ГлавнаяПрозаКрупные формыРоманы → Кровь ангела. Глава 15. "Крах надежд"

Кровь ангела. Глава 15. "Крах надежд"

Лайла вошла в свою комнату и огляделась. После стольких дней, проведённых в заточении, всё вокруг казалось каким-то нереальным и чужим. Взгляд девушки скользил по окружавшим её вещам, мимолётно задерживаясь на каждой из них…

Любимые книги стояли на полках так же, как и всегда… На почётном месте, за стеклом в рамочке — её школьный аттестат, которым Лайла могла заслуженно гордиться. Фотография их класса на выпускном. Любимая заколка для волос, альбом для рисования, тетрадка со стихами, которые она втайне писала по ночам… Из-под подушки торчал уголок какого-то яркого буклета. Девушка села на кровать и потянула уголок на себя. На свет появилась рекламка колледжа, в который она собиралась поступать. Лайла развернула его и отрешённо взглянула на весёлые лица студентов, изображённых на фоне современного учебного комплекса…

— Из дома не выходи! — голос Афаэла заставил её вздрогнуть и оторвать взгляд от рекламы. Через секунду он сам появился в дверях. — Я съезжу в город, необходимо купить кое-что. Тебе что-нибудь нужно?

Лайла покачала головой, даже не обернувшись. Сейчас её взгляд был устремлён в пол.

— Если Сандал заявится, не вздумай пускать его в дом! Дверь я запру, — добавил староста напоследок и ушёл.

Лайла подождала, пока его шаги стихнут на лестнице, потом ничком рухнула на кровать и какое-то время лежала не шевелясь, устремив в потолок безжизненный взгляд. По потолку ползала муха, и девушка невольно следила за её движениями. Потом муха оторвалась от потолка и метнулась к окну, но, врезавшись в стекло, заметалась, ища выход.

Лайла поднялась с постели и, подойдя к окну, распахнула его настежь. Муха вылетела и, довольная свободой, умчалась в неизвестном направлении.

Обведя безразличным взглядом утопающий в зелени сад, девушка закрыла глаза и втянула носом наполненный свежестью воздух. От пряного и непривычно резкого запаха цветов слегка закружилась голова. Лайла поморщилась, затем открыла глаза и подняла их вверх, взглянув в бесконечную прозрачную голубизну неба. И тут, впервые за столько дней, серые глаза девушки наполнились давно угасшим в них светом. Взгляд оживился и заметался, быстро скользя по окрестностям. Потом вновь устремился в небеса. Ноздри Лайлы нервно затрепетали, анализируя запахи и выискивая те, что смогли бы сейчас помешать. Ничего не обнаружив, рыжая больше не раздумывала. Упрямо стиснув зубы и мрачно сверкнув глазами, Лайла вскочила на подоконник и стремглав кинулась в голубую высь. Крылья послушно развернулись и в несколько широких взмахов подняли её на головокружительную высоту.

Восторг охватил душу девушки, когда свежий ледяной ветер ударил ей в лицо и, подобно парусам, наполнил крылья. Они гордо развернули каждое своё пёрышко и упруго задрожали, уверенно преодолевая сопротивление воздуха. Развив чудовищную скорость, Лайла за секунду пролетела над деревней и устремилась дальше, даже не представляя, куда собирается лететь. Это было совершенно неважно. Главное — улететь! Умчаться отсюда без оглядки! Из этого ада! Из этого плена! Главное — это убежать от самой себя и своих воспоминаний… Забыть… Стереть их из памяти… навсегда…

Бескрайняя высь манила Лайлу. Оживляла… Вдыхала в неё жизнь и возвращала чувство свободы — единственное, что не смогли в ней убить… И сейчас, с каждым взмахом крыла, это чувство становилось всё сильней. Им была наполнена каждая клеточка её тела, каждый нерв, каждая капля крови. Лайла наслаждалась им, упивалась так, словно достигла апогея своего счастья. И отныне, в этом мире не существовало больше ничего, кроме свободы и её крыльев…

Огромная чёрная тень на миг заслонила солнце, грубо разрушив сладостный поток грёз и возвращая в реальность. На горизонте, нарушая безукоризненную чистоту небес, словно зловещие грозовые облака летели Падшие. Они стремительно приближались, надвигаясь безжалостной широкой волной. Лайла резко остановилась и, похолодев от ужаса, лихорадочно огляделась. Всюду, куда не падал взгляд, синеву небес заслоняли чёрные крылья. Они разделились и теперь летели, окружая свою жертву со всех сторон.

Ещё минута — они настигнут её и…

От мысли о том, что произойдёт после, у девушки потемнело в глазах. Она подняла голову, в последний раз взглянув в безмятежную высь, улыбнулась бесконечному простору, и сложила крылья…

***
Беллор первым приземлился на пустынное шоссе, пролегающее вдоль обширных зеленеющих полей. Он медленно приблизился к Лайле и застыл, наблюдая, как ветер теребит её испачканные свежими капельками крови пепельные крылья. Нежный светлый пух, подобно первым снежинкам, кружился в воздухе, опускался на траву, цеплялся за ветви низких кустарников. Перья медленно осыпались. Подрагивая, они падали на асфальт, сворачивались, превращались в щепотку серого пепла.

Беллор сжал кулаки и из его горла сам собой вырвался крик, полный боли и ярости. Его прекрасные черты исказились страданием, а фиалковые глаза потемнели, став пустыми и безжизненными. Больше не в силах выносить это зрелище, ангел отвернулся от мёртвой девушки и, взлетев, помчался в сторону города. Через несколько минут он нагнал машину Афаэла и приземлился прямо перед ней. Староста резко затормозил и, выскочив из машины, остановился, глядя в почерневшие глаза блондина.

— Она убила себя, — произнёс Беллор, медленно приближаясь к старосте. — Сложила крылья и бросилась вниз с высоты шести километров… Из-за тебя…

Афаэл остолбенел, с его лица схлынула краска.

— Лайла… погибла???.. — повторил он, и его чёрные глаза стали огромными от потрясения и ужаса. — Но как… Как она смогла нарушить запрет???.. Ведь я приказал ей не покидать дом и…

— Ты скрыл от нас, что у девчонки была Свободная Воля!!! — прошипел Беллор, вновь сжав кулаки. — Ты назначил церемонию, зная, что при такой характеристике этого делать нельзя!!! Что её психика может не выдержать и у неё хватит воли преодолеть инстинкт самосохранения!!!.. Ты оставил её дома одну, Афаэл, и она убила наших детей!!! — Беллор взмахнул рукой и в ней тут же оказался меч, который сейчас ослепительно полыхал адским пламенем. Афаэл не успел даже моргнуть, как меч уже оказался у его горла.

— Я не знал, что у Лайлы Свободная воля, — несмотря ни на что, голос старосты прозвучал уверенно и спокойно. — Убери меч, Беллор. Давай поговорим.

— Поговоришь в Аду с Люцифером!!! — процедил блондин, дрожа от бешенства. — Твоя девка убила мою дочь!!!

Вид у Беллора был настолько решительным, что у Афаэла впервые промелькнула мысль о том, что ему пришёл конец. И ещё, он впервые осознал, что никогда толком не задумывался над тем, на что способен этот ангел.

История Беллора была достаточно туманной. Афаэл знал, что тот наполовину Светлый, но это никогда его особо не беспокоило. Во время войны в Раю, когда часть ангелов подняла восстание и за это была изгнана на Землю, действительно всё перемешалось. Часть Светлых сначала покинула Рай и примкнула к бунтовщикам, позже некоторые из них раскаялись и были прощены. Часть Падших вообще ушла в Ад, захватив и подчинив себе немногочисленное тогда войско демонов. В Аду стал править Люцифер, а Афаэл стал единоличным правителем Падших на Земле. Конечно, поначалу некоторые пытались оспорить это его право, но Афаэл уничтожил их всех, утвердив, таким образом, свою власть, и повысив авторитет среди Падших.

— Ты хочешь отправить меня в Ад? — невозмутимо спросил Афаэл, понимая, что сейчас даже тень промелькнувшего страха подпишет ему приговор. — Думаешь, Падшие пойдут за тобой, Беллор?

— Мне не нужна твоя власть.

— Хорошо, — Афаэл чуть заметно кивнул, чувствуя у горла безжалостное жало меча. — Тогда что тебе нужно?.. Мы можем договориться, пока не подоспели остальные… Можем заключить соглашение, которое устроит нас обоих… Чего ты хочешь?.. Говори!

— Ты отдашь мне Натаниэль! — процедил блондин, чем заставил старосту заскрежетать зубами и злобно зашипеть. Подобная сделка явно не входила в его планы.

— Ты с ума сошёл, Беллор?! — зарычал Афаэл, и даже подался вперёд, но вовремя остановился, вспомнив о мече. — Зачем тебе девчонка?! Думаешь, что сможешь её обольстить и она кинется в твои объятия???

— Ну, уж в твои точно не кинется, — губы блондина скривились в презрительной усмешке.

— Тогда что тебе от неё нужно? — больше не скрывая ярости, рявкнул староста. — Светлую нельзя превратить в Падшую, если она сама того не пожелает! А до этих пор, ты даже прикоснуться к ней толком не сможешь!

— Это не твоя забота, Афаэл, — тон блондина снова стал ледяным. — Отдай мне Натаниэль, и я найду способ её приручить. Мне нужно только одно: чтобы эта Светлая родила мне дочь! После этого, ты сможешь делать с ней всё, что захочешь. А до тех пор — просто не мешай.

— Ладно!.. Чёрт с тобой! — обдумав ситуацию, староста всё же кивнул. — Ты получишь девку первым, Беллор. Только нужно придумать, что сказать остальным… Кроме того, вся эта история с Лайлой…

— Нужно было думать раньше! Прежде, чем ты отдал ангела Свободной Воли на растерзание! — вновь зашипел блондин.

— У неё не было ярких признаков Свободной Воли, — устало заметил Афаэл. — Она просто была взбалмошной, как и все дети в её возрасте… Поверь, Беллор, мне жаль, что всё так получилось. Подумай сам: если бы я знал про это, разве бы оставил её дома одну?.. Пойми, я бы никогда не совершил такой ошибки! Моей целью было возродить наш род! Я не для себя старался…

— Ты ещё можешь возродить его, — Беллор вздохнул и убрал меч. — У тебя есть Сандал. Смешай его кровь с кровью Софии, когда та подрастёт, и если она родит дочь — у нашего рода будет шанс.

— Я подумаю над этим, — Афаэл согласно кивнул. — Но не забудь: Натаниэль должна вернуться в общину после того, как ты получишь от неё то, что хочешь.

— Она вернётся, — холодно пообещал блондин, наблюдая, как на небе, одни за другими, появляются чёрные крылья.

Как только первый Падший приземлился, Беллор вновь достал меч и встал рядом с Афаэлом. Его присутствие несколько охладило пыл ангелов, которые пребывали во вполне объяснимой ярости.

— Беллор! — позвал его Тадиэль, выходя из толпы, собравшейся перед старостой. — Ты уверен, что выбрал правильную сторону? — угрожающе прошипел он.

— Да. И ещё, я уверен в том, Тадиэль, что успею убить всех, если вы, не разобравшись, полезете в драку, — вяло отозвался блондин, невозмутимо встречая злобный взгляд ангела Жертвы.

— Здесь пятнадцать Старших, Беллор, — Хемах кивнул на толпу Падших, и тоже вышел вперёд. — Не надорвёшься?

— А ты рискни, — блондин прищурился, и на его губах заиграла та самая улыбка, которую уже окрестили «улыбкой смерти».

Хемах зарычал и подался было вперёд, но тут вмешался Табрис и, схватив ангела за руку, отбросил в сторону. В ответ на его возмущённый, полный бешенства взгляд, Табрис чуть заметно покачал головой.

— Не связывайтесь с ним! — предостерегающе сказал он Хемаху и остальным. — Он никогда не блефует…

Однако Хемах не послушал. Презрительно сплюнув, он оттолкнул Табриса и спустя секунду всё решилось…

Никто ничего не успел понять. Никто не успел даже увидеть Беллора, как Хемах вдруг словно споткнулся, и его тело, разрубленное пополам, грохнулось к ногам Падших. Блондин же спокойно вернулся на своё место рядом с Афаэлом.

— Ещё кто-нибудь желает рискнуть?! — поинтересовался он, обводя толпу холодным взглядом своих фиалковых глаз. — Или всё же выслушаете Афаэла прежде, чем вершить правосудие?

— Спасибо, Беллор, но убивать Хемаха было ни к чему, — наконец, вмешался Афаэл, с досадой разглядывая останки одного из своих главных доверенных лиц. — Я могу и сам за себя постоять, и мне ничья защита не требуется.

— Хемах собирался напасть на меня, Афаэл, а не на тебя, — ангел лениво повёл плечами. — А я этого с детства не выношу.

— Об этом мы с тобой после поговорим, — огрызнулся староста, злобно сверкнув на него глазами.

Однако, было не похоже, что кроме Афаэла кто-то ещё сожалел о смерти Хемаха. Тем не менее, пыл толпы как-то разом поостыл, а бешенство в глазах сменилось угрюмой настороженностью. Воспользовавшись этим, староста подошёл к собравшимся.

— Я знаю, что каждый из вас обвиняет меня в том, что произошло, — тихо проговорил он. — И вполне понимаю ваше негодование и ваши чувства. Для меня случившееся тоже стало ударом, поверьте. Лайла никогда не выказывала характеристик Свободной Воли. У меня не было причин, чтобы сомневаться в её способности адаптироваться к перерождению. Я так же, как и вы, возлагал на неё большие надежды и делал всё, чтобы возродить славу нашего древнего рода. Не знаю, почему всё так произошло. Возможно, мы чего-то не учли, когда проводили церемонию…

— А, возможно, ты совершил ошибку, когда оставил её одну! — рявкнул Тадиэль, не сдержавшись. — Ты всё испортил, Афаэл! Ты погубил последнюю чистокровную, что могла возродить Падших!

— Она не последняя чистокровная, — в разговор вмешался Беллор. — Есть ещё Сандал и София.

— Она нефилим!

— Ну и что? Зато Сандал — чистокровный Старший!

— Со Свободной волей! — фыркнул Самаэль.

— И всё равно — чистокровный, — упрямо повторил Беллор. — Его особенности совсем необязательно передадутся детям. А Свободную Волю можно легко контролировать, если знать, куда надавить. Захочет сохранить крылья — будет делать то, что ему велят.

— Допустим, — Тадиэль, подумав, кивнул. — Но не проще ли воспользоваться чистой кровью Светлой, а не ждать сто лет, пока подрастёт потомство по линии Сандала? Натаниэль ведь уже есть семнадцать, так? Её тоже можно заставить делать то, что мы хотим.

— Похоже, ты никогда не имел дел со Светлыми, — вмешался Табрис, криво усмехнувшись и покачав головой. — Их невозможно заставить. Что бы ты ни делал — Светлая не упадёт, если не захочет этого сама. Искренне не захочет. И так сильно, чтобы не осталось даже капли сомнения в подобном шаге. Иначе ничего не получится.

— Всё верно, — подтвердил Афаэл, вновь вступив в разговор. — Но мы всё же попытаемся. Я поручаю это Беллору. Думаю, он единственный, кому под силу справиться с этой задачей. В конце концов, до сих пор его идеи хорошо срабатывали.

— Угу, и ещё у него рожа смазливая, — скривился Сариил, но открыто возразить не посмел, заметив холодный огонёк, вспыхнувший в фиалковых глазах блондина.

***
Сандал вдруг резко проснулся и открыл глаза. Он лежал на диване, в маленькой гостиной дома Натаниэль, а за окнами уже сгустились сумерки. Из кухни доносились запахи еды и шипение стоявшей на плите сковороды. Потянувшись, парень встал с дивана и подошёл к окну. Несколько секунд он пристально оглядывал засыпающий сад, и не мог избавиться от тягостного, тревожного ощущения на сердце. В груди всё сжималось, словно в предчувствие беды.

Вглядываясь в густую мглу, Сандал вдруг вспомнил свой сон.

Ему снилась Лайла. На её лице играла такая знакомая улыбка, от которой всегда на щеках появлялись ямочки. Они вместе летали в безупречно голубом небе, смеялись, наслаждаясь простором и свежим ветром. Потом Лайла вдруг исчезла, а вместо неё синеву небес заслонили чёрные крылья… На этом сон обрывался.

— Ната, — парень зашёл на кухню, где девушка уже вовсю накрывала на стол.

— Проснулся?.. Выглядишь лучше. Есть будешь? — она поставила на стол сковороду с котлетами и салат. — Прости, ничего другого нет.

— Ната, скажи: ты Лайлу давно видела? — не обратив внимания на еду, спросил юноша.

— Давно… — Натаниэль даже растерялась. — Но почему ты спрашиваешь? Разве Лайла не дома?

— Нет, — Сандал помрачнел и покачал головой. — Прости, мне нужно уйти, — он задвинул обратно стул, на который собирался присесть, и направился к дверям. Но дойти не успел. На крыльце послышались чьи-то шаги и в дверь постучали.

Девушка бросилась было к дверям, но парень схватил её за руку и удержал.

— А вдруг это Лайла? — возмутилась Натаниэль, но Сандал не ответил. Девушка увидела, как затрепетали его ноздри, и заледенел взгляд. Потом из горла вырвалось что-то похожее на рычание, и парень, оттолкнув Натаниэль в сторону, направился к дверям.

— Какого чёрта тебе здесь понадобилось, Миэл? — услышала блондинка его голос, полный ярости.

— Я пришёл к Натаниэль, а не к тебе, Сандал. Она дома?

— А то ты не знаешь! — «грозовые» глаза парня презрительно сузились.

Натаниэль, видя, что назревает ссора, протиснулась к дверям и выглянула наружу.

— Я зашёл вернуть тебе кофту, Ната, — больше не обращая внимания на Сандала, Миэл протянул её девушке. — Ты оставила её на лавочке тогда, на стадионе…

— Спа…сибо… — начала было говорить блондинка, но тут Сандал схватил нефилима за грудки и втащил в дом. Потом захлопнул дверь, вырвал кофту из его рук и бросил Нате. После чего в ярости прижал Миэла к стене.

— Где Лайла? — прошипел он, дрожа от ненависти. — Что вы с ней сделали, Миэл?!.. Говори, иначе я тебе крылья с мясом вырву!!!

— Ты что… ничего не знаешь? — нефилим, казалось, растерялся. Его взгляд заметался, перебегая с Сандала на Нату и обратно.

— Чего я не знаю? — Сандал побледнел, потом шарахнул парня о стену. — Говори, тварь!!!

— Скажу, но сначала отпусти! — потребовал Миэл, вырываясь и начиная задыхаться в его руках. Сандал зарычал, и его рука переместилась к нефилиму на горло. Серые глаза превратились в две воронки кипящей лавы.

— Сандал, ты его задушишь! — Натаниэль кинулась было к ребятам, но тут же была отброшена в сторону ударом мощных пепельных крыльев. Отлетев к дивану, девушка врезалась в журнальный столик и свалилась на пол.

— Послушай, я мало, что знаю! — тут же протараторил Миэл, испугавшись уже не на шутку. — Лайла упала сегодня!.. Она умерла, Сандал! Её больше нет… — он скорчился у стены, схватившись за грудь и с трудом втягивая воздух. Руки ангела больше не держали его. Они бессильно упали, а сам Сандал, шатаясь, отступил на несколько шагов, потом спотыкаясь, словно слепец, выскочил из дома и исчез в ночи.

Проводив его злобным взглядом, Миэл, даже не обернувшись к Натаниэль, последовал за ним. Спустившись с крыльца, он прошёл по тропинке через сад и вскоре оказался на пустынном шоссе. Там он заметил во мраке ночи тёмную фигуру Беллора. Не останавливаясь, нефилим кивнул Падшему и направился к краю деревни к своему дому.

© Copyright: Светлана Фетисова, 2019

Регистрационный номер №0449469

от 14 июня 2019

[Скрыть] Регистрационный номер 0449469 выдан для произведения: Лайла вошла в свою комнату и огляделась. После стольких дней, проведённых в заточении, всё вокруг казалось каким-то нереальным и чужим. Взгляд девушки скользил по окружавшим её вещам, мимолётно задерживаясь на каждой из них…

Любимые книги стояли на полках так же, как и всегда… На почётном месте, за стеклом в рамочке — её школьный аттестат, которым Лайла могла заслуженно гордиться. Фотография их класса на выпускном. Любимая заколка для волос, альбом для рисования, тетрадка со стихами, которые она втайне писала по ночам… Из-под подушки торчал уголок какого-то яркого буклета. Девушка села на кровать и потянула уголок на себя. На свет появилась рекламка колледжа, в который она собиралась поступать. Лайла развернула его и отрешённо взглянула на весёлые лица студентов, изображённых на фоне современного учебного комплекса…

— Из дома не выходи! — голос Афаэла заставил её вздрогнуть и оторвать взгляд от рекламы. Через секунду он сам появился в дверях. — Я съезжу в город, необходимо купить кое-что. Тебе что-нибудь нужно?

Лайла покачала головой, даже не обернувшись. Сейчас её взгляд был устремлён в пол.

— Если Сандал заявится, не вздумай пускать его в дом! Дверь я запру, — добавил староста напоследок и ушёл.

Лайла подождала, пока его шаги стихнут на лестнице, потом ничком рухнула на кровать и какое-то время лежала не шевелясь, устремив в потолок безжизненный взгляд. По потолку ползала муха, и девушка невольно следила за её движениями. Потом муха оторвалась от потолка и метнулась к окну, но, врезавшись в стекло, заметалась, ища выход.

Лайла поднялась с постели и, подойдя к окну, распахнула его настежь. Муха вылетела и, довольная свободой, умчалась в неизвестном направлении.

Обведя безразличным взглядом утопающий в зелени сад, девушка закрыла глаза и втянула носом наполненный свежестью воздух. От пряного и непривычно резкого запаха цветов слегка закружилась голова. Лайла поморщилась, затем открыла глаза и подняла их вверх, взглянув в бесконечную прозрачную голубизну неба. И тут, впервые за столько дней, серые глаза девушки наполнились давно угасшим в них светом. Взгляд оживился и заметался, быстро скользя по окрестностям. Потом вновь устремился в небеса. Ноздри Лайлы нервно затрепетали, анализируя запахи и выискивая те, что смогли бы сейчас помешать. Ничего не обнаружив, рыжая больше не раздумывала. Упрямо стиснув зубы и мрачно сверкнув глазами, Лайла вскочила на подоконник и стремглав кинулась в голубую высь. Крылья послушно развернулись и в несколько широких взмахов подняли её на головокружительную высоту.

Восторг охватил душу девушки, когда свежий ледяной ветер ударил ей в лицо и, подобно парусам, наполнил крылья. Они гордо развернули каждое своё пёрышко и упруго задрожали, уверенно преодолевая сопротивление воздуха. Развив чудовищную скорость, Лайла за секунду пролетела над деревней и устремилась дальше, даже не представляя, куда собирается лететь. Это было совершенно неважно. Главное — улететь! Умчаться отсюда без оглядки! Из этого ада! Из этого плена! Главное — это убежать от самой себя и своих воспоминаний… Забыть… Стереть их из памяти… навсегда…

Бескрайняя высь манила Лайлу. Оживляла… Вдыхала в неё жизнь и возвращала чувство свободы — единственное, что не смогли в ней убить… И сейчас, с каждым взмахом крыла, это чувство становилось всё сильней. Им была наполнена каждая клеточка её тела, каждый нерв, каждая капля крови. Лайла наслаждалась им, упивалась так, словно достигла апогея своего счастья. И отныне, в этом мире не существовало больше ничего, кроме свободы и её крыльев…

Огромная чёрная тень на миг заслонила солнце, грубо разрушив сладостный поток грёз и возвращая в реальность. На горизонте, нарушая безукоризненную чистоту небес, словно зловещие грозовые облака летели Падшие. Они стремительно приближались, надвигаясь безжалостной широкой волной. Лайла резко остановилась и, похолодев от ужаса, лихорадочно огляделась. Всюду, куда не падал взгляд, синеву небес заслоняли чёрные крылья. Они разделились и теперь летели, окружая свою жертву со всех сторон.

Ещё минута — они настигнут её и…

От мысли о том, что произойдёт после, у девушки потемнело в глазах. Она подняла голову, в последний раз взглянув в безмятежную высь, улыбнулась бесконечному простору, и сложила крылья…

***
Беллор первым приземлился на пустынное шоссе, пролегающее вдоль обширных зеленеющих полей. Он медленно приблизился к Лайле и застыл, наблюдая, как ветер теребит её испачканные свежими капельками крови пепельные крылья. Нежный светлый пух, подобно первым снежинкам, кружился в воздухе, опускался на траву, цеплялся за ветви низких кустарников. Перья медленно осыпались. Подрагивая, они падали на асфальт, сворачивались, превращались в щепотку серого пепла.

Беллор сжал кулаки и из его горла сам собой вырвался крик, полный боли и ярости. Его прекрасные черты исказились страданием, а фиалковые глаза потемнели, став пустыми и безжизненными. Больше не в силах выносить это зрелище, ангел отвернулся от мёртвой девушки и, взлетев, помчался в сторону города. Через несколько минут он нагнал машину Афаэла и приземлился прямо перед ней. Староста резко затормозил и, выскочив из машины, остановился, глядя в почерневшие глаза блондина.

— Она убила себя, — произнёс Беллор, медленно приближаясь к старосте. — Сложила крылья и бросилась вниз с высоты шести километров… Из-за тебя…

Афаэл остолбенел, с его лица схлынула краска.

— Лайла… погибла???.. — повторил он, и его чёрные глаза стали огромными от потрясения и ужаса. — Но как… Как она смогла нарушить запрет???.. Ведь я приказал ей не покидать дом и…

— Ты скрыл от нас, что у девчонки была Свободная Воля!!! — прошипел Беллор, вновь сжав кулаки. — Ты назначил церемонию, зная, что при такой характеристике этого делать нельзя!!! Что её психика может не выдержать и у неё хватит воли преодолеть инстинкт самосохранения!!!.. Ты оставил её дома одну, Афаэл, и она убила наших детей!!! — Беллор взмахнул рукой и в ней тут же оказался меч, который сейчас ослепительно полыхал адским пламенем. Афаэл не успел даже моргнуть, как меч уже оказался у его горла.

— Я не знал, что у Лайлы Свободная воля, — несмотря ни на что, голос старосты прозвучал уверенно и спокойно. — Убери меч, Беллор. Давай поговорим.

— Поговоришь в Аду с Люцифером!!! — процедил блондин, дрожа от бешенства. — Твоя девка убила мою дочь!!!

Вид у Беллора был настолько решительным, что у Афаэла впервые промелькнула мысль о том, что ему пришёл конец. И ещё, он впервые осознал, что никогда толком не задумывался над тем, на что способен этот ангел.

История Беллора была достаточно туманной. Афаэл знал, что тот наполовину Светлый, но это никогда его особо не беспокоило. Во время войны в Раю, когда часть ангелов подняла восстание и за это была изгнана на Землю, действительно всё перемешалось. Часть Светлых сначала покинула Рай и примкнула к бунтовщикам, позже некоторые из них раскаялись и были прощены. Часть Падших вообще ушла в Ад, захватив и подчинив себе немногочисленное тогда войско демонов. В Аду стал править Люцифер, а Афаэл стал единоличным правителем Падших на Земле. Конечно, поначалу некоторые пытались оспорить это его право, но Афаэл уничтожил их всех, утвердив, таким образом, свою власть, и повысив авторитет среди Падших.

— Ты хочешь отправить меня в Ад? — невозмутимо спросил Афаэл, понимая, что сейчас даже тень промелькнувшего страха подпишет ему приговор. — Думаешь, Падшие пойдут за тобой, Беллор?

— Мне не нужна твоя власть.

— Хорошо, — Афаэл чуть заметно кивнул, чувствуя у горла безжалостное жало меча. — Тогда что тебе нужно?.. Мы можем договориться, пока не подоспели остальные… Можем заключить соглашение, которое устроит нас обоих… Чего ты хочешь?.. Говори!

— Ты отдашь мне Натаниэль! — процедил блондин, чем заставил старосту заскрежетать зубами и злобно зашипеть. Подобная сделка явно не входила в его планы.

— Ты с ума сошёл, Беллор?! — зарычал Афаэл, и даже подался вперёд, но вовремя остановился, вспомнив о мече. — Зачем тебе девчонка?! Думаешь, что сможешь её обольстить и она кинется в твои объятия???

— Ну, уж в твои точно не кинется, — губы блондина скривились в презрительной усмешке.

— Тогда что тебе от неё нужно? — больше не скрывая ярости, рявкнул староста. — Светлую нельзя превратить в Падшую, если она сама того не пожелает! А до этих пор, ты даже прикоснуться к ней толком не сможешь!

— Это не твоя забота, Афаэл, — тон блондина снова стал ледяным. — Отдай мне Натаниэль, и я найду способ её приручить. Мне нужно только одно: чтобы эта Светлая родила мне дочь! После этого, ты сможешь делать с ней всё, что захочешь. А до тех пор — просто не мешай.

— Ладно!.. Чёрт с тобой! — обдумав ситуацию, староста всё же кивнул. — Ты получишь девку первым, Беллор. Только нужно придумать, что сказать остальным… Кроме того, вся эта история с Лайлой…

— Нужно было думать раньше! Прежде, чем ты отдал ангела Свободной Воли на растерзание! — вновь зашипел блондин.

— У неё не было ярких признаков Свободной Воли, — устало заметил Афаэл. — Она просто была взбалмошной, как и все дети в её возрасте… Поверь, Беллор, мне жаль, что всё так получилось. Подумай сам: если бы я знал про это, разве бы оставил её дома одну?.. Пойми, я бы никогда не совершил такой ошибки! Моей целью было возродить наш род! Я не для себя старался…

— Ты ещё можешь возродить его, — Беллор вздохнул и убрал меч. — У тебя есть Сандал. Смешай его кровь с кровью Софии, когда та подрастёт, и если она родит дочь — у нашего рода будет шанс.

— Я подумаю над этим, — Афаэл согласно кивнул. — Но не забудь: Натаниэль должна вернуться в общину после того, как ты получишь от неё то, что хочешь.

— Она вернётся, — холодно пообещал блондин, наблюдая, как на небе, одни за другими, появляются чёрные крылья.

Как только первый Падший приземлился, Беллор вновь достал меч и встал рядом с Афаэлом. Его присутствие несколько охладило пыл ангелов, которые пребывали во вполне объяснимой ярости.

— Беллор! — позвал его Тадиэль, выходя из толпы, собравшейся перед старостой. — Ты уверен, что выбрал правильную сторону? — угрожающе прошипел он.

— Да. И ещё, я уверен в том, Тадиэль, что успею убить всех, если вы, не разобравшись, полезете в драку, — вяло отозвался блондин, невозмутимо встречая злобный взгляд ангела Жертвы.

— Здесь пятнадцать Старших, Беллор, — Хемах кивнул на толпу Падших, и тоже вышел вперёд. — Не надорвёшься?

— А ты рискни, — блондин прищурился, и на его губах заиграла та самая улыбка, которую уже окрестили «улыбкой смерти».

Хемах зарычал и подался было вперёд, но тут вмешался Табрис и, схватив ангела за руку, отбросил в сторону. В ответ на его возмущённый, полный бешенства взгляд, Табрис чуть заметно покачал головой.

— Не связывайтесь с ним! — предостерегающе сказал он Хемаху и остальным. — Он никогда не блефует…

Однако Хемах не послушал. Презрительно сплюнув, он оттолкнул Табриса и спустя секунду всё решилось…

Никто ничего не успел понять. Никто не успел даже увидеть Беллора, как Хемах вдруг словно споткнулся, и его тело, разрубленное пополам, грохнулось к ногам Падших. Блондин же спокойно вернулся на своё место рядом с Афаэлом.

— Ещё кто-нибудь желает рискнуть?! — поинтересовался он, обводя толпу холодным взглядом своих фиалковых глаз. — Или всё же выслушаете Афаэла прежде, чем вершить правосудие?

— Спасибо, Беллор, но убивать Хемаха было ни к чему, — наконец, вмешался Афаэл, с досадой разглядывая останки одного из своих главных доверенных лиц. — Я могу и сам за себя постоять, и мне ничья защита не требуется.

— Хемах собирался напасть на меня, Афаэл, а не на тебя, — ангел лениво повёл плечами. — А я этого с детства не выношу.

— Об этом мы с тобой после поговорим, — огрызнулся староста, злобно сверкнув на него глазами.

Однако, было не похоже, что кроме Афаэла кто-то ещё сожалел о смерти Хемаха. Тем не менее, пыл толпы как-то разом поостыл, а бешенство в глазах сменилось угрюмой настороженностью. Воспользовавшись этим, староста подошёл к собравшимся.

— Я знаю, что каждый из вас обвиняет меня в том, что произошло, — тихо проговорил он. — И вполне понимаю ваше негодование и ваши чувства. Для меня случившееся тоже стало ударом, поверьте. Лайла никогда не выказывала характеристик Свободной Воли. У меня не было причин, чтобы сомневаться в её способности адаптироваться к перерождению. Я так же, как и вы, возлагал на неё большие надежды и делал всё, чтобы возродить славу нашего древнего рода. Не знаю, почему всё так произошло. Возможно, мы чего-то не учли, когда проводили церемонию…

— А, возможно, ты совершил ошибку, когда оставил её одну! — рявкнул Тадиэль, не сдержавшись. — Ты всё испортил, Афаэл! Ты погубил последнюю чистокровную, что могла возродить Падших!

— Она не последняя чистокровная, — в разговор вмешался Беллор. — Есть ещё Сандал и София.

— Она нефилим!

— Ну и что? Зато Сандал — чистокровный Старший!

— Со Свободной волей! — фыркнул Самаэль.

— И всё равно — чистокровный, — упрямо повторил Беллор. — Его особенности совсем необязательно передадутся детям. А Свободную Волю можно легко контролировать, если знать, куда надавить. Захочет сохранить крылья — будет делать то, что ему велят.

— Допустим, — Тадиэль, подумав, кивнул. — Но не проще ли воспользоваться чистой кровью Светлой, а не ждать сто лет, пока подрастёт потомство по линии Сандала? Натаниэль ведь уже есть семнадцать, так? Её тоже можно заставить делать то, что мы хотим.

— Похоже, ты никогда не имел дел со Светлыми, — вмешался Табрис, криво усмехнувшись и покачав головой. — Их невозможно заставить. Что бы ты ни делал — Светлая не упадёт, если не захочет этого сама. Искренне не захочет. И так сильно, чтобы не осталось даже капли сомнения в подобном шаге. Иначе ничего не получится.

— Всё верно, — подтвердил Афаэл, вновь вступив в разговор. — Но мы всё же попытаемся. Я поручаю это Беллору. Думаю, он единственный, кому под силу справиться с этой задачей. В конце концов, до сих пор его идеи хорошо срабатывали.

— Угу, и ещё у него рожа смазливая, — скривился Сариил, но открыто возразить не посмел, заметив холодный огонёк, вспыхнувший в фиалковых глазах блондина.

***
Сандал вдруг резко проснулся и открыл глаза. Он лежал на диване, в маленькой гостиной дома Натаниэль, а за окнами уже сгустились сумерки. Из кухни доносились запахи еды и шипение стоявшей на плите сковороды. Потянувшись, парень встал с дивана и подошёл к окну. Несколько секунд он пристально оглядывал засыпающий сад, и не мог избавиться от тягостного, тревожного ощущения на сердце. В груди всё сжималось, словно в предчувствие беды.

Вглядываясь в густую мглу, Сандал вдруг вспомнил свой сон.

Ему снилась Лайла. На её лице играла такая знакомая улыбка, от которой всегда на щеках появлялись ямочки. Они вместе летали в безупречно голубом небе, смеялись, наслаждаясь простором и свежим ветром. Потом Лайла вдруг исчезла, а вместо неё синеву небес заслонили чёрные крылья… На этом сон обрывался.

— Ната, — парень зашёл на кухню, где девушка уже вовсю накрывала на стол.

— Проснулся?.. Выглядишь лучше. Есть будешь? — она поставила на стол сковороду с котлетами и салат. — Прости, ничего другого нет.

— Ната, скажи: ты Лайлу давно видела? — не обратив внимания на еду, спросил юноша.

— Давно… — Натаниэль даже растерялась. — Но почему ты спрашиваешь? Разве Лайла не дома?

— Нет, — Сандал помрачнел и покачал головой. — Прости, мне нужно уйти, — он задвинул обратно стул, на который собирался присесть, и направился к дверям. Но дойти не успел. На крыльце послышались чьи-то шаги и в дверь постучали.

Девушка бросилась было к дверям, но парень схватил её за руку и удержал.

— А вдруг это Лайла? — возмутилась Натаниэль, но Сандал не ответил. Девушка увидела, как затрепетали его ноздри, и заледенел взгляд. Потом из горла вырвалось что-то похожее на рычание, и парень, оттолкнув Натаниэль в сторону, направился к дверям.

— Какого чёрта тебе здесь понадобилось, Миэл? — услышала блондинка его голос, полный ярости.

— Я пришёл к Натаниэль, а не к тебе, Сандал. Она дома?

— А то ты не знаешь! — «грозовые» глаза парня презрительно сузились.

Натаниэль, видя, что назревает ссора, протиснулась к дверям и выглянула наружу.

— Я зашёл вернуть тебе кофту, Ната, — больше не обращая внимания на Сандала, Миэл протянул её девушке. — Ты оставила её на лавочке тогда, на стадионе…

— Спа…сибо… — начала было говорить блондинка, но тут Сандал схватил нефилима за грудки и втащил в дом. Потом захлопнул дверь, вырвал кофту из его рук и бросил Нате. После чего в ярости прижал Миэла к стене.

— Где Лайла? — прошипел он, дрожа от ненависти. — Что вы с ней сделали, Миэл?!.. Говори, иначе я тебе крылья с мясом вырву!!!

— Ты что… ничего не знаешь? — нефилим, казалось, растерялся. Его взгляд заметался, перебегая с Сандала на Нату и обратно.

— Чего я не знаю? — Сандал побледнел, потом шарахнул парня о стену. — Говори, тварь!!!

— Скажу, но сначала отпусти! — потребовал Миэл, вырываясь и начиная задыхаться в его руках. Сандал зарычал, и его рука переместилась к нефилиму на горло. Серые глаза превратились в две воронки кипящей лавы.

— Сандал, ты его задушишь! — Натаниэль кинулась было к ребятам, но тут же была отброшена в сторону ударом мощных пепельных крыльев. Отлетев к дивану, девушка врезалась в журнальный столик и свалилась на пол.

— Послушай, я мало, что знаю! — тут же протараторил Миэл, испугавшись уже не на шутку. — Лайла упала сегодня!.. Она умерла, Сандал! Её больше нет… — он скорчился у стены, схватившись за грудь и с трудом втягивая воздух. Руки ангела больше не держали его. Они бессильно упали, а сам Сандал, шатаясь, отступил на несколько шагов, потом спотыкаясь, словно слепец, выскочил из дома и исчез в ночи.

Проводив его злобным взглядом, Миэл, даже не обернувшись к Натаниэль, последовал за ним. Спустившись с крыльца, он прошёл по тропинке через сад и вскоре оказался на пустынном шоссе. Там он заметил во мраке ночи тёмную фигуру Беллора. Не останавливаясь, нефилим кивнул Падшему и направился к краю деревни к своему дому.
 
Рейтинг: 0 22 просмотра
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Популярная проза за месяц
112
111
110
Пишем письма 19 июня 2019 (Задворки)
106
87
79
75
71
70
68
66
65
60
59
55
54
53
53
52
52
51
51
50
50
48
45
43
42
42
40