ГлавнаяПрозаКрупные формыРоманы → Прожитые годы ступени жизни ч. 4 1989 год

Прожитые годы ступени жизни ч. 4 1989 год


35. 1989 год. Душа болит по СССР, часть 1

 

Новый год Виноградовы справляли с друзьями, которых знали с 1978 года. Валера Рыков и женой Валентиной служил теперь в городе Уссурийске и проездом в Будукан, решил заглянуть к нам.

Вспоминали сослуживцев, а потом вспомнили наши главные праздники, и что помогло нам в жизни в достижении своих целей.

Для того чтобы добиться своей цели или изменить свою жизнь к лучшему, порой достаточно незначительных усилий. Для того чтобы достичь своей цели, в первую очередь нужно понять что это вообще такое и зачем оно нужно? Разве нам сейчас плохо? Чего-то не хватает? Почему нельзя жить с тем, что мы имеем сейчас?

Первое, что нужно сделать, чтобы быстро найти свою цель в жизни - вспомнить то, о чём мечтал в детстве. Главное, оросить то, что думали об этом твои родители, друзья и учителя.

 

Валера сказал, что он мечтал стать военным, он и стал.

Володя добавил, что хотел стать офицером, как его отец и защищать народ свой от зла и боли.

Сошлись на том, что когда цель действительно идёт от души, ваше тело реагирует. Учащается пульс, дыхание, расширяются зрачки. Внутренняя энергетика усиливается от одной лишь мысли, о её достижении. И эта энергия передается другим людям. Поэтому они чувствуют, что она - ваша, и верят, что у вас все получится.

 

А что нас настраивало на достижение целей? А сама жизнь. В СССР, можно было получить любую профессию, любое образование и с рядовой должности стать директором огромного предприятия, космонавтом, капитаном корабля, старшим офицером, депутатом. На это нас настраивала воспитательная политика государства, желание построить развитый социализм, где человек – человеку друг, товарищ и брат. Об этом писали в книгах, об этом снимали в СССР кино, хорошее кино.

Валера рассказал нам, какие в начале пятидесятых годов двадцатого века считали главными праздниками страны, и высказал мнение о влиянии кино на воспитание населения в небольшой деревне могучего СССР.

В первые послевоенные годы, в небольшом таёжном посёлке Каргино, что на реке Селенге, недалеко от озера Байкал, отмечали главные праздники: День Победы, День Октябрьской Революции, Первое мая - День солидарности трудящихся.

Но среди серых, похожих друг на друга рабочих дней, был особенный, даже особый праздник! Это когда в воскресенье привозили в село новый фильм.

В будние дни, некоторые пьющие без меры мужики, заливали в себя столько, что отсыпались потом на улице, где-нибудь под забором.

В праздничные, все вели себя сдержаннее. Большинству хватало сил добраться до дома и отсыпаться там.

А вот в воскресенье, когда демонстрировали фильм, никто подобного себе не позволял!

С утра, от дома к дому, словно перекличка, летит пение петухов. Потом, с каждого двора, потирая свои глаза, длинными хворостинами, бабы выгоняют коров.

Пастух напоминает хозяйкам:

- Не забудьте, сегодня пригоню раньше, к пяти часам! 

Его два подпаска на лошадях, выгоняют коров за село, на поле, за небольшой сосновой рощей. Когда они гонят стадо мимо длинного амбара, переоборудованного в тридцатых годах в сельский клуб, на стене читают объявление:

- Сегодня фильм «Джульбарс», - начало в семь часов.

 

Людей на улицах видно мало, разве что ребятишки с женщинами занимаются прополкой на огородах. Но это только до обеда. После обеда, все взрослое население и дети, начинают приводить себя в порядок.

Угрюмого вида, Иван Чернов, механик с пилорамы, только к утру проспавший под забором лесозавода, начал чистить дёгтем сапоги. Он их промазал со всех сторон, потом собрал голенища в гармошку, потом их выпрямил, ещё раз промазал. Он попросил чистые брюки, одел их, натянул на ноги сапоги, заправил в них брюки, прошёлся по избе, заглянул в зеркало.

Увидев на своём лице трёхдневную щетину, доставал опасную бритву, привезённую им с фронта. Поправив острое лезвие о брючной кожаный ремень, долго соскребал со своего, покрытого глубокими морщинами лица, грубые, словно медная проволока, волоски.

Закончив весьма трудное и ответственное занятие, снял с вешалки чистую телогрейку, спустил голяшки сапог «гармошкой», достал новую, всего несколько раз одевал,  кепку - восьмиклинку, выходил на улицу покурить.

Он был трезвый, чистый и спокойный, как и все мужики в деревне.

А вот уже пастух с подпасками пригнали коров в село. Хозяйки, загнав коров в сарай, выходят за мужьями во двор. На них, не новые, но очень опрятные плюшевые чёрные жакеты, по той, послевоенной моде.

А матерей уже ждут на крыльце дети. От каждого двора, начиналась процессия:

Впереди шагал мужик, попыхивая цигаркой. Он, встречая соседей, степенно поворачивал голову в их сторону, приподнимая козырёк фуражки, важно здоровался. Сзади него, шла жена с детьми. Между взрослыми, то обгоняя их, то возвращаясь к своим семьям, сновали самые нетерпеливые мальчишки.

В клубе, на дальней глухой стене, была натянута белая простыня, с другой стороны, в стене было прорезано два квадратных небольших окошка, для аппарата, он был один в кинобудке и киномеханика.

На полу, у самого экрана, рассаживались ребята, сначала маленькие, за ними, кто повыше.

Потом, на первых рядах лавок, старики и бабки. Сзади них, молодухи и парни. Они вставали на колени, чтобы увидеть весь экран. А уже потом, кто, сидя, а кто и стоя, бабы и мужики.

Порядок в клубе был идеальный!

Семечки лузгать никто не смел, на пол не плевали.

И не дай бог, кто из мужиков или парней пытался свернуть «козью ножку», ему сразу давали «укорот». Так что, никто никогда и не курил.

Заняв своё место, все начинали оглядываться назад, на заветные квадраты в стене.

Вот раздается звон металлической коробки, это механик, начал заряжать плёнку в аппарат.

И вот оно! Пошёл киножурнал: «Новости дня».

Все хором, стали кричать:

- Свет! Выключить свет!

Кто-то из мужиков, потянулся к выключателю, свет гаснет.

Смотрят таёжные жители о трудовых подвигах комбайнёров и сталеваров, о пуске нового ситцевого комбината.

Кто-то из баб не выдерживает:

- Неужто и платья из него шить будем?

 

На бабу зашикали. Перерыв. Опять звенит коробка из-под кинопленки, первая часть фильма.

Мужики успевают переброситься несколькими фразами об опасной и тяжёлой работе сталеваров. А вот в прошлый выходной, был такой интересный фильм!
Наши спасают от фашистов табун лошадей. Партизанский связник убегает от погони фашистов. Гестаповец Фукс, пытается вернуть убежавшего от него коня Буяна.

А старый подпольщик, везёт сведения в партизанский отряд, загнав до смерти своего Бунчака.

 

Что они увидят сегодня?

Да это пограничник, с собакой в горах. Он ловит шпионов, борется с басмачами. Каждое действие пограничника, или его овчарки, сопровождается одобрительными криками:

- Давай! Стреляй, не промахнись!

А если, кто не замечал опасности, громко кричали:

- Да, смотри! Оглянись! Осторожно, там пропасть!

А некоторые мужики, так те вообще готовы были расправиться с врагами:

- Да я тебя топором! Да сейчас я тебя кулаком достану!

 

Когда первая часть фильма кончалась, с нетерпением ждали второй. Никто не свистел на киномеханика, не ругался. По экрану побежали квадратики и треугольники.

Фильм продолжается.

После окончания сеанса, из клуба выходили в праздничном настроении. Мужья, шли рядом с жёнами, поглядывая на них блестящими глазами. Обсуждая наиболее запомнившиеся кадры, мальчишки, перекрикивая друг друга, все повторяли:

- А он этого, а потом к-а-к даст!

 

Некоторые, подходили к открытым дверям кинобудки и, не решаясь заглянуть туда, спрашивали:

- А когда привезешь «Небесный тихоход»?

- На той недели привезу новый фильм, «Кубанские казаки»! А в конце месяца, мне обещали интересный фильм, про партизан, «Девочка ищет отца»!

И все население села, с нетерпением, ожидало очередного воскресенья.

 

А закончил Валера рассказ словами:

- За восемнадцать лет, которые Брежнев был у власти, реальные доходы населения выросли более чем в полтора раза. Население России увеличилось на двенадцать миллионов человек, а 162 миллиона человек в республиках СССР получили новое бесплатное жильё.

Володя прочитал Валере написанны им недавно рассказ: «Битый, небитого несёт».

Виктор, с трудом вытаскивая сеть из воды, оступился, хлебнул воды и выпустил сеть из рук. Николай, пытаясь один удержать сеть, напрягся, но не двинулся с места. Только в его спине что-то щелкнуло и в том  месте сильно стало жечь. Он разозлился, хотел, было, послать пару «ярких» фраз приятелю.

Когда посмотрел в его сторону, увидел, что тот, отфыркиваясь, поднимается из воды. Такой мокрый, такой жалкий. Николай потянул сеть на себя и сделал шаг назад, потом ещё один. Ему на помощь подошёл Виктор, отплевываясь и оценивая свою неудачу четкими мужскими выражениями.

 

Свет от костра освещал берег залива и, было хорошо видно, что в сети много пойманной рыбы. Карась, светился, словно серебряный, трепыхаясь и еще сильнее запутывая рукотворное изделие Николая, который всегда сам вязал себе и приятелю сети.

В котелке, висящем над небольшим костром, забулькала вода.

- Давай, ощипли утку, да распотроши, сварим мяса, - дал задание Николай.

 

Виктор, выдирая мокрыми руками из утки перо, ежеминутно давил на своем лице комаров, которые нещадно набрасывались на приятелей, исполняя свой заунывный писк.

Когда Виктор, сдабривая матерными словами, отношение к кровопийцам, в очередной раз ударил себя по лицу, Николай оглянулся и увидел, что все лицо приятеля покрыто мелкими утиными пушинками.

- Ты, словно лешак какой, - с хохотом сказал он.

 

Николай нагнулся над сетью, выбирая рыбу, а когда стал отбрасывать в сторону крупного сазана, застонал, схватился за свою спину, запричитал:

- Вот, зараза, вступило! Как не вовремя. - Поглаживая спину, он наклонился за рыбиной, положил её в огромную, из брезента, сумку, набитую добычей доверху. Пытаясь её поднять, он опять застонал и выпустил ее из рук, - Помоги, Витя!

Сам, добравшись до костра, прилег на песок, подставив спину к огню.

В котелке, снова забурлило. Виктор, причмокивая, стал пробовать бульон, потом отрезал кусочек от тушки утки, тоже попробовал.

- Наваристо получилась, - похвалил он свою стряпню, - приступим к лечению.

Он достал из вещевого мешка армейскую фляжку со спиртом, обратился к Николаю:

- Ложись на живот, натру спину!

 

Николай, кряхтя и охая, оголил спину, потихоньку повернулся на живот. Виктор, не жалея спирта, стал священнодействовать, поговаривая:

- Вот так и сюда еще, а это, с комариками. Ну, и спина у тебя, как футбольное поле!

 

Николаю полегчало, он с трудом, но сел, принимая в руки большую миску с бульоном и половиной тушки утки.

Виктор, быстро выхлебав из своей миски, оторвал одну лапку у птицы, съел, а остальную протянул Николаю. Тот с благодарностью кивнул и, пытаясь успокоить ноющую боль в спине, укладывал свое двухметровое тело на кусок брезента, который принес из машины приятель.

Виктор, взял пустой котелок и вылил остатки бульона в затухающий костер. Николай, поглядывая в его сторону, увидел, как из его любимого круглого пятилитрового котелка, в костер упала хорошо вываренная мышь.

Николай замычал, словно разъяренный бык и пополз в кусты, откуда Виктору хорошо было слышно, как в несколько приемов, приятель освобождал свой желудок.

Виктор пожал плечами, не понимая, как попала мышь в котелок, посмотрел на свой живот, погладил его левой рукой и, хотел начать мыть посуду, но, вспомнив о пухе от утки, наклонился и вымыл свое лицо. Потом, услышал шум шагов, повернулся.

- Здравствуйте, как успехи, много поймали?

 

К нему подходил инспектор рыбоохраны, с сержантом милиции, и с двумя молодыми парнями, понятыми.

Протокол составили быстро. «Гости» не заметили в кустах Николая, который слышал разговор прибывших, но сам молчал.

После отъезда представителей рыбоохраны, Виктор, надрываясь и громко матерясь на «невезуху», целый час, тащил Николая к машине, а потом несколько раз, подтягивая того, то за руки, то за широченные плечи, пытался затащить его в салон «Нивы».

Николай, который без перерыва громко стонал, старался помочь, подтягиваясь в салон машины на руках, да перестарался, оторвал спинку кресла сидения пассажира, что, в конце концов, облегчило Виктору тяжелую работу.

Николай едва поместился на заднем сиденье машины, он положил свои ноги на боковое сиденье. Свыкнувшись с болью в спине, тихонько захихикал.

Виктор, услышав непривычный смех приятеля, наклонился к нему. Тот, выдохнув изо рта запах рвоты, давясь своим смехом, начал говорить:

- Битый, небитого…

 

Да, закашлялся и затих.

Через неделю, Виктор стоял в зале судебного заседания. Рассматривалось гражданское дело, по иску инспекции рыбоохраны к Макину Виктору Александровичу о конфискации орудия лова /сетей/.

Инспектор рыбоохраны пояснил, что ответчик, находился на заливе «Ткачиха» с сетью, чем нарушил Правила любительского и спортивного рыболовства.

Ответчик в судебном заседании исковые требования признал. Через тридцать минут, судья огласил Решение:

«Иск инспекции рыбоохраны удовлетворить.

Конфисковать у Макина Виктора Александровича орудие лова – сеть, длинной 25 метров, ячейка 45 на 45  в количестве 1 штуки».

 

Когда Виктор вышел из здания суда, на крыльце он увидел Николая, который периодически поглаживал свою спину, осторожно ступая, приблизился к Виктору. Когда подошел, посмотрел тому в глаза и, улыбнувшись, начал:

- Битый, недобитого…

 

Проводив друзей, Люба тогда подумала, что в связи с этой «расстройкой» страны и общества, у неё сильнее стала болеть спина и душа. Как через год-два  будет жить она с мужем и её дети?

 Потом она открыла рукопись Володи, где он выписывал высказывания великих писателей, политиков о различных обстоятельствах и стала читать: «Болеть душой» - это испытывать  постоянную  тревогу,  беспокоясь  о  ком - либо,  о чём-либо. 

Не болел он душой, не терялся никогда в сложных, трудных или новых обстоятельствах (Гончаров. Обломов).

А я его жду и душою болею, и за детьми смотрю, а ещё и 

помогаю ему (С. Бабаевский. Свет над землёй). 

Болеть за кого, за что, о ком, о чём. Беспокоиться, страдать, переживать и т. п. за кого-либо, испытывать тревогу за что-либо.

Я не о себе душою болею, а об народе, который вышел из 

колхоза (Шолохов. Поднятая целина).

 

А у Любы даже сердце сдавило, как тогда, когда убили Черкасова в колонии, она стала опасаться худшего…

 

15 марта 1989 года на Пленуме ЦК КПСС было принято решение о проведении в СССР аграрной реформы, предусматривающей развитие фермерских хозяйств

 26 марта прошли выборы на  Первый съезд народных депутатов СССР, началась реальная политическая борьба. Многие партийные руководители проиграли выборы, а  демократические кандидаты прошли в  депутаты от общественных организаций.

Борис Ельцин в Москве получил девяносто процентов голосов.

Как же все народы страны в нём ошибались!

 

Парадокс состоял в том, что, хотя выборы были организованы и  подконтрольны КПСС, выиграли на  них многие деятели, настроенные радикальнее Горбачева.

До  выборов им  были доступны только неформальные инструменты политической борьбы. Став депутатами с закрепленными законом правами, они приобрели высокий легальный статус и широкие возможности. Новая политическая система позволила сформировать иную политическую элиту, которая противопоставила себя партийному аппарату.

© Copyright: Владимир Винников, 2022

Регистрационный номер №0506437

от 22 мая 2022

[Скрыть] Регистрационный номер 0506437 выдан для произведения:


35. 1989 год. Душа болит по СССР, часть 1

 

Новый год Виноградовы справляли с друзьями, которых знали с 1978 года. Валера Рыков и женой Валентиной служил теперь в городе Уссурийске и проездом в Будукан, решил заглянуть к нам.

Вспоминали сослуживцев, а потом вспомнили наши главные праздники, и что помогло нам в жизни в достижении своих целей.

Для того чтобы добиться своей цели или изменить свою жизнь к лучшему, порой достаточно незначительных усилий. Для того чтобы достичь своей цели, в первую очередь нужно понять что это вообще такое и зачем оно нужно? Разве нам сейчас плохо? Чего-то не хватает? Почему нельзя жить с тем, что мы имеем сейчас?

Первое, что нужно сделать, чтобы быстро найти свою цель в жизни - вспомнить то, о чём мечтал в детстве. Главное, оросить то, что думали об этом твои родители, друзья и учителя.

 

Валера сказал, что он мечтал стать военным, он и стал.

Володя добавил, что хотел стать офицером, как его отец и защищать народ свой от зла и боли.

Сошлись на том, что когда цель действительно идёт от души, ваше тело реагирует. Учащается пульс, дыхание, расширяются зрачки. Внутренняя энергетика усиливается от одной лишь мысли, о её достижении. И эта энергия передается другим людям. Поэтому они чувствуют, что она - ваша, и верят, что у вас все получится.

 

А что нас настраивало на достижение целей? А сама жизнь. В СССР, можно было получить любую профессию, любое образование и с рядовой должности стать директором огромного предприятия, космонавтом, капитаном корабля, старшим офицером, депутатом. На это нас настраивала воспитательная политика государства, желание построить развитый социализм, где человек – человеку друг, товарищ и брат. Об этом писали в книгах, об этом снимали в СССР кино, хорошее кино.

Валера рассказал нам, какие в начале пятидесятых годов двадцатого века считали главными праздниками страны, и высказал мнение о влиянии кино на воспитание населения в небольшой деревне могучего СССР.

В первые послевоенные годы, в небольшом таёжном посёлке Каргино, что на реке Селенге, недалеко от озера Байкал, отмечали главные праздники: День Победы, День Октябрьской Революции, Первое мая - День солидарности трудящихся.

Но среди серых, похожих друг на друга рабочих дней, был особенный, даже особый праздник! Это когда в воскресенье привозили в село новый фильм.

В будние дни, некоторые пьющие без меры мужики, заливали в себя столько, что отсыпались потом на улице, где-нибудь под забором.

В праздничные, все вели себя сдержаннее. Большинству хватало сил добраться до дома и отсыпаться там.

А вот в воскресенье, когда демонстрировали фильм, никто подобного себе не позволял!

С утра, от дома к дому, словно перекличка, летит пение петухов. Потом, с каждого двора, потирая свои глаза, длинными хворостинами, бабы выгоняют коров.

Пастух напоминает хозяйкам:

- Не забудьте, сегодня пригоню раньше, к пяти часам! 

Его два подпаска на лошадях, выгоняют коров за село, на поле, за небольшой сосновой рощей. Когда они гонят стадо мимо длинного амбара, переоборудованного в тридцатых годах в сельский клуб, на стене читают объявление:

- Сегодня фильм «Джульбарс», - начало в семь часов.

 

Людей на улицах видно мало, разве что ребятишки с женщинами занимаются прополкой на огородах. Но это только до обеда. После обеда, все взрослое население и дети, начинают приводить себя в порядок.

Угрюмого вида, Иван Чернов, механик с пилорамы, только к утру проспавший под забором лесозавода, начал чистить дёгтем сапоги. Он их промазал со всех сторон, потом собрал голенища в гармошку, потом их выпрямил, ещё раз промазал. Он попросил чистые брюки, одел их, натянул на ноги сапоги, заправил в них брюки, прошёлся по избе, заглянул в зеркало.

Увидев на своём лице трёхдневную щетину, доставал опасную бритву, привезённую им с фронта. Поправив острое лезвие о брючной кожаный ремень, долго соскребал со своего, покрытого глубокими морщинами лица, грубые, словно медная проволока, волоски.

Закончив весьма трудное и ответственное занятие, снял с вешалки чистую телогрейку, спустил голяшки сапог «гармошкой», достал новую, всего несколько раз одевал,  кепку - восьмиклинку, выходил на улицу покурить.

Он был трезвый, чистый и спокойный, как и все мужики в деревне.

А вот уже пастух с подпасками пригнали коров в село. Хозяйки, загнав коров в сарай, выходят за мужьями во двор. На них, не новые, но очень опрятные плюшевые чёрные жакеты, по той, послевоенной моде.

А матерей уже ждут на крыльце дети. От каждого двора, начиналась процессия:

Впереди шагал мужик, попыхивая цигаркой. Он, встречая соседей, степенно поворачивал голову в их сторону, приподнимая козырёк фуражки, важно здоровался. Сзади него, шла жена с детьми. Между взрослыми, то обгоняя их, то возвращаясь к своим семьям, сновали самые нетерпеливые мальчишки.

В клубе, на дальней глухой стене, была натянута белая простыня, с другой стороны, в стене было прорезано два квадратных небольших окошка, для аппарата, он был один в кинобудке и киномеханика.

На полу, у самого экрана, рассаживались ребята, сначала маленькие, за ними, кто повыше.

Потом, на первых рядах лавок, старики и бабки. Сзади них, молодухи и парни. Они вставали на колени, чтобы увидеть весь экран. А уже потом, кто, сидя, а кто и стоя, бабы и мужики.

Порядок в клубе был идеальный!

Семечки лузгать никто не смел, на пол не плевали.

И не дай бог, кто из мужиков или парней пытался свернуть «козью ножку», ему сразу давали «укорот». Так что, никто никогда и не курил.

Заняв своё место, все начинали оглядываться назад, на заветные квадраты в стене.

Вот раздается звон металлической коробки, это механик, начал заряжать плёнку в аппарат.

И вот оно! Пошёл киножурнал: «Новости дня».

Все хором, стали кричать:

- Свет! Выключить свет!

Кто-то из мужиков, потянулся к выключателю, свет гаснет.

Смотрят таёжные жители о трудовых подвигах комбайнёров и сталеваров, о пуске нового ситцевого комбината.

Кто-то из баб не выдерживает:

- Неужто и платья из него шить будем?

 

На бабу зашикали. Перерыв. Опять звенит коробка из-под кинопленки, первая часть фильма.

Мужики успевают переброситься несколькими фразами об опасной и тяжёлой работе сталеваров. А вот в прошлый выходной, был такой интересный фильм!
Наши спасают от фашистов табун лошадей. Партизанский связник убегает от погони фашистов. Гестаповец Фукс, пытается вернуть убежавшего от него коня Буяна.

А старый подпольщик, везёт сведения в партизанский отряд, загнав до смерти своего Бунчака.

 

Что они увидят сегодня?

Да это пограничник, с собакой в горах. Он ловит шпионов, борется с басмачами. Каждое действие пограничника, или его овчарки, сопровождается одобрительными криками:

- Давай! Стреляй, не промахнись!

А если, кто не замечал опасности, громко кричали:

- Да, смотри! Оглянись! Осторожно, там пропасть!

А некоторые мужики, так те вообще готовы были расправиться с врагами:

- Да я тебя топором! Да сейчас я тебя кулаком достану!

 

Когда первая часть фильма кончалась, с нетерпением ждали второй. Никто не свистел на киномеханика, не ругался. По экрану побежали квадратики и треугольники.

Фильм продолжается.

После окончания сеанса, из клуба выходили в праздничном настроении. Мужья, шли рядом с жёнами, поглядывая на них блестящими глазами. Обсуждая наиболее запомнившиеся кадры, мальчишки, перекрикивая друг друга, все повторяли:

- А он этого, а потом к-а-к даст!

 

Некоторые, подходили к открытым дверям кинобудки и, не решаясь заглянуть туда, спрашивали:

- А когда привезешь «Небесный тихоход»?

- На той недели привезу новый фильм, «Кубанские казаки»! А в конце месяца, мне обещали интересный фильм, про партизан, «Девочка ищет отца»!

И все население села, с нетерпением, ожидало очередного воскресенья.

 

А закончил Валера рассказ словами:

- За восемнадцать лет, которые Брежнев был у власти, реальные доходы населения выросли более чем в полтора раза. Население России увеличилось на двенадцать миллионов человек, а 162 миллиона человек в республиках СССР получили новое бесплатное жильё.

Володя прочитал Валере написанны им недавно рассказ: «Битый, небитого несёт».

Виктор, с трудом вытаскивая сеть из воды, оступился, хлебнул воды и выпустил сеть из рук. Николай, пытаясь один удержать сеть, напрягся, но не двинулся с места. Только в его спине что-то щелкнуло и в том  месте сильно стало жечь. Он разозлился, хотел, было, послать пару «ярких» фраз приятелю.

Когда посмотрел в его сторону, увидел, что тот, отфыркиваясь, поднимается из воды. Такой мокрый, такой жалкий. Николай потянул сеть на себя и сделал шаг назад, потом ещё один. Ему на помощь подошёл Виктор, отплевываясь и оценивая свою неудачу четкими мужскими выражениями.

 

Свет от костра освещал берег залива и, было хорошо видно, что в сети много пойманной рыбы. Карась, светился, словно серебряный, трепыхаясь и еще сильнее запутывая рукотворное изделие Николая, который всегда сам вязал себе и приятелю сети.

В котелке, висящем над небольшим костром, забулькала вода.

- Давай, ощипли утку, да распотроши, сварим мяса, - дал задание Николай.

 

Виктор, выдирая мокрыми руками из утки перо, ежеминутно давил на своем лице комаров, которые нещадно набрасывались на приятелей, исполняя свой заунывный писк.

Когда Виктор, сдабривая матерными словами, отношение к кровопийцам, в очередной раз ударил себя по лицу, Николай оглянулся и увидел, что все лицо приятеля покрыто мелкими утиными пушинками.

- Ты, словно лешак какой, - с хохотом сказал он.

 

Николай нагнулся над сетью, выбирая рыбу, а когда стал отбрасывать в сторону крупного сазана, застонал, схватился за свою спину, запричитал:

- Вот, зараза, вступило! Как не вовремя. - Поглаживая спину, он наклонился за рыбиной, положил её в огромную, из брезента, сумку, набитую добычей доверху. Пытаясь её поднять, он опять застонал и выпустил ее из рук, - Помоги, Витя!

Сам, добравшись до костра, прилег на песок, подставив спину к огню.

В котелке, снова забурлило. Виктор, причмокивая, стал пробовать бульон, потом отрезал кусочек от тушки утки, тоже попробовал.

- Наваристо получилась, - похвалил он свою стряпню, - приступим к лечению.

Он достал из вещевого мешка армейскую фляжку со спиртом, обратился к Николаю:

- Ложись на живот, натру спину!

 

Николай, кряхтя и охая, оголил спину, потихоньку повернулся на живот. Виктор, не жалея спирта, стал священнодействовать, поговаривая:

- Вот так и сюда еще, а это, с комариками. Ну, и спина у тебя, как футбольное поле!

 

Николаю полегчало, он с трудом, но сел, принимая в руки большую миску с бульоном и половиной тушки утки.

Виктор, быстро выхлебав из своей миски, оторвал одну лапку у птицы, съел, а остальную протянул Николаю. Тот с благодарностью кивнул и, пытаясь успокоить ноющую боль в спине, укладывал свое двухметровое тело на кусок брезента, который принес из машины приятель.

Виктор, взял пустой котелок и вылил остатки бульона в затухающий костер. Николай, поглядывая в его сторону, увидел, как из его любимого круглого пятилитрового котелка, в костер упала хорошо вываренная мышь.

Николай замычал, словно разъяренный бык и пополз в кусты, откуда Виктору хорошо было слышно, как в несколько приемов, приятель освобождал свой желудок.

Виктор пожал плечами, не понимая, как попала мышь в котелок, посмотрел на свой живот, погладил его левой рукой и, хотел начать мыть посуду, но, вспомнив о пухе от утки, наклонился и вымыл свое лицо. Потом, услышал шум шагов, повернулся.

- Здравствуйте, как успехи, много поймали?

 

К нему подходил инспектор рыбоохраны, с сержантом милиции, и с двумя молодыми парнями, понятыми.

Протокол составили быстро. «Гости» не заметили в кустах Николая, который слышал разговор прибывших, но сам молчал.

После отъезда представителей рыбоохраны, Виктор, надрываясь и громко матерясь на «невезуху», целый час, тащил Николая к машине, а потом несколько раз, подтягивая того, то за руки, то за широченные плечи, пытался затащить его в салон «Нивы».

Николай, который без перерыва громко стонал, старался помочь, подтягиваясь в салон машины на руках, да перестарался, оторвал спинку кресла сидения пассажира, что, в конце концов, облегчило Виктору тяжелую работу.

Николай едва поместился на заднем сиденье машины, он положил свои ноги на боковое сиденье. Свыкнувшись с болью в спине, тихонько захихикал.

Виктор, услышав непривычный смех приятеля, наклонился к нему. Тот, выдохнув изо рта запах рвоты, давясь своим смехом, начал говорить:

- Битый, небитого…

 

Да, закашлялся и затих.

Через неделю, Виктор стоял в зале судебного заседания. Рассматривалось гражданское дело, по иску инспекции рыбоохраны к Макину Виктору Александровичу о конфискации орудия лова /сетей/.

Инспектор рыбоохраны пояснил, что ответчик, находился на заливе «Ткачиха» с сетью, чем нарушил Правила любительского и спортивного рыболовства.

Ответчик в судебном заседании исковые требования признал. Через тридцать минут, судья огласил Решение:

«Иск инспекции рыбоохраны удовлетворить.

Конфисковать у Макина Виктора Александровича орудие лова – сеть, длинной 25 метров, ячейка 45 на 45  в количестве 1 штуки».

 

Когда Виктор вышел из здания суда, на крыльце он увидел Николая, который периодически поглаживал свою спину, осторожно ступая, приблизился к Виктору. Когда подошел, посмотрел тому в глаза и, улыбнувшись, начал:

- Битый, недобитого…

 

Проводив друзей, Люба тогда подумала, что в связи с этой «расстройкой» страны и общества, у неё сильнее стала болеть спина и душа. Как через год-два  будет жить она с мужем и её дети?

 Потом она открыла рукопись Володи, где он выписывал высказывания великих писателей, политиков о различных обстоятельствах и стала читать: «Болеть душой» - это испытывать  постоянную  тревогу,  беспокоясь  о  ком - либо,  о чём-либо. 

Не болел он душой, не терялся никогда в сложных, трудных или новых обстоятельствах (Гончаров. Обломов).

А я его жду и душою болею, и за детьми смотрю, а ещё и 

помогаю ему (С. Бабаевский. Свет над землёй). 

Болеть за кого, за что, о ком, о чём. Беспокоиться, страдать, переживать и т. п. за кого-либо, испытывать тревогу за что-либо.

Я не о себе душою болею, а об народе, который вышел из 

колхоза (Шолохов. Поднятая целина).

 

А у Любы даже сердце сдавило, как тогда, когда убили Черкасова в колонии, она стала опасаться худшего…

 

15 марта 1989 года на Пленуме ЦК КПСС было принято решение о проведении в СССР аграрной реформы, предусматривающей развитие фермерских хозяйств

 26 марта прошли выборы на  Первый съезд народных депутатов СССР, началась реальная политическая борьба. Многие партийные руководители проиграли выборы, а  демократические кандидаты прошли в  депутаты от общественных организаций.

Борис Ельцин в Москве получил девяносто процентов голосов.

Как же все народы страны в нём ошибались!

 

Парадокс состоял в том, что, хотя выборы были организованы и  подконтрольны КПСС, выиграли на  них многие деятели, настроенные радикальнее Горбачева.

До  выборов им  были доступны только неформальные инструменты политической борьбы. Став депутатами с закрепленными законом правами, они приобрели высокий легальный статус и широкие возможности. Новая политическая система позволила сформировать иную политическую элиту, которая противопоставила себя партийному аппарату.

 
Рейтинг: 0 57 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!