ГлавнаяПрозаКрупные формыРоманы → Покой нам только снится. Ч. 2. Глава 11

Покой нам только снится. Ч. 2. Глава 11

20 января 2019 - Татьяна Белая
Вернувшись в комнату, Денис присел на диван рядом с женой, притянул ее к себе и уткнулся лицом в теплую расщелинку на груди. Супруга с улыбкой перебирала его волосы и слушала тихое признание.
-Лисичка, - шептал майор, вдыхая родной запах, - вот за что мне такое счастье? Мне, грешнику и солдафону. Когда-то я не только знал море стихов, но и умел сочинять их. А теперь не могу даже подобрать нужных слов признания тебе – матери нашей доченьки. Я только, только начал понимать, какое неслыханное чудо чудное, диво дивное ты мне подарила.
 
-А я знала, что так будет, - ответила Лари, прижимаясь щекой к его волосам, – знала, потому и родила, наперекор тебе, нехочухе. Ты просто понятия не имел, что такое свой ребеночек. Потому и не хотел его. Вот будешь читать сказочки на ночь Дашеньке и вспомнишь все стихи и все нежные слова. Она ведь девочка.  Ей любовь и ласка нужна.
-От тебя молочком пахнет, - зажмурился от удовольствия муж.
-Ой, - вздохнула Лари, - твои бы речи, да Богу встречи. – Боюсь, что молока у меня маловато. Вот когда Миро родила, на двоих детей хватало. А с Дашулей, уж как получится.
 
Летние месяцы Кларисса с дочерью намеревались провести у свекрови в поселке. Макар пообещал и Соболеву дать небольшой «декретный» отпуск на пару недель. Ждали лишь завершения сыщиком очередного расследования.
 
Денис, буквально окрыленный своим успехом в налаживании контакта с маленькой дочерью, теперь ударился в другую крайность. Если до этого, он опасался, что Дашенька будет плакать у него на руках, то сейчас улавливал каждый писк младенца и тут же хватал доченьку на руки. Ходил с ней по дому, разговаривал, укачивал на руках. Пока супруга строго не пресекла это.
-Але, папуля, - насмешливо сказала она, когда тот в очередной раз бросился к кроватке малышки, услышав, что та зашевелилась, - ты мне ребенка то не порти. Девчонке чуть больше месяца, а она тебя уже «построила». Прямо, «в зобу дыханье» бросаешься к ней.
 
Наконец, все семейство, включая кошку, отправилось в «Лесную сказку», где их с нетерпением дожидалась Вероника Никитична. Всем были приготовлены отдельные апартаменты. Миро выразил желание жить на втором этаже в комнате с выходом на большой балкон. А в комнате супругов стояла кроватка для ребенка, как оказалось, уже заранее приобретенная бабушкой.
 
 
Найду никогда в ее собачьей жизни не привязывали на цепь. Счастливая овчарка вообще понятия не имела, что это такое. Жизнь в поселке для нее была в радость. Во-первых, целый день она могла бегать по двору, а не сидеть в квартире. Но главное, выгуливали ее в роще, где собака носилась в свое удовольствие без намордника и поводка.
 
У кошки не было такой скорости, как у собаки. Поэтому Элька присмотрела себе место для прогулок внизу коляски. Там имелась сеточка, на которую ей клали подстилку, и кошка с радостью запрыгивала туда всякий раз, когда кто-либо шел гулять с Дашенькой. Во время остановки, могла выйти погулять по окрестностям, но не долго. За что Соболев прозвал ее лентяйкой. Но как же сыщик оказался не прав.
 
Это случилось на очередной прогулке в сопровождении животных. Найда, как обычно, унеслась куда-то вдаль вместе с Миро. Дениса с ними не было. А Лари встретилась со знакомой, которая тоже гуляла с огромным догом на длинном поводке. Пока дамы разговаривали, чужая собака имела неосторожность подойти и заглянуть в коляску с ребенком.
 
И тут из-под коляски с каким-то потусторонним ором, растопырив лапы с выпущенными когтями, как из катапульты вылетела Элька. Дог от страха рванулся, чуть не уронив свою хозяйку, державшую поводок. Но кошка не унималась. Она вновь и вновь кидалась на собаку с диким шипением и мяуканьем. И только когда женщина вынуждена была уйти прочь со своим псом, кошка с чувством выполненного долга вновь улеглась на свое место. Так отчаянно кошки защищают только своих котят.
 
Кларисса со смехом рассказала об этом мужу и свекрови. Теперь весь поселок знал, что малышка находится под охраной не только овчарки, но и грозной рыже-черной кошки.
 
Соболеву этот отпуск показался самым счастливым в его жизни. Несмотря на то, что мать каждый день находила ему чисто мужское занятие. Там подправить, здесь подделать, тут скамеечку поставить. Место для будущей детской площадки по ее указанию было уже отгорожено. И только горку сын пока делать отказался. Посчитал, что еще рано.
 
Кларисса продолжала кормить малышку грудью. Пока, молока хватало. Хотя, женщина, конечно же, опасалась располнеть. А потому каждый день все семейство, кроме Веры Никитичны, посещало «тренажерный зал» в ангаре. Это оказалось такими моментами единения семьи, что трудно было переоценить. Причем, когда взрослые занимались, малышка мирно посапывала в коляске, стоящей рядом. Однажды, Миро подошел к сестре, посмотрел на нее и шутливо выразил свои претензии.
 
-Вот лежишь тут, дрыхнешь и в ус не дуешь, - сказал он, вытирая пот со лба. – Чего так поздно родилась то? Была б постарше, хоть уборку бы в комнате брательника делала. А теперь, когда вырастешь? Я уж и состариться успею.
 
Счастливое время отпуска пролетело незаметно. Соболеву пора было выходить на работу. К великому сожалению свекрови, невестке тоже пришлось уехать в город. Дашеньку надо было ежемесячно показывать педиатру. Да и самой пройти плановый осмотр в женской консультации.  Лари обещала, что скоро они с внучкой вернутся. И пробудут в поселке до осени.
 
Денис, кстати, был категорически против этого. Он не мог себе позволить ежедневно ездить из поселка на работу в город. А оставаться дома один не хотел. Миро к тому времени снова отправился в спортивный лагерь. И судьба, казалось бы, помогла сыщику. Как говорится, не было бы счастья, да несчастье помогло. У Клариссы вдруг пропало молоко.
 
Дашеньку пришлось срочно переводить на искусственное вскармливание. Ребенок решительно протестовал против этого. Девочка отказывалась есть из бутылочки, выплевывала соску, плакала и «требовала» мамину сисю, как умела. Лари, сама со слезами на глазах, уговаривала доченьку и страшно расстраивалась по этому поводу. Малышке надо было подобрать питание, ходить в молочную кухню, поэтому уезжать из Питера не стоило.
 
Денис позвонил матери и пояснил, почему супруга с внучкой не могут жить в поселке.   Рассказал, что у Лари пропало молоко, Даша протестует и ревет. Женщине даже пришлось перетянуть грудь, чтобы малышка не чувствовала запах молока. Обещал, что будут как можно чаще ее навещать.
 
Вера Никитична после этого разговора не только расстроилась, но и все  поняла. Уж она-то знала, для чего кормящие женщины перетягивают грудь. Чтобы молоко перегорало. Значит, невестка просто передумала кормить малышку своим молоком. И причина была ясна. Актрисе Закошанской надо было заботиться о своей фигуре. Говорить об этом Денису женщина не стала, чтобы не вносить разлад в семью сына. Если бы кто-нибудь только знал истинную причину отказа Лари кормить ребенка грудью. Причина откроется гораждо позднее и будет шокирующей.
 
Но и осуждать Клариссу свекровь  тоже не торопилась. Прекрасно помнила, как после года кормления сына грудью, прибавила в весе почти двадцать килограммов. Опасалась, лишь бы кто-нибудь Денису не открыл глаза на эту «тайну». И все равно, Вера Никитична была бесконечно благодарна невестке за рождение внучки. Старалась как можно чаще приезжать к ним в Питер. Иногда даже оставалась с ночевкой на диване в зале.
 
Вскоре, Соболев стал замечать, с супругой что-то происходит. Перепады в настроении всегда были характерны для Клариссы. Гораздо больше сыщика пугало ее внезапное безразличие к некоторым важным раньше для жены вещам. Она часто стала о чем-то задумываться и как бы застывала на месте, глядя куда-то вдаль. Денис ее окликал, женщина вздрагивала и уходила от ответа, что ее беспокоит.
 
А потом из дома исчезли карты Таро. Лари с некоторого времени вообще перестала их раскладывать и куда-то спрятала с глаз долой.  Следующее событие его буквально потрясло. Денис давно привык, что магические золотые украшения шувани Эльвиры, всегда были для Лисички чуть ли не священны. Когда она их показывала в свое время, сразу предупредила, дескать, не посвященному человеку к ним лучше не прикасаться. И вдруг заявила, что намерена вернуть шкатулку с украшениями шувани в табор.
 
Денис не понимал, с какой стати жена вдруг дистанцировалась от своего былого почитания культа шувани. Однажды в шутку он привычно назвал Лисичку колдуньей. На что супруга просто взорвалась.
-Никогда в жизни больше не называй меня так! – громко воскликнула женщина, сверкнув своими зелеными глазищами. – Никогда! Слышишь!
-Ну, хорошо, хорошо. Не буду, - поднял руки сыщик. – Как скажешь.
 
Непонятные эмоциональные взрывы у Лари, сменялись проявлением  повышенного внимания и чувств к мужу. Бывало, будила его, нежно подув на волосы или легкими, едва различимыми поцелуями. Шептала ночью слова любви и страсти, отдавалась ему истово, как будто перед разлукой. В такие минуты Денис замирал от счастья и прощал супруге все и сразу.
 
А еще он стал замечать, что Кларисса подолгу беседует с какой-то странной дамой по скайпу. И если он в это время заходил в спальню, она сразу останавливалась и просила его выйти.
-Это кто такая? – наконец, поинтересовался Денис. – Тоже актриса?
-Нет, - строго ответила Лари. – Элеонора врач-психолог. Мне ее посоветовала Клавдия Андреевна.
-Лисичка, у тебя какие-то проблемы? – не удержался он от вопроса.
 
-А ты этого не заметил? – посмотрела жена ему прямо в глаза. – Может, слышал такое выражение – послеродовой синдром?
-М-м-м, - промычал сыщик и пожал плечами.
-Вот и не спрашивай, - уверенно произнесла Лари. – Элеонора прекрасный специалист и помогает мне преодолеть некоторые проблемы. В конце концов, я же не с мужиком беседы веду.
Больше они к этому вопросу не возвращались. Хотя, Соболев знал, что разговоры с Элеонорой жена не прекратила. Просто старалась делать это в его отсутствие.
 
Пятнадцатого сентября Дашеньке исполнилось целых четыре месяца. Нина Ивановна по такому случаю принесла маленькой соседке новый вязаный костюмчик невиданной красоты собственного изготовления. Лари в это время дома не было, и женщина пояснила отцу, что изделие особой вязки, которая легко растягивается. То есть, костюмчик «на вырост».
 
Денис поблагодарил, и в это время вернулась Кларисса. И пребывала она в весьма расстроенных чувствах. Сказала, что заходила в театр. Главный режиссер Павел Подервянский начинает репетировать пьесу Б.Шоу «Профессия миссис Уоррен». Постановку хочет посвятить своему 60-тилетию профессиональной деятельности. И в главной роли видит только Клариссу Закошанску.
 
-Прямо, не знаю, что делать, - вздохнула женщина. – Репетиции обычно утром происходят. Если только няню на первую половину дня взять. Так мне хочется начать работать, - с тоской произнесла она. - Ну, хоть в одном спектакле. Эта роль прямо для меня написана, - тихо добавила актриса, как бы сама для себя.
-Ларочка, - удивленно взглянула на нее соседка, - а я-то на что? Чем тебе не няня?
 
-Ой, Нина Ивановна, - подняла руки та, - это кому только сказать, что у моей дочери в нянях бывший дипломатический работник.
-Милая моя, - воскликнула Нина Ивановна, - да няней то, бывает,  посложнее, чем дипломатом работать. Думаешь, я не справлюсь?
-Не думаю, мне просто неудобно как-то, - растерянно произнесла Лари и вопросительно посмотрела на мужа.
 
Денис пока молчал и старался осмыслить высказанное желание супруги выйти на работу.
-Как раз очень даже удобно, - возразила соседка. – Ты утром на репетицию, а мы с Дашенькой на колясочке на прогулку, по дороге в молочную кухню зайдем. Приходящую няню тебе еще ждать придется. Мало ли, задержится. А я рядом всегда. Денис, чего молчишь-то? – обратилась она к мужчине. – Ты тоже мне не доверяешь?
 
Дело было совсем не в том, доверяет или нет Соболев соседке. По выражения лица и тону супруги, майор вдруг понял, если он сейчас запретит своей Лисичке начать репетиции,  просто сломает ее. И этот проклятый синдром только усилится. А он не мог больше видеть ее остановившийся взгляд и, порой, какое-то отчаяние в глазах любимой. Сыщик надеялся, что Лари прекратит, наконец, общаться с  таинственной дамой-психологом. Супруге просто на это не останется времени.
 
-Ну, в таком случае, надо «на берегу» обговорить плату за вашу работу, Нина Ивановна, - с улыбкой повернулся он в ее сторону.
-Вы хоть мои седины то не позорьте, - возмутилась женщина. – Да я вам еще приплачивать должна за счастье бабушкой «на час» побыть. Мне только в радость. Я же стиркой, уборкой, купанием ребенка заниматься не буду. С малышкой погулять, из бутылочки покормить, перепеленать, это ж одно удовольствие, - уверенно заявила Нина Ивановна.
-Ладно, - махнул рукой Денис, – давайте попробуем, а там уж вернемся, если понадобится, к этому вопросу.
 
И вскоре Соболев убедился, что выход супруги на работу очень благоприятно отразился на ее настроении. Удивительные создания эти женщины. Когда, кроме ежедневных домашних забот, у Клариссы появились  свои, творческие дела, она просто преобразилась. Все, как говорится, вернулось на круги своя.
 
Не радовалась этому только Вероника Никитична. Денис сразу это заметил, когда мать в очередной раз приехала к ним в гости. У них состоялся серьезный разговор, из которого сын понял, что мать опасается, как бы у ее единственной внучки не оказалось две бабушки. В том смысле, что Дашенька маленькая и может няню воспринимать, как бабушку.
 
Денис, как мог, постарался успокоить маму. Напомнил, что Лари актриса и ей просто воздуха для жизни не хватает, сидя дома. Поэтому им и пришлось взять няню для дочери, чтобы жену высвободить.
-Вот именно, взять няню, - с обидой произнесла Вера Никитична. – Лисичку твою, я прекрасно понимаю. И не сужу. А нельзя было просто переехать в свою квартиру, где и бабушке бы место нашлось. Я и сама б с ребенком справилась, - упрямо поджала она губы. – Баба Капа с тобой прекрасно справлялась.
 
-Уффф, - выдохнул Соболев. – Но Капитолине Аверьяновне, когда я родился, было лет сорок пять, если мне память не изменяет. Тебе «чуть-чуть» побольше, - иронично заметил сын. – Помнится, кто-то мне жаловался на  аритмию, гипертонию, артроз и еще чего-то там. Мам, ну тебе за семьдесят, не могу я на тебя младенца взвалить.
-Ой, можно подумать, этой «дипломатке» намного меньше лет, чем мне, - укоризненно сказала женщина. – Ей тоже далеко за шестьдесят, и она каждый день возле моей внучки, - всхлипнула мать.
-Вам, двум образованным, интеллигентным дамам, лучше бы подружиться, - уверенно произнес майор. – Мама, и что это за слово такое – расфуфыренная? Можно подумать, ты ходишь, в чем попало и украшений не носишь, - иронично заметил он. – Шубка у тебя из соболя, в ушах и на руках, хоть маленькие, но бриллиантики. Кстати, Нина Ивановна очень любит театр. Сходили бы вместе, обсудили. Ты подумай о моих словах.
 
Миро относился к сестренке с нежностью и обожанием. Подходил к кроватке или коляске, разговаривал в ней, шутил, подмигивал. Брал, когда она чуть подросла, на руки, и называл сестру Рыжиком. По мнению Соболева, хитрый цыганенок быстро сообразил, что появление ребенка сильно отвлечет внимание матери от него. А это его очень даже устраивало.
 
А однажды, совершенно случайно, он раскрыл матери и отчиму  «коварный» замысел няни. Семимесячная уже девочка сидела на ковре в окружении игрушек и чего-то лопотала по-своему. Брат подошел к ней, поднял на руки, поцеловал и спросил:
-Интересно, наш Рыжик на каком языке первым начнет говорить, на русском или на английском?
-В каком смысле? – удивленно посмотрела на него мать.
 
-Так, когда вас дома нет, - хмыкнул тот, - няня с Дашкой по-английски разговаривает. Вы че, не знали? И на улице, когда гуляет, тоже на английском. Я сам слышал.
Приглашенная тут же няня рассмеялась и погрозила пальцем парнишке, который ее замысел выдал. Пояснила, что не хотела родителям говорить об этом. Думала удивить их, когда дочь сразу начнет разговаривать на двух языках.
 
-Нина Ивановна, - изумленно вмешался Денис, - Да она еще и по-русски то не умеет. А вы сразу хотите на английском.
-А вы не задумывалась, почему цыгане все говорят на двух языках? – лукаво поинтересовалась женщина. - Вряд ли они деткам репетиторов по русскому нанимают. Просто дети с рождения слышат и цыганскую, и русскую речь.
 
-Нет, ну я, конечно, не против, - согласился Соболев. – Пусть хоть на трех начнет разговаривать, только что-то сомневаюсь, - криво усмехнулся он.
-Говорить, она еще не умеет, - уверенно возразила Нина Ивановна, - но понимает меня Дашенька, когда я разговариваю с ней на английском языке,  прекрасно, как и на русском. А раз понимает, значит, и заговорит.
 
Как-то не заметно случилось так, что кроме репетиций новой постановки, Кларисса Закошанска постепенно вернулась во все спектакли, из которых временно была выведена в связи с беременностью. Нагрузка на актрису возросла. Все бы ничего, но Денису не нравилось, что Лари снова должна была выезжать на разовые спектакли в другие города.
 
Это случалось не часто, один раз в два месяца примерно, но, тем не менее, девочке приходилось день-два оставаться без мамы. Соболев даже намеревался поговорить об этом с главным режиссером. И тут, к его несказанному удивлению, за невестку решительно вступилась свекровь. Заявила, что они с Ниной Ивановной! вполне справляются с ребенком, во время маминого отсутствия.
 
Строгим тоном профессора, не допускающим возражений, посоветовала сыну не совать свой нос в творческую карьеру Ларочки. Получилось, что в силу обстоятельств, бабушка с няней  не просто сблизились, но и  действительно  подружились, как того и хотел Денис. Соседка, видимо, оказалась очень хорошим дипломатом даже в отношении к маленькой девочке и ее бабушке.
 
Она просто не давала повода ревновать Веронике Никитичне. Даша четко знала, где баба Вера, где няня. Обнимашки и поцелуйчики доставались исключительно любимой бабушке. Более того, членкор Соболева тоже неплохо владела английским языком. Иногда обе дамы разговаривали с девочкой на английском и та их прекрасно понимала. Чем приводила обеих женщин в восторг.
 
Но все это совсем не означало, что малышка остается без внимания родителей. Каждую свободную минутку Кларисса отдавала доченьке. Денис не переставал удивляться, откуда у супруги берутся силы. Если раньше, придя с репетиции, Лари могла просто в изнеможении лечь и сказать своим мужчинам, чтобы обед готовили сами и не шумели. Теперь мать сразу бросалась к дочке. Даже по кухне она порхала, держа Дашеньку на руках или, готовила при дочке, сидящей на детском стульчике. Малышка давала ей необыкновенный прилив силы и вдохновения.
 
И все-таки, у жены имелся какой-то секрет. Что-то Кларисса скрывала от мужа, он это чувствовал. Соболев надеялся, что Лари расскажет ему обо всем со временем. Сыщик и сам был по горло занят работой. Кроме дел в агентстве, его все чаще стали приглашать консультантом в следственный комитет. И он не мог отказать в помощи своим бывшим «братьям по оружию». Это тоже отнимало у майора много сил и времени.
 
Но главным человечком для Дениса теперь стала маленькая дочка. Казалось, с той самой первой улыбки Дашеньки, у майора Соболева началась другая жизнь. Ранее, неведомая суровому сыщику. Он смотрел на малышку и не переставал удивляться, как из крошечного красного комочка она превращается в очаровательного пупса. Как все более осмысленным становится ее взгляд.
 
Еще недавно старому солдату казалось, что его уже ничем нельзя удивить в этой жизни. Так уж получилось, что Денису выпало увидеть столько крови, ненависти, предательства и самых неприглядных проявлений рода человеческого, что он сам называл себя циником. Иначе, просто не выжить. И вдруг, в его доме появился рыжеволосый Ангел. И он вдруг обнаружил в себе такие чувства, о которых даже не догадывался.
 
Дашенька стала для Соболева, как луч света в темном царстве. Он приходил домой, видел своего Ангела и в голове срабатывал выключатель. Бандиты, наркоманы, алкаши, все мерзавцы, насильники и убийцы исчезали в момент. Прикасаясь к ребенку, он впитывал нечто чистое, светлое и невинное.
 
Время текло неумолимо. И снова на дворе май. Природа вновь просыпалась. В тот вечер папа купал любимую доченьку сам, потому как Лари была в очередной командировке. Дашенька принимала водные процедуры уже в большой ванне. Рядом с ней плавали уточки, зайчики, еще какие-то игрушки. Девочка хлопала ладошками по воде, взбивала пену и визжала, а умиленный папа басил ей в унисон. В дверь с широкой улыбкой заглянул Миро и поинтересовался, не тонут ли они, коли так орут? Майор махнул рукой и велел закрыть двери, чтоб не дуло.
 
Уложив малышку спать, он присел рядом и долго смотрел на свою ненаглядную доченьку. Денису очень нравилось наблюдать за спящим ангелочком. В такие моменты он отдыхал душой и телом. Насмотревшись на дочь, выключил ночник и улегся в кровать на спину.
 
Кроватку дочери, когда мамы не было, он подвигал к своей кровати впритык, чтобы далеко не ходить, если она проснется. В голову лезли мысли, которые совсем недавно  совершенно не волновали сыщика. «Стареешь, майор, - подумал он с улыбкой. – На философию потянуло».
 
С появлением дочери, у Соболева резко поменялось отношение к женщинам вообще, а к матерям, в частности. По ходу его рассуждений выходило, что роль отца в появлении ребенка вообще минимальная. Чисто, дело случая. А дальше все зависит от матери. Целых девять месяцев мучений, ограничений во всем, вынашивание плода и, в конце концов, «кровавый» финал – роды. И если он «дышать боится» на своего ненаглядного ребеночка, что же чувствует тогда женщина-мать?!
 
Сначала рождается маленькое, беспомощное, орущее существо, которого мама пестует и обихаживает. А потом из младенца вырастает этакое длинноногое патлатое чудище, он мысленно представил себе Миро. И на лукавой мордуленции этого чуда, явственно читается название его недописанной повести – НЕ УЧИТЕ МЕНЯ ЖИТЬ! В свои неполные шестнадцать лет, чудо определенно считает себя взрослым, самостоятельным, имеющим право голоса во всем. И попробуй ему возрази, та же любящая мама.
 
Своей маме Денис тоже однажды нанес непростительную обиду.  Узнав, что после учебки их отправляют в Афганистан, он умудрился написать ей такие слова: «Не хотела, чтобы я на журналиста учился, теперь с войны можешь не дождаться». Так «любящий сын» упрекнул Веронику Никитичну, что не стала «отмазывать» его от службы в армии. Это, каким же идиотом надо быть, чтобы матери такое написать? Соболев даже застонал от угрызения совести. И понимал, что сам себе этого никогда не простит. Может, только появление внучки, сможет хоть чуть-чуть загладить его вину перед мамой. Как она расцвела после ее рождения. Жизнь Вероники Никитичны сразу обрела другой смысл.
 
Слава Богу, завтра возвращается из своей поездки Лисичка. В последнем разговоре ее голос был таким радостным. Она даже сказала, что теперь сможет отказаться от выездных спектаклей. Причину он не понял, но тоже возликовал. Пусть себе работает, но только в Питере. Он очень скучал без нее. Скоро у них с доченькой день рождения. Надо подумать, что им обеим подарить. Дашеньке исполнится целый годик. УРА!! Уснул майор с улыбкой, тем более, что завтра суббота, выходной день.
 
Утром его разбудила дочь. Малышка просунула ручку из своей кроватки между прутьев и попыталась пальчиком достать до папиного глаза. Почти получилось. «Папа», - с улыбкой проговорила девочка. Соболев вскочил, взял малышку из кроватки и положил рядом с собой.
-Сегодня наша мама приезжает, - радостно сказал он. – Понимаешь, мама.
-Мама, - повторила за ним Даша.
 
Она уже научилась выговаривать эти слова. И родители часто спорили, какое дочь произнесла первым. Но суть не в этом. Просто утро началось красиво и радостно. Денис был уже опытным папой. Переодеть, умыть ребенка, накормить, стало делом техники.
 
А после обеда, оставив Дашу под присмотром соседки, направился в магазин, купить что-нибудь вкусненькое для супруги. Выйдя из магазина, лицом к лицу столкнулся с актрисой Лариного театра. Любочка Немцова женщина веселая и говорливая. Она была дублершей Клариссы. Играла ее роли во втором составе. За несколько минут Люба успела сообщить Денису все театральные новости. Тот слушал чисто из вежливости и не перебивал. А вот последняя фраза майора убила.
 
-Денис, передайте Клариссе, я так благодарна ей, что она отказалась  ездить на выездные спектакли. Я хоть на выезде выхожу на сцену в основном составе. Это такой опыт, - тараторила женщина. – Я  понимаю, у нее  маленький ребенок и все такое.
 
-Так ты сейчас, насколько я знаю, - перебил ее Соболев, - в Тамбове должна быть. Спектакль ведь туда повезли.
-Два часа, как прилетели, на утренний рейс успели, - радостно сообщила Любаша. – Я тоже здесь рядом живу. Мой-то муженек по магазинам не ходит. Хватилась, холодильник пустой. Бегу затариваться.
-И давно ты вместо Лари играешь на выездах? – с натянутой улыбкой поинтересовался мужчина.
-Ну, - слегка задумалась Люба, - считай, как она из декрета вышла.
 
Соболев сидел за рулем своего автомобиля и тупо не мог сообразить, на какую педаль жать. День, который так счастливо и радостно начался, неожиданно погрузился во мрак. Он толком не помнил, как доехал до дому, поставил машину и вошел в квартиру. Очнулся на кресле в спальне. Дашенька сидела на коврике рядом с овчаркой в окружении любимых игрушек. Элька тут же. Все, как обычно.
 
Перед ним лежал мобильный телефон. Несколько раз мужчина брал его в руки и снова откладывал. Можно было позвонить супруге, но зачем? Еще раз услышать ее вранье? Оказывается, Лари обманывала его уже на протяжении многих месяцев. В конце концов, у майора была возможность по своим каналам узнать даже, где фиксируется ее мобильник в данный момент.
 
Во всяком случае, в близлежащих областях. Не очень быстро, но узнать можно. И снова вопрос – зачем? Первое, что пришло бы в голову любому мужчине, жена завела любовника и ездит к нему. Денис не мог и не хотел в это верить. В конце концов, рассуждал сыщик, разлюбить его она могла. Но столько раз бросать младенца для свидания с мужиком… Такого он представить не мог. Может, у Лисички что-то случилось? Ага, случается регулярно каждые полтора-два месяца, криво усмехнулся он. Майор так никуда и не позвонил.
 
Когда подошло время, автоматически взял на руки Дашеньку, отнес на кухню кормить. В это время заглянул уже одетый Миро, сказал, что с овчаркой они погуляли и сейчас он снова уходит. Денис даже не понял, куда тот пошел. Купание сегодня откладывалось. Уложив ребенка спать, лег на кровать.
 
В последнем разговоре по телефону, Кларисса сообщила, что самолет из Тамбова прилетает поздно вечером. Просила не беспокоиться, доедет на такси. Ради смеха набрал справочное аэропорта. Узнал, что очередной рейс из Тамбова прибывает в Санкт-Петербург в двадцать три часа, сорок пять минут. Молодец, актриса Закошанска, расписание выучила.
 
Он почти задремал, когда услышал звонок в дверь. Глянул на часы. До «прилета» жены оставалось еще два часа. Выйдя в прихожую, посмотрел на экран монитора и обомлел. Перед дверью стояла сестра супруги Юлия Субелиани. «Только ее мне и не хватало», - чертыхнулся Соболев. Привычно затолкнул, от греха, овчарку в туалет, приказал лежать. Затем «надел на лицо» непробиваемую спокойную маску и открыл двери.
 
Вид у Юлии оставлял желать лучшего. Женщина была крайне взволнована и чем-то явно опечалена. Денис сразу предупредил, что Кларисса в отъезде. Но сестра заявила, что ей срочно надо поговорить именно с ним. Прошли в зал, сели напротив друг друга.
 
Появление Юлии было очень некстати. Соболеву совсем не хотелось выяснять отношения с супругой в ее присутствии. Вдруг женщина заявила, что Миро не должен слышать их разговор. Узнав, что парня нет дома, задала вопрос, от которого сыщик чуть не подпрыгнул.
 
-Денис, вы в курсе, что Кларисса вас обманывает? – глянула она на Соболева точно такими же, как у сестры зелеными глазищами.
-Что вы имеете в виду? – ледяным голосом поинтересовался тот.
-Она врет вам, что ездит на спектакли в другие города, - почему-то извиняющимся голосом сообщила женщина.
 
-С чего вы взяли, что я об этом не знаю? – спокойно возразил майор. – Знаю. И что? – глянул он исподлобья в глаза женщине. - Вам-то какое до этого дело? – неожиданно взорвался сыщик. – Какое вам дело до сестры, с которой общаетесь раз в год по обещанию?
 
-Как это, знаете? – изумленно воскликнула Юлия. – И вас это не волнует? Я-то, дура, думала глаза мужу раскрою. А он все знает и ничего не предпринимает! – почти крикнула дама и даже вскочила на ноги.
-Да вы действительно не в себе, мадам, - язвительно заметил Соболев. – За тридевять земель не полениться приехать, чтобы сообщить мне сплетни о моей жене. Браво! – демонстративно хлопнул он в ладоши. - И что я, по-вашему, должен делать? Объявить ее во всероссийский розыск? Что вы лезете в чужую жизнь? И не орите тут. У меня ребенок спит.
 
-Вот о ребенке как раз и следует подумать вам, дорогой папаша, - продолжала возмущаться нежданная гостья. – Черт бы с вами. Останетесь без жены, другую найдете. А что будет с ребенком без матери?
-Юлия, вы и впрямь сумасшедшая, - вытаращил глаза майор. – Да вы совершенно не знаете своей сестры. Уж  детей она ни на кого не променяет. Что вы тут лепите? – еле сдерживал себя Денис. – Если уйдет от меня, то уж точно вместе с ними.
 
Услышав громкий голос хозяина, в туалете зацарапалась Найда. Обстановочка накалялась. Но после его последних слов, женщина вдруг замолчала и смотрела на него уже как-то испуганно. Соболеву даже показалось, что на глазах у нее блеснули слезы. Она медленно вновь  опустилась на кресло.
 
-Так выходит, что самого главного вы, Денис, и не знаете, - севшим голосом произнесла дама. – Простите, - прижала она руки к груди. - Господи, простите меня, что принесла вам такую страшную весть, - почти шепотом произнесла Юля.
-Какую такую весть? – нахмурился Денис, похолодев от ужаса и предчувствуя беду.
-Еще осенью или даже летом, у Клариссы обнаружен лейкоз. Лечиться в онкологии она отказалась. И ездит на сеансы к какой-то авантюристке Элеоноре, - медленно произнесла Юлия.
 
                                    

© Copyright: Татьяна Белая, 2019

Регистрационный номер №0437326

от 20 января 2019

[Скрыть] Регистрационный номер 0437326 выдан для произведения: Вернувшись в комнату, Денис присел на диван рядом с женой, притянул ее к себе и уткнулся лицом в теплую расщелинку на груди. Супруга с улыбкой перебирала его волосы и слушала тихое признание.
-Лисичка, - шептал майор, вдыхая родной запах, - вот за что мне такое счастье? Мне, грешнику и солдафону. Когда-то я не только знал море стихов, но и умел сочинять их. А теперь не могу даже подобрать нужных слов признания тебе – матери нашей доченьки. Я только, только начал понимать, какое неслыханное чудо чудное, диво дивное ты мне подарила.
 
-А я знала, что так будет, - ответила Лари, прижимаясь щекой к его волосам, – знала, потому и родила, наперекор тебе, нехочухе. Ты просто понятия не имел, что такое свой ребеночек. Потому и не хотел его. Вот будешь читать сказочки на ночь Дашеньке и вспомнишь все стихи и все нежные слова. Она ведь девочка.  Ей любовь и ласка нужна.
-От тебя молочком пахнет, - зажмурился от удовольствия муж.
-Ой, - вздохнула Лари, - твои бы речи, да Богу встречи. – Боюсь, что молока у меня маловато. Вот когда Миро родила, на двоих детей хватало. А с Дашулей, уж как получится.
 
Летние месяцы Кларисса с дочерью намеревались провести у свекрови в поселке. Макар пообещал и Соболеву дать небольшой «декретный» отпуск на пару недель. Ждали лишь завершения сыщиком очередного расследования.
 
Денис, буквально окрыленный своим успехом в налаживании контакта с маленькой дочерью, теперь ударился в другую крайность. Если до этого, он опасался, что Дашенька будет плакать у него на руках, то сейчас улавливал каждый писк младенца и тут же хватал доченьку на руки. Ходил с ней по дому, разговаривал, укачивал на руках. Пока супруга строго не пресекла это.
-Але, папуля, - насмешливо сказала она, когда тот в очередной раз бросился к кроватке малышки, услышав, что та зашевелилась, - ты мне ребенка то не порти. Девчонке чуть больше месяца, а она тебя уже «построила». Прямо, «в зобу дыханье» бросаешься к ней.
 
Наконец, все семейство, включая кошку, отправилось в «Лесную сказку», где их с нетерпением дожидалась Вероника Никитична. Всем были приготовлены отдельные апартаменты. Миро выразил желание жить на втором этаже в комнате с выходом на большой балкон. А в комнате супругов стояла кроватка для ребенка, как оказалось, уже заранее приобретенная бабушкой.
 
 
Найду, никогда в ее собачьей жизни не привязывали на цепь. Счастливая овчарка вообще понятия не имела, что это такое. Жизнь в поселке для нее была в радость. Во-первых, целый день она могла бегать по двору, а не сидеть в квартире. Но главное, выгуливали ее в роще, где собака носилась в свое удовольствие без намордника и поводка.
 
У кошки не было такой скорости, как у собаки. Поэтому Элька присмотрела себе место для прогулок внизу коляски. Там имелась сеточка, на которую ей клали подстилку, и кошка с радостью запрыгивала туда всякий раз, когда кто-либо шел гулять с Дашенькой. Во время остановки, могла выйти погулять по окрестностям, но не долго. За что Соболев прозвал ее лентяйкой. Но как же сыщик оказался не прав.
 
Это случилось на очередной прогулке в сопровождении животных. Найда, как обычно, унеслась куда-то вдаль вместе с Миро. Дениса с ними не было. А Лари встретилась со знакомой, которая тоже гуляла с огромным догом на длинном поводке. Пока дамы разговаривали, чужая собака имела неосторожность подойти и заглянуть в коляску с ребенком.
 
И тут из-под коляски с каким-то потусторонним ором, растопырив лапы с выпущенными когтями, как из катапульты вылетела Элька. Дог от страха рванулся, чуть не уронив свою хозяйку, державшую поводок. Но кошка не унималась. Она вновь и вновь кидалась на собаку с диким шипением и мяуканьем. И только когда женщина вынуждена была уйти прочь со своим псом, кошка с чувством выполненного долга вновь улеглась на свое место. Так отчаянно кошки защищают только своих котят.
 
Кларисса со смехом рассказала об этом мужу и свекрови. Теперь весь поселок знал, что малышка находится под охраной не только овчарки, но и грозной рыже-черной кошки.
 
Соболеву этот отпуск показался самым счастливым в его жизни. Несмотря на то, что мать каждый день находила ему чисто мужское занятие. Там подправить, здесь подделать, тут скамеечку поставить. Место для будущей детской площадки по ее указанию было уже отгорожено. И только горку сын пока делать отказался. Посчитал, что еще рано.
 
Кларисса продолжала кормить малышку грудью. Пока, молока хватало. Хотя, женщина, конечно же, опасалась располнеть. А потому каждый день все семейство, кроме Веры Никитичны, посещало «тренажерный зал» в ангаре. Это оказалось такими моментами единения семьи, что трудно было переоценить. Причем, когда взрослые занимались, малышка мирно посапывала в коляске, стоящей рядом. Однажды, Миро подошел к сестре, посмотрел на нее и шутливо выразил свои претензии.
 
-Вот лежишь тут, дрыхнешь и в ус не дуешь, - сказал он, вытирая пот со лба. – Чего так поздно родилась то? Была б постарше, хоть уборку бы в комнате брательника делала. А теперь, когда вырастешь? Я уж и состариться успею.
 
Счастливое время отпуска пролетело незаметно. Соболеву пора было выходить на работу. К великому сожалению свекрови, невестке тоже пришлось уехать в город. Дашеньку надо было ежемесячно показывать педиатру. Да и самой пройти плановый осмотр в женской консультации.  Лари обещала, что скоро они с внучкой вернутся. И пробудут в поселке до осени.
 
Денис, кстати, был категорически против этого. Он не мог себе позволить ежедневно ездить из поселка на работу в город. А оставаться дома один не хотел. Миро к тому времени снова отправился в спортивный лагерь. И судьба, казалось бы, помогла сыщику. Как говорится, не было бы счастья, да несчастье помогло. У Клариссы вдруг пропало молоко.
 
Дашеньку пришлось срочно переводить на искусственное вскармливание. Ребенок решительно протестовал против этого. Девочка отказывалась есть из бутылочки, выплевывала соску, плакала и «требовала» мамину сисю, как умела. Лари, сама со слезами на глазах, уговаривала доченьку и страшно расстраивалась по этому поводу. Малышке надо было подобрать питание, ходить в молочную кухню, поэтому уезжать из Питера не стоило.
 
Денис позвонил матери и пояснил, почему супруга с внучкой не могут жить в поселке.   Рассказал, что у Лари пропало молоко, Даша протестует и ревет. Женщине даже пришлось перетянуть грудь, чтобы малышка не чувствовала запах молока. Обещал, что будут как можно чаще ее навещать.
 
Вера Никитична после этого разговора не только расстроилась, но и все  поняла. Уж она-то знала, для чего кормящие женщины перетягивают грудь. Чтобы молоко перегорало. Значит, невестка просто передумала кормить малышку своим молоком. И причина была ясна. Актрисе Закошанской надо было заботиться о своей фигуре. Говорить об этом Денису женщина не стала, чтобы не вносить разлад в семью сына.
 
И осуждать Лари  тоже не торопилась. Прекрасно помнила, как после года кормления сына грудью, прибавила в весе почти двадцать килограммов. Опасалась, лишь бы кто-нибудь Денису не открыл глаза на эту «тайну». И все равно, свекровь была бесконечно благодарна Клариссе за рождение внучки. Старалась как можно чаще приезжать к ним в Питер. Иногда даже оставалась с ночевкой на диване в зале.
 
Вскоре, Соболев стал замечать, с супругой что-то происходит. Перепады в настроении всегда были характерны для Клариссы. Гораздо больше сыщика пугало ее внезапное безразличие к некоторым важным раньше для жены вещам. Она часто стала о чем-то задумываться и как бы застывала на месте, глядя куда-то вдаль. Денис ее окликал, женщина вздрагивала и уходила от ответа, что ее беспокоит.
 
А потом из дома исчезли карты Таро. Лари с некоторого времени вообще перестала их раскладывать и куда-то спрятала с глаз долой.  Следующее событие его буквально потрясло. Денис давно привык, что магические золотые украшения шувани Эльвиры, всегда были для Лисички чуть ли не священны. Когда она их показывала в свое время, сразу предупредила, дескать, не посвященному человеку к ним лучше не прикасаться. И вдруг заявила, что намерена вернуть шкатулку с украшениями шувани в табор.
 
Денис не понимал, с какой стати жена вдруг дистанцировалась от своего былого почитания культа шувани. Однажды в шутку он привычно назвал Лисичку колдуньей. На что супруга просто взорвалась.
-Никогда в жизни больше не называй меня так! – громко воскликнула женщина, сверкнув своими зелеными глазищами. – Никогда! Слышишь!
-Ну, хорошо, хорошо. Не буду, - поднял руки сыщик. – Как скажешь.
 
Непонятные эмоциональные взрывы у Лари, сменялись проявлением  повышенного внимания и чувств к мужу. Бывало, будила его, нежно подув на волосы или легкими, едва различимыми поцелуями. Шептала ночью слова любви и страсти, отдавалась ему истово, как будто перед разлукой. В такие минуты Денис замирал от счастья и прощал супруге все и сразу.
 
А еще он стал замечать, что Кларисса подолгу беседует с какой-то странной дамой по скайпу. И если он в это время заходил в спальню, она сразу останавливалась и просила его выйти.
-Это кто такая? – наконец, поинтересовался Денис. – Тоже актриса?
-Нет, - строго ответила Лари. – Элеонора врач-психолог. Мне ее посоветовала Клавдия Андреевна.
-Лисичка, у тебя какие-то проблемы? – не удержался он от вопроса.
 
-А ты этого не заметил? – посмотрела жена ему прямо в глаза. – Может, слышал такое выражение – послеродовой синдром?
-М-м-м, - промычал сыщик и пожал плечами.
-Вот и не спрашивай, - уверенно произнесла Лари. – Элеонора прекрасный специалист и помогает мне преодолеть некоторые проблемы. В конце концов, я же не с мужиком беседы веду.
Больше они к этому вопросу не возвращались. Хотя, Соболев знал, что разговоры с Элеонорой жена не прекратила. Просто старалась делать это в его отсутствие.
 
Пятнадцатого сентября Дашеньке исполнилось целых четыре месяца. Нина Ивановна по такому случаю принесла маленькой соседке новый вязаный костюмчик невиданной красоты собственного изготовления. Лари в это время дома не было, и женщина пояснила отцу, что изделие особой вязки, которая легко растягивается. То есть, костюмчик «на вырост».
 
Денис поблагодарил, и в это время вернулась Кларисса. И пребывала она в весьма расстроенных чувствах. Сказала, что заходила в театр. Главный режиссер Павел Подервянский начинает репетировать пьесу Б.Шоу «Профессия миссис Уоррен». Постановку хочет посвятить своему 60-тилетию профессиональной деятельности. И в главной роли видит только Клариссу Закошанску.
 
-Прямо, не знаю, что делать, - вздохнула женщина. – Репетиции обычно утром происходят. Если только няню на первую половину дня взять. Так мне хочется начать работать, - с тоской произнесла она. - Ну, хоть в одном спектакле. Эта роль, прямо для меня написана, - тихо добавила актриса, как бы сама для себя.
-Ларочка, - удивленно взглянула на нее соседка, - а я-то на что? Чем тебе не няня?
 
-Ой, Нина Ивановна, - подняла руки та, - это кому только сказать, что у моей дочери в нянях бывший дипломатический работник.
-Милая моя, - воскликнула Нина Ивановна, - да няней то, бывает,  посложнее, чем дипломатом работать. Думаешь, я не справлюсь?
-Не думаю, мне просто неудобно, как-то, - растерянно произнесла Лари и вопросительно посмотрела на мужа.
 
Денис пока молчал и старался осмыслить высказанное желание супруги выйти на работу.
-Как раз очень даже удобно, - возразила соседка. – Ты утром на репетицию, а мы с Дашенькой на колясочке на прогулку, по дороге в молочную кухню зайдем. Приходящую няню тебе еще ждать придется. Мало ли, задержится. А я рядом всегда. Денис, чего молчишь-то? – обратилась она к мужчине. – Ты тоже мне не доверяешь?
 
Дело было совсем не в том, доверяет или нет Соболев соседке. По выражения лица и тону супруги, майор вдруг понял, если он сейчас запретит своей Лисичке начать репетиции,  просто сломает ее. И этот проклятый синдром только усилится. А он не мог больше видеть ее остановившийся взгляд и, порой, какое-то отчаяние в глазах любимой. Сыщик надеялся, что Лари прекратит, наконец, общаться с  таинственной дамой-психологом. Супруге просто на это не останется времени.
 
-Ну, в таком случае, надо «на берегу» обговорить плату за вашу работу, Нина Ивановна, - с улыбкой повернулся он в ее сторону.
-Вы хоть мои седины то не позорьте, - возмутилась женщина. – Да я вам еще приплачивать должна за счастье бабушкой «на час» побыть. Мне только в радость. Я же стиркой, уборкой, купанием ребенка заниматься не буду. С малышкой погулять, из бутылочки покормить, перепеленать, это ж одно удовольствие, - уверенно заявила Нина Ивановна.
-Ладно, - махнул рукой Денис, – давайте попробуем, а там уж вернемся, если понадобится, к этому вопросу.
 
И вскоре Соболев убедился, что выход супруги на работу очень благоприятно отразился на ее настроении. Удивительные создания эти женщины. Когда, кроме ежедневных домашних забот, у Клариссы появились  свои, творческие дела, она просто преобразилась. Все, как говорится, вернулось на круги своя.
 
Не радовалась этому только Вероника Никитична. Денис сразу это заметил, когда мать в очередной раз приехала к ним в гости. У них состоялся серьезный разговор, из которого сын понял, что мать опасается, как бы у ее единственной внучки не оказалось две бабушки. В том смысле, что Дашенька маленькая и может няню воспринимать, как бабушку.
 
Денис, как мог, постарался успокоить маму. Напомнил, что Лари актриса и ей просто воздуха для жизни не хватает, сидя дома. Поэтому им и пришлось взять няню для дочери, чтобы жену высвободить.
-Вот именно, взять няню, - с обидой произнесла Вера Никитична. – Лисичку твою, я прекрасно понимаю. И не сужу. А нельзя было просто переехать в свою квартиру, где и бабушке бы место нашлось. Я и сама б с ребенком справилась, - упрямо поджала она губы. – Баба Капа с тобой прекрасно справлялась.
 
-Уффф, - выдохнул Соболев. – Но Капитолине Аверьяновне, когда я родился, было лет сорок пять, если мне память не изменяет. Тебе «чуть-чуть» побольше, - иронично заметил сын. – Помнится, кто-то мне жаловался, на  аритмию, гипертонию, артроз и еще чего-то там. Мам, ну тебе за семьдесят, не могу я на тебя младенца взвалить.
-Ой, можно подумать, этой «дипломатке» намного меньше лет, чем мне, - укоризненно сказала женщина. – Ей тоже далеко за шестьдесят, и она каждый день возле моей внучки, - всхлипнула мать.
-Вам, двум образованным, интеллигентным дамам, лучше бы подружиться, - уверенно произнес майор. – Мама, и что это за слово такое – расфуфыренная? Можно подумать, ты ходишь, в чем попало и украшений не носишь, - иронично заметил он. – Шубка у тебя из соболя, в ушах и на руках, хоть маленькие, но бриллиантики. Кстати, Нина Ивановна очень любит театр. Сходили бы вместе, обсудили. Ты подумай о моих словах.
 
Миро относился к сестренке с нежностью и обожанием. Подходил к кроватке или коляске, разговаривал в ней, шутил, подмигивал. Брал, когда она чуть подросла, на руки, и называл сестру Рыжиком. По мнению Соболева, хитрый цыганенок быстро сообразил, что появление ребенка сильно отвлечет внимание матери от него. А это его очень даже устраивало.
 
А однажды, совершенно случайно, он раскрыл матери и отчиму  «коварный» замысел няни. Семимесячная уже девочка сидела на ковре в окружении игрушек и чего-то лопотала по-своему. Брат подошел к ней, поднял на руки, поцеловал и спросил:
-Интересно, наш Рыжик на каком языке первым начнет говорить, на русском или на английском?
-В каком смысле? – удивленно посмотрела на него мать.
 
-Так, когда вас дома нет, - хмыкнул тот, - няня с Дашкой по-английски разговаривает. Вы че, не знали? И на улице, когда гуляет, тоже на английском. Я сам слышал.
Приглашенная тут же няня рассмеялась и погрозила пальцем парнишке, который ее замысел выдал. Пояснила, что не хотела родителям говорить об этом. Думала удивить их, когда дочь сразу начнет разговаривать на двух языках.
 
-Нина Ивановна, - изумленно вмешался Денис, - Да она еще и по-русски то не умеет. А вы сразу хотите на английском.
-А вы не задумывалась, почему цыгане все говорят на двух языках? – лукаво поинтересовалась женщина. - Вряд ли они деткам репетиторов по русскому нанимают. Просто дети с рождения слышат и цыганскую, и русскую речь.
 
-Нет, ну я, конечно, не против, - согласился Соболев. – Пусть хоть на трех начнет разговаривать, только что-то сомневаюсь, - криво усмехнулся он.
-Говорить, она еще не умеет, - уверенно возразила Нина Ивановна, - но понимает меня Дашенька, когда я разговариваю с ней на английском языке,  прекрасно, как и на русском. А раз понимает, значит, и заговорит.
 
Как-то не заметно случилось так, что кроме репетиций новой постановки, Кларисса Закошанска постепенно вернулась во все спектакли, из которых временно была выведена в связи с беременностью. Нагрузка на актрису возросла. Все бы ничего, но Денису не нравилось, что Лари снова должна была выезжать на разовые спектакли в другие города.
 
Это случалось не часто, один раз в два месяца примерно, но, тем не менее, девочке приходилось день-два оставаться без мамы. Соболев даже намеревался поговорить об этом с главным режиссером. И тут, к его несказанному удивлению, за невестку решительно вступилась свекровь. Заявила, что они с Ниной Ивановной! вполне справляются с ребенком, во время маминого отсутствия.
 
Строгим тоном профессора, не допускающим возражений, посоветовала сыну не совать свой нос в творческую карьеру Ларочки. Получилось, что в силу обстоятельств, бабушка с няней  не просто сблизились, но и  действительно  подружились, как того и хотел Денис. Соседка, видимо, оказалась очень хорошим дипломатом даже в отношении к маленькой девочке и ее бабушке.
 
Она просто не давала повода ревновать Веронике Никитичне. Даша четко знала, где баба Вера, где няня. Обнимашки и поцелуйчики доставались исключительно любимой бабушке. Более того, членкор Соболева тоже неплохо владела английским языком. Иногда обе дамы разговаривали с девочкой на английском и та их прекрасно понимала. Чем приводила обеих женщин в восторг.
 
Но все это совсем не означало, что малышка остается без внимания родителей. Каждую свободную минутку Кларисса отдавала доченьке. Денис не переставал удивляться, откуда у супруги берутся силы. Если раньше, придя с репетиции, Лари могла просто в изнеможении лечь и сказать своим мужчинам, чтобы обед готовили сами и не шумели. Теперь мать сразу бросалась к дочке. Даже по кухне она порхала, держа Дашеньку на руках или, готовила при дочке, сидящей на детском стульчике. Малышка давала ей необыкновенный прилив силы и вдохновения.
 
И все-таки, у жены имелся какой-то секрет. Что-то Кларисса скрывала от мужа, он это чувствовал. Соболев надеялся, что Лари расскажет ему обо всем со временем. Сыщик и сам был по горло занят работой. Кроме дел в агентстве, его все чаще стали приглашать консультантом в следственный комитет. И он не мог отказать в помощи своим бывшим «братьям по оружию». Это тоже отнимало у майора много сил и времени.
 
Но главным человечком для Дениса теперь стала маленькая дочка. Казалось, с той самой первой улыбки Дашеньки, у майора Соболева началась другая жизнь. Ранее, неведомая суровому сыщику. Он смотрел на малышку и не переставал удивляться, как из крошечного красного комочка она превращается в очаровательного пупса. Как все более осмысленным становится ее взгляд.
 
Еще недавно старому солдату казалось, что его уже ничем нельзя удивить в этой жизни. Так уж получилось, что Денису выпало увидеть столько крови, ненависти, предательства и самых неприглядных проявлений рода человеческого, что он сам называл себя циником. Иначе, просто не выжить. И вдруг, в его доме появился рыжеволосый Ангел. И он вдруг обнаружил в себе такие чувства, о которых даже не догадывался.
 
Дашенька стала для Соболева, как луч света в темном царстве. Он приходил домой, видел своего Ангела и в голове срабатывал выключатель. Бандиты, наркоманы, алкаши, все мерзавцы, насильники и убийцы исчезали в момент. Прикасаясь к ребенку, он впитывал нечто чистое, светлое и невинное.
 
Время текло неумолимо. И снова на дворе май. Природа вновь просыпалась. В тот вечер папа купал любимую доченьку сам, потому как Лари была в очередной командировке. Дашенька принимала водные процедуры уже в большой ванне. Рядом с ней плавали уточки, зайчики, еще какие-то игрушки. Девочка хлопала ладошками по воде, взбивала пену и визжала, а умиленный папа басил ей в унисон. В дверь с широкой улыбкой заглянул Миро и поинтересовался, не тонут ли они, коли так орут? Майор махнул рукой и велел закрыть двери, чтоб не дуло.
 
Уложив малышку спать, он присел рядом и долго смотрел на свою ненаглядную доченьку. Денису очень нравилось наблюдать за спящим ангелочком. В такие моменты он отдыхал душой и телом. Насмотревшись на дочь, выключил ночник и улегся в кровать на спину.
 
Кроватку дочери, когда мамы не было, он подвигал к своей кровати впритык, чтобы далеко не ходить, если она проснется. В голову лезли мысли, которые совсем недавно  совершенно не волновали сыщика. «Стареешь, майор, - подумал он с улыбкой. – На философию потянуло».
 
С появлением дочери, у Соболева резко поменялось отношение к женщинам вообще, а к матерям, в частности. По ходу его рассуждений выходило, что роль отца в появлении ребенка вообще минимальная. Чисто, дело случая. А дальше все зависит от матери. Целых девять месяцев мучений, ограничений во всем, вынашивание плода и, в конце концов, «кровавый» финал – роды. И если он «дышать боится» на своего ненаглядного ребеночка, что же чувствует тогда женщина-мать?!
 
Сначала рождается маленькое, беспомощное, орущее существо, которого мама пестует и обихаживает. А потом из младенца вырастает этакое длинноногое патлатое чудище, он мысленно представил себе Миро. И на лукавой мордуленции этого чуда, явственно читается название его недописанной повести – НЕ УЧИТЕ МЕНЯ ЖИТЬ! В свои неполные шестнадцать лет, чудо определенно считает себя взрослым, самостоятельным, имеющим право голоса во всем. И попробуй ему возрази, та же любящая мама.
 
Своей маме Денис тоже однажды нанес непростительную обиду.  Узнав, что после учебки их отправляют в Афганистан, он умудрился написать ей такие слова: «Не хотела, чтобы я на журналиста учился, теперь с войны можешь не дождаться». Так «любящий сын» упрекнул Веронику Никитичну, что не стала «отмазывать» его от службы в армии. Это, каким же идиотом надо быть, чтобы матери такое написать? Соболев даже застонал от угрызения совести. И понимал, что сам себе этого никогда не простит. Может, только появление внучки, сможет хоть чуть-чуть загладить его вину перед мамой. Как она расцвела после ее рождения. Жизнь Вероники Никитичны сразу обрела другой смысл.
 
Слава Богу, завтра возвращается из своей поездки Лисичка. В последнем разговоре ее голос был таким радостным. Она даже сказала, что теперь сможет отказаться от выездных спектаклей. Причину он не понял, но тоже возликовал. Пусть себе работает, но только в Питере. Он очень скучал без нее. Скоро у них с доченькой день рождения. Надо подумать, что им обеим подарить. Дашеньке исполнится целый годик. УРА!! Уснул майор с улыбкой, тем более, что завтра суббота, выходной день.
 
Утром его разбудила дочь. Малышка просунула ручку из своей кроватки между прутьев и попыталась пальчиком достать до папиного глаза. Почти получилось. «Папа», - с улыбкой проговорила девочка. Соболев вскочил, взял малышку из кроватки и положил рядом с собой.
-Сегодня наша мама приезжает, - радостно сказал он. – Понимаешь, мама.
-Мама, - повторила за ним Даша.
 
Она уже научилась выговаривать эти слова. И родители часто спорили, какое дочь произнесла первым. Но суть не в этом. Просто утро началось красиво и радостно. Денис был уже опытным папой. Переодеть, умыть ребенка, накормить, стало делом техники.
 
А после обеда, оставив Дашу под присмотром соседки, направился в магазин, купить что-нибудь вкусненькое для супруги. Выйдя из магазина, лицом к лицу столкнулся с актрисой Лариного театра. Любочка Немцова женщина веселая и говорливая. Она была дублершей Клариссы. Играла ее роли во втором составе. За несколько минут Люба успела сообщить Денису все театральные новости. Тот слушал чисто из вежливости и не перебивал. А вот последняя фраза майора убила.
 
-Денис, передайте Клариссе, я так благодарна ей, что она отказалась  ездить на выездные спектакли. Я хоть на выезде выхожу на сцену в основном составе. Это такой опыт, - тараторила женщина. – Я  понимаю, у нее  маленький ребенок и все такое.
 
-Так ты сейчас, насколько я знаю, - перебил ее Соболев, - в Тамбове должна быть. Спектакль ведь туда повезли.
-Два часа, как прилетели, на утренний рейс успели, - радостно сообщила Любаша. – Я тоже здесь рядом живу. Мой-то муженек по магазинам не ходит. Хватилась, холодильник пустой. Бегу затариваться.
-И давно ты вместо Лари играешь на выездах? – с натянутой улыбкой поинтересовался мужчина.
-Ну, - слегка задумалась Люба, - считай, как она из декрета вышла.
 
Соболев сидел за рулем своего автомобиля и тупо не мог сообразить, на какую педаль жать. День, который так счастливо и радостно начался, неожиданно погрузился во мрак. Он толком не помнил, как доехал до дому, поставил машину и вошел в квартиру. Очнулся на кресле в спальне. Дашенька сидела на коврике рядом с овчаркой в окружении любимых игрушек. Элька тут же. Все, как обычно.
 
Перед ним лежал мобильный телефон. Несколько раз мужчина брал его в руки и снова откладывал. Можно было позвонить супруге, но зачем? Еще раз услышать ее вранье? Оказывается, Лари обманывала его уже на протяжении многих месяцев. В конце концов, у майора была возможность по своим каналам узнать даже, где фиксируется ее мобильник в данный момент.
 
Во всяком случае, в близлежащих областях. Не очень быстро, но узнать можно. И снова вопрос – зачем? Первое, что пришло бы в голову любому мужчине, жена завела любовника и ездит к нему. Денис не мог и не хотел в это верить. В конце концов, рассуждал сыщик, разлюбить его она могла. Но столько раз бросать младенца для свидания с мужиком… Такого он представить не мог. Может, у Лисички что-то случилось? Ага, случается регулярно каждые полтора-два месяца, криво усмехнулся он. Майор так никуда и не позвонил.
 
Когда подошло время, автоматически взял на руки Дашеньку, отнес на кухню кормить. В это время заглянул уже одетый Миро, сказал, что с овчаркой они погуляли и сейчас он снова уходит. Денис даже не понял, куда тот пошел. Купание сегодня откладывалось. Уложив ребенка спать, лег на кровать.
 
В последнем разговоре по телефону, Кларисса сообщила, что самолет из Тамбова прилетает поздно вечером. Просила не беспокоиться, доедет на такси. Ради смеха набрал справочное аэропорта. Узнал, что очередной рейс из Тамбова прибывает в Санкт-Петербург в двадцать три часа, сорок пять минут. Молодец, актриса Закошанска, расписание выучила.
 
Он почти задремал, когда услышал звонок в дверь. Глянул на часы. До «прилета» жены оставалось еще два часа. Выйдя в прихожую, посмотрел на экран монитора и обомлел. Перед дверью стояла сестра супруги Юлия Субелиани. «Только ее мне и не хватало», - чертыхнулся Соболев. Привычно затолкнул, от греха, овчарку в туалет, приказал лежать. Затем «надел на лицо» непробиваемую спокойную маску и открыл двери.
 
Вид у Юлии оставлял желать лучшего. Женщина была крайне взволнована и чем-то явно опечалена. Денис сразу предупредил, что Кларисса в отъезде. Но сестра заявила, что ей срочно надо поговорить именно с ним. Прошли в зал, сели напротив друг друга.
 
Появление Юлии было очень некстати. Соболеву совсем не хотелось выяснять отношения с супругой в ее присутствии. Вдруг женщина заявила, что Миро не должен слышать их разговор. Узнав, что парня нет дома, задала вопрос, от которого сыщик чуть не подпрыгнул.
 
-Денис, вы в курсе, что Кларисса вас обманывает? – глянула она на Соболева точно такими же, как у сестры зелеными глазищами.
-Что вы имеете в виду? – ледяным голосом поинтересовался тот.
-Она врет вам, что ездит на спектакли в другие города, - почему-то извиняющимся голосом сообщила женщина.
 
-С чего вы взяли, что я об этом не знаю? – спокойно возразил майор. – Знаю. И что? – глянул он исподлобья в глаза женщине. - Вам-то какое до этого дело? – неожиданно взорвался сыщик. – Какое вам дело до сестры, с которой общаетесь раз в год по обещанию?
 
-Как это, знаете? – изумленно воскликнула Юлия. – И вас это не волнует? Я-то, дура, думала глаза мужу раскрою. А он все знает и ничего не предпринимает! – почти крикнула дама и даже вскочила на ноги.
-Да вы действительно не в себе, мадам, - язвительно заметил Соболев. – За тридевять земель не полениться приехать, чтобы сообщить мне сплетни о моей жене. Браво! – демонстративно хлопнул он в ладоши. - И что я, по-вашему, должен делать? Объявить ее во всероссийский розыск? Что вы лезете в чужую жизнь? И не орите тут. У меня ребенок спит.
 
-Вот о ребенке как раз и следует подумать вам, дорогой папаша, - продолжала возмущаться нежданная гостья. – Черт бы с вами. Останетесь без жены, другую найдете. А что будет с ребенком без матери?
-Юлия, вы и впрямь сумасшедшая, - вытаращил глаза майор. – Да вы совершенно не знаете своей сестры. Уж своих детей она ни на кого не променяет. Что вы тут лепите? – еле сдерживал себя Денис. – Если уйдет от меня, то уж точно вместе с ними.
 
Услышав громкий голос хозяина, в туалете зацарапалась Найда. Обстановочка накалялась. Но после его последних слов, женщина вдруг замолчала и смотрела на него уже как-то испуганно. Соболеву даже показалось, что на глазах у нее блеснули слезы. Она медленно вновь  опустилась на кресло.
 
-Так выходит, что самого главного вы, Денис, и не знаете, - севшим голосом произнесла дама. – Простите, - прижала она руки к груди. - Господи, простите меня, что принесла вам такую страшную весть, - почти шепотом произнесла Юля.
-Какую такую весть? – нахмурился Денис, похолодев от ужаса и предчувствуя беду.
-Еще осенью или даже летом, у Клариссы обнаружен лейкоз. Лечиться в онкологии она отказалась. И ездит на сеансы к какой-то авантюристке Элеоноре, - медленно произнесла Юлия.
 
                                    
 
Рейтинг: +6 81 просмотр
Комментарии (14)
Валентин Воробьев # 21 января 2019 в 18:58 +1
Ожидалось что-то вроде этого - рак, лейкоз. И хотя такие болезни неизлечимы, хочется надеяться, что Лари выздоровеет.
Татьяна Белая # 21 января 2019 в 19:20 0
Валя, я тебе отвечаю на комментарии, а ты даже не смотришь потом.
Альфия Умарова # 24 января 2019 в 08:29 +2
Как же это страшно - узнать о такой болезни. И заболевшему ею и близким. Упаси Бог от нее. Ты молодец и смелая, Тата, что и такую сложную тему решила добавить в роман. Кто-то из суеверия и страха, что прилипнет к тебе, даже вслух название ее опасается называть. Мне тоже очень хочется, чтобы Кларисса выздоровела. Такие случаи редки, конечно, в жизни, но они есть. Пусть это случится.
Татьяна Белая # 24 января 2019 в 08:42 +1
Аля, в данном случае слово "выздороветь" не подходит. Ни врачи, ни экстрасенсы от рака излечить не могут. Этот диагноз означает жизнь "на пороховой" бочке. Сколько продлится ремиссия не знает никто. И надо иметь огромную силу воли, чтобы продолжать жить своей жизнью, не свихнувшись от рокового ожидания. И я знаю таких людей.
Альфия Умарова # 24 января 2019 в 09:25 +1
Наверное, ты права, Тата. Потому и говорю: "Упаси нас Бог от такого!"
Чуть больше года назад ушла от этой болезни жена моего старшего брата. Боролась с ней несколько лет, были и ремиссии, и ухудшения. Брат даже решился на переезд к сыну в США из Ташкента, чтобы жена прожила подольше. Это отсрочило уход, но не избавило от него, увы...
Валерий Куракулов # 24 января 2019 в 08:45 +2
Бить читателя по башке в конце главы - это то, что надо! Но Лари не только тебе дорогой персонаж, она и нам не чужая.
smayliki-prazdniki-34
Татьяна Белая # 24 января 2019 в 09:18 +1
Валера, сама не ожидала такого удара. Но жизнь рисует свой сюжет.
Маргарита Тодорова # 25 января 2019 в 17:38 +1
Всё как в жизни, а она порой такие сюжеты закручивает, хлеще всяких вымыслов! И если в жизни, всё случается по воле Божьей, то в романах, естественно, по воле автора)!
Татьяна Белая # 25 января 2019 в 17:47 +1
Рита, свои сюжеты автор берет исключительно из жизни.
Маргарита Тодорова # 25 января 2019 в 18:08 +1
Берёт из жизни — да, но всегда может внести свои поправки)
Нина Колганова # 25 января 2019 в 20:40 +1
На этой главе я пока прерву чтение. Приду, когда будут новые главы. Спасибо, Таня. Интересно.
Татьяна Белая # 25 января 2019 в 21:15 0
Нина, последняя глава 12 осталась. Потом уж перерывчик будет. И то небольшой. Ты, конечно, отдохни. Вообще очень быстро читаешь. smayliki-prazdniki-34
Сергей Шевцов # 26 января 2019 в 19:04 +1
Моему внуку чуть больше двух лет. Но вижу я его, к сожалению, только на видео, которые присылает мне дочь. Недавно был сюжет, где родители называют буквы и цифры, а Данька повторяет за ними и находит названное в куче разбросанных на полу пластмассовых фигурок. Так вот: там было два алфавита - латинский и кириллица. Теперь я понял "коварный" замысел дочери - Нина Ивановна раскрыла мне глаза. Моя Настя закончила гуманитарную школу и специализированный лицей с английским языком обучения, а потом ещё год училась в Америке. Выходит моего внука тоже готовят к двум языкам, точнее, к трём, ведь есть ещё и государственный - украинский. Это было лирическое отступление, а теперь о главном. Если писатель пишет не от первого лица, то должен соблюдать дипломатический нейтралитет в изложении. Избавляйся от уменьшительно-ласкательных суффиксов. Не "доченька", а дочь, не "костюмчик", а "костюм", и так далее. Автор ни в коем случае не должен выхлёстывать на страницы романа собственные эмоции, он должен их описывать, вкладывая в уста своих героев. Если идёт не прямая речь, избавляйся от просторечия - подыскивай ему литературные синонимы. Ну, а если говорит твой герой, то там можешь вдоволь поизгаляться. А ещё хочу согласиться с Валерием Карауловым: "Бить читателя по башке в конце главы - это то, что надо!" Отличный приём!
Татьяна Белая # 26 января 2019 в 19:37 +1
Замечания дельные. Надо обдумать. Наверное и правильные. Тем более, что у меня много диалогов. Там можно действительно "поизгаляться". Спасибо, Сергей. Возьму на вооружение. Насчет языков я считаю очень полезным знать их чем больше, тем лучше. Дети удивительно быстро схватывают. На своей внучке убедилась. Я приехала в Австралию, она еще кроме мама, папа ничего не говорила. Днем я с ней по-русски, а родители после работы по-английски. И сразу девочка не только понимала два языка, но и начала говорить. Чем меньше ребенок, тем проще учить язык любой. А то идешь по городу за границей и ничего ни сказать, ни прочитать не можешь. Что я помню? Хау ду ю ду и гуд бай. Еще хэлп ми знаю. Это плохо. Очень правильно делает твоя дочь. А мою пороть надо. Ей, видите ли, некогда с Яной языком заниматься. Что касается конца главы, уговорили. Буду почаще лупцевать вас по кумполу. Ждите.
Популярная проза за месяц
109
Я люблю! 14 февраля 2019 (Анна Гирик)
100
99
75
75
72
71
69
68
67
65
62
ВДОХ - ВЫДОХ 14 февраля 2019 (Рената Юрьева)
62
62
61
60
60
59
59
57
56
55
54
Запятая 7 февраля 2019 (Сергей Гридин)
53
53
51
49
У копны 14 февраля 2019 (Петр Казакевич)
49
47
46