ГлавнаяПрозаКрупные формыРоманы → Перепутье. Фэнтези глава 10

Перепутье. Фэнтези глава 10


- Что-то вы очень быстро! Алёшенька, неужто ты всё вот так сразу и понял? А вот я  не такая расторопная, оказывается… Девчонки, вон, за животы уже хватаются глядючи на моё прядение… 

- Мамка! У ей руки, прям, как деревянные… - с восторгом вскочила навстречу матери Олюшка – У меня и то ловчее получается… 

- А ты не смейся! – сделала строгое лицо Матрёна – Обучится, когда захочет! Мы, небось, тоже не умеем много из того, что у неё хорошо получается… - и поспешила скрыться в своём чулане, сразу же принявшись греметь там чугунками.

- Наташ! А, ну, подь сюды! – вдруг раздался чем-то недовольный её голос из-за занавески – Ай, не видишь, что воды нету? 

- О, а вот это как раз по моей части будет! – заступился за девчушку Алексей – Ты мне покажешь, где вы воду берёте? - в свою очередь задал он вопрос смутившейся  девочке. 

- Так в колодезе. - еле слышно отозвалась она. 

- Ага, понял… Вот только осталось сообразить, где он, этот самый колодец находится… Проводишь? 

Не зная, как поступить, Наташа нерешительно смотрела на мать. Та, усмехнувшись, махнула рукой: 

- Считай, что подфартило тебе – ишь, какой помощник-то объявился! Ступайте уже!

- Вот и хорошо! – улыбнулась Дарья – Завтрак отрабатывать надо…  Лёш, натаскаешь воды, загляни к нам – у меня дело до тебя есть, хорошо? 

- Ты смотри: то не нужен никому, а то прямо нарасхват! 

- Как это не нужен? Да я жить без тебя не могу! – продолжала улыбаться Даша. 

- Ох, если бы… Но смотри, ловлю на слове! - подмигнул парень и поспешил за уже поджидающей его девочкой.

- Дедушка! Выгляни-ка на минуточку! - позвала Дарина домового, плотно закрыв за собою дверь избы, которую им с Алексеем предоставили для проживания. 

- Ну, что опять стряслось? Что случилось? 

- Случилось? Пока ничего не случилось… а могло? 

- Как тебе сказать… 

- Да, не тяни ты за хвост кикимору, говори! 

- Нет, вы тольки погляньте, шо она про нас говорит! Да у кикимор отродясь никаких хвостов не водилось! – разверещалась где-то под печкой одна из представительниц этого вездесущего рода – У нас, даже у тех, что в лесу проживают, и у тех хвостов нетути! Мы правила знам, не то што некоторые… 

- Цыть, вертихвостка! 

- Погляньте-ка, и энтот туды же – вертихвостка… Какая я вам вертихвостка, когда мине и вертеть-то не чем? 

- Цыть, кому сказал! 

- Нет, а что она? 

- В третий раз повторить, али поняла ужо? 

За печкой стихло…

- Не обращай внимания, хозяюшка, разбаловался народ… 

- Да я особо и не обращаю – притворно вздохнула Дарина – Ну, так что? Что-нибудь не как всегда было в прошедшую ночь и сегодняшнее утро? 

- Как тебе сказать? – заметно мялся домовой, старательно изображая всем своим видом крайнюю степень задумчивости – Энто смотря что ты считаешь необычным… 

- А ты? - набралась терпения ведунья – Кстати, что-то я Егорушки своего не вижу… Как он? 

- Сообразительный парнишка… Анбары инспектирует… 

- Ого, ты какое слово ввернул! 

- А ты, набось, думаешь, что мы тута сплошь деревенщина дремучая, да? 

- Дед! Ты давай-ка ближе к теме переходи – было что? 

- Было-то оно было… Только вот я пока и сам не соображу – шо… 

- Даже так?! А давай попробуем вместе разобраться! 

- Давай – озадаченно почесал бороду домовой – Вот как ты меня упредила, чтобы, значится, ни одна мышь-то не пролезла, чужая-то, со стороны – своих-то мы наперечёт всех знаем – по струнке ходют, кота не надобно… Да… так вот, значится, как ты упредила, тут-то они и попёрли… Прямо со всех сторон, прямо со всех сторон… Тьма-тьмущая… Думали, не отобьёмся, не сдюжим… 

- Отбились? 

- Отбиться-то отбились, но што энто такое было, можешь мине разобъяснить? Откуда их такая прорва взялась? И все какие-то шалые, прямо дурные какие-то… Сроду такого не видал… Можешь мине объяснить, али и сама сумлеваешься?

- Могу… Только надо оно тебе? Ты мне лучше вот что обскажи-ка про старосту, что про него знаешь? 

- Вурдалак… Злодий… За старшого тута… Не переходи ему тропу-то, слышь меня? Не переходи – сгинешь! 

- Ну, это мы ещё посмотрим, кто вперёд-то сгинет… Значит, говоришь, целая армия мышей была? Понятно… Так, дедушка, приказ вам от меня тот же: чтоб не только мыши, но и мухи не залетали, ясно? 

- Ясно… Знаешь, что мне поболе всего-то ясно? 

- Говори! 

- Перессоришь ты нас со всеми и упорхнёшь… а нам тута жить… А Ермолай, он не простит когда прознает-то кто тебе помогал… 

- Так я же вам предлагала выбор, и опять повторю: или со мной, или… 

- Больно ты горячая… Легко сказать - или! Энто всёшки наш дом, а ты пришлая…

- Прав, прав, дедушка! Тысячу раз прав, но не по своей я тут воле, а потому… 

- Давай жить дружно? 

- Вот именно… Хотя после таких разговоров, не знаю как и доверять-то вам… смогу ли? 

- Сможешь… в глаза сказал, не таилси… А так, мы свою службу знаем! 

- Смотри… Больше к этому я возвращаться не буду! 

- Мужик твой сюды идёт… Ослобони, што ль… 

- Ступай, но помни… 

- Забудешь тута, как же… Ой, што ж энто такое будет-то? От мух, што ль, таперь отбиваться?

- Дарин, я пришёл!

- Не больно и торопился, как я погляжу… 

- Ах, мы почему-то не в духе? Почему? Кто посмел тебя, душа моя, огорчить? А, ну, покажи мне этого наглеца! 

- Лёш… кончай паясничать! Причин для веселья мало, поверь мне на слово… Ну, что, Матрёна? 

- Матрёна?! А что с ней? 

- Ну, хоть ты-то не будешь меня байками кормить? Не про устройство же мукомольного агрегата ты с нею там говорил чуть ли не два часа подряд? 

- Не стану тебя обманывать… Не стану, уже потому, что обмануть тебя трудно, да у меня нет ни малейшего желания это делать… 

- Да, что ж за день-то такой? Ни из кого слова не вытащишь… Короче! 

- Короче, жалко её… Несчастная она женщина… 

- Огласите весь список, пожалуйста! 

- Список?! Какой список? - не понял тот. 

- Ну, как же – мне, то есть, тебе жалко Матрёну Никандровну вот поэтому, вот поэтому, а ещё и по тому…

- Мамочка ты моя родная… - прошептал Алёшка, заключая её в свои объятия – Да ты же ревнуешь меня к ней, девонька моя, ревнуешь… Поверить не могу… 

- Что?! – попыталась вывернуться Даша – Больше ничего не придумал? Много на себя берёшь, ВДВ… Слишком много! На пустом месте выводы делаешь! 

Она что-то ещё пыталась говорить, и даже говорила в промежутках между поцелуями… А он всё целовал и целовал, и целовал…
 
- Глупенькая ты моя ведьмочка! Никто, слышишь, никто, даже английская королева, не способен оказаться вдруг предпочтительнее тебя… Приворожила ты меня, что ли? 

- Охота была… А что до английской королевы, так ей уже почти сто лет – усмехнулась девушка, сумев как-то вывернуться из жарких объятий – Поэтому, именно вот в этом случае я тебе безусловно верю, десантник! А вот Матрёна… 

- Согласен, Матрёна женщина видная… А потому и жалко её! Жалко, что вынуждена жить в одиночестве, удовлетворять похабные запросы Ермолая… Даш, я давеча, когда он тебе пальцем-то погрозил, чуть было в лобешник ему не залепил! 

- Не смей! Держи свои эмоции под контролем, понял меня? Не подставляйся – он колдун, и при том не из слабых... Чувствую, знаю. А что она тебе про него рассказывала? 

- Не знаю, имею ли я право? Она же поделилась, а я получается как в той поговорке: свинья борову, а боров по всему городу?

- Лёш… Ты всё-таки как-то не совсем просекаешь ситуацию. Я, что, сплетница, по-твоему? За ради просто так любопытничаю? Не хочешь, не говори – сама разберусь! 

- Даш… Захарка – сын Ермолая… 

- Тоже мне секрет… 

- Ты поняла?! 

- С первого взгляда… А вот ты знаешь, что она его до сих пор кормит грудью? 

- Не может быть… - засомневался Алёшка – Ему же уже никак не меньше пяти годов… 

- Он – вампирёныш, если не ещё кто другой, не разобралась пока… Глаза и уши папеньки в её доме… Но страшно не это, а то, что он постепенно иссушает её изнутри, лишает жизненной энергии, понимаешь? Посмотришь, что будет, когда я это дело прекращу! 

- Ты что-то задумала? 

- Да! Спорим, после обеда Ермолаище бегом сюда примчится? Кстати, Лёш, а почему ты ни разу не спросил меня, с чего это я вдруг ему женой твоей представилась? 

- А ты ответишь? 

- Почему – нет? Дело в том, что… Трудно объяснить, но чтобы избежать его ухаживаний… 

- Что?! Вот этот хмырь лесной? 

- А представь себе! 

- Вот гад… Даш! А он не может как-то догадаться, что ты ему наврала? 

- Может, конечно, может… Да, он там же всё понял. Сразу же раскусил, но дело в том, что он также понял и то, что и я увидела, что он из себя представляет… Своеобразный обмен вверительными грамотами… Однако на мой счёт он явно просчитался, иначе сразу же отказал бы нам в праве здесь остаться, чего я очень боялась, надо признать! Но спасибо ему за фору! 

- Ты хочешь сказать, что он знает о том, что ты ведунка?! 

- Конечно! 

- А почему никак не проявляется? 

- Прощупывает… Я же плотно закрылась уже там, у него в горнице… И тебя на всякий случай прикрыла… 

- А почему я ничего необычного не ощущаю? 

- А оно тебе нужно? Продолжай жить, как жил, только аккуратнее, что ли… Не особенно откровенничай с Матрёной. Она, конечно, хорошая баба, но кто знает, что староста ей на уши вешает… 

- А, может, ну их? Пусть себе живут, как знают, а? 

- Не получится… Всё складывается таким образом, что мне не миновать именно с ним столкновения… Наверное, в этом и заключено наше испытание в этом временном срезе… Да, ты не переживай особо-то, в лобовую атаку я не пойду… Только в самом крайнем случае… Я всё же женщина… Мозг более гибок… Не обижайся… А он уже обнаглел от безнаказанности, расслабился. А Матрёна про его жену ничего не говорила? 

- Болеет будто… Давно уже. Мать - местная знахарка. Лечит, лечит, но только продлевает мучения, как сказала мельничиха. Да, они в юности со Степанидой (его жену Степанидой зовут) дружили крепко… 

- Вот, видишь, сколько от тебя пользы? Я, конечно, могла бы всё это и сама узнать, но это какая-никакая, а трата энергии… А мне нужно быть предельно, максимально сильной…

- Как я понял, ты уже наметила какой-то определённый алгоритм действий, так?  

- Приблизительно пока. 

- А мне какая в нём отводится роль? Что я должен делать? 

- Не забывай молиться! Утром, вечером и, как вспомнишь, днём. Вот держи крестик! – достала из кармана юбки почти точно такой же, что висел у самой на шее, только на верёвочке – Не спрашивай откуда – ответ тебе не понравится. Просто надень и не снимай ни при каких обстоятельствах! Я освятила его, как могла, но как только предоставится возможность попасть в храм, мы совершим настоящий обряд! 

- Крестик… Это такая сильная защита, что ли? 

- Самая! А в сочетании с молитвой – почти неодолимая! Верь – не сомневайся!

- Кому же мне верить, если не тебе? Дарь, а ты умеешь привораживать?  

- Привораживать?! В другой раз уже спрашиваешь. Умею, а что? 

- Мне всё больше кажется, что ты меня приворожила… 

- Ох! – рассмеялась девушка – Ну, да, конечно! А ты меня! 

- Не врёшь?! 

- Не вру, но план по поцелуям на сегодня уже перевыполнен (выставила обе руки перед собою) – не подходи! Перекрестись лучше - и перестанет казаться!  

- Жаль…

- Даша, Лёша! Вы дома? 

- Как же вовремя-то, обалдеть… - недовольно пробурчал Алексей – Дома, дома! Где же нам ещё быть, Матрёнушка, заходи! - слащавым голосом не сказал, пропел парень, получив при этом нешуточный тычок по плечу. 

- Ребята, я тут вот что подумала: Даш, зачем тебе валандаться с готовкой-то, когда я всё одно каждый день вынуждена этим заниматься? Малых кормить всё одно нужно… Чашкой больше, ополовником меньше… Поможешь чем-нито и ладно… 

- Да я-то не против, а вот тебе самой не трудно будет? 

- Я привычная! Мне с вами только весельше, а то всё одна и одна… А девки-то мои тебя прямо с языка не спускают: Даша то, Даша это…  Только, можа, вам не ндравится как я готовлю-то, можа, вам не скусно. 

- Ещё как вкусно! И потом, если я вдруг чё вздумаю, ты же не отпихнёшь меня от печки-то? Если честно, то должна признаться, я и не умею готовить-то почти ничего… 

- Во оно как… Как же это может быть-то? Энтому же с мальства девочек обучают… 

- Там, откуда мы прибыли, всё совсем не так… 

- А где же такое место будет? Далече? 

- Далече… очень даже далече… Отсюда не видать! 

Поняла или нет Матрёна хоть что-то из этих объяснений, не известно, но скорее всего, что нет. Просто стояла и кивала головой, а как только гостья замолчала, так сразу же и подвела черту подо всем разговором: 

- Так что к обеду жду! - и пошла, продолжая что-то бормотать себе под нос…

Посмотрев ей в след, Дарина продолжила прерванный разговор: 

- Я вот, что подумала: а не навестить ли нам с тобой больную жену старосты?  

- Зачем? Зачем добровольно совать голову в пасть к дракону? 

- Красиво… Ты, случайно, стихов не пишешь? 

- Ну, в восемнадцать лет все, наверное, пробуют этим делом заниматься, а потом почему-то бросают… - усмехнулся Алёшка – И, тем не менее: зачем? 

- Сам посмотри: в первую с ним встречу мы сказали, что оба лекари, так? 

- Так! И – что? 

- Как что? В благодарность за то, что позволил остаться, прекрасно поселил… Из сострадания, наконец… Логично? 

- Логично-то логично… Но, что ты там хочешь увидеть? 

- Пока не знаю, честно признаюсь… Но очень хочется посмотреть на его реакцию! Прямо, хоть сейчас беги… А с другой стороны, ты же квалифицированный врач, так? 

- Так! 

- И диагност? 

- Ну? 

- А вдруг и на самом деле сможешь как-то помочь? Профессиональный долг! 

- Ты ещё мне про клятву Гиппократу напомни… Но, дорогая моя, ты не забыла о том, что кроме рук у меня нет никаких инструментов, а за углом нет даже простой аптеки? Элементарного рентген-кабинета и то нет… 

- Тем интереснее – не считаешь? 

- Я не отказываюсь, но дело в том, что пока я её не осматривал, и ответственности на мне нет, а вот после осмотра просто отмахнуться и забыть для меня будет уже проблематично, понимаешь?

- Не хочешь – не ходи! 

- А ты всё равно пойдёшь, да? Ты хочешь, да? 

- Должна… 

- Должна-а-а… Ну, когда так, то конечно… С этого бы и начинала. Когда? 

- После завтрака! Но для начала я постараюсь убедить Матрёну отлучить Захара от груди… 

- Как? 

- Не знаю… Посмеюсь над ним, а её припугну чем-нибудь… Не подскажешь – чем бы? 

- Ой, я совсем не мастер интриг! Можно загнуть ей парочку любых медицинских терминов – всё равно ни хрена не поймёт… 100% уверенности! Чем-нибудь подыграю… Слушай, ты мне обещала дать почитать свои конспекты… 

- Забыла совсем! – стукнула себя по лбу девушка и полезла в свой рюкзачок. 

Пошебуршив в нём чем-то, извлекла несколько толстых тетрадей, две из которых протянула ему – Держи! 

- А в тех что? - обратил он внимание на то, что она две или даже три из общей стопы вновь попыталась вернуть в рюкзак. 

- Глазастый… - вздохнула Даша – На смотри! 

Тот раскрыл одну из протянутых ею «секретных» тетрадей, но, полистав, не увидел в них абсолютно ничего: 

- Пустые! На всякий случай, что ли? 

- Не пустые… Совсем даже не пустые! 

- Я, что, внезапно ослеп? - усмехнулся парень. 

- Спаси Бог! Что ты такое говоришь-то? Вовсе нет, но дело в том, что у тебя в руках в полном смысле слова раритет! 

- Вот как? А в чём ценность? Тетрадь как тетрадь… Ну, может, обложка несколько необычна, а так… 

- И тем не менее: в них собраны заговоры, испытанные и наиболее часто с успехом применяемые всеми ведуньями нашего рода. Есть ещё более древние сборники. Они у бабушки. А в эти тетради она специально для меня переписала то, что в первую очередь может мне понадобиться. На её взгляд, понятное дело… 

- Да?! – не сумел скрыть изумления Алёша – А почему я ничего не вижу? Особые чернила, что ли? 

- Дело не в чернилах! Просто никто, кроме нас с бабушкой, ничего на этих страницах не увидит. Почему – не спрашивай… 

- Понял, понял! – поднял он руки вверх. 

- Ты только пойми правильно, дело не в том, что я не доверяю тебе лично. Просто ты всё равно ничего не поймёшь, даже после прочтения – открой я для тебя текст… И с этим пока ничего поделать нельзя… 

- Ты, похоже, переживаешь больше моего… Прости за любопытство, но вот такое я г… все потонут, а я буду плавать! 

- Читай конспекты, чудо моё! Вечером обсудим! А я пойду пока пообщаюсь с Матрёной, не буду тебе мешать! Может, помогу ей чем или с девчонками поиграю, ладно? 

- Что ты спрашиваешься-то? Иди, конечно! Только на обед не забудь позвать -  единственного мужчину голодным держать грех… Мы от этого звереем, понимаешь? - вся эта белиберда была произнесена так жалостливо, так трагично, что Дарина аж рот раскрыла от удивления: 

- Лицедей! Ты с профессией не ошибся?  

- Иди уже – не мешай читать!


 

© Copyright: Валентина Карпова, 2019

Регистрационный номер №0447474

от 15 мая 2019

[Скрыть] Регистрационный номер 0447474 выдан для произведения:
- Что-то вы очень быстро! Алёшенька, неужто ты всё вот так сразу и понял? А вот я  не такая расторопная, оказывается… Девчонки, вон, за животы уже хватаются глядючи на моё прядение… 

- Мамка! У ей руки, прям, как деревянные… - с восторгом вскочила навстречу матери Олюшка – У меня и то ловчее получается… 

- А ты не смейся! – сделала строгое лицо Матрёна – Обучится, когда захочет! Мы, небось, тоже не умеем много из того, что у неё хорошо получается… - и поспешила скрыться в своём чулане, сразу же принявшись греметь там чугунками.

- Наташ! А, ну, подь сюды! – вдруг раздался чем-то недовольный её голос из-за занавески – Ай, не видишь, что воды нету? 

- О, а вот это как раз по моей части будет! – заступился за девчушку Алексей – Ты мне покажешь, где вы воду берёте? - в свою очередь задал он вопрос смутившейся  девочке. 

- Так в колодезе. - еле слышно отозвалась она. 

- Ага, понял… Вот только осталось сообразить, где он, этот самый колодец находится… Проводишь? 

Не зная, как поступить, Наташа нерешительно смотрела на мать. Та, усмехнувшись, махнула рукой: 

- Считай, что подфартило тебе – ишь, какой помощник-то объявился! Ступайте уже!

- Вот и хорошо! – улыбнулась Дарья – Завтрак отрабатывать надо…  Лёш, натаскаешь воды, загляни к нам – у меня дело до тебя есть, хорошо? 

- Ты смотри: то не нужен никому, а то прямо нарасхват! 

- Как это не нужен? Да я жить без тебя не могу! – продолжала улыбаться Даша. 

- Ох, если бы… Но смотри, ловлю на слове! - подмигнул парень и поспешил за уже поджидающей его девочкой.

- Дедушка! Выгляни-ка на минуточку! - позвала Дарина домового, плотно закрыв за собою дверь избы, которую им с Алексеем предоставили для проживания. 

- Ну, что опять стряслось? Что случилось? 

- Случилось? Пока ничего не случилось… а могло? 

- Как тебе сказать… 

- Да, не тяни ты за хвост кикимору, говори! 

- Нет, вы тольки погляньте, шо она про нас говорит! Да у кикимор отродясь никаких хвостов не водилось! – разверещалась где-то под печкой одна из представительниц этого вездесущего рода – У нас, даже у тех, что в лесу проживают, и у тех хвостов нетути! Мы правила знам, не то што некоторые… 

- Цыть, вертихвостка! 

- Погляньте-ка, и энтот туды же – вертихвостка… Какая я вам вертихвостка, когда мине и вертеть-то не чем? 

- Цыть, кому сказал! 

- Нет, а что она? 

- В третий раз повторить, али поняла ужо? 

За печкой стихло…

- Не обращай внимания, хозяюшка, разбаловался народ… 

- Да я особо и не обращаю – притворно вздохнула Дарина – Ну, так что? Что-нибудь не как всегда было в прошедшую ночь и сегодняшнее утро? 

- Как тебе сказать? – заметно мялся домовой, старательно изображая всем своим видом крайнюю степень задумчивости – Энто смотря что ты считаешь необычным… 

- А ты? - набралась терпения ведунья – Кстати, что-то я Егорушки своего не вижу… Как он? 

- Сообразительный парнишка… Анбары инспектирует… 

- Ого, ты какое слово ввернул! 

- А ты, набось, думаешь, что мы тута сплошь деревенщина дремучая, да? 

- Дед! Ты давай-ка ближе к теме переходи – было что? 

- Было-то оно было… Только вот я пока и сам не соображу – шо… 

- Даже так?! А давай попробуем вместе разобраться! 

- Давай – озадаченно почесал бороду домовой – Вот как ты меня упредила, чтобы, значится, ни одна мышь-то не пролезла, чужая-то, со стороны – своих-то мы наперечёт всех знаем – по струнке ходют, кота не надобно… Да… так вот, значится, как ты упредила, тут-то они и попёрли… Прямо со всех сторон, прямо со всех сторон… Тьма-тьмущая… Думали, не отобьёмся, не сдюжим… 

- Отбились? 

- Отбиться-то отбились, но што энто такое было, можешь мине разобъяснить? Откуда их такая прорва взялась? И все какие-то шалые, прямо дурные какие-то… Сроду такого не видал… Можешь мине объяснить, али и сама сумлеваешься?

- Могу… Только надо оно тебе? Ты мне лучше вот что обскажи-ка про старосту, что про него знаешь? 

- Вурдалак… Злодий… За старшого тута… Не переходи ему тропу-то, слышь меня? Не переходи – сгинешь! 

- Ну, это мы ещё посмотрим, кто вперёд-то сгинет… Значит, говоришь, целая армия мышей была? Понятно… Так, дедушка, приказ вам от меня тот же: чтоб не только мыши, но и мухи не залетали, ясно? 

- Ясно… Знаешь, что мне поболе всего-то ясно? 

- Говори! 

- Перессоришь ты нас со всеми и упорхнёшь… а нам тута жить… А Ермолай, он не простит когда прознает-то кто тебе помогал… 

- Так я же вам предлагала выбор, и опять повторю: или со мной, или… 

- Больно ты горячая… Легко сказать - или! Энто всёшки наш дом, а ты пришлая…

- Прав, прав, дедушка! Тысячу раз прав, но не по своей я тут воле, а потому… 

- Давай жить дружно? 

- Вот именно… Хотя после таких разговоров, не знаю как и доверять-то вам… смогу ли? 

- Сможешь… в глаза сказал, не таилси… А так, мы свою службу знаем! 

- Смотри… Больше к этому я возвращаться не буду! 

- Мужик твой сюды идёт… Ослобони, што ль… 

- Ступай, но помни… 

- Забудешь тута, как же… Ой, што ж энто такое будет-то? От мух, што ль, таперь отбиваться?

- Дарин, я пришёл!

- Не больно и торопился, как я погляжу… 

- Ах, мы почему-то не в духе? Почему? Кто посмел тебя, душа моя, огорчить? А, ну, покажи мне этого наглеца! 

- Лёш… кончай паясничать! Причин для веселья мало, поверь мне на слово… Ну, что, Матрёна? 

- Матрёна?! А что с ней? 

- Ну, хоть ты-то не будешь меня байками кормить? Не про устройство же мукомольного агрегата ты с нею там говорил чуть ли не два часа подряд? 

- Не стану тебя обманывать… Не стану, уже потому, что обмануть тебя трудно, да у меня нет ни малейшего желания это делать… 

- Да, что ж за день-то такой? Ни из кого слова не вытащишь… Короче! 

- Короче, жалко её… Несчастная она женщина… 

- Огласите весь список, пожалуйста! 

- Список?! Какой список? - не понял тот. 

- Ну, как же – мне, то есть, тебе жалко Матрёну Никандровну вот поэтому, вот поэтому, а ещё и по тому…

- Мамочка ты моя родная… - прошептал Алёшка, заключая её в свои объятия – Да ты же ревнуешь меня к ней, девонька моя, ревнуешь… Поверить не могу… 

- Что?! – попыталась вывернуться Даша – Больше ничего не придумал? Много на себя берёшь, ВДВ… Слишком много! На пустом месте выводы делаешь! 

Она что-то ещё пыталась говорить, и даже говорила в промежутках между поцелуями… А он всё целовал и целовал, и целовал…
 
- Глупенькая ты моя ведьмочка! Никто, слышишь, никто, даже английская королева, не способен оказаться вдруг предпочтительнее тебя… Приворожила ты меня, что ли? 

- Охота была… А что до английской королевы, так ей уже почти сто лет – усмехнулась девушка, сумев как-то вывернуться из жарких объятий – Поэтому, именно вот в этом случае я тебе безусловно верю, десантник! А вот Матрёна… 

- Согласен, Матрёна женщина видная… А потому и жалко её! Жалко, что вынуждена жить в одиночестве, удовлетворять похабные запросы Ермолая… Даш, я давеча, когда он тебе пальцем-то погрозил, чуть было в лобешник ему не залепил! 

- Не смей! Держи свои эмоции под контролем, понял меня? Не подставляйся – он колдун, и при том не из слабых... Чувствую, знаю. А что она тебе про него рассказывала? 

- Не знаю, имею ли я право? Она же поделилась, а я получается как в той поговорке: свинья борову, а боров по всему городу?

- Лёш… Ты всё-таки как-то не совсем просекаешь ситуацию. Я, что, сплетница, по-твоему? За ради просто так любопытничаю? Не хочешь, не говори – сама разберусь! 

- Даш… Захарка – сын Ермолая… 

- Тоже мне секрет… 

- Ты поняла?! 

- С первого взгляда… А вот ты знаешь, что она его до сих пор кормит грудью? 

- Не может быть… - засомневался Алёшка – Ему же уже никак не меньше пяти годов… 

- Он – вампирёныш, если не ещё кто другой, не разобралась пока… Глаза и уши папеньки в её доме… Но страшно не это, а то, что он постепенно иссушает её изнутри, лишает жизненной энергии, понимаешь? Посмотришь, что будет, когда я это дело прекращу! 

- Ты что-то задумала? 

- Да! Спорим, после обеда Ермолаище бегом сюда примчится? Кстати, Лёш, а почему ты ни разу не спросил меня, с чего это я вдруг ему женой твоей представилась? 

- А ты ответишь? 

- Почему – нет? Дело в том, что… Трудно объяснить, но чтобы избежать его ухаживаний… 

- Что?! Вот этот хмырь лесной? 

- А представь себе! 

- Вот гад… Даш! А он не может как-то догадаться, что ты ему наврала? 

- Может, конечно, может… Да, он там же всё понял. Сразу же раскусил, но дело в том, что он также понял и то, что и я увидела, что он из себя представляет… Своеобразный обмен вверительными грамотами… Однако на мой счёт он явно просчитался, иначе сразу же отказал бы нам в праве здесь остаться, чего я очень боялась, надо признать! Но спасибо ему за фору! 

- Ты хочешь сказать, что он знает о том, что ты ведунка?! 

- Конечно! 

- А почему никак не проявляется? 

- Прощупывает… Я же плотно закрылась уже там, у него в горнице… И тебя на всякий случай прикрыла… 

- А почему я ничего необычного не ощущаю? 

- А оно тебе нужно? Продолжай жить, как жил, только аккуратнее, что ли… Не особенно откровенничай с Матрёной. Она, конечно, хорошая баба, но кто знает, что староста ей на уши вешает… 

- А, может, ну их? Пусть себе живут, как знают, а? 

- Не получится… Всё складывается таким образом, что мне не миновать именно с ним столкновения… Наверное, в этом и заключено наше испытание в этом временном срезе… Да, ты не переживай особо-то, в лобовую атаку я не пойду… Только в самом крайнем случае… Я всё же женщина… Мозг более гибок… Не обижайся… А он уже обнаглел от безнаказанности, расслабился. А Матрёна про его жену ничего не говорила? 

- Болеет будто… Давно уже. Мать - местная знахарка. Лечит, лечит, но только продлевает мучения, как сказала мельничиха. Да, они в юности со Степанидой (его жену Степанидой зовут) дружили крепко… 

- Вот, видишь, сколько от тебя пользы? Я, конечно, могла бы всё это и сама узнать, но это какая-никакая, а трата энергии… А мне нужно быть предельно, максимально сильной…

- Как я понял, ты уже наметила какой-то определённый алгоритм действий, так?  

- Приблизительно пока. 

- А мне какая в нём отводится роль? Что я должен делать? 

- Не забывай молиться! Утром, вечером и, как вспомнишь, днём. Вот держи крестик! – достала из кармана юбки почти точно такой же, что висел у самой на шее, только на верёвочке – Не спрашивай откуда – ответ тебе не понравится. Просто надень и не снимай ни при каких обстоятельствах! Я освятила его, как могла, но как только предоставится возможность попасть в храм, мы совершим настоящий обряд! 

- Крестик… Это такая сильная защита, что ли? 

- Самая! А в сочетании с молитвой – почти неодолимая! Верь – не сомневайся!

- Кому же мне верить, если не тебе? Дарь, а ты умеешь привораживать?  

- Привораживать?! В другой раз уже спрашиваешь. Умею, а что? 

- Мне всё больше кажется, что ты меня приворожила… 

- Ох! – рассмеялась девушка – Ну, да, конечно! А ты меня! 

- Не врёшь?! 

- Не вру, но план по поцелуям на сегодня уже перевыполнен (выставила обе руки перед собою) – не подходи! Перекрестись лучше - и перестанет казаться!  

- Жаль…

- Даша, Лёша! Вы дома? 

- Как же вовремя-то, обалдеть… - недовольно пробурчал Алексей – Дома, дома! Где же нам ещё быть, Матрёнушка, заходи! - слащавым голосом не сказал, пропел парень, получив при этом нешуточный тычок по плечу. 

- Ребята, я тут вот что подумала: Даш, зачем тебе валандаться с готовкой-то, когда я всё одно каждый день вынуждена этим заниматься? Малых кормить всё одно нужно… Чашкой больше, ополовником меньше… Поможешь чем-нито и ладно… 

- Да я-то не против, а вот тебе самой не трудно будет? 

- Я привычная! Мне с вами только весельше, а то всё одна и одна… А девки-то мои тебя прямо с языка не спускают: Даша то, Даша это…  Только, можа, вам не ндравится как я готовлю-то, можа, вам не скусно. 

- Ещё как вкусно! И потом, если я вдруг чё вздумаю, ты же не отпихнёшь меня от печки-то? Если честно, то должна признаться, я и не умею готовить-то почти ничего… 

- Во оно как… Как же это может быть-то? Энтому же с мальства девочек обучают… 

- Там, откуда мы прибыли, всё совсем не так… 

- А где же такое место будет? Далече? 

- Далече… очень даже далече… Отсюда не видать! 

Поняла или нет Матрёна хоть что-то из этих объяснений, не известно, но скорее всего, что нет. Просто стояла и кивала головой, а как только гостья замолчала, так сразу же и подвела черту подо всем разговором: 

- Так что к обеду жду! - и пошла, продолжая что-то бормотать себе под нос…

Посмотрев ей в след, Дарина продолжила прерванный разговор: 

- Я вот, что подумала: а не навестить ли нам с тобой больную жену старосты?  

- Зачем? Зачем добровольно совать голову в пасть к дракону? 

- Красиво… Ты, случайно, стихов не пишешь? 

- Ну, в восемнадцать лет все, наверное, пробуют этим делом заниматься, а потом почему-то бросают… - усмехнулся Алёшка – И, тем не менее: зачем? 

- Сам посмотри: в первую с ним встречу мы сказали, что оба лекари, так? 

- Так! И – что? 

- Как что? В благодарность за то, что позволил остаться, прекрасно поселил… Из сострадания, наконец… Логично? 

- Логично-то логично… Но, что ты там хочешь увидеть? 

- Пока не знаю, честно признаюсь… Но очень хочется посмотреть на его реакцию! Прямо, хоть сейчас беги… А с другой стороны, ты же квалифицированный врач, так? 

- Так! 

- И диагност? 

- Ну? 

- А вдруг и на самом деле сможешь как-то помочь? Профессиональный долг! 

- Ты ещё мне про клятву Гиппократу напомни… Но, дорогая моя, ты не забыла о том, что кроме рук у меня нет никаких инструментов, а за углом нет даже простой аптеки? Элементарного рентген-кабинета и то нет… 

- Тем интереснее – не считаешь? 

- Я не отказываюсь, но дело в том, что пока я её не осматривал, и ответственности на мне нет, а вот после осмотра просто отмахнуться и забыть для меня будет уже проблематично, понимаешь?

- Не хочешь – не ходи! 

- А ты всё равно пойдёшь, да? Ты хочешь, да? 

- Должна… 

- Должна-а-а… Ну, когда так, то конечно… С этого бы и начинала. Когда? 

- После завтрака! Но для начала я постараюсь убедить Матрёну отлучить Захара от груди… 

- Как? 

- Не знаю… Посмеюсь над ним, а её припугну чем-нибудь… Не подскажешь – чем бы? 

- Ой, я совсем не мастер интриг! Можно загнуть ей парочку любых медицинских терминов – всё равно ни хрена не поймёт… 100% уверенности! Чем-нибудь подыграю… Слушай, ты мне обещала дать почитать свои конспекты… 

- Забыла совсем! – стукнула себя по лбу девушка и полезла в свой рюкзачок. 

Пошебуршив в нём чем-то, извлекла несколько толстых тетрадей, две из которых протянула ему – Держи! 

- А в тех что? - обратил он внимание на то, что она две или даже три из общей стопы вновь попыталась вернуть в рюкзак. 

- Глазастый… - вздохнула Даша – На смотри! 

Тот раскрыл одну из протянутых ею «секретных» тетрадей, но, полистав, не увидел в них абсолютно ничего: 

- Пустые! На всякий случай, что ли? 

- Не пустые… Совсем даже не пустые! 

- Я, что, внезапно ослеп? - усмехнулся парень. 

- Спаси Бог! Что ты такое говоришь-то? Вовсе нет, но дело в том, что у тебя в руках в полном смысле слова раритет! 

- Вот как? А в чём ценность? Тетрадь как тетрадь… Ну, может, обложка несколько необычна, а так… 

- И тем не менее: в них собраны заговоры, испытанные и наиболее часто с успехом применяемые всеми ведуньями нашего рода. Есть ещё более древние сборники. Они у бабушки. А в эти тетради она специально для меня переписала то, что в первую очередь может мне понадобиться. На её взгляд, понятное дело… 

- Да?! – не сумел скрыть изумления Алёша – А почему я ничего не вижу? Особые чернила, что ли? 

- Дело не в чернилах! Просто никто, кроме нас с бабушкой, ничего на этих страницах не увидит. Почему – не спрашивай… 

- Понял, понял! – поднял он руки вверх. 

- Ты только пойми правильно, дело не в том, что я не доверяю тебе лично. Просто ты всё равно ничего не поймёшь, даже после прочтения – открой я для тебя текст… И с этим пока ничего поделать нельзя… 

- Ты, похоже, переживаешь больше моего… Прости за любопытство, но вот такое я г… все потонут, а я буду плавать! 

- Читай конспекты, чудо моё! Вечером обсудим! А я пойду пока пообщаюсь с Матрёной, не буду тебе мешать! Может, помогу ей чем или с девчонками поиграю, ладно? 

- Что ты спрашиваешься-то? Иди, конечно! Только на обед не забудь позвать -  единственного мужчину голодным держать грех… Мы от этого звереем, понимаешь? - вся эта белиберда была произнесена так жалостливо, так трагично, что Дарина аж рот раскрыла от удивления: 

- Лицедей! Ты с профессией не ошибся?  

- Иди уже – не мешай читать!


 
 
Рейтинг: +2 66 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!