ГлавнаяПрозаКрупные формыРоманы → Перепутье. Фэнтези. Глава 12.

Перепутье. Фэнтези. Глава 12.


- Лёш, сегодняшний день более, чем убедительно доказал мне, что наша с тобой миссия связана именно с Листвянкой! 

- С чего вдруг такая уверенность? 

- А из очень многих на первый взгляд незначительных, косвенных событий!

- Ермолай? 

- Не исключено. Пока не знаю точно, но даже если он и не при делах, всё равно Матрёне я просто обязана помочь избавиться от его притязаний из женской солидарности, как говорится! Она мне сегодня такое рассказала, что необоснованная на первый взгляд вспышка неприязни к нему во мне разрослась уже чуть ли не до размеров ненависти и это – плохо…

- Почему – плохо? 

- Борьба предстоит нешуточная, а потому сердце должно умолкнуть, остыть, передав все бразды правления голове, разуму, а не чувствам. Цена ошибки, допущенной под влиянием эмоций, может оказаться удручающей, а времени на исправление мне вряд ли кто-то предоставит и это не подлежит сомнению. Ермолай – тёмный и завтра я буду уже точно знать расклад сил! 

- Каким образом ты это сможешь определить? 

- Лёш… Объяснение непосвящённым может показаться чуть ли не абсурдным. На грани бытия, адекватности… Давай отложим всё это до лучших времён, до тех пор, когда обстановка изменится, пожалуйста… - чуть ли не умоляющим тоном попросила Даша.

- Как скажешь! Но ты не можешь не понимать, что я… 

- Переживаешь? 

- Боюсь! Боюсь, что вдруг этот упырь сильнее тебя окажется, хитрее, наконец… Может, мне его того, тюк по темечку и нету Кука, а? И все концы в воду? На корм отправить к ихнему водяному? 

- Ух, ты… прямо рецидивист какой-то… Тюк по темечку… Так он тебя и подпустил… Уж лучше бы придумал какую-нибудь неотложную операцию для него… Разрезал, а зашивать нитки кончились… 

- Тоже вариант! 

- Вот завтра и пойдём к нему в гости, если сам на завтрак не заявится! 

- Нет, ты определённо ненормальная… С ума сошла, что ли? Добровольно в пасть к дракону… 

- Ты ему явно льстишь… Дракон – это слишком! Так, хомячок злобствующий… 

- Ага, хомячок… Зачем? 

- Ну, как ты не понимаешь? Отблагодарить человека нужно… Не отказал, приветил… Услуги свои предложим: жена-то у него хворает? Хворает… Да и потом… пора снимать маски! 

- Дашенька, мы всего два дня здесь… Впереди целый год неопределённости, если та каменюка не наврала. Не слишком ли ты торопишься?

- Понимаешь, если я не ошиблась, то он уже знает, что я из себя представляю. Он уже пытался проникнуть сюда… 

- Серьёзно?!Каким образом? Когда? 

- В первую же ночь… Помнишь, я попросила тебя оставить меня в доме одну на несколько минут? 

- Конечно! 

- Так вот, тогда я пригрозила домашней нежити, что разгоню их всех отсюда в случае неповиновения мне… 

- Не понял – недоумённо заозирался вокруг себя Алексей – Какой ещё нежити? Здесь?! 

- Безусловно! Однако ты меня удивляешь, милый, с чего вдруг испуг-то в голосе? Разве я прежде уже не говорила тебе про них? 

- Даш… Я думал, что это просто шутка такая… 

- Лёша-а-а… Какие шутки? Всё более чем серьёзно! 

- А я их могу увидеть? 

- Кого? 

- Ну, этих, как там: домовой, кикимора… кто там ещё? 

- Нет… Вот ты ни разу не поинтересовался, с чего бы вдруг тебя Ермолай незрячим обозвал… А неспроста! Дело в том, что причина твоей «незрячести» кроется или объясняется отсутствием у тебя магических, аномальных, с точки зрения обычных людей или науки способностей! 

- Хочешь верь, хочешь не верь, но я догадался… Единственно, что вызвало какое-то недоумение, так это то, что ты обещала ему каким-то образом мне глаза всё-таки открыть… 

- А что тут непонятного? Рассказывая тебе о наличии по сути анормального среза в действительности, разве я не делаю тебя более информированным, зрячим в той или иной степени, при условии веры с твоей стороны в мои слова или поступки, конечно?

- Ох, не знаю… Ты тоже пойми, что всё это так далеко от всего того, чем я жил ещё вчера… Все эти перечисленные персонажи детских сказок для меня таковыми и оставались до недавнего времени, как вдруг так случилось, что сознанию, мыслительному аппарату жизненно важно перестраиваться понадобилось, менять контакты… Даш, пощади… Не сразу… Я, наверное, неисправимый тормоз… 

- А ты не отчаивайся – просто верь мне и делай то и так, как говорю во избежание ненужного нам с тобой развития событий! 

- Легко сказать… Милая, но тогда в чём же заключается моя-то роль, собственно говоря? Зачем, если я не в состоянии ни чем помочь, меня поместили рядом с тобою?

- Алёш… Вот какого ответа ты от меня ждёшь? Не знаю я… Но уж наверное не случайно! А потому… - Даша потёрла руками виски – А потому просто будь рядом! Будь рядом и не забывай читать про себя оберегающие молитвы, а я буду делать то, ради чего оказалась здесь.

- Даш, а как он хотел сюда проникнуть и что тебе наобещали наши, так называемые,  соседи? 

- Между прочим, сам того не осознавая, ты очень точно назвал домового и иже с ним – соседями! Его именно так и зовут: дедушко-суседушко! 

- Оба-на! – шумно выдохнул парень. 

- А обещали они мне полную изоляцию данного помещения от проникновения кого бы то ни было и я знаю точно, что своё обещание они держат, за что им низкий поклон и огромное спасибо! И тем не менее… Нам нужно быть предельно осторожными и внимательными хотя бы до той поры, пока я окончательно не пойму на что он способен и готов, пока определю границы его силы и возможностей! 

- А вот этим визитом к нему ты чего хочешь добиться? 

- Во-первых, постараться определить, что там с его женой? Мать Степаниды – местная знахарка, но это вовсе не означает, что магичка, может быть просто травница. Как мне думается, она на пределе своих знаний поддерживает жизнь в дочери или до тех пор, пока он позволяет ей это делать, не гласно, разумеется. Справиться окончательно с кумохой (здесь так называют тяжёлый вид хворобы) либо не в состоянии, либо ещё что… 

- А, может, вначале с нею просто переговорить? 

- Думала я и об этом, но потом отвергла данный ход! 

- Почему? Сдаваться, не попробовав… 

- При чём тут сдаваться? Нет… просто мы для неё чужаки… А она и с местными не очень-то общительна. Помнишь, как нам её характеризовал Митрофан? А терять время напрасно как-то не хочется… Она, наверняка, запугана зятем покуда некуда, а тут ещё и я со своим ведунством… Нет… 

- Ну, хорошо, понял. А во-вторых? 

- А, во-вторых… Понимаешь, данная провокация (а это ни что иное, как провокация!) заставит Ермолая, на что я очень рассчитываю, поиграть мускулами… Не в моих правилах нападать первой… А вот ответить – это да и так, чтобы мало не показалось! 

- А если он сам без нас заявится к Матрёне? 

- Не исключено. Но в этом случае его ждёт огромнейший сюрприз! Я убедила её отвечать на все его возможные выпады в её сторону улыбкой и словами увещевания, типа: да, что это с тобой нынче? Ни малейшего раздражения! Ох, как он взовьётся, до небес подпрыгнет! 

- Уверена? 

- Больше чем! Он привык подавлять, запугивать, получать полнейшее повиновение, абсолютную покорность! Привык доминировать, понимаешь? А она мне твёрдо обещала, что не испугается, и постарается сделать так, как я от неё добиваюсь – наперекор, но без истерик, оскорблений в ответ, и, уж тем более, без слёз!

- Сможет? 

- Помогу! Это… «бодание» вежливостью продлится недолго – он не выдержит первым, и вот тут-то доспехи свалятся… А мне хватит доли мгновения, увидеть то, что он ни за что добровольно не откроет. 

- А потом? 

- А потом у нас тобою будет не более недели, чтобы достойным образом завершить «операцию» если не по устранению, так по разоблачению уж точно! 

- Неделя? Так мало? 

- Наоборот, очень и очень много… Более, чем достаточно… 

- Даш, мне приятно осознавать, что ты так уверена в себе, но, пожалуйста, не рискуй без особой на то надобности! Помнишь, как говорят: умный в гору не пойдёт…

- Солнышко, ну я же не дура, чтобы лезть на рожон очертя голову! Однако дело такого свойства, что трусость и нерешительность могут оказаться смерти подобными… А потому… Но я тебе твёрдо обещаю: без предварительного хладнокровного обдумывания ни жеста, ни шагу, ни слова! 

Завтрак прошёл в «тесном семейном» кругу, как пошутила Дарья, с тревогой посмотрев на Матрёну, которая явно всю ночь не сомкнула глаз. Все казались довольными и едой (вкуснейшей молочной кашей с настоящим сливочным маслом и какими-то невероятно пышными оладушками), и непринуждённым общением за столом, все, кроме маленького Захара, которому перед тем так и не досталось привычной порции мамкиного молока. Матрёна, как отрезала: 

- Будя, чай не младенец уже! 

Захар попробовал пустить слезу, но получив весьма ощутительную оплеуху, забился на лежанку, не желая спускаться даже к завтраку, но и тут его своеволие было резко пресечено и не только окриком. И вот теперь он сидел, уставившись в свою миску, не поднимая глаз ни на кого вообще.

- Чем собираетесь заняться? - вдруг обратилась с вопросом к Дарине Матрёна.

- Хотели прогуляться по вашим окрестностям, полюбоваться! 

- Чем тут любоваться-то? Скажешь тоже… 

- Ну не скажи! Вот как шли мы к тебе на мельницу, такую красивую рощу проходили, глаз не отвести! А, что? Может, помочь чем надо? Так ты только намекни! 

- Нет, ничего такого срочного… Всё как всегда… Да я и привыкла сама-то всё… 

- Так у нас с тобой дело не пойдёт, дорогая! Говори, что нужно? 

- Нет, правда, ничего покамест не требуется… Воды Лексей на неделю вперёд вчерась натаскал, так что… Ступайте, когда собрались… Только, Даш, аккуратнее как… поопаситесь… Помни, о чём я тебе сказывала-то о вчерашнем дне… 

- Помню, помню… И ты не забывай… Вдруг, как он без нас заявится… Никаких нервных всплесков, а уж тем более страха! Улыбка и молитва! 

- Ох, не знаю… Чудно мне всё это… Улыбка какая-то… по-детски как-то, по-ребячески… Молитва-то куда ни шло, понятное дело, а вот улыбкой его вряд проймёшь… 

- А ты не сомневайся и всё получится! 

- Ладно, попробую… Уж дюжа он мне опротивничал, сладу никакого нетути… 

- Сладим-сладим! Помни, что ты не одна!

- В какую сторону направитесь? В деревню? 

- Ну, да… Мы же ещё толком ничего и не видели… 

- Мимо Ермолая, одначе, всё одно пойдёте… 

- И – что? 

- Аккуратнее как… Он уж, небось, прознал, что супротивничаете-то… 

- Да что он нам может сделать? - вспыхнул Алексей. 

- А кто про то знает? Энтот змей хитёр наче лис какой… 

- Разберёмся! 

- Ну, идите… К обеду-то возвращайтесь!

Переговариваясь о том, о сём молодые отправились в сторону деревни и тропинка привела их в облюбованную рощицу. Омытая недавним дождём зелень была сказочно хороша: яркая, нежная, восхитительная, ещё совсем не надоевшая взгляду. Повсеместно среди не отросшей на свою максимальную высоту муравы цвели всевозможные первые цветочки, многие из которых Алексею были вовсе неизвестны.

- Какое интересное место, Алёшенька, удивительная рощица! 

- Чем же она тебя так восхитила? На мой взгляд, самое восхитительное здесь это ты! 

Девушка мягко улыбнувшись, подставила губки для поцелуя, закинув руки ему на шею: - Мне ты тоже очень нравишься! – призналась она шёпотом – Но не хочешь ли узнать, что именно всё-таки меня тут удивляет? 

- Подожди – продолжал целовать её парень – Подожди ещё хотя бы парочку минут!

- Алёша-а-а – вывернулась она из объятий – Прекрати!» «Как я могу прекратить, когда с каждой минутой ты мне нравишься всё больше и больше?» 

«Лёшка… - чуть ли не застонала та – Не заставляй меня думать, что именно ты моё самое главное испытание! Что это именно с тобой мне надлежит вести борьбу.

- Однако ты развернула… - оторопело отшатнулся парень – Враз из меня вражину вылепила… Спасибо! 

- Не обижайся, а лучше послушай… Знаешь почему я считаю эту рощу верхом совершенства, если так можно сказать? - постаралась переменить тему Даша.

- Ну, тебя… Что в ней такого особенного? 

- Да, не дуйся ты, как мышь на крупу…  Мне казалось, что мы  уже обо всём уговорились, а ты опять… 

- Но, Даш… я здоровый мужик, понимаешь? 

- Понимаю… Не хочешь ждать, ложись с Матрёной… 

- Чего?! Ну, ты ваще, мочишь, как хочешь… 

- Не кипятись, повторяю – выбор за тобой! И к этой теме больше возвращаться не будем! 

- Ультиматум? 

- А считай, как знаешь! Я тоже живая, между прочим, не ты один… мне тоже не очень-то просто… Но долг есть долг! 

- Ладно – вздохнул Лёха – Что ты там про рощу пыталась сообщить? Что с ней, на твой взгляд, не совсем так? 

- А ты сам осмотрись вокруг… Красиво? 

- Да! Берёза вообще дерево уникальное! Русское какое-то, хотя и растёт по всему миру. И, тем не менее – в чём же отличие от просто леса в другом месте?

- Нет паразитирующих растений: подлеска, сорняковых дикоросов! Прямо английская лужайка, да и только! 

Алексей заинтересованно завертел головой, озирая окрестности. 

- И кроме того – не дала ему опомниться Дарья – Вот посмотри-ка на этот цветок!
 – протянула ему сине-фиолетовый колокольчик на совсем невысоком стебельке.

- Он, что, тоже уникальный? 

- Понимаешь какая штука… Ну, во-первых, он называется прострел весенний. Существует очень красивая легенда о его появлении, которую я когда-нибудь, но теперь, расскажу тебе, а вот сейчас открою сокровенную тайну, записанную в старинных рукописях по знахарству и магии, если хочешь, конечно! 

- Тайну?! Может, лучше не надо? – улыбнулся парень, не поверив её загадочному тону – Вдруг проболтаюсь кому… 

- В бабушкиной тетради прострел или сон-трава (другое его название) описывается как показатель чистой от зла территории, понимаешь? Там утверждается, что на двенадцать вёрст округ него никто, из состоящих на службе у тьмы, приблизиться не может! Не потому ли тропинка огибает рощу, а не вьётся напрямки? 

- Правда?! Вот этот самый колокольчик способен отпугнуть вурдалаков?! 

- Представь себе… Скажу больше, как мне кажется и вряд ли я сильно ошибаюсь, тут поворожил кто-то из светлых! Не покинувший ли деревню здухач? - поразилась Дарина промелькнувшей догадке - Лёш! Возьми-ка цветок себе в петлицу! 

- Зачем? 

- А хуже не будет! Посмотрим, как на него отреагирует Ермолаище… 

- Чуть ли не Бармалеище! - усмехнулся парень. 

- Где-то рядом… - улыбнулась и ведунья – Ну, что, нанесём ему визит? 

- А пошли! Где наша не пропадала?


© Copyright: Валентина Карпова, 2019

Регистрационный номер №0447645

от 19 мая 2019

[Скрыть] Регистрационный номер 0447645 выдан для произведения:
- Лёш, сегодняшний день более, чем убедительно доказал мне, что наша с тобой миссия связана именно с Листвянкой! 

- С чего вдруг такая уверенность? 

- А из очень многих на первый взгляд незначительных, косвенных событий!

- Ермолай? 

- Не исключено. Пока не знаю точно, но даже если он и не при делах, всё равно Матрёне я просто обязана помочь избавиться от его притязаний из женской солидарности, как говорится! Она мне сегодня такое рассказала, что необоснованная на первый взгляд вспышка неприязни к нему во мне разрослась уже чуть ли не до размеров ненависти и это – плохо…

- Почему – плохо? 

- Борьба предстоит нешуточная, а потому сердце должно умолкнуть, остыть, передав все бразды правления голове, разуму, а не чувствам. Цена ошибки, допущенной под влиянием эмоций, может оказаться удручающей, а времени на исправление мне вряд ли кто-то предоставит и это не подлежит сомнению. Ермолай – тёмный и завтра я буду уже точно знать расклад сил! 

- Каким образом ты это сможешь определить? 

- Лёш… Объяснение непосвящённым может показаться чуть ли не абсурдным. На грани бытия, адекватности… Давай отложим всё это до лучших времён, до тех пор, когда обстановка изменится, пожалуйста… - чуть ли не умоляющим тоном попросила Даша.

- Как скажешь! Но ты не можешь не понимать, что я… 

- Переживаешь? 

- Боюсь! Боюсь, что вдруг этот упырь сильнее тебя окажется, хитрее, наконец… Может, мне его того, тюк по темечку и нету Кука, а? И все концы в воду? На корм отправить к ихнему водяному? 

- Ух, ты… прямо рецидивист какой-то… Тюк по темечку… Так он тебя и подпустил… Уж лучше бы придумал какую-нибудь неотложную операцию для него… Разрезал, а зашивать нитки кончились… 

- Тоже вариант! 

- Вот завтра и пойдём к нему в гости, если сам на завтрак не заявится! 

- Нет, ты определённо ненормальная… С ума сошла, что ли? Добровольно в пасть к дракону… 

- Ты ему явно льстишь… Дракон – это слишком! Так, хомячок злобствующий… 

- Ага, хомячок… Зачем? 

- Ну, как ты не понимаешь? Отблагодарить человека нужно… Не отказал, приветил… Услуги свои предложим: жена-то у него хворает? Хворает… Да и потом… пора снимать маски! 

- Дашенька, мы всего два дня здесь… Впереди целый год неопределённости, если та каменюка не наврала. Не слишком ли ты торопишься?

- Понимаешь, если я не ошиблась, то он уже знает, что я из себя представляю. Он уже пытался проникнуть сюда… 

- Серьёзно?!Каким образом? Когда? 

- В первую же ночь… Помнишь, я попросила тебя оставить меня в доме одну на несколько минут? 

- Конечно! 

- Так вот, тогда я пригрозила домашней нежити, что разгоню их всех отсюда в случае неповиновения мне… 

- Не понял – недоумённо заозирался вокруг себя Алексей – Какой ещё нежити? Здесь?! 

- Безусловно! Однако ты меня удивляешь, милый, с чего вдруг испуг-то в голосе? Разве я прежде уже не говорила тебе про них? 

- Даш… Я думал, что это просто шутка такая… 

- Лёша-а-а… Какие шутки? Всё более чем серьёзно! 

- А я их могу увидеть? 

- Кого? 

- Ну, этих, как там: домовой, кикимора… кто там ещё? 

- Нет… Вот ты ни разу не поинтересовался, с чего бы вдруг тебя Ермолай незрячим обозвал… А неспроста! Дело в том, что причина твоей «незрячести» кроется или объясняется отсутствием у тебя магических, аномальных, с точки зрения обычных людей или науки способностей! 

- Хочешь верь, хочешь не верь, но я догадался… Единственно, что вызвало какое-то недоумение, так это то, что ты обещала ему каким-то образом мне глаза всё-таки открыть… 

- А что тут непонятного? Рассказывая тебе о наличии по сути анормального среза в действительности, разве я не делаю тебя более информированным, зрячим в той или иной степени, при условии веры с твоей стороны в мои слова или поступки, конечно?

- Ох, не знаю… Ты тоже пойми, что всё это так далеко от всего того, чем я жил ещё вчера… Все эти перечисленные персонажи детских сказок для меня таковыми и оставались до недавнего времени, как вдруг так случилось, что сознанию, мыслительному аппарату жизненно важно перестраиваться понадобилось, менять контакты… Даш, пощади… Не сразу… Я, наверное, неисправимый тормоз… 

- А ты не отчаивайся – просто верь мне и делай то и так, как говорю во избежание ненужного нам с тобой развития событий! 

- Легко сказать… Милая, но тогда в чём же заключается моя-то роль, собственно говоря? Зачем, если я не в состоянии ни чем помочь, меня поместили рядом с тобою?

- Алёш… Вот какого ответа ты от меня ждёшь? Не знаю я… Но уж наверное не случайно! А потому… - Даша потёрла руками виски – А потому просто будь рядом! Будь рядом и не забывай читать про себя оберегающие молитвы, а я буду делать то, ради чего оказалась здесь.

- Даш, а как он хотел сюда проникнуть и что тебе наобещали наши, так называемые,  соседи? 

- Между прочим, сам того не осознавая, ты очень точно назвал домового и иже с ним – соседями! Его именно так и зовут: дедушко-суседушко! 

- Оба-на! – шумно выдохнул парень. 

- А обещали они мне полную изоляцию данного помещения от проникновения кого бы то ни было и я знаю точно, что своё обещание они держат, за что им низкий поклон и огромное спасибо! И тем не менее… Нам нужно быть предельно осторожными и внимательными хотя бы до той поры, пока я окончательно не пойму на что он способен и готов, пока определю границы его силы и возможностей! 

- А вот этим визитом к нему ты чего хочешь добиться? 

- Во-первых, постараться определить, что там с его женой? Мать Степаниды – местная знахарка, но это вовсе не означает, что магичка, может быть просто травница. Как мне думается, она на пределе своих знаний поддерживает жизнь в дочери или до тех пор, пока он позволяет ей это делать, не гласно, разумеется. Справиться окончательно с кумохой (здесь так называют тяжёлый вид хворобы) либо не в состоянии, либо ещё что… 

- А, может, вначале с нею просто переговорить? 

- Думала я и об этом, но потом отвергла данный ход! 

- Почему? Сдаваться, не попробовав… 

- При чём тут сдаваться? Нет… просто мы для неё чужаки… А она и с местными не очень-то общительна. Помнишь, как нам её характеризовал Митрофан? А терять время напрасно как-то не хочется… Она, наверняка, запугана зятем покуда некуда, а тут ещё и я со своим ведунством… Нет… 

- Ну, хорошо, понял. А во-вторых? 

- А, во-вторых… Понимаешь, данная провокация (а это ни что иное, как провокация!) заставит Ермолая, на что я очень рассчитываю, поиграть мускулами… Не в моих правилах нападать первой… А вот ответить – это да и так, чтобы мало не показалось! 

- А если он сам без нас заявится к Матрёне? 

- Не исключено. Но в этом случае его ждёт огромнейший сюрприз! Я убедила её отвечать на все его возможные выпады в её сторону улыбкой и словами увещевания, типа: да, что это с тобой нынче? Ни малейшего раздражения! Ох, как он взовьётся, до небес подпрыгнет! 

- Уверена? 

- Больше чем! Он привык подавлять, запугивать, получать полнейшее повиновение, абсолютную покорность! Привык доминировать, понимаешь? А она мне твёрдо обещала, что не испугается, и постарается сделать так, как я от неё добиваюсь – наперекор, но без истерик, оскорблений в ответ, и, уж тем более, без слёз!

- Сможет? 

- Помогу! Это… «бодание» вежливостью продлится недолго – он не выдержит первым, и вот тут-то доспехи свалятся… А мне хватит доли мгновения, увидеть то, что он ни за что добровольно не откроет. 

- А потом? 

- А потом у нас тобою будет не более недели, чтобы достойным образом завершить «операцию» если не по устранению, так по разоблачению уж точно! 

- Неделя? Так мало? 

- Наоборот, очень и очень много… Более, чем достаточно… 

- Даш, мне приятно осознавать, что ты так уверена в себе, но, пожалуйста, не рискуй без особой на то надобности! Помнишь, как говорят: умный в гору не пойдёт…

- Солнышко, ну я же не дура, чтобы лезть на рожон очертя голову! Однако дело такого свойства, что трусость и нерешительность могут оказаться смерти подобными… А потому… Но я тебе твёрдо обещаю: без предварительного хладнокровного обдумывания ни жеста, ни шагу, ни слова! 

Завтрак прошёл в «тесном семейном» кругу, как пошутила Дарья, с тревогой посмотрев на Матрёну, которая явно всю ночь не сомкнула глаз. Все казались довольными и едой (вкуснейшей молочной кашей с настоящим сливочным маслом и какими-то невероятно пышными оладушками), и непринуждённым общением за столом, все, кроме маленького Захара, которому перед тем так и не досталось привычной порции мамкиного молока. Матрёна, как отрезала: 

- Будя, чай не младенец уже! 

Захар попробовал пустить слезу, но получив весьма ощутительную оплеуху, забился на лежанку, не желая спускаться даже к завтраку, но и тут его своеволие было резко пресечено и не только окриком. И вот теперь он сидел, уставившись в свою миску, не поднимая глаз ни на кого вообще.

- Чем собираетесь заняться? - вдруг обратилась с вопросом к Дарине Матрёна.

- Хотели прогуляться по вашим окрестностям, полюбоваться! 

- Чем тут любоваться-то? Скажешь тоже… 

- Ну не скажи! Вот как шли мы к тебе на мельницу, такую красивую рощу проходили, глаз не отвести! А, что? Может, помочь чем надо? Так ты только намекни! 

- Нет, ничего такого срочного… Всё как всегда… Да я и привыкла сама-то всё… 

- Так у нас с тобой дело не пойдёт, дорогая! Говори, что нужно? 

- Нет, правда, ничего покамест не требуется… Воды Лексей на неделю вперёд вчерась натаскал, так что… Ступайте, когда собрались… Только, Даш, аккуратнее как… поопаситесь… Помни, о чём я тебе сказывала-то о вчерашнем дне… 

- Помню, помню… И ты не забывай… Вдруг, как он без нас заявится… Никаких нервных всплесков, а уж тем более страха! Улыбка и молитва! 

- Ох, не знаю… Чудно мне всё это… Улыбка какая-то… по-детски как-то, по-ребячески… Молитва-то куда ни шло, понятное дело, а вот улыбкой его вряд проймёшь… 

- А ты не сомневайся и всё получится! 

- Ладно, попробую… Уж дюжа он мне опротивничал, сладу никакого нетути… 

- Сладим-сладим! Помни, что ты не одна!

- В какую сторону направитесь? В деревню? 

- Ну, да… Мы же ещё толком ничего и не видели… 

- Мимо Ермолая, одначе, всё одно пойдёте… 

- И – что? 

- Аккуратнее как… Он уж, небось, прознал, что супротивничаете-то… 

- Да что он нам может сделать? - вспыхнул Алексей. 

- А кто про то знает? Энтот змей хитёр наче лис какой… 

- Разберёмся! 

- Ну, идите… К обеду-то возвращайтесь!

Переговариваясь о том, о сём молодые отправились в сторону деревни и тропинка привела их в облюбованную рощицу. Омытая недавним дождём зелень была сказочно хороша: яркая, нежная, восхитительная, ещё совсем не надоевшая взгляду. Повсеместно среди не отросшей на свою максимальную высоту муравы цвели всевозможные первые цветочки, многие из которых Алексею были вовсе неизвестны.

- Какое интересное место, Алёшенька, удивительная рощица! 

- Чем же она тебя так восхитила? На мой взгляд, самое восхитительное здесь это ты! 

Девушка мягко улыбнувшись, подставила губки для поцелуя, закинув руки ему на шею: - Мне ты тоже очень нравишься! – призналась она шёпотом – Но не хочешь ли узнать, что именно всё-таки меня тут удивляет? 

- Подожди – продолжал целовать её парень – Подожди ещё хотя бы парочку минут!

- Алёша-а-а – вывернулась она из объятий – Прекрати!» «Как я могу прекратить, когда с каждой минутой ты мне нравишься всё больше и больше?» 

«Лёшка… - чуть ли не застонала та – Не заставляй меня думать, что именно ты моё самое главное испытание! Что это именно с тобой мне надлежит вести борьбу.

- Однако ты развернула… - оторопело отшатнулся парень – Враз из меня вражину вылепила… Спасибо! 

- Не обижайся, а лучше послушай… Знаешь почему я считаю эту рощу верхом совершенства, если так можно сказать? - постаралась переменить тему Даша.

- Ну, тебя… Что в ней такого особенного? 

- Да, не дуйся ты, как мышь на крупу…  Мне казалось, что мы  уже обо всём уговорились, а ты опять… 

- Но, Даш… я здоровый мужик, понимаешь? 

- Понимаю… Не хочешь ждать, ложись с Матрёной… 

- Чего?! Ну, ты ваще, мочишь, как хочешь… 

- Не кипятись, повторяю – выбор за тобой! И к этой теме больше возвращаться не будем! 

- Ультиматум? 

- А считай, как знаешь! Я тоже живая, между прочим, не ты один… мне тоже не очень-то просто… Но долг есть долг! 

- Ладно – вздохнул Лёха – Что ты там про рощу пыталась сообщить? Что с ней, на твой взгляд, не совсем так? 

- А ты сам осмотрись вокруг… Красиво? 

- Да! Берёза вообще дерево уникальное! Русское какое-то, хотя и растёт по всему миру. И, тем не менее – в чём же отличие от просто леса в другом месте?

- Нет паразитирующих растений: подлеска, сорняковых дикоросов! Прямо английская лужайка, да и только! 

Алексей заинтересованно завертел головой, озирая окрестности. 

- И кроме того – не дала ему опомниться Дарья – Вот посмотри-ка на этот цветок!
 – протянула ему сине-фиолетовый колокольчик на совсем невысоком стебельке.

- Он, что, тоже уникальный? 

- Понимаешь какая штука… Ну, во-первых, он называется прострел весенний. Существует очень красивая легенда о его появлении, которую я когда-нибудь, но теперь, расскажу тебе, а вот сейчас открою сокровенную тайну, записанную в старинных рукописях по знахарству и магии, если хочешь, конечно! 

- Тайну?! Может, лучше не надо? – улыбнулся парень, не поверив её загадочному тону – Вдруг проболтаюсь кому… 

- В бабушкиной тетради прострел или сон-трава (другое его название) описывается как показатель чистой от зла территории, понимаешь? Там утверждается, что на двенадцать вёрст округ него никто, из состоящих на службе у тьмы, приблизиться не может! Не потому ли тропинка огибает рощу, а не вьётся напрямки? 

- Правда?! Вот этот самый колокольчик способен отпугнуть вурдалаков?! 

- Представь себе… Скажу больше, как мне кажется и вряд ли я сильно ошибаюсь, тут поворожил кто-то из светлых! Не покинувший ли деревню здухач? - поразилась Дарина промелькнувшей догадке - Лёш! Возьми-ка цветок себе в петлицу! 

- Зачем? 

- А хуже не будет! Посмотрим, как на него отреагирует Ермолаище… 

- Чуть ли не Бармалеище! - усмехнулся парень. 

- Где-то рядом… - улыбнулась и ведунья – Ну, что, нанесём ему визит? 

- А пошли! Где наша не пропадала?


 
Рейтинг: +1 20 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Популярная проза за месяц
110
98
92
90
Светка 26 мая 2019 (Тая Кузмина)
81
78
75
75
75
65
64
64
63
61
60
59
59
57
56
55
55
55
54
53
53
51
48
47
45
35