ГлавнаяПрозаКрупные формыРоманы → CUSTOS STATERA. Глава VII

CUSTOS STATERA. Глава VII

15 июля 2019 - Андрей Шеркунов
article452526.jpg
 
   Ночью мне снились слоники. Этакие фарфоровые, которых обычно бывает не меньше семи, они стоят всегда строго по росту, и размещают их на старых комодах и этажерках. Для красоты, конечно, для чего же ещё! Ой, нет, они также счастье приносят, кажется… Ладно, это не так важно, важнее то, что они мне снились. Слоны шли по совершенно гладкой поверхности, подозреваю, что по столу, и шли красиво, клином. Или свиньёй – кому что представляется и кто что читал и смотрел. Я восседал на самом большом, он шёл впереди раздваивающейся колонны и явно был вожаком. Мы вели неторопливые философские беседы, тем паче, что слоник оказался буддистом, а я, будучи художником и, стало быть, патентованным лентяем, эту религию люблю и уважаю…

   - Вставай, соня, кофе готов!

   Открываю глаза и бросаю взгляд на будильник – без одной девять. Потягиваюсь, разминая затёкшие за ночь косточки, и тут раздаётся милый женский голосок, чуть хрипловатый, но довольно симпатичный. «Солнышко моё вставай, ласковый и такой красивый»… Я смотрю на Марину – нет, не она. А жаль… Перевожу взгляд на надрывающийся будильник и понимаю, что вот под такую мелодию очень приятно просыпаться. Да, хорошо придумано, сразу чувствую, как моя сонная физиономия, так и норовит растянуться в блаженной улыбке! Марина улыбается в ответ, проводит рукой по будильнику и песня замолкает. Она кивает на чашку кофе, стоящую на столике около моего дивана.

   - Пей кофе и потихоньку вставай, а я ненадолго отлучусь. Надо зайти в клинику, там должны быть готовы результаты очередных анализов.

   - Да, конечно. Спасибо, Мариночка…

   Девушка одаривает меня очередной улыбкой и исчезает в дверях, а я, попивая кофе, начинаю размышлять о том, чем бы сегодня заняться. Вчера мы допоздна проболтали ни о чём, точнее обо всём на свете – просто было приятно разговаривать, слушать суждения Марины о разных разностях, и отвечать, не заботясь о производимом впечатлении. К тому же познания девушки были обширны, а мысли отнюдь не глупы, так что мы провели вечер очень приятно и даже познавательно друг для друга. Как же такие вечера согревают душу!

   Так, это всё прекрасно, но пора вставать и заняться делом. Покрасить, что ли? Ну да, наверное, это уж точно то, что мне нравится, да и умею я это делать. Вроде бы… Вот и проверим на практике.

   Всё, встал. Сходил по разным необходимым делам, забрёл на кухню, сварил себе ещё кофейку. Нашёл в холодильнике кусок буженины и неплохого дырявого сыра, отрезал себе пару кусочков и двинулся в гостиную, ведь именно там находилась и мастерская. Разглядывая краски и кисти, съел свой импровизированный завтрак, допил кофе и подошёл к нескольким стопкам холстов на подрамниках, стоящих вдоль стены. Посмотрел и их, там были работы разных художников и некоторые мне были смутно знакомы. Нет, точно, я явно видел многие их этих картин! Но как только у меня перед глазами начали всплывать какие-то лица, тут же опять начала раскалываться голова, не давая ни думать, ни вспоминать. Пришлось постараться отключить все мысли, посидеть в кресле минут десять, и боль начала стихать. Подождав ещё несколько минут, я встал и потряс головой. Нет, вроде бы ничего страшного, держится, и даже не сильно пострадала. Интересно, что же это такое? Может я и раньше страдал периодически набегающими мигренями? Ладно, постараюсь пока не загружать свою болезную головушку, пусть отдохнёт.

   - Ты уже освоился со всеми этими художественными причиндалами? 

   В дверях появилась головка Марины. Однако, как тихо она ходит, прямо порхает…

   - Да, тут всё знакомо и привычно – кисти, акрил, лаки, даже холст такой, как я привык. Как ты думаешь, хозяин будет не против, если я возьму пару натянутых подрамников? Потом отдам, конечно!

   Девушка смеётся, зажимает ладошкой ротик и быстро-быстро кивает головой. Глазёнки становятся хитрые, и в них зажигаются изумрудные огоньки. И я, кажется, знаю, что, а точнее кого я буду писать!

   - Маэстро кофе сейчас будет пить? Или сразу бросится к станку, творить Вечное?

   - Нет, подмастерье, к созданию Вечного я подойду осчастливленный кофе и твоей почтительной улыбкой. Да и краски ты ещё не все перетёрла, чем мастеру работать?

   - Что Вы, Маэстро, я всю ночь глаз не сомкнула, тёрла в бронзовой ступке пигменты для красочек, выщипывала и подстригала кисточки, варила лаки на медленном огне! А всё для Вас, Ваше Сиятельство, всё для Вашего удобства. Ну а кофе – это же святое! Побежала…

   И она отвесила мне довольно весёленький книксен, опять засмеялась и выпорхнула из комнаты. Хорошо с ней, легко, как будто знаю её тысячу лет… 

   Я подошёл к стопке подрамников с холстами, выбрал один, среднего размера и установил его на мольберт. Подтянул шарниры, сделал правильный угол, закрепил. Всё это автоматически, думая уже больше о композиции того, что собираюсь изобразить, а не чем и как красить. Да, натурщица у меня пока одна, так что с неё и начну, тем более о такой натуре можно только мечтать. Расставил на стоящем рядом столике тюбики акрила, подобрал пару кистей, положил палитру, поставил удобнее банку с водой. Готово. Теперь изопьём кофейку и – за работу!

   Уже ощущая лёгкое творческое возбуждение, я вернулся в кресло. Тут и Марина впорхнула в комнату, неся на подносе две чашечки кофе, расточающего вокруг себя тончайший аромат. Ещё и какие-то очень симпатичные конфеты захватила, судя по этикеткам – «Птичье молоко». Знаете, вот никогда не понимал этого названия! И не потому, что не верю в существование этого самого молока у птичек, а в самом обобщающем наименовании. Нет, ну хорошо, надоили вы птиц, но каких? Я вот уверен, что орлиное молоко имеет совсем иной вкус, нежели воробьиное, или вообще молоко марабу. А у птицы-секретаря ещё и горчит, наверное. Но меньше, чем у зимородка… Да, вот уверен, когда пробуешь, то сразу чувствуется – разный вкус! Надо указывать из кого получено, я считаю… И этикетки будут намного разнообразнее, кстати, а то сейчас там сплошные ласточки. 

   - Мариш, а ты не знаешь, случайно, из каких конкретно птичек это надоили?

   Девушка ненадолго зависла, как компьютер в момент пиковых нагрузок, её огромные глаза стали ещё больше, она удивлённо посмотрела сначала на конфеты, потом подняла взгляд на меня и медленно произнесла:

   - Суфле из яблок делают… 

   Но тут в глазах вспыхнули эти её зелёные огоньки, и она расхохоталась, откинувшись на диванные подушки. Отсмеявшись, она подсела опять к столику, отхлебнула кофе и развернула фантик.

   - Ну что же, попробуем, из кого бы это могло быть.

   Она откусила от конфеты кусочек и зажмурилась. На губах её блуждала лёгкая улыбка, но глаза, когда она их открыла, были почти серьёзными.

   - А ты знаешь, я провела небольшой эксперимент. Откусила, подержала во рту, и постаралась представить, с чем этот вкус у меня ассоциируется. И у меня перед глазами появилось лебединое озеро…

   - Танец Феи драже в ушах зазвучал?

   - Скорее Феи цветов… Не в этом дело, что ты меня путаешь! Именно озеро с лебедями представилось, причём так ясно, с деталями. Два лебедя с изящно выгнутыми шеями плывут по небольшому озерцу, со всех сторон окружённому зарослями камышей… Красиво!

   - И вкусно!

   - Ага. Вот попробуй, интересно, а что тебе привидится?

   - Так это и без пробы понятно – то же самое. Ты настолько эмоционально всё это представила, что уже и меня заставила это увидеть. Ладно, сегодня мы будем лакомиться конфетками с лебединым молоком…

   И полакомились. Запили лебединые конфеты кофе, и я подошёл к мольберту. Развернул его спиной к дивану, ещё раз переложил все художественные принадлежности и посмотрел на Марину. Та спокойно сидела на диване и ожидала, когда я закончу все приготовления.

   - Ты мне попозируешь?

   - Так я и жду. Мы же с тобой договорились, насколько я помню…

   - Когда? 

   Я задумался. Как это договаривались, я ведь только хотел об этом попросить! Неужели я начал забывать уже и ближайшие события? Плохи мои дела… Да нет, не может этого быть!

   Тут мои размышления прервал нежный голосок Марины.

   - Ну может и не конкретно говорили, может это я так поняла. Не придирайся! Лучше скажи, как мне сесть. Или может прилечь в позе одалиски?

   - Нет-нет, это как-нибудь потом. Сейчас мне надо понять, что я умею, в какой манере и стилистике мне удобнее работать. Пока просто посиди часик, я сделаю набросок…

   О деталях работы я распространяться не буду, незачем это, да и скучно – кому интересна кухня творчества, зритель должен видеть результат. За время сеанса мы болтали о каких-то милых глупостях, потому что серьёзные темы я обсуждать во время работы не умею – или собьюсь, или наговорю совершеннейших глупостей. Больше люблю работать под тихую музыку, лучше всего под блюзовые баллады. Настраивают они меня на правильную волну – с одной стороны нравится, а с другой и не отвлекает, даёт простор для мыслей. Вибрация волн совпадает, видимо…

   Итак, первая часть работы была закончена. Я отошёл на пару шагов, окинул орлиным взором проделанную работу и понял, что кое-что умею. Нет, это был ещё набросок, там ещё работать и работать, но хотя бы понятно – кое-какие умения у меня есть, и это приятно. Не совсем бесполезен, значит! Я снял подрамник с мольберта и повернул лицом к стене.

   - Ну что, Мариночка, на сегодня хватит, пожалуй, потом продолжим. Давай я ещё кофе сделаю?

   - С удовольствием. Может я сделаю, а ты отдохнёшь?

   - Так это не сложно, а для тебя сварить – тем более приятно. Да и кисточки заодно помыть надо…

   Марина кивнула и потянулась, разминая застывшие суставчики, а я отправился на кухню. Поставив чашки около кофеварки, я отправился в ванную отмывать уже застывающие кисти – это надо делать быстро, а то потом не отскребёшь. Стою, смываю под струёй тёплой воды следы своих трудов праведных, как вдруг, боковым зрением, замечаю некое движение в зеркале, висящем чуть сзади. Поворачиваюсь и сталкиваюсь взглядом с интересной девушкой, разглядывающей меня прямо с зеркального полотна. Тёмные волосы, почти чёрные, вспыхивающие иногда рыжими бликами, как языками пламени, вокруг бледного, тонко вылепленного лица, на котором выделялись большие карие глаза. Было в ней нечто испанское или южно-американское, и кого-то она мне напоминала. Но это видение пронеслось в мгновение, я даже не успел понять, что я увидел. И было ли это? Не знаю, не знаю…

   Сварил кофе, нашёл в буфете ещё несколько «лебединых» конфет, и перенёс всё это в гостиную. Сижу, пью кофе, а у самого никак не идёт из головы зеркало в ванной комнате. Что или кто там был? Откуда у меня такие сложные, а вместе с тем очень яркие и детализированные видения? Немного подумав, я решил спросить об этом явлении у Марины – вдруг она что-то знает о зеркалах этого дома и их обитателях? 

   - Маришечка, а у нас в ванной никто не живёт? Красотка такая, чёрненькая, эффектная, кареглазая… На какую-то актрису похожа.

   Девушка смотрит на меня серьёзно, вот только маленькие бесики в глубине глаз немного смазывают эту серьёзность. 

   - Так-так-так, ты уже девушек водить начал? Какая это брюнетка у нас тут появилась? Разберёмся…

   Она резко встаёт и исчезает в глубинах коридора. Через несколько минут возвращается с двумя стаканами сока и улыбкой на устах.

   - Как я и думала! В ванной комнате ни одной девушки кроме меня не оказалось. Эх, это всё мечты твои, мечты… Чёрненькая, говоришь? 

   - Ну да, у неё ещё такие всполохи в волосах, как огонь…

   - Всполохи? Надо же…

   Она улыбалась, но глаза её смеялись и бесики там уже пустились впляс. Я даже немного поколебался в своём видении, да и мне ли спорить с очевидным фактом – девушки нет, и взяться ей неоткуда. Не из зеркала же, в самом деле!

   Я взял стакан сока, захваченного Мариной с кухни, и отхлебнул. Хорошо, прохладный! Но тут поверх стакана я увидел своё недавнее видение, черноволосую девушку, которая спокойно входила в гостиную…


   (продолжение следует)
   

© Copyright: Андрей Шеркунов, 2019

Регистрационный номер №0452526

от 15 июля 2019

[Скрыть] Регистрационный номер 0452526 выдан для произведения:
 
   Ночью мне снились слоники. Этакие фарфоровые, которых обычно бывает не меньше семи, они стоят всегда строго по росту, и размещают их на старых комодах и этажерках. Для красоты, конечно, для чего же ещё! Ой, нет, они также счастье приносят, кажется… Ладно, это не так важно, важнее то, что они мне снились. Слоны шли по совершенно гладкой поверхности, подозреваю, что по столу, и шли красиво, клином. Или свиньёй – кому что представляется и кто что читал и смотрел. Я восседал на самом большом, он шёл впереди раздваивающейся колонны и явно был вожаком. Мы вели неторопливые философские беседы, тем паче, что слоник оказался буддистом, а я, будучи художником и, стало быть, патентованным лентяем, эту религию люблю и уважаю…

   - Вставай, соня, кофе готов!

   Открываю глаза и бросаю взгляд на будильник – без одной девять. Потягиваюсь, разминая затёкшие за ночь косточки, и тут раздаётся милый женский голосок, чуть хрипловатый, но довольно симпатичный. «Солнышко моё вставай, ласковый и такой красивый»… Я смотрю на Марину – нет, не она. А жаль… Перевожу взгляд на надрывающийся будильник и понимаю, что вот под такую мелодию очень приятно просыпаться. Да, хорошо придумано, сразу чувствую, как моя сонная физиономия, так и норовит растянуться в блаженной улыбке! Марина улыбается в ответ, проводит рукой по будильнику и песня замолкает. Она кивает на чашку кофе, стоящую на столике около моего дивана.

   - Пей кофе и потихоньку вставай, а я ненадолго отлучусь. Надо зайти в клинику, там должны быть готовы результаты очередных анализов.

   - Да, конечно. Спасибо, Мариночка…

   Девушка одаривает меня очередной улыбкой и исчезает в дверях, а я, попивая кофе, начинаю размышлять о том, чем бы сегодня заняться. Вчера мы допоздна проболтали ни о чём, точнее обо всём на свете – просто было приятно разговаривать, слушать суждения Марины о разных разностях, и отвечать, не заботясь о производимом впечатлении. К тому же познания девушки были обширны, а мысли отнюдь не глупы, так что мы провели вечер очень приятно и даже познавательно друг для друга. Как же такие вечера согревают душу!

   Так, это всё прекрасно, но пора вставать и заняться делом. Покрасить, что ли? Ну да, наверное, это уж точно то, что мне нравится, да и умею я это делать. Вроде бы… Вот и проверим на практике.

   Всё, встал. Сходил по разным необходимым делам, забрёл на кухню, сварил себе ещё кофейку. Нашёл в холодильнике кусок буженины и неплохого дырявого сыра, отрезал себе пару кусочков и двинулся в гостиную, ведь именно там находилась и мастерская. Разглядывая краски и кисти, съел свой импровизированный завтрак, допил кофе и подошёл к нескольким стопкам холстов на подрамниках, стоящих вдоль стены. Посмотрел и их, там были работы разных художников и некоторые мне были смутно знакомы. Нет, точно, я явно видел многие их этих картин! Но как только у меня перед глазами начали всплывать какие-то лица, тут же опять начала раскалываться голова, не давая ни думать, ни вспоминать. Пришлось постараться отключить все мысли, посидеть в кресле минут десять, и боль начала стихать. Подождав ещё несколько минут, я встал и потряс головой. Нет, вроде бы ничего страшного, держится, и даже не сильно пострадала. Интересно, что же это такое? Может я и раньше страдал периодически набегающими мигренями? Ладно, постараюсь пока не загружать свою болезную головушку, пусть отдохнёт.

   - Ты уже освоился со всеми этими художественными причиндалами? 

   В дверях появилась головка Марины. Однако, как тихо она ходит, прямо порхает…

   - Да, тут всё знакомо и привычно – кисти, акрил, лаки, даже холст такой, как я привык. Как ты думаешь, хозяин будет не против, если я возьму пару натянутых подрамников? Потом отдам, конечно!

   Девушка смеётся, зажимает ладошкой ротик и быстро-быстро кивает головой. Глазёнки становятся хитрые, и в них зажигаются изумрудные огоньки. И я, кажется, знаю, что, а точнее кого я буду писать!

   - Маэстро кофе сейчас будет пить? Или сразу бросится к станку, творить Вечное?

   - Нет, подмастерье, к созданию Вечного я подойду осчастливленный кофе и твоей почтительной улыбкой. Да и краски ты ещё не все перетёрла, чем мастеру работать?

   - Что Вы, Маэстро, я всю ночь глаз не сомкнула, тёрла в бронзовой ступке пигменты для красочек, выщипывала и подстригала кисточки, варила лаки на медленном огне! А всё для Вас, Ваше Сиятельство, всё для Вашего удобства. Ну а кофе – это же святое! Побежала…

   И она отвесила мне довольно весёленький книксен, опять засмеялась и выпорхнула из комнаты. Хорошо с ней, легко, как будто знаю её тысячу лет… 

   Я подошёл к стопке подрамников с холстами, выбрал один, среднего размера и установил его на мольберт. Подтянул шарниры, сделал правильный угол, закрепил. Всё это автоматически, думая уже больше о композиции того, что собираюсь изобразить, а не чем и как красить. Да, натурщица у меня пока одна, так что с неё и начну, тем более о такой натуре можно только мечтать. Расставил на стоящем рядом столике тюбики акрила, подобрал пару кистей, положил палитру, поставил удобнее банку с водой. Готово. Теперь изопьём кофейку и – за работу!

   Уже ощущая лёгкое творческое возбуждение, я вернулся в кресло. Тут и Марина впорхнула в комнату, неся на подносе две чашечки кофе, расточающего вокруг себя тончайший аромат. Ещё и какие-то очень симпатичные конфеты захватила, судя по этикеткам – «Птичье молоко». Знаете, вот никогда не понимал этого названия! И не потому, что не верю в существование этого самого молока у птичек, а в самом обобщающем наименовании. Нет, ну хорошо, надоили вы птиц, но каких? Я вот уверен, что орлиное молоко имеет совсем иной вкус, нежели воробьиное, или вообще молоко марабу. А у птицы-секретаря ещё и горчит, наверное. Но меньше, чем у зимородка… Да, вот уверен, когда пробуешь, то сразу чувствуется – разный вкус! Надо указывать из кого получено, я считаю… И этикетки будут намного разнообразнее, кстати, а то сейчас там сплошные ласточки. 

   - Мариш, а ты не знаешь, случайно, из каких конкретно птичек это надоили?

   Девушка ненадолго зависла, как компьютер в момент пиковых нагрузок, её огромные глаза стали ещё больше, она удивлённо посмотрела сначала на конфеты, потом подняла взгляд на меня и медленно произнесла:

   - Суфле из яблок делают… 

   Но тут в глазах вспыхнули эти её зелёные огоньки, и она расхохоталась, откинувшись на диванные подушки. Отсмеявшись, она подсела опять к столику, отхлебнула кофе и развернула фантик.

   - Ну что же, попробуем, из кого бы это могло быть.

   Она откусила от конфеты кусочек и зажмурилась. На губах её блуждала лёгкая улыбка, но глаза, когда она их открыла, были почти серьёзными.

   - А ты знаешь, я провела небольшой эксперимент. Откусила, подержала во рту, и постаралась представить, с чем этот вкус у меня ассоциируется. И у меня перед глазами появилось лебединое озеро…

   - Танец Феи драже в ушах зазвучал?

   - Скорее Феи цветов… Не в этом дело, что ты меня путаешь! Именно озеро с лебедями представилось, причём так ясно, с деталями. Два лебедя с изящно выгнутыми шеями плывут по небольшому озерцу, со всех сторон окружённому зарослями камышей… Красиво!

   - И вкусно!

   - Ага. Вот попробуй, интересно, а что тебе привидится?

   - Так это и без пробы понятно – то же самое. Ты настолько эмоционально всё это представила, что уже и меня заставила это увидеть. Ладно, сегодня мы будем лакомиться конфетками с лебединым молоком…

   И полакомились. Запили лебединые конфеты кофе, и я подошёл к мольберту. Развернул его спиной к дивану, ещё раз переложил все художественные принадлежности и посмотрел на Марину. Та спокойно сидела на диване и ожидала, когда я закончу все приготовления.

   - Ты мне попозируешь?

   - Так я и жду. Мы же с тобой договорились, насколько я помню…

   - Когда? 

   Я задумался. Как это договаривались, я ведь только хотел об этом попросить! Неужели я начал забывать уже и ближайшие события? Плохи мои дела… Да нет, не может этого быть!

   Тут мои размышления прервал нежный голосок Марины.

   - Ну может и не конкретно говорили, может это я так поняла. Не придирайся! Лучше скажи, как мне сесть. Или может прилечь в позе одалиски?

   - Нет-нет, это как-нибудь потом. Сейчас мне надо понять, что я умею, в какой манере и стилистике мне удобнее работать. Пока просто посиди часик, я сделаю набросок…

   О деталях работы я распространяться не буду, незачем это, да и скучно – кому интересна кухня творчества, зритель должен видеть результат. За время сеанса мы болтали о каких-то милых глупостях, потому что серьёзные темы я обсуждать во время работы не умею – или собьюсь, или наговорю совершеннейших глупостей. Больше люблю работать под тихую музыку, лучше всего под блюзовые баллады. Настраивают они меня на правильную волну – с одной стороны нравится, а с другой и не отвлекает, даёт простор для мыслей. Вибрация волн совпадает, видимо…

   Итак, первая часть работы была закончена. Я отошёл на пару шагов, окинул орлиным взором проделанную работу и понял, что кое-что умею. Нет, это был ещё набросок, там ещё работать и работать, но хотя бы понятно – кое-какие умения у меня есть, и это приятно. Не совсем бесполезен, значит! Я снял подрамник с мольберта и повернул лицом к стене.

   - Ну что, Мариночка, на сегодня хватит, пожалуй, потом продолжим. Давай я ещё кофе сделаю?

   - С удовольствием. Может я сделаю, а ты отдохнёшь?

   - Так это не сложно, а для тебя сварить – тем более приятно. Да и кисточки заодно помыть надо…

   Марина кивнула и потянулась, разминая застывшие суставчики, а я отправился на кухню. Поставив чашки около кофеварки, я отправился в ванную отмывать уже застывающие кисти – это надо делать быстро, а то потом не отскребёшь. Стою, смываю под струёй тёплой воды следы своих трудов праведных, как вдруг, боковым зрением, замечаю некое движение в зеркале, висящем чуть сзади. Поворачиваюсь и сталкиваюсь взглядом с интересной девушкой, разглядывающей меня прямо с зеркального полотна. Тёмные волосы, почти чёрные, вспыхивающие иногда рыжими бликами, как языками пламени, вокруг бледного, тонко вылепленного лица, на котором выделялись большие карие глаза. Было в ней нечто испанское или южно-американское, и кого-то она мне напоминала. Но это видение пронеслось в мгновение, я даже не успел понять, что я увидел. И было ли это? Не знаю, не знаю…

   Сварил кофе, нашёл в буфете ещё несколько «лебединых» конфет, и перенёс всё это в гостиную. Сижу, пью кофе, а у самого никак не идёт из головы зеркало в ванной комнате. Что или кто там был? Откуда у меня такие сложные, а вместе с тем очень яркие и детализированные видения? Немного подумав, я решил спросить об этом явлении у Марины – вдруг она что-то знает о зеркалах этого дома и их обитателях? 

   - Маришечка, а у нас в ванной никто не живёт? Красотка такая, чёрненькая, эффектная, кареглазая… На какую-то актрису похожа.

   Девушка смотрит на меня серьёзно, вот только маленькие бесики в глубине глаз немного смазывают эту серьёзность. 

   - Так-так-так, ты уже девушек водить начал? Какая это брюнетка у нас тут появилась? Разберёмся…

   Она резко встаёт и исчезает в глубинах коридора. Через несколько минут возвращается с двумя стаканами сока и улыбкой на устах.

   - Как я и думала! В ванной комнате ни одной девушки кроме меня не оказалось. Эх, это всё мечты твои, мечты… Чёрненькая, говоришь? 

   - Ну да, у неё ещё такие всполохи в волосах, как огонь…

   - Всполохи? Надо же…

   Она улыбалась, но глаза её смеялись и бесики там уже пустились впляс. Я даже немного поколебался в своём видении, да и мне ли спорить с очевидным фактом – девушки нет, и взяться ей неоткуда. Не из зеркала же, в самом деле!

   Я взял стакан сока, захваченного Мариной с кухни, и отхлебнул. Хорошо, прохладный! Но тут поверх стакана я увидел своё недавнее видение, черноволосую девушку, которая спокойно входила в гостиную…


   (продолжение следует)
   
 
Рейтинг: 0 14 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Популярная проза за месяц
112
107
103
100
99
98
97
95
94
93
91
89
87
81
80
78
76
76
мой август 3 августа 2019 (Елена Абесадзе)
75
Кошка 6 августа 2019 (Дмитрий Милёв)
74
73
73
73
67
64
64
64
61
57
Два билетика 8 августа 2019 (Тая Кузмина)
50