ГлавнаяПрозаКрупные формыРоманы → Пересечения ч. 3 гл. 31. Казачья станица

Пересечения ч. 3 гл. 31. Казачья станица

                      


 

Виноградов четвёртую ночь просыпался в три часа ночи. Стараясь не разбудить жену, Рыкиных и Шуру, он потихоньку одевался, брал с собой свою черновую тетрадь, выходил на крыльцо.

Сидя на диване, он слушал как «перекликаются» на току голуби - горлянки. Они старались перекричать друг друга, сытые, растолстевшие, ходили вокруг огромных куч пшеницы и строго следили за работающими людьми, которые широкими деревянными лопатами, ворошили зерно, чтобы не «запарилось».

Володя сначала думал, что так громко на Кубани кричат сычи, но Валера объяснил, что сыч здесь кричит только к покойнику.

А вот начали перекликаться петухи. Они пели так громко, что разбудили не только людей, но и всех воробьёв в округе.

Здесь их называли горобец, на Кубане он был гораздо крупнее, чем дальневосточные воробышки.

В соло петухов вплеталось чириканье горобцов, получалась такая какофония, что спать было просто невозможно.

Станица просыпалась, казаки собирались в поле. Соседка Зина слева от Рыкиных заорала:

- Славка, с--а, что одел? Ольга, ты почему, не идёшь в сад?

 

Поддерживая хозяйку, громко залаяла собака. Но хозяйка не оценила эту поддержку:

- Ричи замолчи!

 

А собаки на призыв Рича, стали перекликаться по всей станице.

Виноградов записал в свою тетрадь:

На Кубани голосисты петухи,

Но в три ночи пенье слушать не с руки.

На кровати я лежу, они поют,

На полях созрело жито, нас зовут.

 

Поднимаюсь потихоньку у друзей,

Солнце яркое, мне стало веселей.

И горлицы на току давно кричат,

Вот к коровнику спешит группа девчат.

 

Подключились к разговору воробьи,

На заборе, что у Петиной семьи.

Тот поглядывает строго, вновь поёт,

Заниматься он работой всех зовёт.

 

Петушиный громкий голос, есть и стать,

Соловьиный трон давно готов занять.

 

Дверь из дома открылась, на крыльцо вышел Валера:

- Вы привезли нам дождь, это было бы хорошо, но ливень посбивал сливу, виноград. Хотя ты видел, до чего земля растрескалась.

Пойду на огород, соберу последние огурцы. Это у нас уже второй урожай за год, представляешь? Мы собираем по два урожая овощей! А зимой у нас плюс семь - десять градусов, в январе мы с Валей сидели за столом на улице. 

Володя, посмотри!

Виноградов увидел, как по дорожке со стороны калитки бежит какое-то странное большое существо.

- На Кубани тараканы, как майские жуки, - Валера ухмыльнулся, -  видишь, они рыжие с огромными усами.

Я сейчас услышал сообщение МЧС, объявлена повышенная пожарная опасность, молнии во время сильного ливня добавляют нам тревоги.

 

После завтрака, в восемь утра, чтобы успеть до жары, выехали в город Тимошевск на сельскохозяйственный рынок.

Такое разнообразие овощей, фруктов, мёда, лука, ягоды и зелени, Володя видел только в Сумгаите в 1983 году, когда они с дочерьми ездили в средней сестре Лиды – Антонине.

Пучки зелени: петрушка, укроп, базилик, розмарин. Салаты разные, как и помидоры, яблоки, лук - всех цветов!

 

Поведение их Александры не удивило, она всё ходила между рядами и покупала себе по несколько головок лука различных цветов и сортов.

- Лида, смотри какие персики! – Подозвала подругу Шура, - мёд здесь брать не будем. Я Володе в Биробиджане приготовила таёжный - малиновый и цветочный мёд, когда приедет в октябре, заберёт.

- И нашего попробуёте, - настаивала Валя, - для вас две банки мёда принёс сосед напротив - казак.

 

Шура, пробиваясь сквозь толпу людей, громко объявила:

- Вон вижу мясной отдел, пойдем выбирать!

 

Как выбирала Шура мясо, целая история. Она оценивала не только цвет, количество жилочек, но и принюхивалась, приценивалась, стараясь сбить цену. И ведь это у неё получалось.

Кусочек один, второй, Александра стала выбирать мясо, будто для целой роты. Подбирала для борща, на шашлык.

Володя подошёл, и, стараясь не расхохотаться перед продавцами, разыграл Шуру, сделал вид, что старается оттянуть свою женщину за руку от прилавка:

- Хватит набирать! У меня уже денег не хватит!

 Шура понимая шутку, улыбалась и, подыгрывая, стала прицениваться к мясу на рёбрышках, чтобы запечь их на решётке.

- Нам ещё нужно сало, живую рыбу взять, - уже улыбаясь, крепко взяв под руку бывшего ротного повара, увел в сторону покупательницу Виноградов.

 

Володя вспомнил, что Валера позавчера посетовал, что у него нет возможности хранить в одном месте все свои черновики стихов и прозы. Внучка поступила в Краснодарский университет и забирала с собой ноутбук.

 

- Валера, а где у вас здесь можно купить жёсткий диск, или флешку, тетрадь у меня кончается.

- Дядя Володя, тётя Лида здравствуйте! - Это был Алексей Рыкин с женой! (надо же, на огромном рынке встретиться, вот это случай) - Вы всё набрали? Я вам сейчас покажу, где продаётся электроника. А потом, мы поедем на Кирпили ловить рыбу!

 

В магазин Володя зашёл с женой, которая поняла желание мужа. Все остальные остались ждать покупателей на улице. Подобрав флэшку на шестнадцать гигобайт, Володя и Лида вышли из магазина.

Протягивая Рыкину флешку, Виноградов сказал:

- Я очень хочу, чтобы ты сохранил свои черновые записи, и мы вместе с тобой в следующем году стали работать над новым совместным произведением.

 

Вернувшись в станицу Днепровскую, Валера, извиняясь поперед гостями, пошёл на огород докапывать картошку.

 

Алексей нарезал мясо для приготовления шашлыка, залил его молодым вином, а потом пошёл собирать удочки и сачки. Заранее в магазине купили банку консервированной кукурузы, на неё хорошо ловиться карась и сазан.

 

Пока ехали на рыбалку, Алексей рассказывал:

- Станица, это административная казачья сельская единица, которая состоит из одного или нескольких  поселений, хуторов. Издавна станицы считались военным поселением, способным выставлять для казачьего войска одну сотню казаков, а это эскадрон всадников.

Вы видели хутор, в котором живёт мамина тётя? Хутора, да и станицы раньше строили из одноэтажных деревянных или саманных домов, крытых камышом или черепицей. Однако в последнее время, в станицах у некоторых жителей, например владельца здешнего ресторана, или перебравшегося из других мест переселенца, дома стоят двухэтажные, по двести и больше квадратных метров.

 

Приехали к не очень широкой, но полноводной реке, вода в ней мутноватая, течение небольшое, чтобы спустится к воде, нужно преодолеть крутой спуск.

 

Виноградов огляделся.

Камыши вдоль берега, острова посередине реки, на серой воде сидит стая чаек, которые периодически взлетают и кружат, а вот они резко снижаются за добычей и, схватив очередную крупную рыбину, плавно взлетают с рыбой в клюве.

Вдоль подмытого течением берега, растут пирамидальные тополя и другие деревья пониже, они с обширной и густой кроной, дарящей в знойный день спасительную тень.

Здесь намного тише, чем в станице, не слышно лая собак и песен петухов, зова горлиц с тока, куда свозят КамАЗами собранную пшеницу.

Временами раздается плеск воды от взлетающих и садящихся на воду чаек, а вот и стая уток проплыла рядом. Их здесь не стреляют, за этим строго следят сами казаки. Сезон охоты ещё не начинался.

А вот неподалёку, из густых зарослей камыша Володя услышал:

- Ха-кха - ха!

 

Это чайка, сидящая на воде, посмеивается над неудачливыми рыбаками.

Берег, у которого остановились рыбаки, был высоким, а спуск оказался довольно крутым, места у среза воды было маловато на пятерых.

Валя, Шура Лида и Алексей, разобрали удочка и, наживив червяка на крючки, стали рыбачить.  Первым леща, килограмма на полтора, поймал Алексей. Виноградов принял у него удочку, взял в руку трепещущую рыбу и попросил Лешу сфотографировать его.

 

Валя к этому времени поймала подлещика, который  сорвался с крючка, упал на берег ей под ноги. Рыбачка прыгнула на него, при этом сбила свои колени. Она громко позвала сына.

Передав Виноградову фотоаппарат, Алексей подбежал к матери, видит, что мать прижимает к своему телу рыбину, а та бьёт её хвостом по лицу.

Валя так радовалась. Через минуту её опять удочка перегнулась, она осторожно подсекла и вытянула огромного сазана, глядя на сына, сказала:

- Хватит только тебе ловить, теперь буду ловить я!

 

И вот она опять тянет удочку, та сильно согнулась, Валя смотрит, из-под воды выглядывает змеиная морда.

Валентина падает на спину, но удочку не выпустила,  на крючке оказалась черепаха. Её сразу отпустили в реку.

 

Алексей, смеясь, отметил:

- Тебе везёт, а я, буду ловить на кукурузу.

 

В это время, подсекая очередного пойманного карася, Валя поскользнулась и упала плашмя в воду.

Алексей, немедля шагнув с берега, ему сразу по пояс,   он спас мать родную. Хотя она пребольно ударилась о камень, поцарапала больную ногу. Вот тебе и самая удачливая рыбачка!

Поднявшись из воды, Алексей снял мокрые спортивные штаны, выжал их и влажные одел.

Володя стоял  рядом с Алексеем, а тот стал рассказывать об удивительных случаях происходящих на реке:

- Почему-то каждую осень в Кирпили у берега появляются мёртвые толстолобики, учёные приезжали, исследовали, но пояснить причину не могут. Рыбаки здесь дисциплинированные, хотя некоторые в плавнях ловят сетями, но рыбнадзор не дремлет.

Пока Алексей насаживал на крючок матери кукурузу, Виноградов пытался изобразить из себя заядлого рыбака. На спокойной, без ряби воде было хорошо видно, как поплавок закачался, от него пошли небольшие круги, потом он резко нырнул под воду.

Володя потянул удочку и увидел на крючке карася, очень большого, как ему показалось. Он только протянул руку к крупной рыбе, как карась, согнувшись почти вдвое, соскользнул в воду.

 

Неудачу Виноградова видели все, но, улыбаясь, промолчали. А Виноградов громко подчеркнул:

- Вы все заметили, какие огромные, у этого карася были глаза, как десятирублёвки!

 

Передав удочку Алексею, Володя, едва не свалившись в воду, поднялся к машине, где стояло два раскладных стула.

Устроившись в тени дерева, Виноградов раскрыл свою толстую тетрадь для черновых записей и стал писать, время, от времени переводя взгляд на плавни, потом на стоящую в километре насосную станцию, которая качает воду на поля, тянувшиеся вдоль берега Кирпили.

Володя писал:

Я слушаю журчание реки,

Сижу на берегу и грею спину.

Снимаю овода я с Лидиной руки,

Красивою любуюсь я картиной.

 

Моя жена за поплавком следит,

Вцепилась в удочку двумя руками.

Тянет, потянет и «лови» кричит,

Ну, как же не помочь любимой даме.

 

Она так раскраснелось, хороша!

Хоть с каждым годом не становимся моложе,

Она стройна, а её чистая душа,

Дни серые нам пережить поможет.

 

Я сорок лет любуюсь всё женой,

Зелёными глазами и улыбкой.

И верен я всю жизнь был ей одной,

Хоть в шутку называл, бывало, Лидкой.

Опять поклёвка. – Подсекай, тяни!

Рыбалка наша удалась на славу.

Любимая, ещё мне улыбнись,

А сам тихонько говорю ей: - Браво!

 

Его отвлёк  голос Алексея:

- Дядя Володя, принеси мне червей в стеклянной банке, она стоит в багажнике.

 

Виноградов, поднялся со складного стула и, взяв банку, начал осторожно спускаться, передвигая свои длинные ноги в бок. На секунду он остановился, пошатнулся и чуть опять не упал в воду, но, взмахнув руками, удержался и протянул банку с червями Алексею.

Тот передал Виноградову только что пойманного сазана средних размеров, взяв из банки пару червей, насадил на крючки и забросил удочку.

Практически сразу, как крючки опустились в воду, поплавок закачался – началась поклёвка.

 

Володя, чтобы самому не попасться на крючок, когда Алексей станет поднимать удочку, не оглядываясь, взобрался на берег и вновь вернулся на свой наблюдательный пункт.

Присев на обтянутый джинсовой тканью стул, он перевернул тетрадь обратной стороной и стал писать план очередного романа, который планировал назвать «Пересечения».

Вновь перевернул тетрадь, здесь было уже много стихов:

 

 Конь под седлом, казачья здесь станица,

 И без морщинок старых друзей лица.

 

Закончив писать четырнадцатую, заключительную строку сонета, Володя вспомнил, как они с Валерой в Будукане, сорок лет назад, лучили тайменя, подсвечивая воду с лодки автомобильной фарой, подключенной к аккумулятору.

 

- Давай поднимемся с тобой на курган, - обратилась к мужу Лида, - я отдала удочку Лёше.

 

Курган высокий, с пологими сторонами, был  рядом. Медленно поднимаясь, Виноградовы фотографировали окрестности.

Вот комбайны, как корабли в океане, медленно плыли по пшеничному полю. От КамАЗов, куда ссыпалось зерно, поднималась густая пыль, которая издалека казалась рыжей от солнечных лучей, эти тучи поднимались столбом, смерч будто.

Вот и вершина, осмотрелись.

Вокруг пашни, трактора,  комбайны, точно океанские корабли на волнах.

 

- Валера говорил, что это Полова, после сбора, зерно везут в накопители. Семена из бункеров просыпаются, - Володя, вытянув левую руку, показал, - а вон там видишь части колосков, они кучками валяются в поле.

Валера рассказывал, если их собрать и разбросать по огороду, мульчировать, это хорошо рыхлит почву. А так земля растрескалась, тяжёлая. Потом можно распахать второй раз, высадить картошку, огурцы.

- Да, Валя мне рассказала, - Лида не отрывала своего взгляда от семи комбайнов, которые приближались по полю к кургану, - у них розы расцветают в марте – апреле. А в июле – августе стоит жара, всё сохнет, земля растрескивается. В конце августа, сентября - плюс двадцать пять градусов, все цветы вновь оживают, красота, море тёплое, ветров нет.

На их огороде состав почвы – чернозём, супесь, потом белая глина, которая не даёт проходить грязной воде из септиков, жидкость не проникает в грунтовые воды.

 

Володя достал тетрадь, стал писать в неё:

 

У Валеры все соседи казаки,

Работящи и добры, все от сохи.

На земле кто поработал, будет сыт,

И какой же богатырский у них вид.

 

Да и говор здесь особый слушал я,

- Трудовые мои дыты, вся семья.

Он степенный, простоватый, весь седой,

Его волос, как ковыль над головой.

Слушал речь соседа-друга и молчал,

Ведь казачьих он историй много знал.

О походах и о дружбе, о жене,

Ночью этой он опять приснился мне.

 

- Тыхо, тыхо, сниг, морос! -

Шепчет он себе под нос.

 

На обратном пути в станицу Днепровскую, Алексей сказал гостям:

- Азовское море очень мелкое, отец вас завтра повезёт туда, ехать вам час, вода там очень полезная для кожи, тела. Подошва ног хорошо очищается о мелкий ракушечник.

Хотя в июне – августе наша дорога вся в пробках, отдыхающие едут на своих машинах к Чёрному морю и в Крым. А вы видели, что в Тимошевске часто закрывают переезд на железной дороге?

Здесь необходимо строить виадуки на переездах, иначе пробки станут многокилометровыми. Сейчас в Крым стоят мост, а здесь виадуки не могут построить, на будущий год заторы будут точно, сейчас уже у переездов по два часа машины стоят.

А вы заметили, как погода везде меняется? Этой зимой  двадцать девятого января нас завалило снегом. Из Краснодара не ходили электропоезда, автомашины. А потом прошёл ледяной дождь, в Краснодаре убило девочку.

 

 

© Copyright: Владимир Винников, 2019

Регистрационный номер №0447598

от 18 мая 2019

[Скрыть] Регистрационный номер 0447598 выдан для произведения:

                      


 

Виноградов четвёртую ночь просыпался в три часа ночи. Стараясь не разбудить жену, Рыкиных и Шуру, он потихоньку одевался, брал с собой свою черновую тетрадь, выходил на крыльцо.

Сидя на диване, он слушал как «перекликаются» на току голуби - горлянки. Они старались перекричать друг друга, сытые, растолстевшие, ходили вокруг огромных куч пшеницы и строго следили за работающими людьми, которые широкими деревянными лопатами, ворошили зерно, чтобы не «запарилось».

Володя сначала думал, что так громко на Кубани кричат сычи, но Валера объяснил, что сыч здесь кричит только к покойнику.

А вот начали перекликаться петухи. Они пели так громко, что разбудили не только людей, но и всех воробьёв в округе.

Здесь их называли горобец, на Кубане он был гораздо крупнее, чем дальневосточные воробышки.

В соло петухов вплеталось чириканье горобцов, получалась такая какофония, что спать было просто невозможно.

Станица просыпалась, казаки собирались в поле. Соседка Зина слева от Рыкиных заорала:

- Славка, с--а, что одел? Ольга, ты почему, не идёшь в сад?

 

Поддерживая хозяйку, громко залаяла собака. Но хозяйка не оценила эту поддержку:

- Ричи замолчи!

 

А собаки на призыв Рича, стали перекликаться по всей станице.

Виноградов записал в свою тетрадь:

На Кубани голосисты петухи,

Но в три ночи пенье слушать не с руки.

На кровати я лежу, они поют,

На полях созрело жито, нас зовут.

 

Поднимаюсь потихоньку у друзей,

Солнце яркое, мне стало веселей.

И горлицы на току давно кричат,

Вот к коровнику спешит группа девчат.

 

Подключились к разговору воробьи,

На заборе, что у Петиной семьи.

Тот поглядывает строго, вновь поёт,

Заниматься он работой всех зовёт.

 

Петушиный громкий голос, есть и стать,

Соловьиный трон давно готов занять.

 

Дверь из дома открылась, на крыльцо вышел Валера:

- Вы привезли нам дождь, это было бы хорошо, но ливень посбивал сливу, виноград. Хотя ты видел, до чего земля растрескалась.

Пойду на огород, соберу последние огурцы. Это у нас уже второй урожай за год, представляешь? Мы собираем по два урожая овощей! А зимой у нас плюс семь - десять градусов, в январе мы с Валей сидели за столом на улице. 

Володя, посмотри!

Виноградов увидел, как по дорожке со стороны калитки бежит какое-то странное большое существо.

- На Кубани тараканы, как майские жуки, - Валера ухмыльнулся, -  видишь, они рыжие с огромными усами.

Я сейчас услышал сообщение МЧС, объявлена повышенная пожарная опасность, молнии во время сильного ливня добавляют нам тревоги.

 

После завтрака, в восемь утра, чтобы успеть до жары, выехали в город Тимошевск на сельскохозяйственный рынок.

Такое разнообразие овощей, фруктов, мёда, лука, ягоды и зелени, Володя видел только в Сумгаите в 1983 году, когда они с дочерьми ездили в средней сестре Лиды – Антонине.

Пучки зелени: петрушка, укроп, базилик, розмарин. Салаты разные, как и помидоры, яблоки, лук - всех цветов!

 

Поведение их Александры не удивило, она всё ходила между рядами и покупала себе по несколько головок лука различных цветов и сортов.

- Лида, смотри какие персики! – Подозвала подругу Шура, - мёд здесь брать не будем. Я Володе в Биробиджане приготовила таёжный - малиновый и цветочный мёд, когда приедет в октябре, заберёт.

- И нашего попробуёте, - настаивала Валя, - для вас две банки мёда принёс сосед напротив - казак.

 

Шура, пробиваясь сквозь толпу людей, громко объявила:

- Вон вижу мясной отдел, пойдем выбирать!

 

Как выбирала Шура мясо, целая история. Она оценивала не только цвет, количество жилочек, но и принюхивалась, приценивалась, стараясь сбить цену. И ведь это у неё получалось.

Кусочек один, второй, Александра стала выбирать мясо, будто для целой роты. Подбирала для борща, на шашлык.

Володя подошёл, и, стараясь не расхохотаться перед продавцами, разыграл Шуру, сделал вид, что старается оттянуть свою женщину за руку от прилавка:

- Хватит набирать! У меня уже денег не хватит!

 Шура понимая шутку, улыбалась и, подыгрывая, стала прицениваться к мясу на рёбрышках, чтобы запечь их на решётке.

- Нам ещё нужно сало, живую рыбу взять, - уже улыбаясь, крепко взяв под руку бывшего ротного повара, увел в сторону покупательницу Виноградов.

 

Володя вспомнил, что Валера позавчера посетовал, что у него нет возможности хранить в одном месте все свои черновики стихов и прозы. Внучка поступила в Краснодарский университет и забирала с собой ноутбук.

 

- Валера, а где у вас здесь можно купить жёсткий диск, или флешку, тетрадь у меня кончается.

- Дядя Володя, тётя Лида здравствуйте! - Это был Алексей Рыкин с женой! (надо же, на огромном рынке встретиться, вот это случай) - Вы всё набрали? Я вам сейчас покажу, где продаётся электроника. А потом, мы поедем на Кирпили ловить рыбу!

 

В магазин Володя зашёл с женой, которая поняла желание мужа. Все остальные остались ждать покупателей на улице. Подобрав флэшку на шестнадцать гигобайт, Володя и Лида вышли из магазина.

Протягивая Рыкину флешку, Виноградов сказал:

- Я очень хочу, чтобы ты сохранил свои черновые записи, и мы вместе с тобой в следующем году стали работать над новым совместным произведением.

 

Вернувшись в станицу Днепровскую, Валера, извиняясь поперед гостями, пошёл на огород докапывать картошку.

 

Алексей нарезал мясо для приготовления шашлыка, залил его молодым вином, а потом пошёл собирать удочки и сачки. Заранее в магазине купили банку консервированной кукурузы, на неё хорошо ловиться карась и сазан.

 

Пока ехали на рыбалку, Алексей рассказывал:

- Станица, это административная казачья сельская единица, которая состоит из одного или нескольких  поселений, хуторов. Издавна станицы считались военным поселением, способным выставлять для казачьего войска одну сотню казаков, а это эскадрон всадников.

Вы видели хутор, в котором живёт мамина тётя? Хутора, да и станицы раньше строили из одноэтажных деревянных или саманных домов, крытых камышом или черепицей. Однако в последнее время, в станицах у некоторых жителей, например владельца здешнего ресторана, или перебравшегося из других мест переселенца, дома стоят двухэтажные, по двести и больше квадратных метров.

 

Приехали к не очень широкой, но полноводной реке, вода в ней мутноватая, течение небольшое, чтобы спустится к воде, нужно преодолеть крутой спуск.

 

Виноградов огляделся.

Камыши вдоль берега, острова посередине реки, на серой воде сидит стая чаек, которые периодически взлетают и кружат, а вот они резко снижаются за добычей и, схватив очередную крупную рыбину, плавно взлетают с рыбой в клюве.

Вдоль подмытого течением берега, растут пирамидальные тополя и другие деревья пониже, они с обширной и густой кроной, дарящей в знойный день спасительную тень.

Здесь намного тише, чем в станице, не слышно лая собак и песен петухов, зова горлиц с тока, куда свозят КамАЗами собранную пшеницу.

Временами раздается плеск воды от взлетающих и садящихся на воду чаек, а вот и стая уток проплыла рядом. Их здесь не стреляют, за этим строго следят сами казаки. Сезон охоты ещё не начинался.

А вот неподалёку, из густых зарослей камыша Володя услышал:

- Ха-кха - ха!

 

Это чайка, сидящая на воде, посмеивается над неудачливыми рыбаками.

Берег, у которого остановились рыбаки, был высоким, а спуск оказался довольно крутым, места у среза воды было маловато на пятерых.

Валя, Шура Лида и Алексей, разобрали удочка и, наживив червяка на крючки, стали рыбачить.  Первым леща, килограмма на полтора, поймал Алексей. Виноградов принял у него удочку, взял в руку трепещущую рыбу и попросил Лешу сфотографировать его.

 

Валя к этому времени поймала подлещика, который  сорвался с крючка, упал на берег ей под ноги. Рыбачка прыгнула на него, при этом сбила свои колени. Она громко позвала сына.

Передав Виноградову фотоаппарат, Алексей подбежал к матери, видит, что мать прижимает к своему телу рыбину, а та бьёт её хвостом по лицу.

Валя так радовалась. Через минуту её опять удочка перегнулась, она осторожно подсекла и вытянула огромного сазана, глядя на сына, сказала:

- Хватит только тебе ловить, теперь буду ловить я!

 

И вот она опять тянет удочку, та сильно согнулась, Валя смотрит, из-под воды выглядывает змеиная морда.

Валентина падает на спину, но удочку не выпустила,  на крючке оказалась черепаха. Её сразу отпустили в реку.

 

Алексей, смеясь, отметил:

- Тебе везёт, а я, буду ловить на кукурузу.

 

В это время, подсекая очередного пойманного карася, Валя поскользнулась и упала плашмя в воду.

Алексей, немедля шагнув с берега, ему сразу по пояс,   он спас мать родную. Хотя она пребольно ударилась о камень, поцарапала больную ногу. Вот тебе и самая удачливая рыбачка!

Поднявшись из воды, Алексей снял мокрые спортивные штаны, выжал их и влажные одел.

Володя стоял  рядом с Алексеем, а тот стал рассказывать об удивительных случаях происходящих на реке:

- Почему-то каждую осень в Кирпили у берега появляются мёртвые толстолобики, учёные приезжали, исследовали, но пояснить причину не могут. Рыбаки здесь дисциплинированные, хотя некоторые в плавнях ловят сетями, но рыбнадзор не дремлет.

Пока Алексей насаживал на крючок матери кукурузу, Виноградов пытался изобразить из себя заядлого рыбака. На спокойной, без ряби воде было хорошо видно, как поплавок закачался, от него пошли небольшие круги, потом он резко нырнул под воду.

Володя потянул удочку и увидел на крючке карася, очень большого, как ему показалось. Он только протянул руку к крупной рыбе, как карась, согнувшись почти вдвое, соскользнул в воду.

 

Неудачу Виноградова видели все, но, улыбаясь, промолчали. А Виноградов громко подчеркнул:

- Вы все заметили, какие огромные, у этого карася были глаза, как десятирублёвки!

 

Передав удочку Алексею, Володя, едва не свалившись в воду, поднялся к машине, где стояло два раскладных стула.

Устроившись в тени дерева, Виноградов раскрыл свою толстую тетрадь для черновых записей и стал писать, время, от времени переводя взгляд на плавни, потом на стоящую в километре насосную станцию, которая качает воду на поля, тянувшиеся вдоль берега Кирпили.

Володя писал:

Я слушаю журчание реки,

Сижу на берегу и грею спину.

Снимаю овода я с Лидиной руки,

Красивою любуюсь я картиной.

 

Моя жена за поплавком следит,

Вцепилась в удочку двумя руками.

Тянет, потянет и «лови» кричит,

Ну, как же не помочь любимой даме.

 

Она так раскраснелось, хороша!

Хоть с каждым годом не становимся моложе,

Она стройна, а её чистая душа,

Дни серые нам пережить поможет.

 

Я сорок лет любуюсь всё женой,

Зелёными глазами и улыбкой.

И верен я всю жизнь был ей одной,

Хоть в шутку называл, бывало, Лидкой.

Опять поклёвка. – Подсекай, тяни!

Рыбалка наша удалась на славу.

Любимая, ещё мне улыбнись,

А сам тихонько говорю ей: - Браво!

 

Его отвлёк  голос Алексея:

- Дядя Володя, принеси мне червей в стеклянной банке, она стоит в багажнике.

 

Виноградов, поднялся со складного стула и, взяв банку, начал осторожно спускаться, передвигая свои длинные ноги в бок. На секунду он остановился, пошатнулся и чуть опять не упал в воду, но, взмахнув руками, удержался и протянул банку с червями Алексею.

Тот передал Виноградову только что пойманного сазана средних размеров, взяв из банки пару червей, насадил на крючки и забросил удочку.

Практически сразу, как крючки опустились в воду, поплавок закачался – началась поклёвка.

 

Володя, чтобы самому не попасться на крючок, когда Алексей станет поднимать удочку, не оглядываясь, взобрался на берег и вновь вернулся на свой наблюдательный пункт.

Присев на обтянутый джинсовой тканью стул, он перевернул тетрадь обратной стороной и стал писать план очередного романа, который планировал назвать «Пересечения».

Вновь перевернул тетрадь, здесь было уже много стихов:

 

 Конь под седлом, казачья здесь станица,

 И без морщинок старых друзей лица.

 

Закончив писать четырнадцатую, заключительную строку сонета, Володя вспомнил, как они с Валерой в Будукане, сорок лет назад, лучили тайменя, подсвечивая воду с лодки автомобильной фарой, подключенной к аккумулятору.

 

- Давай поднимемся с тобой на курган, - обратилась к мужу Лида, - я отдала удочку Лёше.

 

Курган высокий, с пологими сторонами, был  рядом. Медленно поднимаясь, Виноградовы фотографировали окрестности.

Вот комбайны, как корабли в океане, медленно плыли по пшеничному полю. От КамАЗов, куда ссыпалось зерно, поднималась густая пыль, которая издалека казалась рыжей от солнечных лучей, эти тучи поднимались столбом, смерч будто.

Вот и вершина, осмотрелись.

Вокруг пашни, трактора,  комбайны, точно океанские корабли на волнах.

 

- Валера говорил, что это Полова, после сбора, зерно везут в накопители. Семена из бункеров просыпаются, - Володя, вытянув левую руку, показал, - а вон там видишь части колосков, они кучками валяются в поле.

Валера рассказывал, если их собрать и разбросать по огороду, мульчировать, это хорошо рыхлит почву. А так земля растрескалась, тяжёлая. Потом можно распахать второй раз, высадить картошку, огурцы.

- Да, Валя мне рассказала, - Лида не отрывала своего взгляда от семи комбайнов, которые приближались по полю к кургану, - у них розы расцветают в марте – апреле. А в июле – августе стоит жара, всё сохнет, земля растрескивается. В конце августа, сентября - плюс двадцать пять градусов, все цветы вновь оживают, красота, море тёплое, ветров нет.

На их огороде состав почвы – чернозём, супесь, потом белая глина, которая не даёт проходить грязной воде из септиков, жидкость не проникает в грунтовые воды.

 

Володя достал тетрадь, стал писать в неё:

 

У Валеры все соседи казаки,

Работящи и добры, все от сохи.

На земле кто поработал, будет сыт,

И какой же богатырский у них вид.

 

Да и говор здесь особый слушал я,

- Трудовые мои дыты, вся семья.

Он степенный, простоватый, весь седой,

Его волос, как ковыль над головой.

Слушал речь соседа-друга и молчал,

Ведь казачьих он историй много знал.

О походах и о дружбе, о жене,

Ночью этой он опять приснился мне.

 

- Тыхо, тыхо, сниг, морос! -

Шепчет он себе под нос.

 

На обратном пути в станицу Днепровскую, Алексей сказал гостям:

- Азовское море очень мелкое, отец вас завтра повезёт туда, ехать вам час, вода там очень полезная для кожи, тела. Подошва ног хорошо очищается о мелкий ракушечник.

Хотя в июне – августе наша дорога вся в пробках, отдыхающие едут на своих машинах к Чёрному морю и в Крым. А вы видели, что в Тимошевске часто закрывают переезд на железной дороге?

Здесь необходимо строить виадуки на переездах, иначе пробки станут многокилометровыми. Сейчас в Крым стоят мост, а здесь виадуки не могут построить, на будущий год заторы будут точно, сейчас уже у переездов по два часа машины стоят.

А вы заметили, как погода везде меняется? Этой зимой  двадцать девятого января нас завалило снегом. Из Краснодара не ходили электропоезда, автомашины. А потом прошёл ледяной дождь, в Краснодаре убило девочку.

 

 

 
Рейтинг: 0 12 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Популярная проза за месяц
95
94
92
92
81
78
78
77
Пишем письма 19 июня 2019 (Задворки)
74
74
73
68
67
66
66
65
65
64
61
60
59
56
55
54
54
53
51
39
35
35