движения африканского континента изменилось, и за такой огромный промежуток времени  отклонение составило приличную цифру. Проанализировав все что можно, в том числе и рассказ Даго, я пришел к следующим выводам. Во-первых, пирамида - выдумка атлантов, предназначенная для усиления эффекта,  в самой природе таковой быть не могло.  Вывод: значит не факт, что это даст положительный эффект. Второе предназначение пирамиды - обеспечить безопасность от  неизвестного мутанта. Но, если ты помнишь, их самки сначала почувствовали себя нездоровыми. Вывод: если изменения и происходят, то они происходят за какой-то длительный промежуток времени. Мы же не готовились заключить Ольгу в пирамиде на месяцы. В-третьих, из моих вычислений получилось, что точка излучения, как ее рассчитывали атланты, теперь находится не в пирамиде, а на один километр восемьсот двадцать метров  юго-западнее. Исходя из всего этого, я,  на свой страх и риск, отправил Ольгу  туда, а не в пирамиду.

- Почему ты не сказал об этом мне? Ты что, мне не доверяешь?- испанский профессор был не на шутку расстроен.

- Пойми меня, Хуан, рассказать – значит, заставить тебя разделить со мной ответственность за самовольство. Практически подставить тебя.  Я не хотел прятаться за твоей спиной.

- Ладно, что сделано-то сделано. Пока.

Хуан отключился.

Ну вот, вроде выкрутился. Самое смешное, что, по докладам Алексея с Ольгой, все в порядке. Может, вообще все эти расчеты - ошибка. Или его расчеты -  ошибка. Да черт с ними, зато у девчонки будет нормальная жизнь.

         Не успел он закрыть комп, пришло сообщение от Лилит:

«Где твоя девчонка?!!!! Почему ее не было в пирамиде?!!!!»

«Лили, не ругайся, но я нашел неточность в ваших расчетах. Из-за изменений после катаклизмов в дрейфе континентов точка луча сместилась на один километр восемьсот двадцать  метров юго-западнее. И я отправил ее в новую расчетную точку» - был его ответ.

«Тебя убить мало за такие фокусы».

 

***

 

- Олька,  ты с ума сошла - время уже почти четыре. Я сейчас должен звонить Сергею Валентиновичу и докладывать,что мы уже на полпути в в  Шарм-эль-Шейх.

        Его мольберт был давно свернут, и только Ольга никак не могла закончить свое творчество.

 - Лешь, ну тебе же самому картина очень понравилась, осталось еще несколько мазков. Представь, мы повесим ее дома, и она всегда будет напоминать нам об  этой поездке. О начале  нашей любви. Ну, еще чуть- чуть, минут десять.

- Да он мне голову оторвет. Ты же знаешь, он солдафон, за минутное опоздание – смертный приговор.

- Я быстро.

 В небе показался быстро приближающийся вертолет.  Через несколько минут, небольшой и весь черный, он приземлился буквально в нескольких метрах от них. Порывом ветра от работающего винта вырвало зонт, и он, весело кружась, понесся в пустыню, а вокруг них закружился пестрый хоровод из листков с эскизами и набросками. Ольгин мольберт упал, и Алексею пришлось прыгнуть  на него и прижать к земле. Ольга присела, закрыв лицо руками, чтобы спасти глаза от песчаного вихря. Она и не видела, как из вертолета выпрыгнули и побежали к ним трое египтян, одетые в галабеи и лебды, с пистолетами в руках. Только услышав совсем рядом непонятную речь, она постаралась  что-то рассмотреть. Египтяне рассматривали две фотографии и что-то между собой обсуждали. Алексей все понял первым. Схватив штатив-треножник  от  валявшегося на земле мольберта, он кинулся на бандитов.

- Беги! – крикнул он Ольге.

Хлопнул  выстрел, Алексей упал, схватившись за ногу, между пальцев показалась кровь. Стрелявший протянул руку Ольге.

- Иди к нами, - сказал он на ломаном русском языке.

Увидев, как Ольга замотала головой  и попятилась, он опять поднял пистолет, направив его на Алексея:

-Ты  не идешь - он умер.

Девушка метнулась к Алексею, обняв его и закрыв собой:

- Лешка, я тебя люблю! Только не вставай, я выкручусь! Они меня не тронут! Я нужна им живая.

Стрелявший ударил Алексея по голове рукояткой пистолета, и тот обмяк в Ольгиных объятиях.

- Иди, убью его.

Двое бандитов оторвали девушку от лежащего на песке тела и потащили в вертолет.  Машина сразу же взмыла в воздух.

 

В палату забежал Сергей Валентинович, выглядел он очень встревоженно:

- Дмитрий Васильевич, контрольного звонка нет, прошло уже пятнадцать минут!

- Сам позвони!

- Я звоню, звонок нормальный - никто не отвечает.

Из ноута, лежащего рядом, послышался звук поступившего по майлу сообщения.

Лилит!

«У них были мольберты?»

«Да»

 «Тебя убить мало!»

«Что случилось?»

- Что-то произошло? – Сергей Валентинович непроизвольно вытянул голову, чтоб прочесть сообщение, но тут же взял себя в руки.

- Что- то очень плохое. Но их же там не должно уже быть, они должны быть по дороге  на  Шарм-эль-Шейх!

Пришло новое сообщение от Лилит

«Наблюдатель видит в заданном районе тело мужчины, лежащее без движения, рядом два брошенных мольберта. Девушки нет»

- Какой же я дурак! Кто ж меня за язык дернул! Надо было дождаться контрольного звонка! Ребят угробил!

В руке начальника охраны прозвучал вызов мобильника

- Сергей Валентинович, ее похитили! Черный вертолет! Уходит на запад! Сделай-те же что-нибудь!

- Это Алексей, живой…

- Я слышал.

 Профессор  схватил ноутбук:

«Лили! Она захвачена. Черный вертолет. Уходит на запад! Спаси! Прошу тебя!»

- Алексей, как ты?

- Я нормально! Ольгу спасите!

- Ты их видишь?

- Уже нет. Но они  направлялись на запад. Помогите!

- Оставайся на месте и  на связи.

«Лилит, Алексей жив, вышел на связь. Что у вас? Чем можете помочь?»

- Ну  что, Дмитрий Васильевич?

- А ничего. Тишина. Все заняты делом. Только я наломал дров и валяюсь на мягкой перине да белых простынях.

- Да успокойтесь вы, на войне всяко бывает. Парень живой. Ее, если б хотели, давно б убили, а раз не убили сразу - значит будет жить.  И почему вы считаете, что именно вы дров наломали?

- Подожди, дай подумать.

- Я тогда выйду, перекурю  и  ребят проверю.

- Иди.

    Все мысли профессора сосредоточились в одной маленькой точке: срочно искать выход.

         Так, о том, что ребята не пойдут в пирамиду, знали только трое - я и они сами. Даже Сергей не имел об этом ни малейшего понятия. О  новой точке ожидания изначально знали тоже трое - и опять  я и они сами.  Потом я - старый дурак – находясь в полной уверенности, что ребята уже растворились и найти их уже невозможно, сам лично проболтался о точке ожидания сначала Хуану, а затем и Лили. Время у всех было практически одинаковое. Иметь в резерве вертолет и группу захвата могли иметь и Хуан, и эти. Вопрос: кому это нужно? Хуан? Зачем ему пытаться похитить будущее всего человечества? Зачем ему Ольга? Что может его подвигнуть на это? Он работает на них много лет. Все его предки работали или, мягко сказать, помогали им. Все его благосостояние, вся его жизнь, все его здоровье  и молодой вид напрямую зависят от них. Мог ли он пойти против. Нет.

       Лилит? Как не хочется думать, что она все это время меня обманывала.

Могла ли она это сделать? Могла. Еще на собрании она предлагала просто убить Ольгу, чтобы избежать возможных проблем. Плюс чисто женская логика – убрать возможную конкурентку. А она всерьез отнеслась к ней как к возможной конкурентке. Даже если она лично не хотела бы этого, ей просто-напросто могли приказать. Могла бы она не выполнить решение совета. Нет. Ослушаться – значит, стать изгоем.

      Атланты? Возможная причина – страх. Страх перед возможным усилением человечества, которое и так сейчас достаточно развито, чтоб противостоять им. Страх возможной потери контроля над Ольгой. Страх перемен.

        Единственный разумный вывод: все это разыграно атлантами. А кто исполнитель – Хуан или Лилит - не принципиально. Если даже Хаун, Лилит не могла не знать, что принято решение о такой игре. А ее прилет ко мне раненому? Возможно, они не хотят потерять меня, как их представителя на бескрайних российских просторах. В стране с жестким кастовым делением будет трудно ввести в высшее общество незнакомого человека. А мое тяжелое ранение - самодеятельность бестолковых исполнителей, что, в общем-то, не такая большая редкость.

      Хотя стоп. Этих бандюков предупреждали, что я опасен способностью гипновнушения, даже кормили специальными таблеточками. А к моим способностям управления животными они были не готовы. Если бы в скверике прогуливали пару-тройку бультерьеров, все было бы совсем по-другому. И  Лилит  прекрасно об этом знала, потому что она меня этому и научила.

        Какой можно сделать вывод? Задумка атлантов, скорее всего, Даго. Исполнитель - Хуан. Лилька была не в курсе, ее использовали втемную. Впрочем, так же, как и меня.

 

        Дверь с грохотом распахнулась, в палату влетел Сергей с раскрытым ноутбуком в руках, следом волочился шнур питания и мышка:

- Шеф, смотрите! Какой-то турист снял в гольф-клубе под Айн Сохной – это сто двадцать километров от Каира в сторону  Красного  моря! Вот те гуси-лебеди!

       Ролик, выложенный в интернете, действительно был впечатляющим. Сначала  снимающий старательно фиксировал игру в гольф неизвестной молодой девушкой,  затем, под крики окружающих, он перевел камеру вверх. Кричать было от чего. Над летящим на высоте около ста метров небольшим черным вертолетом нависала настоящая летающая тарелка, а прямо по курсу перед ним в воздухе мерцала огромная ярко-красная стрела, недвусмысленно указывающая вниз. Съемка велась с очень хорошей, возможно, даже профессиональной камеры. Были  видны мельчайшие детали. Если бы не тонированные стекла вертолета, наверное, можно было бы рассмотреть испуганное лицо пилота. Вертолет часто менял  курс  и выполнять требование  «снижаться» явно не собирался. Тарелка, довольно-таки большая, пошла вниз,  прижимая машину землян к земле. Как пилот не пытался увернуться и выйти из-под нее, тарелка, как приклеенная, висела буквально в метре точно над несущим  винтом, и это расстояние на глазах становилось все меньше. Техническое преимущество было явно не на стороне человечества. Пилот вертолета был  вынужден опускать  машину к земле все ниже и ниже. Вдруг из абсолютно пустого участка неба, выше по курсу, в тарелку ударил зеленый луч. НЛО, бросив вертолет, резко ушел влево, выпустив вверх в небо два таких же, как и его противник, зеленых луча. Один ушел в пустоту, а второй  попал в цель, и в воздухе на какое-то время проявился светящийся и переливающийся голубыми искорками контур еще одной тарелки. Как только луч оборвался, вторая тарелка опять исчезла из видимости. Из тарелки, пытавшейся принудить вертолет  к посадке, появился шлейф дыма. Видимо, отказавшись от преследования, она теперь ударила зеленым лучом по несущему винту набиравшего высоту вертолета  и стремительно растаяла в вышине. Вертолет падал вниз, двигатель его был явно выведен из строя. Расстояние между ним и землей сокращалось. На площадке гольф-клуба, которая могла стать возможной зоной падения, возникла паника. По кадрам видеосъемки можно было понять, что хозяин сейчас занят спасением собственной жизни и старается убежать подальше, уронив камеру и не собираясь возвращаться за ней. Но, к счастью, камера  остановилась и смотрела вверх. Вертолет поднимался! Двигатель явно не работал.  Лопасти крутились медленно, скорее всего, просто от набегающего потока воздуха. Но он, вопреки всем законам физики, набирал высоту. Вдруг он скользнул в сторону, и по полозьям пробежали голубые огни. Боже!  Да он стоит на невидимой летающей тарелке! Она под ним и  пытается удержать его на себе, уводя в сторону от людей! Явно, что инопланетчику это дается с трудом! Вертолет постоянно соскальзывает! Именно в этот момент - когда полозья отрываются и опять ударяют по поверхности НЛО – по контуру тарелки пробегают  синие искорки, и он на какие-то мгновения становится видимым. Каким-то чудом он дотягивает вертолет до воды,  и тот все-таки падает в море с высоты метров десять, а возможно, и меньше. Люди должны выжить!  Камера захватывает лица людей, стоящих рядом. Страх… Удивление… И вот - первые аплодисменты…

- Да-а, гуси-лебеди, прямо  звездные войны какие-то. Вертолет-то вроде тот…

- Как думаешь, она жива?

- Ну, во всяком случае, упасть на воду и на землю  - большая разница. Над землей у них бы шансов не было. Ни единого. Сейчас шансы большие. Но вопрос вот в чем, как упали?  Не заклинило ли дверки? В сознании ли она? Не получила ли травм при падении?

- Она крепкая девочка - выдержит. Должна выдержать!

- Опять же  вопрос - как сработают спасатели.

- Да там же пляж в двух шагах! Это не Россия! Должны спасти. Ну что ты заладил.

- А нужно ли похитителям ее вытаскивать?

- Конечно, нужно. Они же хотят ее получить живую.

- Не они, а кто-то хочет получить ее живую. Они хотят получить деньги, а  вытащить ее на глазах такой толпы народа  - это, точно, пожизненное заключение. Без вариантов, вот такие гуси-лебеди, Дмитрий Васильевич.

- Лили ее спасет…  Я уверен. Ты сам видел, какие силы подняты.

- Видеть-то видел, но, честно сказать, кто за кого - не понял. По идее, наши должны были посадить  вертолет, как они и пытались вначале. А потом,  с появлением еще одной тарелки, они этот вертолетик сами и сбили. Вместе с Ольгой, заметьте. Они должны были рухнуть на землю - и без вариантов.  А до моря их дотащила чужая тарелка. Или я ничего не понимаю.

- Да, у меня такое же впечатление, - задумчиво протянул профессор. - Что ж делать-то будем?

- Вам виднее, Дмитрий Васильевич. Я не в курсе происходящего. Наверное, надо Алексея оттуда вытаскивать.

- Правильно говоришь. Что там будет, пока не ясно, а парня надо вытаскивать по-любому. Займись этим.

- Есть.

 

          Как только Ольга оказалась в вертолете, главный похититель, радостно улыбаясь, достал плотный черный мешок и со словами:  «Терпи мало» - одел его ей на голову.  Ее руки и ноги были связаны пластиковыми защелками, дышать было нечем. Девушку охватила паника. Сквозь рев двигателя слышались веселые возбужденные голоса, дружеские похлопывания, чужая речь и смех облегчения.

«Спокойно, главное - Лешка жив. Меня не убьют. Я им для чего-то нужна. Спокойно, люди не могут так смеяться, если везут кого-то убивать. Если они нормальные люди…» - в этом она, правда, очень сомневалась.

      Вдруг общий настрой в кабине изменился. Говорили, даже не говорили - кричали все разом, в голосах перемешалось все: удивление, тревога, страх и ужас.

«Погоня!!!», «Полиция!»,  «Что, не нравится!», «Что им надо?», «Боже!» - у Ольги все перемешалось в голове, но отчетливо, яростно пробиваясь сквозь пугающие ее мысли, слышалась одна: «Наверное,  полицейские вертолеты пытаются нас посадить! Нет, козлы, не уйдете! Сдавайтесь!»

 Вертолет несколько раз менял курс и высоту, похитители о чем-то спорили и ругались. Гонка продолжалась минут десять, а потом откуда-то сверху  послышался громкий хлопок. Машина вздрогнула, двигатель смолк.

«Нас что, сбили?» - теперь и ее охватила страшная паника.

В смертельной тишине кабины раздался общий крик ужаса.

         Вертолет падал. Ольга что-то кричала  вместе со всеми. Удар! Скрежет металла по металлу. Вертолет скользил куда-то в бок  и опять набирал высоту.  

 Крики смолкли, в тишине послышался горячий шепот молитвы. Машину со страшным лязгом мотало из стороны в сторону. Все молились.

«Господи, спаси и сохрани … Господи, спаси и сохрани…»  - перед глазами икона Святой Богородицы из церкви, в которую она когда-то ходила. «Господи, спаси и сохрани... » - она явственно почувствовала запах ладана, услышала потрескивание свечей в лампадах.  «Господи, спаси и сохрани»…

  Раздался громкий скрежет. Стало понятно, что вертолет падает вниз, заваливаясь на бок. «Неужели все…» - мелькнула последняя мысль. Страшный удар головой о переборку и…пустота. Она уже не чувствовала, как кабина наполнялась морской водой.  Не видела уткнувшегося головой в приборную доску пилота, не видела  вопросительного взгляда одного из похитителей на старшего и его отрицательный кивок. Тройка похитителей, поняв друг друга с полуслова, выпихнула тело связанной девушки с мешком на голове из вертолета и рванулась вверх  на поверхность.

 

          Лик богородицы становился все ближе и ближе. Вот они уже смотрят в глаза друг другу.  Глаза затягивают, как омут, глубже… глубже… глубже… Яркий свет! Настолько яркий, что хочется закрыть глаза рукой.  Но рук нет…

 

 

    В палату уж как-то очень осторожно вошел Антипов:

- Дмитрий Васильевич, есть проблемы. Алексей ранен в ногу и находится в крайне нервном состоянии. Все вопросы об Ольге. Спрашивает, почему мы не обратились в полицию.

- Позвони нашему общему другу из конторы. Наверняка, у него есть там свои люди, попроси от моего имени, пусть поможет. И попроси Алексея не о чем не распространяться. Скажи,  делаем все возможное.

-Есть.

Профессор положил руки на клавиатуру ноутбука, интернет пестрил огромными разноцветными заголовками: «Звездные войны в Египте», «Сверхдержавы испытывают новое оружие», «Конец света по календарю мая», «Мая были правы», «Земля оказалась втянута в галактический конфликт», «Самый дорогой фильм в мире», «Камера Sony сделала человека миллиардером за пять минут».

 И наконец-то в этой дремучей чаще желтых листьев то, что он искал, то, что он боялся прочитать:

«Последние новости из Айн Сохны: Трое пассажиров вертолета, атакованного НЛО, спаслись! Пилот вертолета погиб во время крушения! Все оказались жителями Египта. Спасательные работы продолжаются».

     Антипов был прав. Спасать Ольгу никто не собирался. Осталась последняя надежда, пальцы сами забегали по клавиатуре ноутбука:

«Лилит, ответь что-нибудь»

«Расхлебываю твою глупость. Наши пловцы ведут поиск»

«Очень хочу тебя увидеть!»

«Не до этого»

«Я по делу»

«Тем более»

Остается только ждать, ждать и ждать. Хоть бы зашел кто-нибудь.

 

- Разрешите доложить, Дмитрий Васильевич?

- Хорошее или плохое?

- Кашев через шесть-семь часов будет в Москве. Ранение легкое – профессионально прострелили мышцы на ноге, просто чтобы не мешал. Ему уже оказана первая помощь. Я попросил вколоть ему снотворное, так что спать будет до Москвы, а здесь мы встретим. Это хорошее.

- А плохое?

- Наш общий друг заинтересован ситуацией,  если он начнет копать и сопоставит некоторые факты… Вопросов к вам будет очень много. Вот такие гуси-лебеди.

- Сейчас главный вопрос – Ольга.  С остальным потом как-нибудь разберемся, - профессор сделал неопределенный жест рукой.

- Дмитрий Васильевич, вертолет упал в воду более часа назад. Шансов нет. Если только ваши…ммм…знакомые не могут оживлять трупы. Если мы сейчас зашлем в Египет в  Шарм-эль-Шейх похожую девочку под тем же именем, можно будет попробовать как-то выкрутиться.

- Да пошли они все к черту со своими вопросами! Лучше скажи, что я буду объяснять Алексею? Что я скажу ее матери?  Иди.

Профессор откинулся на подушку, закрыв лицо руками. «А что я скажу самому себе? А что сказать человечеству? Возможно, я отнял у него будущее», - пока он ничего не мог сказать ни себе, а тем более никому другому.

 

         Что может быть хуже ожидания? Ожидание известий о молодой женщине, в чью жизнь ты вмешался.  И это твое вмешательство привело ее к гибели. Ожидание  встречи с молодым человеком, которого ты послал на смерть и у которого ты отнял любимую. Ожидание чуда, что пискнет комп и

в окошке появится короткое сообщение «она жива». Нет, это не боязнь ответственности за свои поступки. Это признание собственной глупости, собственной никчемности. Как ты мог обманывать людей, которые тебе доверяли? Ты же мог бы им все рассказать, честно, без утайки. И что, они бы сделали другой выбор? Нет, не сделали. Они, не зная ни о чем, слепо верили тебе.

 Рядом с подушкой заиграла музыка вызова  мобильного.

- Дмитрий Васильевич, докладываю, Алексея встретил. Через полчаса будем. Чувствует себя хорошо, рвется к вам. Какие указания?

- Вези.

 

Часть 10

 

«Яркий, яркий свет… Почему я не могу прикрыть глаза рукой? Где мои руки?  Какой-то голос в  моей голове».

- Пришла в себя, молодец. Сейчас я притушу свет.

Свет действительно стал мягким.

«Я дышу. Я лежу где-то. Холодно. Кончики пальцев закололо. Крушение, удар, пустота»…

«Я умерла?» - мелькнула мысль.

- Нет, ты живая,

       Приятный голос  точно  принадлежал мужчине, и почему-то каждое слово отдавалось эхом в голове. Даже правильнее сказать, сначала возникало в голове, а потом проносилось эхом. Речь была русской, но явно с каким-то акцентом. «Значит, похитители меня  все-таки доставили по назначению?»

Надо попробовать открыть глаза. «Получилось».  Она лежала  в довольно-таки большой  комнате,  похожей на операционную. Очень высокий потолок. Окон нет. Ламп нет. Мягкий свет, но не из ламп. Он как будто разлит в воздухе. Голова не шевелилась. Скосив глаза в сторону, девушка увидела стоящего рядом  симпатичного мужчину  лет тридцати-сорока,  в белом халате. Хотя нет, не в халате, а какой-то накидке или тоге. Он очень большой. Метра три ростом.

- Тебе кажется, потому что ты лежишь. На самом деле, два сорок, по- вашему, - он улыбался.

- Вы читаете мои мысли? Или я все говорю вслух?

- А ты слышишь мои мысли у себя в голове?

Ольга задумалась, а в голове прозвучало:

«Сейчас слышишь?»

 Мужчина стоял рядом и ни один мускул на его лице не дрогнул:

 - Точно, голос раздается только в голове.

 - Слышу,  - ответила так же мысленно она.

 - Вот и хорошо, намного проще и быстрее общаться. И соврать при таком общении затруднительно. У тебя, наверное, много вопросов?

- Ты мой похититель?

- Не я лично, но, действительно, это  я организовал твое похищение.

- Зачем?

- Ты, а точнее твой ребенок, следующая ступень развития жизни. Следующий шаг в эволюции  разумных. Такие дела как-то не хочется оставлять на волю случая. Тем более на последнем этапе.

- О! Как интересно, - издевательски ответила Ольга.- Но зачем меня похищать?

- Чтоб произошла инициация, ты должна была оказаться в определенное время в определенном месте.

- То есть попасть в руки к шизику.

- А как ты думаешь, зачем тебя профессор Николотов послал в Египет? Он тоже сумасшедший маньяк?

- Он меня лечил!

- И для этого надо было находиться в одном и том же месте, в одно и то же время три дня?

«Да, действительно, что-то не вяжется», - вяло подумала девушка.

- Все это время усилия огромного количества разумных были направлены на то, чтобы ты оказалась в этом месте и именно в это время.

- Но, если меня туда и так уже отправил профессор, зачем меня надо было стараться похитить?

- Согласен. Немного не логично. Я просто не знал, что Николотов сможет правильно определить точку инициации.  Я думал, что тебя отправят в пирамиду.

- Хеопса?

- Да, они должны были закрыть тебя там, но в последний момент твой профессор почему-то, как я предполагаю, неожиданно для всех, изменил планы.

- Что с Алексеем?

- Твой мужчина жив. Вообще о нем можешь не беспокоиться - его достаточно трудно убить. Он - Защитник.

- Где он?

- Не знаю.

- Я могу встать?

- Подожди еще несколько минут, сейчас я дам тебе таблетку, и все будет хорошо.

- Я не хочу вашу таблетку.

- Боишься. Хорошо. Тогда придется полежать немного дольше. Но ты уже должна чувствовать кончики пальцев.

- Чувствую. И даже могу немного пошевелить.

Пальцы действительно шевелились, она почувствовала голую кожу своего бедра:

- Я что, голая?

- О, извини, я забыл о ваших странностях, - неизвестный заботливо прикрыл ее белой простыней.

- Спасибо.

- Пожалуйста. Продолжим наш разговор?

- Значит, вы утверждаете, что профессор специально отвез меня в Египет и должен был закрыть в пирамиде Хеопса?

- Да, именно так.

- Допустим. Но зачем вы похитили меня, когда уже знали, что меня не закрыли в пирамиде и профессор правильно определил эту вашу точку?

- Я хотел встретиться с тобой.

          Ольга все больше и больше ощущала, что ее тело начинает подчиняться ей, и тянула время.

- Зачем?

- Во-первых, чтобы убедиться, что инициация прошла и в тебе действительно зародилась новая жизнь.

- Как новая жизнь? Я что, беременна? – забыв о своих хитростях, девушка резко вскочила со стола, на котором лежала. Голова закружилась, то ли от слабости, то ли от ошеломляющих новостей, и ей пришлось присесть обратно, придерживая простыню. - Это вы сделали?

- Ну нет, женщина, это ты сама. Скорее всего, за день или два до 21 декабря, - расхохотался незнакомец. - Не надо вешать на меня всех собак.

- Так значит я… Алексей… значит мы… - Ольга задумалась. - Что вы со мной собираетесь сделать? Со мной и моим ребенком?

- Ничего, - неизвестный продолжал улыбаться. Улыбка была не ироничной, не злой, просто улыбка человека, который наблюдает за развитием смешной ситуации. – Я просто хотел предложить тебе  свою помощь и  защиту. А также ответить на множество твоих вопросов  и уберечь от ошибок, которые могут быть фатальными. Дело в том, что те, кто хотел, чтобы ты была инициирована, через какое-то время  могут изменить свое мнение. Ты и твой ребенок станете им не нужны  и, более того, опасны.

- Профессор захочет убить меня?

- Не профессор, а те, кто стоят за ним.

- А кто стоит за ним?

- Я не хотел бы сейчас отвечать на все твои вопросы. Это сложно - объяснить тебе все. Лучше было бы, чтобы ты сама постаралась разобраться во всем. А потом мы снова встретимся. Задай вопросы своему профессору.

- А вы что, меня отпустите?

- Да.

- Когда?

- В любое время, как скажешь.

- Правда?

- Я просто хочу дать тебе несколько советов и научить тебя закрывать свои мысли, чтобы их не смогли прочитать другие.

- А что, мысли тоже можно закрывать?

- Да, конечно. Это как… Как бы тебе лучше объяснить… Это как мобильник. Можешь ответить на вызов, а можешь и не отвечать. Можно даже конференцсвязь включить.

- Здорово. И насколько далеко можно таким способом общаться?

- Это зависит от твоих способностей. Обычно в пределах видимости. Единицы могут общаться за сотни километров. Иногда это получается и у очень близких людей.

- Все это очень интересно. Но можно узнать, а сколько времени я у вас нахожусь?

- Около восьми часов.

- Там Лешка, наверное, с ума сходит! А можно ему позвонить?

- Конечно, только не надо ничего говорить о том, где ты и с кем ты. Расскажешь об этом чуть позже. Мы договорились?

- Да, обещаю.

- Звони,– незнакомец протянул ей обычный дешевый сотовый телефон «Nokia».

 Ольга схватила телефон, и…  в глазах ее мелькнуло отчаяние.

- Ой, я не помню, какой у него сейчас номер….

- Я могу подсказать тебе только номер твоего наставника Николотова.

- Правда?

Незнакомец взял у нее из рук телефон и набрал какой-то номер:

- Держи.

В трубке раздавались гудки.

 

***

 

Надежда умирает последней. Самой последней и самой крохотной надеждой была Лили, но и она прислала сообщение:

«Поиск результатов не дал. Больше оставаться здесь не можем. Все море буквально нашпиговано спасателями и пловцами разведок всего мира. Соболезную. Не кори себя – это судьба».

         А если бы Ольга и Алексей знали все, как бы они поступили? Поступили бы точно так же. Просто рассказав им все, ты бы переложил ответственность с себя на них. Это был бы их выбор. Тебе было бы легче. А Ольге? А Алексею?

Что я ему сейчас скажу? Как объясню, что послал их на смерть? Как сказать, что Ольги нет в живых?

   Под рукой опять запиликал мобильник.

- Дмитрий Васильевич! Это я Ольга!

- Ты?!!

- Я! Я! Со мной все хорошо! Как Лешка? Его же ранили! Где он?

- Алексей в Москве. Минут через двадцать будет у меня. С ним все в порядке!

  - Ты где?

-  Можно я перезвоню ему на ваш телефон, я его номер не помню.

- Конечно, конечно. Ты где?

В трубке раздались гудки.

Вот это новость!

- Леночка, принеси коньячку!

- Вам нельзя, Дмитрий Васильевич.

- Неси! И три рюмки.

Вот это новость!

         Когда дверь в палату открылась, и в проеме показался прихрамывающий Алексей и начальник охраны, стараниями Леночки  возле кровати Дмитрия Васильевича был накрыт импровизированный столик на троих, а профессор наливал себе еще одну рюмочку коньячка. Настроение у него было замечательное, и первые пятьдесят грамм проскочили как-то незаметно, даже не оставив в душе ни малейшего следа.

        Увидев вошедших, он приглашающим жестом махнул рукой:

- Давайте-ка быстрей, присоединяйтесь.

Алексей недоуменно взглянул на профессора, перевел взгляд на растерянное лицо Сергея Валентиновича и с вызовом в голосе спросил:

-  А что, есть повод для радости или уже за упокой пьете?

- Типун тебе на язык. Ольга жива, сейчас тебе позвонит.

Теперь с недоумением и подозрительностью на него смотрел начальник охраны. «Ну и черт с ними, пусть думают, что я сумасшедший.  Главное, что все живы», - он словно родился заново.

 - Давайте быстрее садитесь, ребята, рука устала. За здоровье! За жизнь!

Не успели они закусить  нарезанным тонкими ломтиками лимоном, как опять зазвонил мобильный профессора:

- Держи, она.

 

***

 

Ольга отдала телефон незнакомцу

- Спасибо вам, и что теперь? Вы обещали меня отпустить.

- Ты  торопишься уйти? У тебя нет ко мне вопросов?

- Нет, мне все понятно, я вам очень благодарна.

- Как скажешь. У меня к тебе будет небольшая и не очень обременительная просьба.

- Какая?

- Я бы хотел, ради твоей же безопасности, чтоб ты забыла на какое-то время о нашей встрече. Ты не против?

- Конечно, нет, я выполню все, о чем  вы попросите. Только и вы отпустите меня, как обещали.

- Вот примерь, - он протянул ей какое-то колечко. Скорее всего, золотое. Перстенек был очень красивый, со стилизованным изображением скарабея, спина и крылья которого были украшены хризолитом. Чувствовалось, что украшение очень старинное и, наверное, очень  дорогое. Оно как влитое село на средний палец.

- Нравится?

- Да, очень.

- Я рад, что угадал твой вкус. Но пока верни его мне. Когда ты в следующий раз его оденешь, нажмешь ему на голову. И сразу все вспомнишь. Устраивает?

- Да. Меня все устраивает, лишь бы расстаться с вами как можно быстрее и оказаться от вас как можно дальше.

- Тогда все. До встречи.

***

 

  Ольга  очнулась  от того, что кто-то брызгал ей в лицо водой. Открыв глаза,

она увидела перед собой встревоженное обветренное  лицо уже пожилой египтянки.

 -Тебе хорошо?- голос был по-матерински заботливым.

- Где я?

- Ты мой дом, все хорошо.

- Где мы находимся?

- Египет. Айн Сохна. Моя дом.

 Девушка, приподнявшись, огляделась вокруг. Она лежала на старом и скрипучем диване в обычной комнате. Вокруг все было потрепанным, как и диван, на котором она находилась. Напротив стояли обшарпанный столик и два кресла. Укрыта девушка была вытертым вязаным пледом с выцветшим египетским национальным рисунком. Чувствовалось, хозяева вели бедное, даже убогое существование. Если не считать того, что немного кружилась голова,  чувствовала она себя прекрасно. Хоть сейчас в клуб на танцы.

- Мне надо позвонить моим друзьям. Это можно?

- Ты звонил  другу.

- Я уже звонила? Кому?

- Вот эта номер, - женщина протянула старенький мобильник «Нокия».

- Когда?

- Мало  часа потом.

- А как я здесь оказалась?

- Мой муж - рыбак, нашел ты в море. Ты был… как это… нет чувств. Привез мине. Я работать  хотель. Я хорошо говорить русский. Что вы хотите?

- Можно мне еще раз позвонить?

- Да, пожалуйчта.

- Я набирала этот номер?

- Да, ты звонил сюда.

- Алло, алло! А с кем я говорю? Дмитрий Васильевич! Это Ольга!

- Ты где? Что с тобой? Только не бросай опять трубку!

- Со мной все в порядке. Я в Айн Сохно,  в доме у какой-то египетской семьи рыбака.

- Адрес, адрес назови! И жди нас там. Никуда не выходи.

- Адрес не знаю, сейчас передам хозяйке  трубку - она говорит по-русски.

 

***

 

       Николотов задумчиво потер лоб:

- Какие есть предложения?

- Ее документы у меня, и деньги тоже у меня. Когда ее похитили, сумочка осталась. Надо срочно вылетать туда за ней. Я готов!- Алексей был готов дойти пешком, невзирая на простреленную ногу.

- Кашев ранен. Тем более его знают в лицо, и, возможно, охота еще продолжается. Просить коллег не очень хочется, они и так скоро начнут задавать море неудобных вопросов, хорошо еще,  Алексея не допросили. Поэтому лучше всего, если поеду я один, - начальник охраны был как всегда логичен и убедителен.

- Согласен, Сергей Валентинович, все правильно. А ты, подстреленный, глазами не зыркай, марш на обследование к Тамаре Петровне. Потом придешь и расскажешь, что и как было. Ну что, вскочили? Давай на посошок по русскому обычаю, чай не басурмане.

         Когда все вышли, Николотов посмотрел на часы:  время уже далеко за полночь, и  задумался – стоит ли сообщать  Лилит? Да вот черт, в суматохе не расспросил Кашева, как себя чувствовала Ольга, не было ли симптомов заболевания. Надо срочно вызвать и порасспросить. Хотя если он сейчас придет, то, скорее всего, сам начнет задавать мне вопросы, а  что ему отвечать, пока не ясно. Он еще не залазил в итернет и не видел ролик с тарелочками!

- Леночка, срочно шепни Тамаре  Петровне, чтоб вколола усыпляющего Кашеву.  Пусть отдохнет с дороги… подольше, - дав указание своему секретарю, профессор вновь впал в задумчивую дрему.

         Как только Сергей с Ольгой окажутся в Москве,  сообщу радостную новость Лили.  Считай, часов 10-12 у меня есть, можно спокойно все обдумать почти до завтрашнего или, правильнее сказать, сегодняшнего обеда. А подумать есть о чем. Если сейчас сообщу Лили, она доложит Даго, и тот спокойно опять выкрадет Ольгу. И что с ней будет дальше, абсолютно не понятно, но, точно, ничего хорошего. Лучше подождать, пока она не окажется в безопасности в Москве. Хотя о полной безопасности говорить трудно.  Как говорил кто-то из древних и мудрых: «Для того чтобы  победить, иногда достаточно подождать».  Будем делать подождать.

  

          Утро выдалось беспокойным. Все началось с визита Кашева: тот прихромал узнать, нет ли вестей от начальника охраны и Ольги. Узнав, что все в порядке и они уже на пути в Москву, он  немного упокоился и ушел. Но буквально через полчаса прилетел снова:

- Дмитрий Васильевич, вы видели клип в интернете?

Вот ведь не спится ему, ведь так все хорошо спланировал – до обеда дотянуть без расспросов, ан  нет. Что теперь говорить?

- Звездные войны?

- Ну да, это же тот самый вертолет.

- Послушай, Алексей, в интернете каждый день сплошные НЛО и разные снежные или зеленые человечки. Ты же не относишься к этому серьезно?

- Ну, если честно, то я, конечно, в это не верю, но вертолет точно тот самый, и Ольга сказала, что она в Айн Сахно.

- Слушай, дорогой мой человек, может, это монтаж такой сделали: вместо полицейского вертолета, преследовавшего похитителей, вставили тарелку НЛО. Умельцев-приколистов полно. И что нам теперь? Над каждым роликом голову ломать? Давай-ка дождемся приезда Ольги, и все узнаем, как говорится, из первых рук.

Алексей помялся, но все-таки не стал развивать тему дальше и вышел.

 

        Николотов, оставшись один, задумался. От серьезного разговора все равно не отвертеться.  Да и нечестно это: ребята жизнями рискуют, а их втемную используют.  Пусть Даго с Лилит голову поломают. Он взял ноут  и вошел в почту:

«Лилит, с Ольгой все в порядке, она жива. У ребят слишком много вопросов. Что мне им отвечать?»

«Срочно сообщи, где она  - мы ее заберем.»

«На данный момент точное местоположение назвать не могу, и не хочу его называть, пока не буду уверен в ее безопасности.»

«Как это понимать?»

«А понимай, как хочешь.»

«Ты пьян?»

«Нет, трезв и хочу с тобой встретиться и обсудить  ряд  вопросов.»

«Каких?»

«Ты видела ролик в интернете про битву НЛО в Египте?»

«Видела, и не только ролик»

«Как ты мне это объяснишь?»

«Неожиданное вмешательство третьей силы. Это нельзя обсуждать здесь!!!! Все объясню  при встрече.»

«Что рассказать ребятам?»

«Придумай что-нибудь правдоподобное.»

«Я думаю, они имеют право знать хотя бы часть правды, они рискуют жизнью, выполняя ваши задания.»

«Ты считаешь, что им можно что-то рассказать?»

«Я настаиваю.» «Хотя бы частично.»

«Хорошо, это будет решено. Что еще?»

«Я хотел бы встретиться и обсудить ряд вопросов.»

 «Я тоже. Кто знал о новой точке, в которой должна была находиться ваша женщина?»

«До последнего момента никто. Кроме меня, Ольги и Кашева. После я сообщил тебе и Хуану одновременно. Перед поездкой в Египет специалисты провели с ребятами работу по изменению внешности и имиджа, также им были сделаны документы на другие имена. Вычислить их там было практически невозможно.»

«Вопросов накопилось действительно очень много, ты в состоянии прилететь в Испанию?»

«Да.»

«Я свяжусь с тобой через час.»

         Ну что ж, опять будем делать подождать. В последнее время это становится моим хобби. Зато есть время и подумать. Ольгу я им в Испанию не повезу, надо  сначала  самому разобраться, что с ней произошло и произошло ли. Сообщать ли новость о чудесном воскрешении Ольги Хуану? Если допустить, что он в сговоре с Даго, то он и так от него узнает, после доклада Лили. А вот если он не узнает, тогда вопрос будет очень интересным. Получается, что Даго с ним не в сговоре и информация к третьей силе ушла от него. Вопрос: сам он это сделал или кто-то из его окружения?

        Получив ответное послание Лилит, профессор нахмурился: план, предлагаемый ей, не предусматривал посвящения молодых помощников во все тайны. Но, еще раз хорошо подумав, решил, что  в целом он был приемлемым на данном этапе и, может, даже лучше его предложения, так как оставлял  возможности для маневра. Если что-то не сложится, ребята будут иметь возможность остаться в стороне. Просьбу срочно приехать в Испанию вместе с Ольгой и Алексеем легко можно было отложить на любой необходимый срок, сославшись на свое самочувствие. Все-таки серьезное ранение. А предупреждение  ни о чем не сообщать Хуану воспринял как должное. Он уже сам самостоятельно пришел к тем же выводам.

- Леночка, если со мной захочет связаться профессор Хуан Домингес, я в реанимации в тяжелом состоянии. А Ольга и Кашев еще не возвращались из Египта. Запомнила?

 

В палату вошла какая-то незнакомая девушка, смутно напоминающая Ольгу:

- Здравствуйте, Дмитрий Васильевич! Как вы?

- О, Ольга, а я тебя и не признал. Вон как тебя замаскировали антиповские специалисты… У меня все хорошо. День два - и буду на ногах. Хотя, чувствую, мог бы и сейчас, но врачи запрещают, - ответил профессор, и сам же рассмеялся. - Вот такие они, вредные врачи. Очень рад тебя увидеть. Сама-то как?

- Нормально. Хотя испугалась здорово. Но все хорошо, что хорошо кончается.

- Давай, Олюшка, так поступим. Ты иди, отдохни с дороги, переоденься, искупайся, покушай, а как будешь готова долго и обстоятельно обо всем поговорить  - зайдешь.

- Да мне буквально полчасика и надо.

- Вот и умница. Жду вас. Вместе с Кашевым.

 

  Ребята действительно прискакали очень быстро.

- Ну-с, рассказывайте, мои дорогие, что и как было в Египте, да поподробнее, а то я чувствую, что пропустил самое интересное.

- А зачем вы нас туда вообще посылали? – начал  Алексей.

- На этот вопрос я хотел бы ответить чуть позже – после обследования Ольги, - увидев напряженное лицо Кашева и почувствовав, что сейчас возможен срыв, тут же пошел на уступки. - Но раз вопрос стоит, как я понимаю, очень остро, что ж, ребята, отвечу.  Вы знаете, что в мире есть ряд людей, обладающих паранормальными способностями

- Это как в «Битве экстрасенсов»? - перебила Ольга.

- Да, скажем, что довольно близко. Но до «Битвы экстрасенсов» они тоже были. Вам, наверное, известны имена Вольфа Мессинга, Розы Кулешовой, Ванги, Эдгар Кейси, Джуны, монаха Авеля, Серафима Саровского… Этот список можно начать с самого рождения человечества и продолжать бесконечно. Кто-то получил этот дар от рождения, кто-то - в результате травмы, кто-то -  в результате  другого необычного жизненного события, у кого-то они открылись при достижении определенного возраста. Человечество всегда интересовало,  как приобретаются такие способности. Большинство современников-экстрасенсов добровольно прошли всесторонние обследования в специальных центрах. И наш центр также принимал участие в таких исследованиях.

   После долгих и кропотливых работ, по анализу результатов обследований, были выявлены  определенные закономерности в составе ДНК, крови  и томограммах мозга этих индивидуумов. Несколько лет назад очень ограниченной  группой научных организаций был запущен глобальный проект по поиску людей, которые обладают или, возможно, в скором времени станут обладать рядом способностей, существенно отличающих  их от остальных людей. Рассматривалась и возможность, что способности проявятся не у них, а у их детей. Многие годы, в обстановке строжайшей секретности, по всему миру на основе собранных образцов ДНК, крови и  томограмм выявлялись люди - наиболее вероятные носители паранормальных способностей.  И вот…

- Что вот, профессор?

- И вот вы здесь.

- Вы хотите сказать, что мы экстрасенсы?

- Я хочу сказать, что на основе собранных материалов несколько лет назад был выбран Кашев. И чтоб не терять его из вида и иметь постоянную возможность контролировать его… как бы правильно выразиться… медицинское состояние и способности, я привлек его к работе в нашем центре.

- А я?

- Ну а следом нашлась и ты. И, наверное, без паранормальных способностей Кашева  мы тебя бы и не нашли.

- То есть мы оба обладаем способностями?

- По результатам работы наших аналитиков – очень высокая вероятность, что именно так.

- А как и когда они проявятся?

- А вот этим вопросом, молодые люди, мы как раз и занимаемся, - глядя  в загоревшиеся глаза ребят, профессор с грустью подумал, что молодость как всегда легковерна и живет ожиданием чуда. Если опустить мелкие подробности, он им практически ни в чем не соврал. И они уже сделали свой выбор. Ну что ж, пора поставить последнюю точку. - Теперь зная все, я хочу спросить, согласны ли вы продолжить свое участие в проекте?

- А что для этого надо?

- Ничего нового. Полное и беспрекословное подчинение мне.

- Это понятно. А конкретнее.  Что мы должны будем делать?

- Ничего для вас принципиально нового. Будете проходить обычные процедуры обследований. Возможно, привлекаться к каким-то научным экспериментам. Дело новое, всего сейчас предсказать невозможно. Все приходится изобретать на ходу.

- А когда мы станем…  А если действительно у нас проявятся необычные способности?

- Когда проявятся, тогда и поговорим.

- А как мы будем жить? Что нам разрешено, а что запрещено?- взволнованно спросила Ольга.

- Жить будете как обычно, как и жили до этого. Хотя тут я не прав. Обычной жизни у вас уже не получится. Как вы сами понимаете, такие люди интересуют не только ученых. Огромный интерес они представляют и для спецслужб, и для бизнесменов, и для разных криминальных личностей. Мы уже столкнулись  с повышенным интересом к вашей персоне, милейшая Ольга. И судя по размаху операций – а он проводились, как вы знаете, и в России, и в Египте - средства  и силы задействованы очень и очень приличные.

- Это понятно, Дмитрий Васильевич. Я хотела спросить…про другое. Вот вы сказали, что, возможно, паранормальные способности проявятся не у нас, а у наших детей.

- Я твой вопрос понял, - улыбнулся Николотов, - мы, конечно же, не препятствуем созданию семьи. Скажу больше, я приложу все свои силы для того, чтоб такая семья создалась и у нее были все условия для рождения и воспитания детей. Тебя такой ответ устраивает?

- Конечно, - расплылась в улыбку Ольга, - и не смейтесь, пожалуйста. Для женщины семья - это очень важно.

- Еще вопросы?

- Пока нет.

- Тогда у меня есть вопросы к вам.  Я хотел бы очень подробно услышать от вас все, что с вами происходило в Египте. Очень и очень подробно, включая ваши ощущения, предчувствия, какие-то догадки и озарения. Пусть даже кажущиеся вам незначительными и глупыми.

        Профессор включил диктофон. Несколько раз выслушав рассказ об египетских приключениях и не услышав ничего нового ни от Алексея, ни от Ольги, Николотов задал несколько уточняющих вопросов:

- А как было твое самочувствие, милая девушка?

- Хорошо!

- Ну прямо-таки и хорошо? Даже акклиматизации не было?

- Ну чуть-чуть.

- В чем выражалось?

- Ну как обычная простуда – слабость, недомогание, повышенная температура. Ничего серьезного. Кстати, у Алексея тоже.

- Почему не доложили?

- Ну это же нормальное явление, профессор, - вмешался в ход разговора Кашев, - и к рукам никакого отношения точно не имеет.

- А объясните мне, пожалуйста, дорогие мои ребятки, как же так получилось, что вы не покинули назначенное вам для дежурства место в  условленное время, и что послужило причиной, что вы оставались там еще почти целый час?

Новоявленные экстрасенсы замялись, переглянувшись. Кашев хотел что-то сказать, но его опередила Ольга:

- Это я виновата. Я хотела закончить картину и уговорила Кашева, который на меня очень ругался, задержаться. Вот и задержались.

- Понятно. Ну вот что, экстрасенсы вы мои, давайте бегом на обследование, а потом еще пообщаемся.

 

  Проводив ребят,  Николотов взялся за ноутбук:

«Лили, все в порядке. Предложенная тобой версия сработала на «отлично».

Высылаю запись разговора с ребятами о событиях в известном тебе месте.

Приехать смогу только через день-два. Все-таки самочувствие пока не очень.»

«Ди, не обманывай, скажи честно, что не доверяешь нам и хочешь сам обследовать женщину. Никто не против. Только не используй излучающие приборы. И поделись отчетами. Соскучилась.»

«Все сделаю. Скучаю. Целую.»

                                                  

Часть 11

 

             Перелет в Испанию дался Николотову нелегко. Нет, беспокоили его  не последствия сложной операции после тяжелого ранения, хотя, в буквальном смысле этого слова, его вытащили с того света. После таких ранений и более молодые и крепкие люди месяцы проводят на больничной койке, при условии, что им повезет выжить. А он через неделю, к удивлению даже работающих у него в  центре и немало повидавших разных чудес специалистов, не просто встал на ноги, а вернулся к прежнему активному ритму жизни.

Спасибо, Лили! Опять она его спасла.

Молодежь тоже не донимала его разными и чаще всего бестолковыми вопросами. И Ольга, и Алексей, укрытые пледами, спали в своих креслах, а когда еще спать им, молодым!

Дмитрий Васильевич думал о Хуане. Как он посмотрит ему в глаза? Всю неделю секретарь Леночка, по его личному приказанию, врала Хуану о его тяжелейшем состоянии, и вот он появляется живой и здоровый, приезжает  без предупреждения, в роли обвинителя и судьи. Что он ему скажет? Столько лет вместе! А что он должен ему сказать? Лили однозначно подтвердила,  что проведенное расследование не оставляет ни малейших сомнений, что именно Хуан Домингес – предатель. Уже почти выяснено кому, что и как он передавал, не ясно только одно – почему. Что ему не хватало? За что он был готов бросить на кон три жизни - Николотова, Кашева и Ольги? Хотя нет, не три, а уже четыре!

         Проведенное обследование не нашло в Ольге никаких отклонений, кроме того… что она беременна. Дмитрий Васильевич обрадовался этому, кажется, больше, чем  и Ольга, и будущий папаша вместе взятые. И, слава богу, что никаких изменений нет – значит, они будут обычными людьми и у них будет обычная семья. Как-то незаметно он сроднился с этими ребятами, сроднился настолько, что относился и думал о них, как о родных детях. А будущий ребенок однозначно будет и его внуком.

         Он научит его играть в шахматы, привьет тягу к знаниям, выведет его в науку, он продолжит его дело, завершит незаконченные дела. И все это могло прерваться. Почему, Хаун? Почему?

       Лучше бы ребята не спали, а донимали его вопросами. Пусть даже самыми глупыми.

 

         В аэропорту их встретила Лилит, как всегда элегантная и притягивающая к себе взгляды. Она обняла их всех троих по очереди, обняла очень искренне, и даже ее молчаливость воспринималась как-то по-особому душевно. Так встречаются люди, которым довелось вместе много пережить, вместе постоять на самом краю, у самого предела. Люди, для которых важен ответ всего лишь на один вопрос – жив?

       Она проводила их к  суперроскошному  автомобилю неизвестной марки и сама села за руль.

        Не скрывая удовольствия, Лили с ловкостью   профессионального гонщика  легко лавировала в потоке машин. Включенная в салоне на полную громкость музыка  вполне естественно исключала возможность каких-либо разговоров, но не мешала общаться мысленно.

- Как ты, Ди?

- Честно сказать, не очень.

- Не оправился после ранения?

- Нет, я из-за Хуана. Это точно установлено?

- Да, мы засекли все его телефонные переговоры как с исполнителями в Москве и Египте, так и с тем, на кого он работал.

- И на кого?

- Сейчас ты все сам узнаешь. Последнее время ты стал сомневаться в нашей искренней помощи вашей расе, и мне, а точнее всем нам, хочется вернуть твое доверие, поэтому разговор с Хуаном мы отложили до твоего приезда.  План действий будет такой. Даго назначил встречу Хуану  в морском домике,  и Хуан ждет его там. Когда  подъедем, ты попросишь Дебору разместить ребят, а мы пойдем в бухту. Там все и выясним до конца.

  

        Впервые в жизни Николотов  стоял с Лилит у дверей гостевого домика и не хотел открывать дверь. Лилит, понимая, что творится в его душе, стояла чуть сзади и ждала. Как ни старался он настроиться против Хуана, вспоминалось почему-то только хорошее. Как он протаскивал его в высшее научное общество, как помогал работать, как поставил шатер для них с Лилит. Вот черт!

Все-таки  он вошел. Хуан в один миг понял все:

- Я рад, что ты жив, Дима… Извини…

Только что выглядевший лет на шестьдесят, ну может немного постарше, крепкий и бодрый мужчина на глазах превращался в дряхлого старика. Чувство вины действовало на него, как машина времени. Сколько ему сейчас? Он старше меня лет на двадцать – значит, лет девяносто семь-девяносто восемь.

- Почему ты нас предал?

-Ты не поймешь! Я просил их! Я просил продлить мне жизнь еще лет на десять-пятнадцать! Они отказали мне, Дима. Дима, всего еще десять лет!

     Хуан кричал, разбрызгивая слюни и задыхаясь. Он был похож на шамана, входящего в транс и готового забиться в припадке.

- Я всю жизнь работал на них! Всего десять лет! А он обещал мне еще пятьдесят лет жизни, если я отдам ему девчонку! Я мог бы жить! Дима, они нас обманывали! Все было совсем не так, как  рассказывал нам Даго! Это они начали войну, уничтожившую атлантов! Дима, попроси их! Всего пять лет! Я хочу жить!

       Хуан упал на пол и забился в судорогах, Лилит бросилась к нему, но было поздно.

- Инсульт,  -   Дмитрий был поражен произошедшим.

- Да, ты прав, инсульт. Даже воспоминания не сможем снять. Попробуешь, Даго?

- Бесполезно. Извини, Дмитрий, что втянули тебя в этот допрос, мы не думали, что он так отреагирует.

- Я сам впервые видел его таким. И, наверное, лучше бы не видел. Столько лет знать друг друга,  доверять, помогать, дружить - и за несколько минут до  смерти понять, что ты всю жизнь ошибался в этом человеке. Несколько минут, перечеркнувшие всю жизнь. Что может быть хуже….

- Мы были готовы наказать его за предательство. Прекратить с ним сотрудничество, стереть воспоминания о работе с нами, вывести из управления  этим медицинским холдингом, но не отнимать жизнь.

- Я верю…

      

      Убитая горем Дебора попросила его остаться и помочь с организацией похорон. Три дня пролетели как один миг, заполненные встречами, хлопотами, приемом гостей и делегаций. Только вечерами он мог спокойно поговорить с Лилит.

- Лили, я понял, что это он, даже понял, почему он это сделал. А вы могли помочь ему  продлить его жизнь?

- Ди, поверь, продлить жизнь никто не в силах. Это заложено сразу при рождении. Все спланировано Великим разумом задолго до нас. Судьбы всех живых существ на земле, их действия, их поступки. Поэтому иногда находятся разумные, которые могут заглянуть в этот план, в эту книгу жизни - в зависимости от своих личных качеств или, лучше сказать, способностей, предсказать возможные события будущего. Но изменить то, что спланировано… Это значит помогать Хаосу. Это может вызвать непредсказуемые последствия для всех. Это как отвинтить несколько шестеренок в двигателе несущегося на полной скорости  гоночного автомобиля. Финал может быть плачевный и для гонщика, и для зрителей.

- Так могли или не могли?

- Не могли.

- А кто пообещал ему продлить жизнь?

- Мы не знаем.

- Лукавишь?

- Честно, не знаем. Мы надеялись снять его воспоминания, но ты сам видел: неожиданный инсульт лишил нас этой возможности.

- Но какие-то предположения есть?

- Предположений может быть очень много.

- Ли, перестань. Не надо относиться ко мне как к идиоту. Знаешь, не очень и трудно сложить вместе бой двух тарелок в Египте с неизвестным, обещавшим продлить жизнь Хуану и поделившимся с ним альтернативным вариантом  вашей истории, которому он, заметь, безоговорочно поверил.

- Ну вот видишь, ты сам все понимаешь, и мне не надо нарушать клятву Великому Совету.

-  Так это какая-то группа атлантов, действующая внутри вашей расы, или потомки тех, против которых велась война?

- Ты действительно очень умный. Скорее всего, потомки жрецов с Лему, но Совет не исключает возможности, что они имеют агентов и среди нас.

- Это ты дала команду сбить вертолет в Египте, когда подбили  ваш аппарат и преследование стало невозможным?

- Да, я. Ты должен понять меня. Если бы они захватили девушку, ничего хорошего ее бы все равно не ждало. Ужасная смерть после чудовищных экспериментов, а ребенка ждала судьба машины убийцы в руках фанатиков, мечтающих уничтожить  все живое на земле.

- Ты сейчас мне напомнила моих соотечественников лет семьдесят назад. Они тоже знали только одну официальную историю и готовы были проливать за нее кровь… и свою, и чужую…

- Что ты хочешь этим сказать?

- Хочу сказать, что история - очень сложная штука и имеет свойство часто меняться, в зависимости от нужд и настроений правящей верхушки. Понимаешь?

- Я понимаю, о чем ты говоришь. Но у меня пока не было повода сомневаться.

- Я рад за тебя. Наверное, это гораздо проще: жить, не сомневаясь в своей правоте.

- Ди, давай прекратим этот разговор, он мне не нравится.

- Хорошо. Тогда расскажи, что планируется дальше? Как жить-то будем?

- Это обсудим завтра с Даго. Он все-таки хочет посмотреть на Ольгу сам, хотя я бы уже почувствовала, если бы…   Пригласишь ее в комнату с морем, оставишь на несколько минут.

- Только в моем присутствии.

- Хорошо.

 

***

 

         Дмитрий Васильевич зря волновался. Процедура обследования Ольги прошла очень быстро и практически незаметно. Ничего не подозревающая девушка занесла  бутылочку конька  погруженному в работу шефу и, присев в кресло, чуточку вздремнула, пока он с ней разговаривал. Когда через несколько минут Николотов ее разбудил, страшно смущенная Ольга, бормоча извинения, убежала.

- Что скажете, уважаемый Даго?

- Хочу поблагодарить вас за доверие и оказанную помощь, - в голосе перворожденного чувствовалась какая-то трудно сдерживаемая радость.

- Вы что-нибудь обнаружили?

- Нет, практически ничего.

- Что значит в ваших устах слово «практически»?

- Есть что-то немного непонятное: в отсутствии памяти с момента падения вертолета до хижины старой египтянки…

- Что тут непонятного, она потеряла сознание…

- Даже когда человек теряет сознание, мозг собирает и анализирует информацию об окружающем. А здесь полный ноль. Немного странно, но, скорее всего, вы правы. Мозг – это странная штука, все может быть. Вот так вот, Дмитрий, вы своим самовольством,  возможно, отняли у человечества огромный шанс, - и опять профессор заметил в голосе нескрываемые нотки превосходства.

- Ну-с, во-первых, вы сами говорили – неизвестно, что из этого бы получилось. А во-вторых, не знаю, как там человечество, но одному будущему человеку я подарил шанс на обычную нормальную и, надеюсь, счастливую жизнь. Опять-таки,  вы же сами верите в судьбу и Высший разум, и, значит, он так распорядился.

- Согласен с вами, абсолютно согласен. Если разрешите, я вас покину. Знаете ли, очень много дел, - ему действительно было не до него и не до Ольги.

- Вы рады, что эксперимент не получился?

- А кто сказал, что не получился? Еще как получился! Вопреки сделанному много тысячелетий назад  пророчеству, Великий разум выбрал Следующую из наших женщин. Поздравьте нас, профессор, и до свидания!

- А что мне делать дальше?

- Решайте все с Лилит, мне все равно. Извините, я тороплюсь.

 

         Известие подействовало на Дмитрия Васильевича как ледяной душ. Вот оно как! Получается, что раса атлантов, тысячелетия находящаяся на грани вымирания, получит второй шанс, возродится в новом качестве, приобретя новые способности к выживанию и успешному размножению. А что же человечество? Придется потесниться? И хорошо, если через сотни тысяч лет, а если лет через двадцать?  И все благодаря  только одному человеку, решившему, что он самый умный. Какой черт тебя подтолкнул пересчитывать координаты точки? Человек мог стать во главе эволюции всех разумных существ на планете. Не просто какой-то человек, а твой внук! Твой внук мог повести объединенный разум планеты вперед. И ты  был бы рядом, помогая ему советом. А что теперь он скажет тебе?  «Спасибо, дедушка, благодаря тебе я теперь работаю на атлантов, а через три-четыре поколения мы вообще вымрем, как мамонты».

 

      Лилит появилась  только к обеду. Николотов долго не знал, как начать этот тяжелый разговор и решил спросить прямо:

- Правда, что ваша женщина стала Следующей?

- Да, - не скрывая гордости, ответила атлантка.

 - И как это произошло?

- Точно так, как и планировалось. Мы же информировали вас, что эксперимент проводится не в одном месте, а в нескольких.

- Да, помню, но я думал …. Я думал, что в эксперименте участвуют только люди…

- Этого вам точно никто не говорил.

- И где это произошло?

- Пирамида в районе так называемого Бермудского  треугольника, на большой глубине.

- Это точно, что она Следующая?

- Да, Ди, все сходится. Все, как и в прошлый раз. У нее уже открылись огромные способности к предвидению, особенно того, что может угрожать ей и ее плоду. Она предвидит опасность за несколько дней. Сомнений ни у кого нет.

-Поздравляю.
- Спасибо, мы все действительно очень рады. Это наш шанс.

- А что делать нам?

- Возвращайтесь в Москву. Живите и работайте как обычно.                                             

 

Часть 12

 

            Вылет самолета на  Москву откладывали несколько раз из-за погодных условий, и они прилетели в родную столицу уже поздно вечером. Ольгу что-то тревожило. Уж на что она боялась летать, но к перелету отнеслась спокойно,  а вот когда покинула борт… Запоздавшая боязнь?

      Вечерний аэропорт Шереметьево встретил их новогодней иллюминацией  и настоящей метелью.

 Избалованные летней погодой Египта и Испании, в суматохе последних событий они совсем забыли, что до Нового года осталось два дня. Два дня  - и Новый год! Новый год новой жизни! Лешка сказал, что, как только профессор разрешит, сразу же уезжаем в Саратов и в ЗАГС. Может, уже завтра? Утром тридцать первого декабря будут в Саратове. Там ждет мама.

Все здорово! Она здорова! У нее есть Лешка! У них скоро будет ребенок!

Что же так тревожно?..

                                                 

***

 

  Сашка, профессорский водитель, уставший их ждать в Шереметьево несколько часов, пытался нагнать время, все сильнее и сильнее нажимая на газ. Они  с бешеной скоростью неслись по МКАДу, украшенному разноцветными лампочками. Девушка несколько раз просила сбавить скорость, но и водитель, и профессор, и даже Лешка только посмеивались. Профессор достал бутылку коньяка,  и они с Алексеем уже начали отмечать благополучное прибытие, наступающий Новый год и еще что-то, что приходило в голову.

- Оля, ну успокойся. Ну что ты, - настроение у всех было радостным и предновогодним. Только не у Ольги.

 Когда они уже подъезжали к Волоколамскому шоссе, Ольгино беспокойство переросло в панику. Они сейчас разобьются! Перед глазами промелькнул поток машин, в котором они двигаются, шесть полос летящего металла, желтое здание с подсвеченной неоном надписью ГВОЗДЬ и вылетающая откуда-то справа огромная машина с красной кабиной и большой серебристой цистерной и надписью крупными буквами ОГНЕОПАСНО. Она на большой скорости буквально перерезает три полосы. Это уже не полосы, а клубки металла. И они летят прямо в этот клубок….

 Ольга встряхнула головой, чтоб прогнать кошмарное наваждение, и с тревогой посмотрела в лобовое стекло.

           Неоновые буквы ГВОЗДЬ на левой обочине, хоть и в отдалении, но были отчетливо видны и быстро приближались. Но она же никогда не была в Москве в этом магазине!

Взгляд метнулся вправо. Вон она, цистерна!

- Остановите машину! Остановите! - девушка была на грани  истерики.

Мужчины - Леша с профессором - кинулись ее успокаивать:

- Олечка, Олечка, мы же не можем остановиться посреди трассы, сейчас проедем чуть дальше и остановимся…

В голове взорвался огненный шар:

- Стой!

 Машина завизжала покрышками, всех бросило вперед. Спасибо ремням безопасности – удержали. Покатилась по полу  бутылка коньяка, рюмки. Машина замерла и тут же прыгнула вперед от удара врезавшейся в них сзади легковушки.  И еще, и еще. Профессор непонимающе смотрел на Сашу, Саша  - на профессора.

- Ты что делаешь? – закричал Дмитрий Васильевич.

- Да Ольга крикнула «Стой»,  и я не знаю, как-то так получилось. Нога сама нажала.

-Ты что на Ольгу валишь, - вмешался в разговор Кашев. - Ольга ничего не кричала. Я рядом с ней сижу.

Водительская дверка распахнулась. Какой-то здоровый мужик схватил растерявшегося Сашу за грудки и  потащил его из машины:

- Ты что, козел? Я тебе покажу, как людей подставлять!

 В это время в метрах двухстах впереди на МКАД вылетел красный тягач с серебристой цистерной и надписью ОГНЕОПАСНО. Раздались глухие удары, скрежет раздираемого металла десятков машин и взрыв. Море огня остановилось меньше чем в ста метрах от них. Горящие машины, выскакивающие из них и пытающиеся спастись люди, становящиеся  частью этого пламени… Страшное зрелище.

 Здоровый мужик отпустил Сашу:

- Извини брат. Спасибо тебе!- и  побежал к своей машине. - Светка, бери детей и живей из машины!

Они тоже, как и все вокруг, выскочили из машины и побежали  подальше на обочину.

- Да, дела…Так , Сашок, у тебя видеорегистратор был включен?

- Да, Дмитрий Васильевич, но это не поможет. Моя вина.

- Поверь, сейчас всем не до нашей аварии. Лучше скажи, а  звук он тоже пишет?

- Конечно, у нас крутая модель.

- Иди-ка забери его - и быстро сюда, - профессор был как-то радостно возбужден, чуть ли не руки потирал от счастья, постоянно поглядывая на Ольгу. – Так, ребята, сейчас забираем видеорегистратор, ловим  такси и едем в клинику. Здесь Сашу оставим, это надолго.

         Вдали уже слышались сирены пожарных машин и скорой помощи.

 

***

 

              Профессор раз за разом включал запись видеорегистратора, причем  он не смотрел видеозапись, он слушал звуковое сопровождение. Догадка, которая мелькнула еще во время аварийной остановки на МКАДе и которая его так обрадовала,  подтвердилась.  Запись всех звуков в кабине была очень четкой и качественной. Ольга не кричала «Стой». И Кашев, действительно, этого не слышал, поэтому он и вступился за нее. Но сам Николотов, как и водитель, четко слышал эту Ольгину фразу. Даже лучше сказать, не фразу, а жесткий и короткий приказ, которому водитель беспрекословно и немедленно подчинился. Вывод из всего этого следовал только один – приказ прозвучал не вслух, а мысленно и был направлен на водителя. Она смогла мысленно дать команду Саше немедленно остановиться.  И Саша ее услышал. Услышал и сам Николотов, так как он уже много лет так же мысленно общается с атлантами. Но он  первое время  мог только слышать, а отвечал голосом и вслух, разговаривать мысленно намного позже его научили  атланты и то с помощью каких-то препаратов, меняющих структуру мозга. А отдать мысленный приказ, да еще такой силы! Такого, наверное, не смогла бы даже Лили.

        Если добавить сюда, что Ольга еще задолго до аварии  предчувствовала катастрофу и пыталась их остановить, то вывод, несомненно, один – Ольга стала Следующей!    

 Значит, не все еще потеряно! У человечества есть шанс!

Завтра с утра надо все проверить…                               

 

***

     

         На следующее утро первый, кто его встретил по приезде на работу, была Ольга. Она сидела в кресле  прямо в холле, а увидев профессора, поднялась и практически побежала ему навстречу.

«Хороший знак. Значит, она тоже почувствовала что-то  и бежит рассказать. Беги, беги, моя девочка. Порадуй меня, рассей мои сомнения».

- Дмитрий Васильевич, а вы отпустите нас в Саратов?

«Какой Саратов? О чем она говорит?»

Николотов попробовал обратиться к ней мысленно:

«Оля, ты слышишь меня? Это я, Николотов! Ответь мне! Если не можешь ответить, то просто кивни головой!  Оля! Оля!»

Никакой реакции.

- Дмитрий Васильевич, а вы отпустите нас в Саратов? – все повторяла девушка, как заведенная.

  Вопрос застал Николотова врасплох. Он настолько привык думать о них, как о своих детях, что и думать забыл, что у них своя жизнь.

- А зачем вам в Саратов? Вам что, здесь плохо?

- Нам здесь хорошо. Спасибо вам, если бы не вы... Но там мама ждет. Институт. И… и мы с Лешей решили пожениться, сами же знаете, что я …в положении.

«Да, действительно, Ольга права, надо что-то решать, - подумал профессор, - но отпускать от себя сейчас их нельзя… и не хочется. У меня же никого, кроме этих ребят, и нет».  А вслух произнес:

- Пришли через полчасика ко мне Алексея. А минут через пять следом и сама заходи.

И прошел в кабинет, даже не обратив внимания на украшенные по-новогоднему  холл и коридор.

           Никакой реакции! Ни малейшей! Что же такое было на МКАДе? Обычное предчувствие? Или он сам все придумал? Он где-то читал, что на  рейсы поездов, самолетов и кораблей, которые  потерпели крушение, возврат билетов был на двадцать-двадцать пять процентов  больше, чем обычно. То есть, если даже она каким-то образом предугадала аварию, это не является доказательством, что она Следующая. Это вообще ничем не является. Ну и ладно. 

 

Алексей зашел минута в минуту.

- Дмитрий Васильевич, может, в Саратов нас? Я за Ольгой присмотрю.

- Подожди, скажи мне лучше, ты действительно хочешь жениться на Ольге?

- Да. Я ее люблю. Как только приедем, сразу поведу ее в ЗАГС, чтобы официально зарегистрировать наши отношения.

- Прямо молодец. А ты уверен?

- Я вроде уже взросленький, два года и тридцатник разменяю.

- Не обидишь девчушку?

- Все будет хорошо, обещаю.

- Где она?

- За дверью ждет.

- Ну, зови.

Ольга, войдя, вопросительно взглянула на Кашева и по взгляду поняла, что добро на Саратов не получено.

- Дмитрий Васильевич, ну почему вы не хотите отпускать нас в Саратов? - в глазах девушки появились слезы. Все планы рушились на глазах.

- Вот что, дети мои, позвольте мне вас так называть. Сядьте и выслушайте. А потом сами решите, что вам делать. Мне уже далеко за семьдесят, живу я один, никого у меня нет, даже далекой родни. Один я. Привязался я к вам, ребята.

- Мы вас тоже очень любим, Дмитрий Васильевич. Вы столько для меня сделали, - Ольга поднялась со своего места и бросилась к нему на шею.

- Подожди, выслушай старика. Не хочу я с вами расставаться…

Алексей и Ольга напряглись. 

- Предлагаю вам остаться в Москве.

И захлопали глазами.

- Я обо всем подумал. Ни ты, ни Ольга не саратовские. Это не ваша родина.

Москва гораздо лучше. Алексей остается работать в клинике. Ольгу переводим в московский институт, любой, какой захочешь. На Новый год устраиваем грандиозную  свадьбу, приглашаем всю клинику и всех, кого вы захотите. А я на свадьбу подарю вам квартиру, если можно, недалеко от меня. А лучше - в том же подъезде.

 Дмитрий Васильевич выпалил все залпом и теперь сидел и ждал ответа, а обалдевшие ребята смотрели то  друг на друга, то на профессора.

                                                

***

 

           Два дня предновогодней  и предсвадебной суеты показались Ольге самыми сумасшедшими в ее жизни. Огорошив маму и тетю Полину «новостью», Ольга с Алексеем стали готовиться к свадьбе и ждать приезда гостей. Конечно же, без Леночкиной помощи Ольга бы не обошлась. Секретарь профа стала рулить всем: и поисками ресторана, и свадебным нарядом – от которых, по ее мнению, зависела дальнейшая жизнь молодоженов, если следовать всем ее приметам, которые она перечисляла не останавливаясь.

 - Слушай, Лен, как тебя в секретари занесло, тебе бы имидж-дизайнером быть, - все удивлялась Ольга Лениной прозорливости.

 Угадала Ленка с рестораном на все сто процентов, сумев при этом договориться на 31 декабря – что было в принципе нереальным.

 - Ресторан-праздник! – так она заявила невесте о своем выборе.

 - Прямо-таки праздник? – смеялась Ольга.

Но, увидев ресторан, она ахнула: она попала во дворец! Чего здесь только не было: и диванчики, и ложа, и сцена, и даже два трона, для молодоженов, – и все выдержано в бежевых тонах, которые с помощью освещения легко меняли свой цвет. Будто сказочная фея, взмахивая волшебной палочкой, шаловливо играла с цветовой гаммой: взмахнет – и лиловые оттенки создают таинственную атмосферу,  другой – розоватые блики проказливо разбегаются по стенам и антикварной мебели, еще раз – и голубоватые оттенки освежают раскрасневшихся гостей своей прохладными оттенками.

 Со свадебными платьями обстояло сложнее: глаза разбегались во все стороны, и уже путались собственные представления о том, какой наряд мечтала выбрать Ольга.

Леночка и тут все решила за невесту и опять не прогадала.

 - В ресторане-сказке должно быть только свадебное платье «Принцесса», - уверенно заявила она.

 Действительно, в этом платье Ольга выглядела необыкновенно.

Платье представляло форму, которая начиналась от нижней линии топа и плавно спускалась к низу, напоминая контур прописной буквы А. Так как платье состояло из клиньев, каждый невестин шаг сопровождался легкими колебаниями.

    В разгар торжества к Дмитрию Васильевичу подошел начальник охраны Антипов:

- Дмитрий Васильевич, разрешите доложить? Прибыл  курьер экспресс доставки с подарком для Ольги. Небольшая коробочка, что внутри - не известно.

- Предложения?

- По-хорошему, проверить бы надо, специалистам отдать  на денек-другой. Но сейчас Новый год, считайте, дня два-три никого не найдем. Сами понимаете - Россия есть Россия.

- А от кого посылка, узнал?

- В том-то и дело, что из  Египта. Айн Сохна. Оттуда подарки присылать вроде бы некому.

-Ты знаешь, Сергей Валентинович, я той семье рыбаков, что ее спасли, послал денег, в благодарность как бы. Хорошую сумму. Могли и они прислать что-нибудь в ответ, - Николотов, разглядывая, повертел в руках посылку.

- Могли. А мы теперь голову ломаем, гуси-лебеди. Если разрешите, я сам вскрою и посмотрю.

     Николотов задумался. А чего он, собственно говоря, боится? Убивать ее никто не собирается. Отправители посылки установлены.

- Знаешь, Сергей Валентинович, вроде неудобно упаковку вскрывать. Давай- ка этот подарочек мне, я сам в руки и отдам.

- Как скажете, Дмитрий Васильевич.

       Профессор нашел взглядом Ольгу. Она, словно что-то почувствовав, отвлеклась от гостей и с нарастающим беспокойством наблюдала за их переговорами. Конечно, на фоне  беззаботных и веселящихся  гостей напряженные лица - его и начальника службы безопасности -  выглядели как мигающее красное табло ОПАСНОСТЬ.

       Николотов приложил палец к губам и кивком головы показал девушке на выход.

           Ольга все поняла и, не прекращая улыбаться, сложными маневрами, переходя от одной группы гостей к другой,  не привлекая внимания, приблизилась к ним.

- Тут, Олюшка, такое дело, - осторожно обратился к ней профессор.

- Что-то случилось?

- Да что ты так напугалась? Ничего  не случилось. Все в порядке. Просто тебе пришла посылка из Египта, - несмотря на успокаивающий тон, было заметно, что профессор нервничает.

- Но у меня нет там знакомых, - очень удивилась девушка.

- Вот и мы об этом подумали. Но возможен вариант, что это от семьи рыбаков, которые тебя спасли.

- Тут, скорее, я должна их благодарить и посылать им подарки ко всем праздникам.

- Ты уже посылала, точнее я, но от твоего имени.

- Вот спасибо, Дмитрий Васильевич.  Я-то, хрюшка, загрузилась своими заботами и о них как-то подзабыла. Так тогда в чем проблема? – обрадовалась Ольга.

     Профессор показал ей небольшой  сверток размером с коробку от сотового телефона, празднично упакованный в блестящую фольгу  и перевязанный розовой лентой с бантиком.

- Ты ничего не чувствуешь? Никакой опасности?

Ольга, сосредоточившись, поводила над посылкой руками:

- Ничего не чувствую. Может, открыть?

     В разговор вмешался Антипов:

- Дмитрий Васильевич, с вашего и Ольгиного разрешения, давайте я открою этот подарочек.

Не услышав возражений, он, осмотревшись по сторонам, двинулся по коридору к мужскому туалету.

Через несколько томительных минут он, улыбаясь, вручил  Ольге записку с поздравлением с Новым годом и  шкатулку из кожи крокодила, инкрустированную перламутром и кусочками крашеного дерева в типично египетском стиле:

- Извиняюсь за внесение нескольких минут напряженности в твой праздник,   но в  нашей работе лучше перебдеть, чем недобдеть.

       Девушка понимающе улыбнулась и открыла крышку шкатулки. На красной бархатной подкладке лежало какое-то колечко. Скорее всего, золотой. Перстенек был очень красивый: со стилизованным изображением скарабея, спина и крылья которого были украшены хризолитом. Чувствовалось, что украшение очень старинное и, наверное, очень  дорогое. И еще почему-то было странное ощущение, будто она его уже видела  и с ним связано что-то важное.

      Оно как влитое село на средний палец левой руки. Вытянув руку, Ольга с удовольствием полюбовалась новым украшением. Ощущение дежавю только усилилось. Неожиданно для себя она нажала на голову жука скарабея. Под Ольгиным нажимом она еле ощутимо качнулась вниз, и девушка почувствовала, как крохотная иголочка впилась в палец под кольцом, как будто скарабей укусил ее. Пол под ногами качнулся, голова закружилась все быстрее и быстрее. Ее будто всасывало в бешено вращающуюся черную дыру. Хотя вначале она была не черной, а, скорее, состоявшей из полос разных цветов, из полос и звуков. Но чем глубже она в нее погружалась, тем более темными становились полосы и все глуше и глуше звуки. И вот она оказалась в безмолвной и абсолютно черной пустоте, которая беспрерывно вращалась – она не была мертвой и в то же время никакой жизни.  Кружилась ли Ольга в ней, она сама понять не могла: ни одного ориентира не было, взгляд не мог ни за что зацепиться. Только воспоминания…  Высокий, очень высокий мужчина в белой тоге.

«Когда ты в следующий раз его оденешь, нажмешь ему на голову и сразу все вспомнишь».

«Ты и твой ребенок - следующая ступень развития жизни. Следующий шаг в эволюции  разумных».

«Это сложно - объяснить тебе все. Лучше было бы, чтобы ты сама постаралась разобраться. А потом мы снова встретимся. Задай вопросы своему профессору».

ВСПОМНИЛА! ВСЕ ВСПОМНИЛА!

         Над ее головой появился какой-то слабый источник света. Слабый-слабый, но стремительно набирающий силу. Доли секунды, и она стоит в центре ослепительно яркой и продолжающей расширяться сферы. Нестерпимо яркий свет уходит все дальше, а рядом с ней стали проявляться знакомые лица.

        Испуганное лицо Дмитрия Васильевича с шевелящимися без звука губами, слева - озадаченное лицо Антипова, готового в любой момент подхватить ее на руки.

 А вот и звуки.

- Что с тобой? Что с тобой,  Олюшка? - это профессор, заглядывающий ей в глаза, а руками пытающийся приложить белую штуковину, похожую на сотовый телефон,  к  запястью.

         Надо успокоиться, и просто подумать, что делать. Как и с кем об этом поговорить. Сейчас надо просто выиграть время.

- Ничего, все в порядке. Минутная слабость. Можно позволить молодой хрупкой девушке одну минутку слабости за две сумасшедших недели? - отшутилась Ольга.

- Да, последние две недели выдались действительно нелегкими. Как ты себя чувствуешь?

- Замечательно!

Дмитрий Васильевич  оторвал белый аппаратик от ее руки и стал внимательно изучать циферки,  выскакивающие на дисплее:

- Да, действительно, здорова как космонавт перед вылетом. Все системы организма  функционируют идеально.

- Так я побегу? Гости заждались.

- Беги.

 

 Ольга быстро вернулась на свое место во главе стола  рядом с Лешей.

- Посмотри, какая прелесть! - невеста протянула руку с египетским кольцом.

- Кто тебе подарил?

- Семья рыбаков из  Айн Сохны, ну те, которые меня спасли. Оказывается, Дмитрий Васильевич им в благодарность послал крупную сумму денег. Вот они и отдарились.

- Красивое.

Оля задумалась: «Итак, я телепат и могу разговаривать мысленно, и еще этот маньяк говорил, что при этом невозможно врать».

Молодая невеста повернулась к жениху, взяла его лицо в ладони, заглянула в глаза и мысленно спросила: «Ты меня любишь?».

 Но Лешка ее не слышал.

Гости, поняв эту сцену по-своему, дружно грянули: «Горько!» - «Раз, два, три…»

Отцеловавшись, Ольга поняла, что испытания своих новых экстрасенсорных способностей надо проводить как-то по-другому.

 «А о чем думает тетя Поля?»

Отыскав взглядом женщину, она постаралась прочитать ее мысли, но, как ни старалась, ничего не получалось.

«Может, надо быть с ней совсем рядом? «Маньяк», кажется, говорил, что дальность зависит от способностей».

Подойдя к тете Поле, она попробовала заговорить с ней мысленно. И снова неудача.

 «Что, пытаешься с кем-нибудь пообщаться?»- голос был явно знакомым.

«Неужели он?»

«Конечно, я. Не ожидала?»

«Честно говоря, нет».

«Но колечку и воспоминаниям обрадовалась».

«Обрадовалась колечку,  воспоминаниям  - вряд ли».

«Выходи на улицу,  поговорим».

«Я не хочу выходить на улицу».

«Боишься меня?»

«Боюсь».

«Мне просто тяжело общаться через стены.  Ну хорошо, если боишься, тогда подойди к окну».

Ольга подошла к окну. За окном  - парк, деревья в снегу, метрах в 30  ограда территории ресторана.

«Вы где? Я вас не вижу».

За оградой появилась фигура очень высокого  мужчины в белой тоге, который  помахал ей приветливо рукой:

«Теперь видишь?»

«Да».

Глядя друг на друга, они продолжали свой мысленный разговор. Со стороны казалось, что Ольга любуется новогодним видом из окна, а за оградой высокий мужчина засмотрелся на празднично украшенный зимний парк.

- Поговорила со своим профессором?

- Нет еще - случая подходящего не было. Но я обязательно поговорю.

- Он может общаться мысленно.

- А Лешка?

- Твой мужчина?

- Да, мой муж. У нас сегодня свадьба!

- Поздравляю. Пусть судьба будет к тебе благосклонна. Подарок для тебя будет ждать на крыльце.

- Ой, правда?

- Я тебя никогда не обманывал.

-  Спасибо. Но вы мне не ответили  - а Лешка может говорить мысленно?

- Сможет. Но позже. Мужчины  меняются медленнее.

- А зачем вы здесь сегодня появились?

- Я должен был убедиться, что тебе передали кольцо и именно ты его надела. И еще предупредить тебя, что ты можешь оказаться в опасности.

- Самую большую опасность для меня организовали именно Вы. Сами признались.

Незнакомец пропустил ее слова мимо.

- В ближайшее время у тебя две опасности. Дело в том, что твой наставник, профессор Николотов,  попал под влияние разумных  обитателей морских глубин.  Они выглядят как ужасные рептилии и пытаются влиять на развитие человечества. И естественно, в целях своей расы. Ты для них представляешь большую угрозу. Так что, если разговор с Николотовым пройдет хорошо, постарайся уговорить его не выдавать тебя им ни под каким предлогом. Старайся держаться подальше от воды. И еще от женщины, которая была рядом с ним в Испании.  Поняла?

- Поняла. А какая вторая опасность? Вы?

- Вторая ближайшая опасность – люди, обладающие властью.

- А  почему?

-  Все просто: обычные люди, желающие получить ответ на маленький вопросик. А что это за девушка, из-за которой бились в египетском небе две летающие тарелки.

- А что, за меня бились две тарелки?

- А ты что, не знаешь? И даже этот знаменитый, прогремевший на весь мир, ролик не видела?

- Я явно что-то пропустила.

- Попроси своего мужчину, пусть найдет его в интернете,  и посмотрите вместе. И учти, той тарелкой, которая дотащила вертолет до моря, не давая ему упасть на землю, управлял я. 

- То есть вы теперь мой спаситель? И кто же это сможет подтвердить? Наверное, маленькие зеленые человечки?

- Подтвердит твой профессор  Николотов. Кстати, постарайся, пока сама во всем не разберешься, обо мне не рассказывать.

- И как же я это от него скрою, если мы будем разговаривать мысленно?- ехидно уточнила Ольга.

- Я же научил тебя закрывать мысли, если ты не хочешь, чтоб о них узнали окружающие.

- Ну, допустим. А как я ему объясню, откуда я знаю о водных обитателях и об угрозе с их стороны для будущего человечества?

- Объясни это своим предчувствием. Он поверит.

- Почему?

- Потому что ты одновременно с другими способностями получила  возможность  предчувствия опасности. Так природа позаботилась о твоей сохранности. И последнее. Если захочешь меня увидеть - нажми на скарабея на кольце, а если попадешь в беду - нажми три раза.

- А как получилось, что кольцо прислала семья рыбака?

- Какая ты дотошная. Они мои очень старинные друзья и иногда выполняют некоторые мои  поручения. Ну все. Пока!

Фигура исчезла, как будто растворилась в воздухе.

«Пока!» – отвечала она уже в пустоту.

«Не забудь подарок! Посыльный уже на крыльце!» - услышала Ольга в ответ.

 Сзади ее кто-то обнял.

- Ты что здесь стоишь?

- Ой, Лешка, испугал!

- Ты что здесь стоишь? Случилось что-то?

- Просто задумалась.

- О чем?

- Просто… О  разном. Ой, Леш, пойдем выйдем на крыльцо, там должен стоять посыльный с подарком.

- Откуда ты знаешь?

- Ну не знаю откуда, но думаю, должен быть там. Но одна идти я боюсь.

- Пошли.

 Вход охраняли два охранника – один местный из ресторана, второй -  знакомый из Центра реабилитации.

- Поздравляем, но выходить запрещено. Только с личного разрешения Антипова.

Алексей лихорадочно начал вспоминать, как же его зовут, а точно…

- Сергей, нам только минутку постоять, воздуха глотнуть свежего. Мы дальше двери и на шаг не отойдем.

Охранник задумался, потом  быстро вышел на крыльцо, огляделся и махнул рукой:

- Ну давай, только  быстро.

Алексей накинул свой пиджак Ольге на плечи, и они вышли.

- Ну и где твой подарок? Никого здесь нет.

- И правда никого, - разочаровано протянула девушка,- обидно. Я подумала, что правда.

- Да не расстраивайся ты, я твой лучший подарок! – смеясь, ответил Алексей.

Он обнял Ольгу и поцеловал долгим-долгим поцелуем. Рядом раздался кашель:

- Извините, что беспокою.

В двух шагах стоял неизвестно откуда взявшийся парень в форменной куртке с логотипом какой-то компании по доставке экспресс почты:

- Но мне надо передать вам эту бандероль.

Ольга со словами:

- Вот видишь, - буквально выхватила из рук курьера посылку и сразу же стала распаковывать.

- Простудишься, пройдем в холл,-  Алексей, обняв  ее за плечи, увлек девушку  в помещение.

Почувствовав, что за ними никто не идет, он оглянулся, чтобы пригласить

войти и курьера, но его уже не было.

- Оль, курьер исчез, - озадаченно обратился Кашев к Ольге.

Но Ольге было не до таких мелочей, она  уже справилась с блестящей оберткой и вынимала из красивого продолговатого футляра прекраснейшее ожерелье, переливающееся всеми цветами радуги, с красивым кулоном-подвеской.

- Какая красотища, аж дух захватывает. Смотри, Леш. Пошли к зеркалу!

        Кашев в это время задумчиво вертел в руках обертку, пытаясь найти адрес:

- А от кого такой подарок?

- Ну откуда я знаю, Лешь. Кто-то из гостей, наверное. Лучше скажи, мне идет? – прикладывая ожерелье на себя, спросила счастливая Ольга.

- Очень. Просто непонятно, кто же сделал такой королевский подарок.

- Ну и ладно, кто-то из гостей, потом разберемся. Побежали назад, а то нас уже, наверное, ищут.

 

        Вернувшись на свое место во главе стола, Ольга ощутила беспокойство. Ни гости, ни песни не могли отвлечь ее от нарастающего чувства тревоги. Что-то страшное неумолимо надвигалось на нее. Что-то ужасное должно произойти  и очень-очень скоро. Сосредоточившись на своих ощущениях, она смутно, как сквозь туман или запотевшее стекло,  увидела  себя лежащую на полу в залитом кровью белом свадебном платье, а рядом -  профессора  с удивленным лицом, на его рубашке тоже расплывалось кроваво-красное пятно. И это должно произойти совсем скоро, счет шел на минуты!

- Лешка, мне и Николотову грозит опасность. Надо срочно увести его из зала. Ты видишь, где он?

- Какая опасность? Ты что?

- Верь мне! Где проф?

- Да вон он, стоит в углу с Антиповым.

Ольга тоже увидела профессора. Он и Антипов стояли метрах в десяти  спиной к ним, о чем-то разговаривая. Кричать бесполезно, музыка заглушала все. Ольга, огибая танцующих, побежала к ним, по дороге обращаясь к профессору мысленно:

 «Дмитрий Васильевич, опасность! Ложитесь!»

Она увидела, как напряглась спина Николотова.

 «Оля? Это ты?»

Он изумленно с бокалом вина начал поворачиваться к ней. До него оставалось каких-то три шага, и тут …

Откуда-то сзади раздался негромкий хлопок. Ольга прыгнула, сбивая  своим телом  Дмитрия Васильевича с ног под стол…

        

         Они лежали на полу.  Ольгино платье было залито красным вином из выбитого из рук Николотова бокала, рубашка профессора тоже была безнадежно испорчена таким же кроваво-красным, как в ее видении, пятном. А сверху на них сыпалось конфетти  из выстрелившей  хлопушки какого-то весельчака…

 «Оля, ты слышишь меня?»

 «Слышу, Дмитрий Васильевич, слышу… Вы не ругайтесь, я  вам все объясню… Если сама что-нибудь пойму.»

           Из глаз Ольги безудержно текли слезы. Что может быть еще ужасней, чем так безнадежно и глупо испорченное шикарное свадебное платье.

 

      Профессор ходил и угла в угол по своей кухне. После того как Ольга так неудачно спасла их от «ожидавшегося покушения», они покинули торжество.  Николотов  был этому только рад. Он с удовольствием предложил воспользоваться его машиной, благо, жили они теперь в одном подъезде. Профессор теперь использовал любую  минуту, чтоб  мысленно поговорить с Ольгой, с  каждым мгновением убеждаясь, что сомнений быть не может: Ольга действительно стала Следующей. Расстались они у дверей его квартиры - они жили этажом выше. Дальше задерживать жениха и невесту было просто неудобно. А сколько еще осталось незаданных вопросов!

 

       Его так и подмывало поделиться с Лилит, утереть нос этому всезнайке Даго, послать им письмо по электронной почте. Вот они удивятся! Значит, он был прав, рассчитав новую точку!  В нетерпении он открыл свой почтовый ящик. Более сотни новых сообщений за три дня! Что-то небывалое! А точно,  Новый год же! Но это были не поздравления с Новым годом, вернее, и они тоже присутствовали  – штук пять праздничных приветствий, но остальные сообщения - более семидесяти - были от «неизвестного друга» и темой в них значилось «Береги девушку!». Он открыл несколько - все были одного содержания:

 

           «Уважаемый Дмитрий Васильевич! Если в Новогодние праздники Вас удивят какие-то перемены в Ольге, не торопитесь сообщать об этом своим хозяевам. Просто подумайте, а нужна ли им Ольга и ее ребенок? Вы знаете, однажды они уже были готовы ею пожертвовать. А теперь, когда у них есть своя инициированная женщина…

            Если Вы придете к тем же выводам, что и я, и захотите спасти молодую маму и ее дочь, можете послать ответное сообщение и обсудить создавшуюся ситуацию. Всегда буду рад встретиться с Вами  лично.

 

                                                                         Неизвестный друг.

 

P.S. Я не думаю, что Вам надо объяснять, но позволю себе еще раз напомнить, что речь идет не только о двух жизнях, но и о будущем всего человечества»

 

  Слово «хозяева» неприятно резануло. У него с атлантами партнерские отношения, но в остальном…  «Неизвестный друг» был очень осведомлен и в чем-то, возможно, прав. Ему бы и самому могла бы прийти в голову  обычная и удивительная в своей простоте мысль: а зачем атлантам конкуренты? Нужно ли им усиление человечества? Готовы ли они делить планету с кем-то, кто, возможно, в недалеком будущем, станет сильнее их? Если люди  могли жить только на суше и лишь в небольшом объеме  использовать  прибрежные воды, атланты прекрасно чувствовали себя в воде и могли  без больших проблем передвигаться на земле. Пока Ольга была единственной надеждой,  они с этим мирились. Но теперь, когда у атлантов  есть свой счастливый билет в будущее? Ни Даго, ни Лилит не скрывали своей радости, что Следующая появилась у них. Лили, так помнится, и сказала: «Это НАШ шанс».

 Надо быть очень и очень осторожным….

         Почему Даго не нашел изменений в Ольге? Почему этот «друг»  уверен, что перемены произойдут в Новогодние праздники?

         Что-то еще его смутило в послании. Прочитав внимательно еще раз, он понял. «Дочь». Почему дочь? Он же хотел внука! Толстенного карапуза в очках за шахматной доской.

         А ведь он прав, сто процентов прав, как я сам не догадался, что, по логике вещей, ребенок должен быть женского пола. Ведь если организм должен перенести какие-то изменения, а затем сохранить их надолго, то эти изменения должны быть сразу заложены в ДНК.

И единственным вариантом для этого является женщина: все яйцеклетки закладываются в нее при рождении и остаются неизменными в течение жизни.

          Ну что ж, внучка  это тоже неплохо.

 

          На следующий день, ближе к вечеру, дав молодым проводить родителей, Николотов собрал в своей огромной квартире  экстренное совещание, которое он сам назвал «Момент истины». Общаться было предложено мысленно, для чего Кашева пришлось накормить соответствующими препаратами атлантов. Хорошо, что курсы обновления приучили его быстро адаптироваться к чудесным сюрпризам. Профессор честно рассказал все, что знал о происходящих событиях и  возможных последствиях. Не утаил он и роли атлантов в их судьбах.

-Так получается, вы все это время нас обманывали? - Алексей был возмущен ни на шутку.

- Леша, сядь! – Ольга была настроена более миролюбиво. - Успокойся. Дмитрий Васильевич не мог знать, что из этого всего получится. А если бы ничего не произошло? Никто не был уверен в результате. Я считаю, что он поступил правильно.

- Как правильно? Мы же рисковали жизнью!

- А сейчас, зная все, ты поступил бы по- другому?

Алексей замялся:

- Ну нет, конечно.

- Вот в этом и суть. Не посвящая нас в возможные последствия,  Дмитрий Васильевич оставил нам шанс отказаться от участия. А в случае, если б ничего не произошло,  у нас был шанс  вернуться к спокойной нормальной жизни. Без раздумий о том, что где-то рядом существуют атланты, без раздумий, что мы сделали что-то не так и почему человечество лишилось своего шанса на будущее. Из-за нас.

- Спасибо, Оля,- на глазах профессора показались слезы. - Спасибо, что ты правильно поняла мотивы моих поступков. Вы не представляете, какой груз упал с моего сердца сейчас, когда я вам все рассказал. Теперь можно все решать втроем. И самый главный вопрос, который нам надо решить, - ставить ли атлантов в известность.

- Я чувствую, что лучше не надо, во всяком случае,  пока,- Ольга помнила наставления «незнакомца» и решила, что на данный момент они ее устраивают. - Надо подождать, разобраться в ситуации. Еще неизвестно,  как они к этому отнесутся. Вы же сами подтвердили, что их летающая тарелка пыталась сбить вертолет, в котором я находилась.

Профессор кивнул в знак согласия:

- Я тоже думаю, что от атлантов  надо скрывать все как можно дольше. Данное известие их вряд ли сильно обрадует.

- Нас уже не радует то, что вы, абсолютно ни в чем не разбираясь, пытаетесь нас обманывать!- еще один голос буквально взорвался в их головах.

Все обернулись к раскрытой двери домашнего кабинета профессора – на пороге стояла Лилит:

- Да, дорогой, хотела сделать тебе сюрприз на новогодние праздники, а в результате…  В результате тоже неплохо получилось. Даго всегда говорил, что с людьми надо быть осторожными. Люди лживы и коварны. Я рада, что на этот раз у вас ничего не получится. Я забираю самку с собой и немедленно.

Лилит сделала шаг вперед.

- Дима, скажи своим ребятам, чтоб не  делали глупостей, ты знаешь, на что я способна.

- Профессор, как она здесь оказалась?

- Я дал ей ключи, еще давно, мы здесь иногда встречались. Очень редко. Такая вот нелепая случайность. Простите меня. Сопротивляться действительно бесполезно. У нее сильнейший врожденный дар внушения. Я не смогу противостоять ей.

Пытаясь как-то защитить Ольгу, он обратился к Лилит:

- Оставь ее, прошу тебя. Мы люди, а не подопытные кролики, и мы имеем право сами решать свою судьбу. Вы же всегда говорили, что не вмешиваетесь в жизнь людей. Сдержите свое слово. Оставьте  нас в покое.

- Замолчи, предатель! Это уже не только ваше личное дело. Это - будущее и касается всех. Мы не хотим доверить его глупым, жадным  и агрессивным  существам.

- Лилит, ради нашей любви.

В разговор вмешалась Ольга, сидевшая за столом и настороженно поглаживающая перстень со скарабеем:

- Не просите ее, Дмитрий Васильевич, это точно не поможет.

Лилит благосклонно кивнула:

- Ты права, маленькая девочка, тебе ничего не поможет. Ты сейчас встанешь и пойдешь со мной.

Она зафиксировала свой взгляд на Ольге. Ольга застыла, глядя в глаза атлантке. Профессор и Алексей привстали с мест, наблюдая за этим противостоянием и боясь пошевелиться, чтобы случайно не помешать  Ольге. Минута проходила за минутой, но обе женщины не уступали друг другу.

Первой сдалась Лилит,

- Ну что ж, маленькая паршивка, не хочешь по-доброму -  придется увести тебя силой, просто вытащить тебя отсюда  за волосы. Так, наверное, будет даже приятнее.

         Каким-то неуловимым движением она за доли секунды преодолела разделяющее их расстояние, и ее раскрытая, готовая вцепиться в волосы ладонь зависла над головой Ольги, но дальше Лилит сдвинуться не смогла. Между ними стоял Алексей и двумя руками удерживал ее руку в воздухе. Лилит улыбнулась и чуть поднажала. Ее рука дрогнула в движении вниз, но тут же  была поднята еще выше. Улыбка на лице сменилась удивлением:

-О, я слышала легенды о защитниках, будет интересно столкнуться лично.

Ни профессор, ни Ольга не смогли уследить за градом выпадов, захватов и ударов, последовавших следом. Движения противников глазом отследить было невозможно. Казалось, кабинет стал полем боя двух смерчей, которые кружились в смертельном танце, втягивая в свою орбиту стулья, картины, вазы – все, что попадалось им на пути. Бой продолжался несколько минут и закончился так же неожиданно, как и начался. Противники стояли у входа в кабинет лицом  друг к другу, одежда была изорвана, из мелких ссадин и порезов сочилась кровь.

- Ну что, познакомилась?- Алексей был абсолютно спокоен, даже не сбил дыхание.

- Познакомилась, - процедила сквозь зубы Лилит.

- Ну теперь иди. И передай своим,  мы - люди, мы хотим жить мирно, но мы никогда не позволим нам угрожать, делать из нас подопытных зверюшек  и что-либо нам навязывать.

Атлантка молча повернулась и пошла к выходу.  Когда хлопнула входная дверь, все дружно перевели дух.

- Лешка, как ты?

- Вроде нормально.

- Ну ты прямо Брюс Ли и Джеки Чан в одном флаконе, ты где этому научился?  - Ольга смоченным в воде полотенцем вытирала кровь с лица Кашева.

- Алексей, правда, я же сам изучал твое личное дело, там ни слова о твоей спецподготовке!- поддержал Ольгу профессор.

- Честное слово, до последней минуты я не представлял, что способен на такое. Только когда ее рука нависла над Ольгой  и я понял, что должен ее остановить  любой ценой, во мне что-то переключилось. Как будто кто-то вдохнул в меня и силу, и мастерство. Ничем подобным я в жизни не занимался, честное слово.

- Ну что ж, ребятки, не знаю, какие еще в вас таятся сюрпризы.  Но первый раунд  человечество выиграло со счетом три – ноль. За это не грех и по коньячку.

Николотов потянулся доставать коньяк и рюмки.

- А почему три – ноль, Дмитрий Васильевич?

-  Я считаю так. Одно очко  в сфере знаний заслужил я, потому что смог правильнее атлантов рассчитать точку, по которой должен был пройти луч. Второе очко в сфере духовных знаний, а точнее гипнотического воздействия,  заработала Ольга, заставив отказаться Лилит от мысли вывести ее отсюда силой внушения. А третье очко - убедительная победа Алексея в силовом поединке. Вот и получается три – ноль в пользу человечества.  Пока мы показали свое преимущество во всех областях. Но впереди нас ожидают  новые и, возможно, более тяжелые испытания. Готовы ли вы к ним? Хотите ли продолжать борьбу за первенство человечества на планете?

- Мы готовы, Дмитрий Васильевич, - Алексей ответил за двоих.- Но, может, стоит заручиться поддержкой того самого  человечества, за будущее которого нам предстоит бороться?

 - Я думал об этом. Но… во-первых, нам никто не поверит. А во-вторых, если и поверят, то в чьих руках мы окажемся? И в каких целях нас захотят использовать наши же сородичи? Больше чем уверен, мы окажемся в руках кучки политиков, которая захочет с нашей помощью усилить свои личные позиции в мире людей. И это в самом удачном для нас случае. А если им покажется, что атланты предлагают им лучшие условия, то нас точно сдадут, не раздумывая ни минуты. Поэтому, мои дорогие, рассчитывать мы можем только на себя.

Перспектива остаться одним против всех Кашеву явно не понравилась, и он попытался остудить горячие головы:

- А вам не кажется, что мы круто замахнулись. Атланты  управляют развитием человеческого общества сотни тысяч лет. Сотни тысяч! Профессор, вы сами сказали, что, вероятнее всего, именно они явились причиной появления человека разумного. То есть они создали нас. Благодаря  своим накопленным за миллионы лет знаниям и фантастическим технологиям  они всегда были богами для людей, вначале явными, а затем тайными. И как мы втроем будем с ними бороться?

- Лешка, а у нас есть выбор? – Ольга не спрашивала, она просила.

- Согласен, выбора у нас нет. Я никогда не позволю атлантам забрать тебя и нашего ребенка. Остаются вопросы: как с ними бороться и где найти союзников в этой схватке?

- Да, ребята, вопросов много. Но, если вы решили бороться, ответы найдутся.  У человечества своя дорога, и мы должны сами пройти по ней, какой бы трудной она ни оказалась. А то, что она не будет легкой, это уж точно. И если атланты решили, что они, словно  боги, могут решать, будет ли дальше развиваться человечество или нет – значит,  пришло время менять богов.

 

                                          

 

 

 

 

 

                                                            Саратов, 2012 г

 

 

 

Рейтинг: 0 201 просмотр
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!