ГлавнаяПрозаКрупные формыРоманы → Смех и слезы на арене цирка. Акт 2. Глава 5

Смех и слезы на арене цирка. Акт 2. Глава 5

23 января 2021 - Сергей Стрункин
После смерти Игоря Степановича Утечкина город Н. продолжал свою прежнюю жизнь, но с небольшим отличием – теперь на место главы синдиката, занимающегося ведением бизнеса сети игорных заведений и казино, был назначен новый человек – Хохмин Владислав Витальевич. Это был человек спокойного характера, меланхоличного темперамента и высокого ума, но и он не был достаточно честен, чтобы его полюбили люди и приняли его хотя бы наполовину так, как они принимали Демиурга.
Владислав Витальевич был выходцем из простой рабочей семьи, его отец был столяром, а мать – главным бухгалтером. Он закончил обычную школу, после – Политехнический университет. Учился хорошо, но без особого блеска, потому что не любил и находил это занятие скучным. Еще с ранних лет ему прочили большое будущее, при условии, что студент научится дисциплинировать себя и являться хотя бы на пятьдесят процентов занятий. Но студент Хохмин часто прогуливал и связано это было, как не странно, с любовью. С первого курса он влюбился в преподавателя математики – Зою Васильевну Кучко – молодую, по сравнению с другими учителями, женщину и не мог появляться на занятиях часто – слишком это было невыносимо: видеть, как женщина его мечты флиртует со старым директором – Пупко Вениамином Кузьмичем. Молодой студент не собирался делать признание и иногда просто наблюдал, как объект его тайного желания снова уходит в кабинет директора со старым козлом.
В студенческие годы жизнь Владиславу Витальевичу казалась крайне несправедливой и даже немного комичной, но вскоре после окончания университета он ушел в армию, хотя мог не идти. Хохмин вызвался сам – ему хотелось опасности, хотелось проверить себя, выяснить чего он стоит в этой жизни. Он попал в самую горячую точку и был ранен и комиссован, но этот недолгий опыт заронил зерно мужественности в огород возможностей нынешнего главы синдиката – Хохмина Владислава Витальевича – человека, рискнувшего и победившего себя, но от части.
Позже он женился на молодой спортсменке, и она родила ему двоих детей – мальчика и девочку. Сам же Хохмин начал стремительно идти вверх по карьерной лестнице. Он не чурался даже самой грязной работы – брался за любую. Говорят, что когда он стал служить синдикату, то несколько раз участвовал в бандитских разборках и даже убил нескольких человек в порыве ярости, но то догадки, а на самом деле Владислав Витальевич двигался к своей цели семимильными шагами, был исполнительным, послушным, но имел при этом внутренний стержень, который не позволял недоброжелателям сломать его. У начальства он был всегда на хорошем счету, поэтому нет ничего удивительного, что когда Игоря Степановича Утечкина убили, а это не вызывало никаких сомнений, то его место занял именно товарищ Хохмин, который был заместителем мэра Капустина.
Свято место пусто не бывает!
Мэр Капустин позвонил товарищу Хохмину по телефону:
- Алло!
- Товарищ Хохмин, здравствуйте! Вы меня узнали?
- Как же вас не узнать, Олег Борисович? По этой линии звоните только вы.
- Я знаю. Просто так спросил.
- …
- Я вот, что хотел у вас узнать: вы слышали об ужасном убийстве Утечкина Игоря Степановича?
- Да, читал в новостях, Олег Борисович! Это кошмар!
- Такое может случиться с каждым из нас и в любое время. Вы понимаете, надеюсь?
- Наша работа – трудная и опасная, как…
- Как служба в горячей точке. Вы это хотели сказать?
- Так точно, Олег Борисович!
- Ну так вот. Мы отвлеклись от темы. Место главы игорного бизнеса теперь свободно. Я бы не влезал, но больно уж доходное это предприятие, а на Бездаряна надеяться не приходится. Он – гнида, зажимает большую часть своих доходом и не делится, а нам – властям города, надо формировать бюджет. Вы понимаете?
- Пока не очень.
- Туповаты вы, Владислав Витальевич, но ничего. Может оно и к лучшему.
- К лучшему что?
- Засиделись вы в моих замах. Пора вам выходить из правительственного кабинета и занять должность покойного Утечкина.
- Я теперь бизнесмен?
- Именно. Я вас рекомендую на должность главы синдиката, а вы мне потом отплатите золотой монетой. Так ясно?
- Все понятно, Олег Борисович. Спасибо!
- Не обольщайтесь, Владислав Витальевич. Работать там придется не меньше, может даже больше, но мне нужен свой человек в этом бизнесе. Надеюсь, что вы справитесь и будете вести дело грамотно. Ваш предшественник – Утечкин – был невыносим. Очень своевольный, во всем полагался на себя – горе, а не руководитель. Ничего удивительного, что его убили. Нажил себе много врагов. С мэрией не слишком сильно «контачил», а ведь вполне возможно было избежать такого печального исхода.
- …
- А до чего же он был жадный до денег. И копейки не допросишься. Я ведь не для себя, Владислав Витальевич, понимаете? А для народа, для города…
- Да, Олег Борисович!
- Когда вы займете пост, то я буду ждать от вас пятидесяти пяти процентов дохода, который пойдет на благоустройство города Н.
- Но это же больше половины?
- Ну и что? Не повторяйте ошибок предшественника, Владислав Витальевич.
- Хорошо.
- Ну вот и договорились. Вам сообщат, когда можно будет заступать, а пока пакуйте вещи.
- Есть, Олег Борисович!
- До скорого, солдат!
***
Ашот Бездарян продолжал вести бизнес сети ресторанов и закусочных, когда его главный конкурент – Утечкин – был жестоко убит, то дела его пошли в гору. Он стал самым успешным и богатым предпринимателем в городе Н. Честно сказать, на определенное время, он стал единственным предпринимателем в городе (заводской бизнес не в счет – слишком не рентабельный).
Ашот часто промышлял, как и прежде, торговлей «элитного алкоголя» местного разлива, а также поставки в его рестораны мяса крыс и собак только росли, не смотря на вступивший в силу закон об увеличении наказания за подобные правонарушения.
Бездаряна пугала только бедность, потому что ничто иное ему не грозило. Он наладил связи со всеми влиятельными людьми города и больше ничего не боялся. Когда какой-нибудь полицейский или журналист пытался вывести его на чистую воду, то Бездарян прибегал к методу запугивания и этот смелый человек отступал. Когда на Бездаряна наезжал человек равных ему возможностей, то он использовал рычаг власти и, при помощи своих связей, уничтожал этого человека, путем информационной войны, создавая тому «дурную репутацию».
Однажды, Ашота Бездаряна хотели взять с поличным сотрудники полиции, до которых доходили слухи незаконной деятельности предпринимателя, но и здесь Бездарян выкрутился. Когда поступила очередная партия «элитного алкоголя» на базу – туда ворвались сотрудники полиции. Зная, что так будет Бездарян создал себе алиби и, когда ему сообщили о незаконной партии, найденной на его складе, тот сделал удивленное выражение лица и сказал, что ничего об этом не знает, так как был последние три дня в деревне – гостил у родственников. В итоге уволили пару человек, на их место взяли других, а Бездарян опять оказался не при чем…
Были и другие случаи, когда изворотливому бизнесмену удавалось скрыться от ответственности. В народе он прослыл, как «непокоренный армянин» или «кавказский ловкач». Сам Бездарян не слишком любил эти прозвища, но особо не возмущался по этому поводу, когда читал о себе в прессе. Он прекрасно понимал, что любой, даже негативный, взброс информации о нем в прессу – работает на имидж и популярность его бренда. Поэтому он позволял любой информации о нем и его команде просачиваться в газеты и сайты.
Один раз о нем написали в столичной газете. Статья вышла с заголовком «Самый успешный молодой предприниматель в городе Н. – снова армянин!». Он аккуратно вырезал эту статью из газеты и хранил на видном месте в рамочке. В самой же газете сообщалось:
«В современном мире многие молодые люди занимаются бизнесов, так как хотят стать богатыми и воплотить свои замыслы в жизнь. Сейчас подрастает молодая поросль бизнесменов, с врожденной предпринимательской жилкой. Один из самых успешных предпринимателей нового поколения живет в городе Н. Его имя – Ашот Бездарян – человек прошедший путь от низов – мытья посуды в закусочной до главы сети ресторанов. Он самый яркий пример того, что если у человека есть цель, то он непременно ее добьется, если будет прикладывать достаточно усилий. Росший в нищете армянский паренек – рискнул и был вознагражден судьбой за этот риск. Сейчас товарищ Бездарян владеет всеми ресторанами и закусочными в городе Н. Но по его словам он не намерен останавливаться и готов расширяться за пределами города. Знакомьтесь, читатели! Скоро имя Ашот Бездарян будет у всех на слуху.»
Каждое утро армянский предприниматель перечитывал эту статью Она вселяла в него уверенность и придавала сил. Хотя говорят, что он «дал на лапу» редактору той газеты, тот в свою очередь нанял хорошего журналиста, который и состряпал статейку о молодом никому неизвестном бизнесмене – Бездаряне. Примерно такой разговор у них состоялся:
- Алло! Это редакция «Столичного вестника»? Я туда попал?
- Здравствуйте. Все верно. Что вы хотели?
- Мне нужен главный редактор – Богусян Самвел.
- Именно с ним вы сейчас и разговариваете.
- Здравствуйте, Самвел! Вас беспокоит Ашот Бездарян – молодой предприниматель из города Н.
- Приятно слышать, земляк! Что вы хотели от редакции или от меня лично?
- Начну с того, что мне нравится ваша газета. Я являюсь ее постоянным читателем.
- Спасибо!
- Мне хотелось бы, чтобы кто-то из ваших журналистов написал статью о развивающемся бизнесе в городе Н. А именно обо мне. Ведь никто не знает о существовании города и тем более деятельности в нем. Это возможно?
- Все возможно, брат! Но за любую работу…
- Я заплачу, брат. Деньги у меня есть, не обижу.
- Договорились. Нужна большая статья на первой странице или маленькая колонка в середине газеты?
- Хм…скорее нечто среднее. Если разместить на передовице, то слишком будет бросаться в глаза – это как-то неестественно, а маленькая колонка останется незаметной. Самвел, давай маленькую колонку на второй странице.
- Статья на первом развороте будет стоить не мало…
- Я знаю. О сумме договоримся, когда я получу статью по почте и останусь ей доволен, окей?
- Заказчик платит, а значит прав!
- Приятно с тобой иметь дело, земляк! Будешь проездом – заезжай! Накормлю тебя деликатесами.
- Заметано, брат! Жди статью по почте. Думаю, что завтра утром будет готова.
- До скорого!
***
После убийства директора завода – Пузырева Владимира Ильича, предприятие просуществовало какое-то время под руководством заместителя – Крантова Евгения Дермидонтовича, но в силу своей бездоходности и беспросветного, очевидного будущего, было решено: приостановить деятельность пиротехнического завода.
Масса людей оказалась безработной и без средств существования, но и этот факт не сильно их огорчал. Мало того, что им часто не платили или выдавали зарплату хлопушками и фейерверками, так еще и клоун – Демиург так прочно засел в их коллективном сознании, что переживать по поводу потери рабочего места никто не мог и не хотел.
Еще до закрытия завода, многие станочники и пиротехники прекратили работу на заводе, как таковую. Нет, они являлись на свое рабочее место, но уже после чайного перерыва, который негласно был назначен на десять утра, работать никто не хотел. Все только и дело, что обсуждали прошедшие выступления в цирке. Одни, те кто помозговитей, выдвигали теории и строили гипотезы, другие просто соглашались и ограничивались оценкой выступления клоуна. Те люди, которые не так легко поддаются гипнозу и не полностью попали под обаяние Демиурга, искали работу за пределами города. Были несколько человек, не попавших ни на одно из шоу в цирке – они удивлялись и даже смеялись над остальными, эта небольшая группа людей огорчилась расформированию завода больше всех остальных. Точнее сказать: они единственные, кто сознавал бедовость закрытия единственного источника рабочих мест в городе Н.
Пузырева Владимира Ильича похоронили с почестями на главном и единственном погосте города. На похоронах присутствовал сам мэр Капустин. После отпевания и всех траурных дел, мэр взял слово:
- О покойниках нельзя плохо, а мне и нечего плохого сказать об этом честном человеке. Я помню его отца – предыдущего мэра, великий был человек и погиб мучительной смертью…
Кто-то хихикнул в толпе скорбящих.
- Да, да – мучительной смертью. Какие-то варвары посадили мэра на бочку с порохом и это в наш-то просвещенный век. Что касается Владимира Ильича, то мы много с ним разговаривали по поводу обстановки в городе, процветанию завода, которым он блестяще руководил. Мы всегда находили общий язык. Владимир Ильич был очень деликатным человеком, он никогда не просил у людей того, чего они не могли дать. Он истинный патриот нашего города. На средства, большей частью собранные им и его командой, был построен памятник Ленину в нашем городе. А ведь он тоже Владимир Ильич…
Кто-то хихикнул в толпе еще раз.
- Хочу сказать, что для нашего города – это большая утрата. Человек большой души и таланта руководителя, человек порядочный и верный своему делу. Помню наш с ним последний разговор: он очень переживал, что завод прекратит существование, а ведь это дело всей его жизни. Я как мог успокаивал его, а он почти плакал – так он радел за свое дело. Великий человек!
Кто-то чихнул в толпе.
- Мы обязательно сделаем все, чтобы его дело процветало, а убийца был пойман и посажен в тюрьму. Я обещаю! Спи спокойно, Владимир Ильич! Пусть земля тебе будет пухом!
Вдова и дети Пузырева Владимира Ильича рыдали. Друзья стояли, понурив головы. Дальние родственники, которые впервые видели покойного с нетерпением ждали банкет. Но слово взял губернатор – Юрий Андреевич Зубило.
- Граждане, в этот прискорбных для всей нашей губернии момент, я хочу сказать пару слов о покойном. Речь Олега Борисовича была красноречивой, а я попробую попроще. Я не был знаком с товарищем Пузыревым лично, но был наслышан о нем. Люди говорили о нем, как о высококлассном руководителе и добром и отзывчивом человеке. Сегодня собралось много людей, чтобы проводить в последний путь этого достойного человека, чья жизнь оборвалась внезапно и несправедливо. Олег Борисович уже сказал, что мы сделаем все возможное, чтобы найти убийц – я это тоже подтверждаю. Еще мне хочется сказать, что родственники директора Пузырева не будут иметь нужды, я это гарантирую. Пиротехнический завод – дело всей жизни Владимира Ильича, будет жить, я обещаю. Мы обеспечим финансирование этого предприятия…на этом все! Светлая память тебе, Владимир Ильич!
Когда губернатор отошел от стойки с микрофоном, то тут же сел в свой черный автомобиль и уехал в неизвестном направлении. Вдова и дети снова зарыдали, те, у кого нервы покрепче пытались их успокоить, но все было тщетно. Еще не знали они, что завод – дело всей жизни покойного, закроют уже через пару дней…
***
После двух убийств обстановка в городе накалилась до предела. В городе Н. царили беспорядки и хаос. Безработица и массовые акции протеста – стали обычным делом, и никто не удивлялся тому, что на улицах бьют фонари, протыкают колеса, стоящих у обочины машин или разбивают витрины магазина, чтобы украсть какую-то вещь. Людям казалось, что правительство специально провоцирует их на такое поведение. Никто не хотел такого кошмара, но такова жизнь. Если правление не может обеспечить защиту граждан от преступников, если закрывают единственное место работы большинства граждан – завод, то какие могут быть вопросы к обычным смертным? Нет порядка, тогда мы организуем еще больший хаос – так думала смелая часть общества. Нет порядка, тогда и мы будем молчать – так думала пассивная и равнодушная часть. Нет порядка, но мы не можем организовать его – мысли меньшинства, которое в любом обществе слабо и больше всего нуждается в опеке и заботе…
Люди в городе Н. не видели, чтобы правоохранительные органы как-то старались их защитить, поэтому в народе ходило много смешных баек и анекдотов про сотрудников полиции, где их высмеивали и пристыжали. Это было обидной, но отчасти правдой. Полиция вела себя инертно, почти никогда вовремя не реагировала на то или иное событие, боялась спровоцировать большее негодование. Полиция в городе была рудиментом, который вскоре должен был отвалиться, как ненужная часть общего организма. На самом деле не работала в городе не только полиция, но и все органы власти и социальной защиты, но бездействие правоохранительных органов слишком бросалась в глаза.
Большинство сотрудников полиции целый день катались на тачках, покупали и ели пончики, подлавливали беззащитных людей и шантажировали их (есть то надо), ходили в кино, приглашали одиноких женщин на свидания, короче говоря, вели себя неподобающим образом. Не удивительно, что в народе их называли «бандой упырей» или «мигающие скоты». Добрые дела, сделанные сотрудниками правоохранительных органов, можно было пересчитать на пальцах рук и все их сделал один человек – следователь Пухов.
Альберт Григорьевич, после того, как он узнал, о случившемся втором убийстве, тут же вызвался его расследовать.
- Вы же не раскрыли еще убийство Утечкина, капитан Пухов! Куда вам еще и это дело? – поинтересовался подполковник (непосредственный начальник Пухова) Кузьма Сергеевич.
- Не беспокойтесь, товарищ подполковник, я считаю, что эти убийства могут быть связаны, как бы странно это не звучало…
- Да уж! Воистину странные вещи вы говорите. Ведь два убийства, совершенные одним человеком – это уже череда убийств. Вы хотите сказать, что в городе Н. – нашем любимом месте, орудует маньяк?
- Нет. Я пока не располагаю такими сведениями и не хочу быть пустословом. Я просто прошу передать мне это дело, чтобы я мог погрузиться в расследование всецело.
- Альберт Григорьевич, я ценю ваши заслуги, но я хотел отдать это дело майору Безродному.
- Это же бездарный и глупый следователь! Он никогда ничего не раскрыл и не раскроет – это же очевидно.
Кузьма Сергеевич почесал бороду. Он очень захотел курить. Когда он нервничал, а это происходило очень часто – работа такая, то у него возникала сильнейшая тяга к никотину. Подполковник достал из стола жевательную пластинку и принялся жевать, при этом громко чавкая.
- Может вы и правы, товарищ Пухов. Безродный – плохой сыщик и не раскрыл ни одного дела, но он удобен, а вы нет.
- То есть из-за того, что он лижет одно место – дело получит он. А я – сотрудник, честно исполняющий свои обязанности, останусь с …носом?
- Не кипятитесь, Альберт Григорьевич! Я не говорил, что дело достанется ему.
Пухов расслаблено вздохнул.
- Но я и не говорил, что дело передам вам.
- Это как же? – воскликнул следователь.
- Вы бы видели сейчас свое лицо, товарищ Пухов! – рассмеялся подполковник, - Как будто родили семерых гномов за раз.
Пухов редко терял самообладание, но в этот раз видимо эмоции выдали его. Он немного растерялся. Вдохнул и выдохнул воздух несколько раз – дыхательная медитация его не раз спасала в трудные минуты.
- Успокоились, товарищ Пухов?
- Да, все в порядке.
- Вы хороший человек и профессионал своего дела. Было бы ужасно неучтиво оставлять вас на голодном пайке. Вы получите это дело. И то. В общем оба дела теперь висят на вас.
- Спасибо, Кузьма Сергеевич!
- Благодарить не за что. Не подведите меня, Пухов!
- Никогда! Я найду убийцу. Можете на меня рассчитывать, товарищ подполковник.
- Вот и ладненько. А теперь можете идти работать. Вы свободны.
- Есть.
Альберт Григорьевич тут же приступил к делу. Он отправил своих проверенных людей на опрос свидетелей и поиск, еще не найденных, улик на местах преступлений, а сам же принялся изучать материалы двух, так похожих, как две капли пива, дел. Сходства в выборе жертв: и первая, и вторая жертвы были влиятельными в городе людьми, богатыми, успешными – все это бросалось в глаза почти сразу. Плюс метод убийства был схож – два выстрела один в сердце, а потом контрольный в голову – это натолкнуло Пухова на мысль, что убийца хорошо владеет огнестрельным оружием, то есть умеет стрелять. Значит у него есть опыт…
Может быть он воевал? А может быть учился на улице в какой-нибудь бандитской группировке? А может быть он профессиональный киллер, нанятый кем-то для устранения конкурентов? Последняя мысль понравилась следователю очень сильно.
Кто бы мог устранить своих конкурентов, кроме …? Точно!  Как я раньше не догадался?
Пухов открыл на компьютере базу людей и ввел в поисковую строку «Ашот Бездарян».
Он долго и внимательно вглядывался в каждую строчку дела: «ранее не судим, не женат, детей нет».
- Нет, все не то! – подумал Пухов.
«является главой синдиката города Н., занимающегося ресторанным бизнесом».
- Нет! Не то!
«служил в армии в Забайкалье, умеет владеть огнестрельным оружием, вспыльчив и умен.»
- Вот же! Это то, что нужно! Нужно будет поговорить с господином Бездаряном.
Следователь задумался. Была вероятность того, что Бездарян устраняет своих конкурентов, чтобы владеть этим городом самолично – это может быть мотивом – жадность до власти.
- Интересно, - подумал Пухов, - если я прав, то это дело будет самым быстрым в моей практике.

© Copyright: Сергей Стрункин, 2021

Регистрационный номер №0487933

от 23 января 2021

[Скрыть] Регистрационный номер 0487933 выдан для произведения: После смерти Игоря Степановича Утечкина город Н. продолжал свою прежнюю жизнь, но с небольшим отличием – теперь на место главы синдиката, занимающегося ведением бизнеса сети игорных заведений и казино, был назначен новый человек – Хохмин Владислав Витальевич. Это был человек спокойного характера, меланхоличного темперамента и высокого ума, но и он не был достаточно честен, чтобы его полюбили люди и приняли его хотя бы наполовину так, как они принимали Демиурга.
Владислав Витальевич был выходцем из простой рабочей семьи, его отец был столяром, а мать – главным бухгалтером. Он закончил обычную школу, после – Политехнический университет. Учился хорошо, но без особого блеска, потому что не любил и находил это занятие скучным. Еще с ранних лет ему прочили большое будущее, при условии, что студент научится дисциплинировать себя и являться хотя бы на пятьдесят процентов занятий. Но студент Хохмин часто прогуливал и связано это было, как не странно, с любовью. С первого курса он влюбился в преподавателя математики – Зою Васильевну Кучко – молодую, по сравнению с другими учителями, женщину и не мог появляться на занятиях часто – слишком это было невыносимо: видеть, как женщина его мечты флиртует со старым директором – Пупко Вениамином Кузьмичем. Молодой студент не собирался делать признание и иногда просто наблюдал, как объект его тайного желания снова уходит в кабинет директора со старым козлом.
В студенческие годы жизнь Владиславу Витальевичу казалась крайне несправедливой и даже немного комичной, но вскоре после окончания университета он ушел в армию, хотя мог не идти. Хохмин вызвался сам – ему хотелось опасности, хотелось проверить себя, выяснить чего он стоит в этой жизни. Он попал в самую горячую точку и был ранен и комиссован, но этот недолгий опыт заронил зерно мужественности в огород возможностей нынешнего главы синдиката – Хохмина Владислава Витальевича – человека, рискнувшего и победившего себя, но от части.
Позже он женился на молодой спортсменке, и она родила ему двоих детей – мальчика и девочку. Сам же Хохмин начал стремительно идти вверх по карьерной лестнице. Он не чурался даже самой грязной работы – брался за любую. Говорят, что когда он стал служить синдикату, то несколько раз участвовал в бандитских разборках и даже убил нескольких человек в порыве ярости, но то догадки, а на самом деле Владислав Витальевич двигался к своей цели семимильными шагами, был исполнительным, послушным, но имел при этом внутренний стержень, который не позволял недоброжелателям сломать его. У начальства он был всегда на хорошем счету, поэтому нет ничего удивительного, что когда Игоря Степановича Утечкина убили, а это не вызывало никаких сомнений, то его место занял именно товарищ Хохмин, который был заместителем мэра Капустина.
Свято место пусто не бывает!
Мэр Капустин позвонил товарищу Хохмину по телефону:
- Алло!
- Товарищ Хохмин, здравствуйте! Вы меня узнали?
- Как же вас не узнать, Олег Борисович? По этой линии звоните только вы.
- Я знаю. Просто так спросил.
- …
- Я вот, что хотел у вас узнать: вы слышали об ужасном убийстве Утечкина Игоря Степановича?
- Да, читал в новостях, Олег Борисович! Это кошмар!
- Такое может случиться с каждым из нас и в любое время. Вы понимаете, надеюсь?
- Наша работа – трудная и опасная, как…
- Как служба в горячей точке. Вы это хотели сказать?
- Так точно, Олег Борисович!
- Ну так вот. Мы отвлеклись от темы. Место главы игорного бизнеса теперь свободно. Я бы не влезал, но больно уж доходное это предприятие, а на Бездаряна надеяться не приходится. Он – гнида, зажимает большую часть своих доходом и не делится, а нам – властям города, надо формировать бюджет. Вы понимаете?
- Пока не очень.
- Туповаты вы, Владислав Витальевич, но ничего. Может оно и к лучшему.
- К лучшему что?
- Засиделись вы в моих замах. Пора вам выходить из правительственного кабинета и занять должность покойного Утечкина.
- Я теперь бизнесмен?
- Именно. Я вас рекомендую на должность главы синдиката, а вы мне потом отплатите золотой монетой. Так ясно?
- Все понятно, Олег Борисович. Спасибо!
- Не обольщайтесь, Владислав Витальевич. Работать там придется не меньше, может даже больше, но мне нужен свой человек в этом бизнесе. Надеюсь, что вы справитесь и будете вести дело грамотно. Ваш предшественник – Утечкин – был невыносим. Очень своевольный, во всем полагался на себя – горе, а не руководитель. Ничего удивительного, что его убили. Нажил себе много врагов. С мэрией не слишком сильно «контачил», а ведь вполне возможно было избежать такого печального исхода.
- …
- А до чего же он был жадный до денег. И копейки не допросишься. Я ведь не для себя, Владислав Витальевич, понимаете? А для народа, для города…
- Да, Олег Борисович!
- Когда вы займете пост, то я буду ждать от вас пятидесяти пяти процентов дохода, который пойдет на благоустройство города Н.
- Но это же больше половины?
- Ну и что? Не повторяйте ошибок предшественника, Владислав Витальевич.
- Хорошо.
- Ну вот и договорились. Вам сообщат, когда можно будет заступать, а пока пакуйте вещи.
- Есть, Олег Борисович!
- До скорого, солдат!
***
Ашот Бездарян продолжал вести бизнес сети ресторанов и закусочных, когда его главный конкурент – Утечкин – был жестоко убит, то дела его пошли в гору. Он стал самым успешным и богатым предпринимателем в городе Н. Честно сказать, на определенное время, он стал единственным предпринимателем в городе (заводской бизнес не в счет – слишком не рентабельный).
Ашот часто промышлял, как и прежде, торговлей «элитного алкоголя» местного разлива, а также поставки в его рестораны мяса крыс и собак только росли, не смотря на вступивший в силу закон об увеличении наказания за подобные правонарушения.
Бездаряна пугала только бедность, потому что ничто иное ему не грозило. Он наладил связи со всеми влиятельными людьми города и больше ничего не боялся. Когда какой-нибудь полицейский или журналист пытался вывести его на чистую воду, то Бездарян прибегал к методу запугивания и этот смелый человек отступал. Когда на Бездаряна наезжал человек равных ему возможностей, то он использовал рычаг власти и, при помощи своих связей, уничтожал этого человека, путем информационной войны, создавая тому «дурную репутацию».
Однажды, Ашота Бездаряна хотели взять с поличным сотрудники полиции, до которых доходили слухи незаконной деятельности предпринимателя, но и здесь Бездарян выкрутился. Когда поступила очередная партия «элитного алкоголя» на базу – туда ворвались сотрудники полиции. Зная, что так будет Бездарян создал себе алиби и, когда ему сообщили о незаконной партии, найденной на его складе, тот сделал удивленное выражение лица и сказал, что ничего об этом не знает, так как был последние три дня в деревне – гостил у родственников. В итоге уволили пару человек, на их место взяли других, а Бездарян опять оказался не при чем…
Были и другие случаи, когда изворотливому бизнесмену удавалось скрыться от ответственности. В народе он прослыл, как «непокоренный армянин» или «кавказский ловкач». Сам Бездарян не слишком любил эти прозвища, но особо не возмущался по этому поводу, когда читал о себе в прессе. Он прекрасно понимал, что любой, даже негативный, взброс информации о нем в прессу – работает на имидж и популярность его бренда. Поэтому он позволял любой информации о нем и его команде просачиваться в газеты и сайты.
Один раз о нем написали в столичной газете. Статья вышла с заголовком «Самый успешный молодой предприниматель в городе Н. – снова армянин!». Он аккуратно вырезал эту статью из газеты и хранил на видном месте в рамочке. В самой же газете сообщалось:
«В современном мире многие молодые люди занимаются бизнесов, так как хотят стать богатыми и воплотить свои замыслы в жизнь. Сейчас подрастает молодая поросль бизнесменов, с врожденной предпринимательской жилкой. Один из самых успешных предпринимателей нового поколения живет в городе Н. Его имя – Ашот Бездарян – человек прошедший путь от низов – мытья посуды в закусочной до главы сети ресторанов. Он самый яркий пример того, что если у человека есть цель, то он непременно ее добьется, если будет прикладывать достаточно усилий. Росший в нищете армянский паренек – рискнул и был вознагражден судьбой за этот риск. Сейчас товарищ Бездарян владеет всеми ресторанами и закусочными в городе Н. Но по его словам он не намерен останавливаться и готов расширяться за пределами города. Знакомьтесь, читатели! Скоро имя Ашот Бездарян будет у всех на слуху.»
Каждое утро армянский предприниматель перечитывал эту статью Она вселяла в него уверенность и придавала сил. Хотя говорят, что он «дал на лапу» редактору той газеты, тот в свою очередь нанял хорошего журналиста, который и состряпал статейку о молодом никому неизвестном бизнесмене – Бездаряне. Примерно такой разговор у них состоялся:
- Алло! Это редакция «Столичного вестника»? Я туда попал?
- Здравствуйте. Все верно. Что вы хотели?
- Мне нужен главный редактор – Богусян Самвел.
- Именно с ним вы сейчас и разговариваете.
- Здравствуйте, Самвел! Вас беспокоит Ашот Бездарян – молодой предприниматель из города Н.
- Приятно слышать, земляк! Что вы хотели от редакции или от меня лично?
- Начну с того, что мне нравится ваша газета. Я являюсь ее постоянным читателем.
- Спасибо!
- Мне хотелось бы, чтобы кто-то из ваших журналистов написал статью о развивающемся бизнесе в городе Н. А именно обо мне. Ведь никто не знает о существовании города и тем более деятельности в нем. Это возможно?
- Все возможно, брат! Но за любую работу…
- Я заплачу, брат. Деньги у меня есть, не обижу.
- Договорились. Нужна большая статья на первой странице или маленькая колонка в середине газеты?
- Хм…скорее нечто среднее. Если разместить на передовице, то слишком будет бросаться в глаза – это как-то неестественно, а маленькая колонка останется незаметной. Самвел, давай маленькую колонку на второй странице.
- Статья на первом развороте будет стоить не мало…
- Я знаю. О сумме договоримся, когда я получу статью по почте и останусь ей доволен, окей?
- Заказчик платит, а значит прав!
- Приятно с тобой иметь дело, земляк! Будешь проездом – заезжай! Накормлю тебя деликатесами.
- Заметано, брат! Жди статью по почте. Думаю, что завтра утром будет готова.
- До скорого!
***
После убийства директора завода – Пузырева Владимира Ильича, предприятие просуществовало какое-то время под руководством заместителя – Крантова Евгения Дермидонтовича, но в силу своей бездоходности и беспросветного, очевидного будущего, было решено: приостановить деятельность пиротехнического завода.
Масса людей оказалась безработной и без средств существования, но и этот факт не сильно их огорчал. Мало того, что им часто не платили или выдавали зарплату хлопушками и фейерверками, так еще и клоун – Демиург так прочно засел в их коллективном сознании, что переживать по поводу потери рабочего места никто не мог и не хотел.
Еще до закрытия завода, многие станочники и пиротехники прекратили работу на заводе, как таковую. Нет, они являлись на свое рабочее место, но уже после чайного перерыва, который негласно был назначен на десять утра, работать никто не хотел. Все только и дело, что обсуждали прошедшие выступления в цирке. Одни, те кто помозговитей, выдвигали теории и строили гипотезы, другие просто соглашались и ограничивались оценкой выступления клоуна. Те люди, которые не так легко поддаются гипнозу и не полностью попали под обаяние Демиурга, искали работу за пределами города. Были несколько человек, не попавших ни на одно из шоу в цирке – они удивлялись и даже смеялись над остальными, эта небольшая группа людей огорчилась расформированию завода больше всех остальных. Точнее сказать: они единственные, кто сознавал бедовость закрытия единственного источника рабочих мест в городе Н.
Пузырева Владимира Ильича похоронили с почестями на главном и единственном погосте города. На похоронах присутствовал сам мэр Капустин. После отпевания и всех траурных дел, мэр взял слово:
- О покойниках нельзя плохо, а мне и нечего плохого сказать об этом честном человеке. Я помню его отца – предыдущего мэра, великий был человек и погиб мучительной смертью…
Кто-то хихикнул в толпе скорбящих.
- Да, да – мучительной смертью. Какие-то варвары посадили мэра на бочку с порохом и это в наш-то просвещенный век. Что касается Владимира Ильича, то мы много с ним разговаривали по поводу обстановки в городе, процветанию завода, которым он блестяще руководил. Мы всегда находили общий язык. Владимир Ильич был очень деликатным человеком, он никогда не просил у людей того, чего они не могли дать. Он истинный патриот нашего города. На средства, большей частью собранные им и его командой, был построен памятник Ленину в нашем городе. А ведь он тоже Владимир Ильич…
Кто-то хихикнул в толпе еще раз.
- Хочу сказать, что для нашего города – это большая утрата. Человек большой души и таланта руководителя, человек порядочный и верный своему делу. Помню наш с ним последний разговор: он очень переживал, что завод прекратит существование, а ведь это дело всей его жизни. Я как мог успокаивал его, а он почти плакал – так он радел за свое дело. Великий человек!
Кто-то чихнул в толпе.
- Мы обязательно сделаем все, чтобы его дело процветало, а убийца был пойман и посажен в тюрьму. Я обещаю! Спи спокойно, Владимир Ильич! Пусть земля тебе будет пухом!
Вдова и дети Пузырева Владимира Ильича рыдали. Друзья стояли, понурив головы. Дальние родственники, которые впервые видели покойного с нетерпением ждали банкет. Но слово взял губернатор – Юрий Андреевич Зубило.
- Граждане, в этот прискорбных для всей нашей губернии момент, я хочу сказать пару слов о покойном. Речь Олега Борисовича была красноречивой, а я попробую попроще. Я не был знаком с товарищем Пузыревым лично, но был наслышан о нем. Люди говорили о нем, как о высококлассном руководителе и добром и отзывчивом человеке. Сегодня собралось много людей, чтобы проводить в последний путь этого достойного человека, чья жизнь оборвалась внезапно и несправедливо. Олег Борисович уже сказал, что мы сделаем все возможное, чтобы найти убийц – я это тоже подтверждаю. Еще мне хочется сказать, что родственники директора Пузырева не будут иметь нужды, я это гарантирую. Пиротехнический завод – дело всей жизни Владимира Ильича, будет жить, я обещаю. Мы обеспечим финансирование этого предприятия…на этом все! Светлая память тебе, Владимир Ильич!
Когда губернатор отошел от стойки с микрофоном, то тут же сел в свой черный автомобиль и уехал в неизвестном направлении. Вдова и дети снова зарыдали, те, у кого нервы покрепче пытались их успокоить, но все было тщетно. Еще не знали они, что завод – дело всей жизни покойного, закроют уже через пару дней…
***
После двух убийств обстановка в городе накалилась до предела. В городе Н. царили беспорядки и хаос. Безработица и массовые акции протеста – стали обычным делом, и никто не удивлялся тому, что на улицах бьют фонари, протыкают колеса, стоящих у обочины машин или разбивают витрины магазина, чтобы украсть какую-то вещь. Людям казалось, что правительство специально провоцирует их на такое поведение. Никто не хотел такого кошмара, но такова жизнь. Если правление не может обеспечить защиту граждан от преступников, если закрывают единственное место работы большинства граждан – завод, то какие могут быть вопросы к обычным смертным? Нет порядка, тогда мы организуем еще больший хаос – так думала смелая часть общества. Нет порядка, тогда и мы будем молчать – так думала пассивная и равнодушная часть. Нет порядка, но мы не можем организовать его – мысли меньшинства, которое в любом обществе слабо и больше всего нуждается в опеке и заботе…
Люди в городе Н. не видели, чтобы правоохранительные органы как-то старались их защитить, поэтому в народе ходило много смешных баек и анекдотов про сотрудников полиции, где их высмеивали и пристыжали. Это было обидной, но отчасти правдой. Полиция вела себя инертно, почти никогда вовремя не реагировала на то или иное событие, боялась спровоцировать большее негодование. Полиция в городе была рудиментом, который вскоре должен был отвалиться, как ненужная часть общего организма. На самом деле не работала в городе не только полиция, но и все органы власти и социальной защиты, но бездействие правоохранительных органов слишком бросалась в глаза.
Большинство сотрудников полиции целый день катались на тачках, покупали и ели пончики, подлавливали беззащитных людей и шантажировали их (есть то надо), ходили в кино, приглашали одиноких женщин на свидания, короче говоря, вели себя неподобающим образом. Не удивительно, что в народе их называли «бандой упырей» или «мигающие скоты». Добрые дела, сделанные сотрудниками правоохранительных органов, можно было пересчитать на пальцах рук и все их сделал один человек – следователь Пухов.
Альберт Григорьевич, после того, как он узнал, о случившемся втором убийстве, тут же вызвался его расследовать.
- Вы же не раскрыли еще убийство Утечкина, капитан Пухов! Куда вам еще и это дело? – поинтересовался подполковник (непосредственный начальник Пухова) Кузьма Сергеевич.
- Не беспокойтесь, товарищ подполковник, я считаю, что эти убийства могут быть связаны, как бы странно это не звучало…
- Да уж! Воистину странные вещи вы говорите. Ведь два убийства, совершенные одним человеком – это уже череда убийств. Вы хотите сказать, что в городе Н. – нашем любимом месте, орудует маньяк?
- Нет. Я пока не располагаю такими сведениями и не хочу быть пустословом. Я просто прошу передать мне это дело, чтобы я мог погрузиться в расследование всецело.
- Альберт Григорьевич, я ценю ваши заслуги, но я хотел отдать это дело майору Безродному.
- Это же бездарный и глупый следователь! Он никогда ничего не раскрыл и не раскроет – это же очевидно.
Кузьма Сергеевич почесал бороду. Он очень захотел курить. Когда он нервничал, а это происходило очень часто – работа такая, то у него возникала сильнейшая тяга к никотину. Подполковник достал из стола жевательную пластинку и принялся жевать, при этом громко чавкая.
- Может вы и правы, товарищ Пухов. Безродный – плохой сыщик и не раскрыл ни одного дела, но он удобен, а вы нет.
- То есть из-за того, что он лижет одно место – дело получит он. А я – сотрудник, честно исполняющий свои обязанности, останусь с …носом?
- Не кипятитесь, Альберт Григорьевич! Я не говорил, что дело достанется ему.
Пухов расслаблено вздохнул.
- Но я и не говорил, что дело передам вам.
- Это как же? – воскликнул следователь.
- Вы бы видели сейчас свое лицо, товарищ Пухов! – рассмеялся подполковник, - Как будто родили семерых гномов за раз.
Пухов редко терял самообладание, но в этот раз видимо эмоции выдали его. Он немного растерялся. Вдохнул и выдохнул воздух несколько раз – дыхательная медитация его не раз спасала в трудные минуты.
- Успокоились, товарищ Пухов?
- Да, все в порядке.
- Вы хороший человек и профессионал своего дела. Было бы ужасно неучтиво оставлять вас на голодном пайке. Вы получите это дело. И то. В общем оба дела теперь висят на вас.
- Спасибо, Кузьма Сергеевич!
- Благодарить не за что. Не подведите меня, Пухов!
- Никогда! Я найду убийцу. Можете на меня рассчитывать, товарищ подполковник.
- Вот и ладненько. А теперь можете идти работать. Вы свободны.
- Есть.
Альберт Григорьевич тут же приступил к делу. Он отправил своих проверенных людей на опрос свидетелей и поиск, еще не найденных, улик на местах преступлений, а сам же принялся изучать материалы двух, так похожих, как две капли пива, дел. Сходства в выборе жертв: и первая, и вторая жертвы были влиятельными в городе людьми, богатыми, успешными – все это бросалось в глаза почти сразу. Плюс метод убийства был схож – два выстрела один в сердце, а потом контрольный в голову – это натолкнуло Пухова на мысль, что убийца хорошо владеет огнестрельным оружием, то есть умеет стрелять. Значит у него есть опыт…
Может быть он воевал? А может быть учился на улице в какой-нибудь бандитской группировке? А может быть он профессиональный киллер, нанятый кем-то для устранения конкурентов? Последняя мысль понравилась следователю очень сильно.
Кто бы мог устранить своих конкурентов, кроме …? Точно!  Как я раньше не догадался?
Пухов открыл на компьютере базу людей и ввел в поисковую строку «Ашот Бездарян».
Он долго и внимательно вглядывался в каждую строчку дела: «ранее не судим, не женат, детей нет».
- Нет, все не то! – подумал Пухов.
«является главой синдиката города Н., занимающегося ресторанным бизнесом».
- Нет! Не то!
«служил в армии в Забайкалье, умеет владеть огнестрельным оружием, вспыльчив и умен.»
- Вот же! Это то, что нужно! Нужно будет поговорить с господином Бездаряном.
Следователь задумался. Была вероятность того, что Бездарян устраняет своих конкурентов, чтобы владеть этим городом самолично – это может быть мотивом – жадность до власти.
- Интересно, - подумал Пухов, - если я прав, то это дело будет самым быстрым в моей практике.
 
Рейтинг: 0 150 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!