ГлавнаяПрозаКрупные формыРоманы → CUSTOS STATERA. Глава I

CUSTOS STATERA. Глава I

12 июля 2019 - Андрей Шеркунов
article451970.jpg
 
Всё может быть!
И быть всё может.
Но лишь того не может быть,
Чего совсем уж быть не может.
Хотя…
И это может быть.
                (из будущих мемуаров)



   …Облака. Белое ровное поле облаков, от горизонта до горизонта. Взгляд скользит по ним, отмечая небольшие разрывы, напоминающие тонкие трещинки. Облака… Я лечу над ними, охватывая взглядом всё пространство перед собой – нет, взгляда не хватает, это просто невозможно… Я пытаюсь заглянуть за край этой белой бесконечности, но почему-то не могу. А может это и не облака вовсе? Ну конечно же, это лёд, это замёрзший океан! И это не разрывы в облаках, это небольшие проталинки в девственно чистой глади отвердевшей на зиму воды. Нет, не может быть, по океану надо скользить, а я ног не чувствую. Лечу… Значит облака, всё-таки…

   Вот вдали происходит некая метаморфоза, постепенно выявляются неясные силуэты – это из разрывов облаков, из клочьев сгустившегося тумана, начинают формироваться странные, а иногда смутно знакомые фигуры. Драконы в развивающихся перьях, дворцы, становящиеся то готическими соборами, то итальянскими палаццо. Мгновение – и вместо дворца я вижу чей-то знакомый лик… Он меняет выражение, он то женский, то мужской, но всегда знакомый. Кто все эти люди? Вдруг поле облаков освещается молнией. Тучи, откуда она могла бы появиться, совершенно не видно – всё вокруг состоит из оттенков белого, всё незыблемо. Ещё молния, ещё, от них слепит глаза и начинает болеть голова. И туч не видно, а это не правильно! Молнии бьют так часто, что даже в противоположную сторону смотреть больно, и я закрываю глаза, проваливаясь в небытие… 

   Через какое-то время я слышу голоса. Они мне смутно знакомы, и мужской и женский, но глаза не открываются, и я просто слушаю чей-то диалог. Люди стоят недалеко, и хотя они говорят очень тихо, я прекрасно слышу их негромкий разговор.

   - Как он?

   - Без особых изменений. Не понимаю, почему он всё ещё в коме – никаких реальных показаний для этого нет. Но вот удар головой явно вызвал частичную амнезию…

   - Опять? Да что же это такое!

   - Алик, перестань! Это совсем другое. Я просканировала его мысли - ничего не затронуто, мыслит нормально. В прошлый раз было намного хуже, а сейчас только частичная амнезия, касающаяся последних лет - я не смогла отыскать ничего, что связано с нами и корпусом. Очень похоже на блокировку. Кстати, и многое из предыдущих связей придётся восстанавливать…

   - Всё насмарку… Ох, Машка, не будь он моим другом – давно бы всё бросил. Хотя, с другой стороны, чем серьёзнее задача, тем интереснее её решение! Отступиться от  него я не могу – он здесь нужен, ведь равновесие в опасности. Да и не хочу, друг, всё-таки! Ладно, как говаривал один исторический персонаж – мы пойдём другим путём…

   Женский голос смеётся. Мужской шикает на неё и голоса становятся ещё тише. Но они в любом случае отдаляются, притухают, и вскоре пропадают совсем…


   ГЛАВА I.

   Я открываю глаза и снова вижу белую гладь облаков. Красиво, но довольно однообразно, знаете ли… И как там, на Небесах, ангелы живут, скучно же? То-то они постоянно на Земле себе дела находят, хе-хе-хе… У нас же намного веселее, любая трещинка на потолке интереснее небесного однообразия! Тааак… значит это не облака... И я просто смотрю в потолок. Ну да, вот и трещинки… Поворачиваю голову – ух ты, сколько приборчиков, и почти все попискивают! Я-то думал, что это за фон такой смешной. Значит я в палате и, соответственно, что-то случилось… А что? Не помню. Ощупываю себя и понимаю – руки-ноги на месте, а это мне уже в плюс. Но почему я в больнице? И к тому же весь в проводах. Опыты они тут надо мной ставят, что ли? А если лечат, то от чего? Сплошные вопросы, на которые у меня пока нет ответов – просто не помню, как я сюда попал. И за что…

   Я поворачиваюсь на бок, и тут же отстёгивается один из проводков, которыми я весь опутан. Прибор, к которому он подсоединён, начинает истошно пищать, я пытаюсь встать и выключить его, но понимаю, что слишком слаб. Тут резко распахивается дверь и в палату влетает прелестное существо в коротком белом халатике. Из-под смешной шапочки с красным крестиком выбивается тёмная чёлка, а под ней виднеется пара огромных испуганных зелёных глаз. Девушка высока и стройна, а длинна её точёных ножек сразу располагает меня к ней. Нет, ну правда, когда тебя лечит симпатичная медсестра, то и лечение идёт успешнее! Об этом даже фильмы есть… Меж тем девушка, бросив на меня взгляд, отключает пищащий прибор, и поворачивается ко мне. На лице её расплывается улыбка.

   - Как хорошо, что Вы пришли в себя! Мы уже беспокоиться начали…

   - А долго я был без сознания?

   - Почти месяц…

   Ого, целый месяц! Кто бы мог подумать… А почему, собственно? Я же не ощущаю никакого дискомфорта, а значит со мной всё в порядке. Так, подожди, месяц…

   - Девушка, Вы извините, но я почему-то не помню, что со мной произошло. Случайно не подскажете? Вдруг знаете. Ну, хоть в общих чертах…

   - В общих – знаю.

   Она опять улыбается. Надо же какая милая улыбка, она мне положительно нравится!

   - Поступили ночью, после автомобильной аварии, с травмой головы. Водитель такси, на котором Вы ехали, погиб на месте, к сожалению, а Вас выбросило с переднего сидения через лобовое стекло. От серьёзных травм спасло то, что Вы не были пристёгнуты…

   - Хммм… никогда не знаешь, где найдёшь, где потеряешь… Ведь обычно пристёгиваюсь! Кажется… А из-за чего авария была не знаете?

   Медсестра нахмурилась, по её лицу пробежала какая-то тень. Она встряхнула головой, как бы отгоняя непрошеные мысли, и на её лице опять появилось подобие улыбки, теперь, правда, не такой лучезарной.

   - Знаете, мне рассказывали, что это была довольно странная авария. На совершенно пустой улице, по которой вы проезжали, вдруг появилась большая машина с затемнёнными стёклами, догнала вас и, резко вывернув, направила вашу машину в стену. Потом эту машину разыскивали, но даже следов не нашли – было темно, номеров никто не видел… У Вас есть враги?

   Враги? С чего бы, я же вполне мирный человек… Стоп. А кто я? Не помню… Ну ни фига себе, сказал я себе! И как только я попытался хоть что-то вспомнить, голову пронзила резкая боль. Я скривился и откинулся на подушку. Медсестра тут же подскочила и склонилась надо мной. 

   - У Вас что-то болит?

   В глазах её была неподдельная боль, как будто это у неё вдруг что-то заболело. Я кивнул и показал на свою голову, виски которой кто-то стискивал в тисках. Девушка промолвила: «Минуточку!», повернулась к какому-то шкафчику, позвенела там, пощёлкала чем-то и развернулась ко мне уже с наполненным шприцем в руках. Бац! - во мне уже иголка, и я постепенно ощущаю, как боль уходит, а сам я опять погружаюсь куда-то…

   …Проснулся я от лучей солнца. Ничего не болело и я, вполне довольный собой, потянулся на своём ложе. Тут же раздался писк очередного прибора, и дверь в мою палату открылась. Предчувствия меня не обманули – это была вчерашняя длинноногая медсестра со своей приятной улыбкой. Она щелкнула тумблером на каком-то сложном устройстве, противный писк стих и осталась только парящая надо мной улыбка.

   - Что же Вы так резко поворачиваетесь? Даже проводочки не выдерживают…

   Смотрит строго, а в глазах прыгают смеющиеся бесики. Ой, совсем забыл!

   - Девушка, а как Вас зовут? Только не говорите, что Алёнушка!

   Она закатывается от смеха. Затем спрашивает уже почти серьёзно:

   - Почему не Алёнушка? Вам настолько не нравится это имя?

   - Что Вы, что Вы, нормальное имя… Просто не хочется быть братцем Иванушкой. Вы же помните, он плохо кончил…

   Она опять смеётся. Какая смешливая девушка, однако. Но когда она смеётся, то очень мило откидывается назад. Красиво и элегантно, надо запомнить.

   - Нет, меня зовут… Марина. 

   Девушка при этом почему-то пристально смотрит мне в глаза, как будто ожидает какой-то реакции на это имя. Хорошее имя, морское. Русалочка этакая…

   - А я… меня зовут…

   Оппа! Я не помню своего имени. Как это? Да, вчера ведь я уже пытался его вспомнить, а закончилось это только головной болью. Я с надеждой смотрю на Марину.

   - Мариночка, Вы знаете, у меня небольшая проблема – оказывается, я не помню своего имени. Такое возможно после моей травмы? Поверьте, я не придуриваюсь… К тому же именно после того, как я пытаюсь хоть что-нибудь вспомнить, у меня начинает дико болеть голова.

   Она смотрит на меня внимательно, прямо в глаза. Потом отводит взгляд и спокойно произносит:

   - Андрей. Ваше имя – Андрей.

   Андрей… Хммм… Ладно, не самый худший вариант, вообще-то. Не Акакий, какой-нибудь, не Пафнутий с Амфибрахием… Андрей? Пусть будет, мне нравится.

   - Так, Андрей, значит. Ну что же, приятно познакомиться! Кстати… А откуда Вы это знаете?

   Марина смеётся и качает головой.

   - Сильно же Вы ударились. При вас паспорт был, из него и узнала. Он довольно сильно пострадал, но имя читалось чётко. 

   - А, ну да, конечно… Меня полиция привезла?

   Девушка хмурится, и опять качает головой. Теперь уже более задумчиво.

   - В том-то и дело, что не полиция – её мы уже сюда вызывали. Кто Вас доставил в приёмный покой так и не выяснили. Просто врач отвлёкся, потом повернулся на звук захлопывающейся двери и обнаружил Вас на свободной каталке. Видимо кто-то был очевидцем аварии и решил оказать помощь с транспортировкой…

   - Ну вот, даже некого поблагодарить за чудесное спасение. Жаль. Добрые поступки не должны оставаться безнаказанными…

   Я откинулся на подушку и оглядел помещение, в котором находился. Хорошая палата, оборудованная по последнему слову техники – вон сколько приборов понатыкано. Интересно, а кто всё это оплачивает?

   - А вот тут я Вам точно не отвечу, но знаю, что оплачено полностью. У нас с этим строго, бухгалтерия следит.

   - Эээ… Марина, Вы читаете мои мысли?

   Она опять засмеялась, мило откинувшись назад. Отсмеявшись, но всё ещё улыбаясь, моя милая медсестричка поправила одеяло и с лёгкой иронией произнесла:

   - А хорошо бы, наверное… Вы так красноречиво оглядели палату и в глазах читался вопрос, который так и рвался наружу. Просто перехватила… Извините, если поторопилась.

   - Ну что Вы, наоборот приятно!

   Да, действительно очень приятная девушка, такое ощущение, что я её знаю уже давно. Легко с ней общаться, никакого отторжения, узнавания и преодоления искусственных границ. Как будто знал её всегда, а тут просто отлучился…

   - Марина, а мне можно вставать?

   - Конечно! Даже нужно, но сначала осторожно – Вы же месяц были без движения, ослабли…

   - Тогда можно освободить меня от этих пут?

   - Ой, извините…

   Она очень мило краснеет и освобождает меня от разноцветных проводов. Ну вот, так намного лучше! А то, если честно, я ощущал себя подопытным кроликом – так и представлялось, что сейчас начнут током бить и банан предлагать…

   Сажусь на кровати, осматриваюсь, вслушиваюсь в реакции организма. Нет, всё нормально, только спина немного ноет, но это и понятно, если я пролежал почти месяц… Под контролем Марины встаю – так, и тут всё более-менее в порядке. Пять минут – полёт  нормальный. 

   - Голова не кружится?

   - Ну что Вы, Мариночка! Разве только от Вашей красоты…

   Девушка старается оставаться серьёзной, но бесики в глазах категорически против. Она сдаётся им и заливается смехом. Отсмеявшись, она старается принять более деловой вид, и направляется к выходу.

   - Вам надо привести себя в порядок, наверное. Давайте я оставлю Вас на время, Вы помоетесь пока, а я вернусь через полчасика с доктором. Ванная вот за той дверкой…

   Она указывает на ранее не замеченную мною дверь, находящуюся в самом углу. Открываю – ну надо же, действительно ванная! Подхожу к зеркалу, внимательно оглядываю своё отражение. Хммм, вроде бы всё нормально… Старые шрамы на месте, новых не замечается. Ощупываю голову – нет, вот тут ощущаются какие-то небольшие новообразования, к тому же есть и следы швов. Значит, действительно приложился головой, и приложился смачно… Ладно, это уже дело прошлое и его не исправишь, так что примем это как данность. Скидываю пижаму и залезаю под душ – всё-всё, пока ни о чём не хочу думать. Успеется… 


   (продолжение следует)
 
 

© Copyright: Андрей Шеркунов, 2019

Регистрационный номер №0451970

от 12 июля 2019

[Скрыть] Регистрационный номер 0451970 выдан для произведения:
 
Всё может быть!
И быть всё может.
Но лишь того не может быть,
Чего совсем уж быть не может.
Хотя…
И это может быть.
                (из будущих мемуаров)



   …Облака. Белое ровное поле облаков, от горизонта до горизонта. Взгляд скользит по ним, отмечая небольшие разрывы, напоминающие тонкие трещинки. Облака… Я лечу над ними, охватывая взглядом всё пространство перед собой – нет, взгляда не хватает, это просто невозможно… Я пытаюсь заглянуть за край этой белой бесконечности, но почему-то не могу. А может это и не облака вовсе? Ну конечно же, это лёд, это замёрзший океан! И это не разрывы в облаках, это небольшие проталинки в девственно чистой глади отвердевшей на зиму воды. Нет, не может быть, по океану надо скользить, а я ног не чувствую. Лечу… Значит облака, всё-таки…

   Вот вдали происходит некая метаморфоза, постепенно выявляются неясные силуэты – это из разрывов облаков, из клочьев сгустившегося тумана, начинают формироваться странные, а иногда смутно знакомые фигуры. Драконы в развивающихся перьях, дворцы, становящиеся то готическими соборами, то итальянскими палаццо. Мгновение – и вместо дворца я вижу чей-то знакомый лик… Он меняет выражение, он то женский, то мужской, но всегда знакомый. Кто все эти люди? Вдруг поле облаков освещается молнией. Тучи, откуда она могла бы появиться, совершенно не видно – всё вокруг состоит из оттенков белого, всё незыблемо. Ещё молния, ещё, от них слепит глаза и начинает болеть голова. И туч не видно, а это не правильно! Молнии бьют так часто, что даже в противоположную сторону смотреть больно, и я закрываю глаза, проваливаясь в небытие… 

   Через какое-то время я слышу голоса. Они мне смутно знакомы, и мужской и женский, но глаза не открываются, и я просто слушаю чей-то диалог. Люди стоят недалеко, и хотя они говорят очень тихо, я прекрасно слышу их негромкий разговор.

   - Как он?

   - Без особых изменений. Не понимаю, почему он всё ещё в коме – никаких реальных показаний для этого нет. Но вот удар головой явно вызвал частичную амнезию…

   - Опять? Да что же это такое!

   - Алик, перестань! Это совсем другое. Я просканировала его мысли - ничего не затронуто, мыслит нормально. В прошлый раз было намного хуже, а сейчас только частичная амнезия, касающаяся последних лет - я не смогла отыскать ничего, что связано с нами и корпусом. Очень похоже на блокировку. Кстати, и многое из предыдущих связей придётся восстанавливать…

   - Всё насмарку… Ох, Машка, не будь он моим другом – давно бы всё бросил. Хотя, с другой стороны, чем серьёзнее задача, тем интереснее её решение! Отступиться от  него я не могу – он здесь нужен, ведь равновесие в опасности. Да и не хочу, друг, всё-таки! Ладно, как говаривал один исторический персонаж – мы пойдём другим путём…

   Женский голос смеётся. Мужской шикает на неё и голоса становятся ещё тише. Но они в любом случае отдаляются, притухают, и вскоре пропадают совсем…


   ГЛАВА I.

   Я открываю глаза и снова вижу белую гладь облаков. Красиво, но довольно однообразно, знаете ли… И как там, на Небесах, ангелы живут, скучно же? То-то они постоянно на Земле себе дела находят, хе-хе-хе… У нас же намного веселее, любая трещинка на потолке интереснее небесного однообразия! Тааак… значит это не облака... И я просто смотрю в потолок. Ну да, вот и трещинки… Поворачиваю голову – ух ты, сколько приборчиков, и почти все попискивают! Я-то думал, что это за фон такой смешной. Значит я в палате и, соответственно, что-то случилось… А что? Не помню. Ощупываю себя и понимаю – руки-ноги на месте, а это мне уже в плюс. Но почему я в больнице? И к тому же весь в проводах. Опыты они тут надо мной ставят, что ли? А если лечат, то от чего? Сплошные вопросы, на которые у меня пока нет ответов – просто не помню, как я сюда попал. И за что…

   Я поворачиваюсь на бок, и тут же отстёгивается один из проводков, которыми я весь опутан. Прибор, к которому он подсоединён, начинает истошно пищать, я пытаюсь встать и выключить его, но понимаю, что слишком слаб. Тут резко распахивается дверь и в палату влетает прелестное существо в коротком белом халатике. Из-под смешной шапочки с красным крестиком выбивается тёмная чёлка, а под ней виднеется пара огромных испуганных зелёных глаз. Девушка высока и стройна, а длинна её точёных ножек сразу располагает меня к ней. Нет, ну правда, когда тебя лечит симпатичная медсестра, то и лечение идёт успешнее! Об этом даже фильмы есть… Меж тем девушка, бросив на меня взгляд, отключает пищащий прибор, и поворачивается ко мне. На лице её расплывается улыбка.

   - Как хорошо, что Вы пришли в себя! Мы уже беспокоиться начали…

   - А долго я был без сознания?

   - Почти месяц…

   Ого, целый месяц! Кто бы мог подумать… А почему, собственно? Я же не ощущаю никакого дискомфорта, а значит со мной всё в порядке. Так, подожди, месяц…

   - Девушка, Вы извините, но я почему-то не помню, что со мной произошло. Случайно не подскажете? Вдруг знаете. Ну, хоть в общих чертах…

   - В общих – знаю.

   Она опять улыбается. Надо же какая милая улыбка, она мне положительно нравится!

   - Поступили ночью, после автомобильной аварии, с травмой головы. Водитель такси, на котором Вы ехали, погиб на месте, к сожалению, а Вас выбросило с переднего сидения через лобовое стекло. От серьёзных травм спасло то, что Вы не были пристёгнуты…

   - Хммм… никогда не знаешь, где найдёшь, где потеряешь… Ведь обычно пристёгиваюсь! Кажется… А из-за чего авария была не знаете?

   Медсестра нахмурилась, по её лицу пробежала какая-то тень. Она встряхнула головой, как бы отгоняя непрошеные мысли, и на её лице опять появилось подобие улыбки, теперь, правда, не такой лучезарной.

   - Знаете, мне рассказывали, что это была довольно странная авария. На совершенно пустой улице, по которой вы проезжали, вдруг появилась большая машина с затемнёнными стёклами, догнала вас и, резко вывернув, направила вашу машину в стену. Потом эту машину разыскивали, но даже следов не нашли – было темно, номеров никто не видел… У Вас есть враги?

   Враги? С чего бы, я же вполне мирный человек… Стоп. А кто я? Не помню… Ну ни фига себе, сказал я себе! И как только я попытался хоть что-то вспомнить, голову пронзила резкая боль. Я скривился и откинулся на подушку. Медсестра тут же подскочила и склонилась надо мной. 

   - У Вас что-то болит?

   В глазах её была неподдельная боль, как будто это у неё вдруг что-то заболело. Я кивнул и показал на свою голову, виски которой кто-то стискивал в тисках. Девушка промолвила: «Минуточку!», повернулась к какому-то шкафчику, позвенела там, пощёлкала чем-то и развернулась ко мне уже с наполненным шприцем в руках. Бац! - во мне уже иголка, и я постепенно ощущаю, как боль уходит, а сам я опять погружаюсь куда-то…

   …Проснулся я от лучей солнца. Ничего не болело и я, вполне довольный собой, потянулся на своём ложе. Тут же раздался писк очередного прибора, и дверь в мою палату открылась. Предчувствия меня не обманули – это была вчерашняя длинноногая медсестра со своей приятной улыбкой. Она щелкнула тумблером на каком-то сложном устройстве, противный писк стих и осталась только парящая надо мной улыбка.

   - Что же Вы так резко поворачиваетесь? Даже проводочки не выдерживают…

   Смотрит строго, а в глазах прыгают смеющиеся бесики. Ой, совсем забыл!

   - Девушка, а как Вас зовут? Только не говорите, что Алёнушка!

   Она закатывается от смеха. Затем спрашивает уже почти серьёзно:

   - Почему не Алёнушка? Вам настолько не нравится это имя?

   - Что Вы, что Вы, нормальное имя… Просто не хочется быть братцем Иванушкой. Вы же помните, он плохо кончил…

   Она опять смеётся. Какая смешливая девушка, однако. Но когда она смеётся, то очень мило откидывается назад. Красиво и элегантно, надо запомнить.

   - Нет, меня зовут… Марина. 

   Девушка при этом почему-то пристально смотрит мне в глаза, как будто ожидает какой-то реакции на это имя. Хорошее имя, морское. Русалочка этакая…

   - А я… меня зовут…

   Оппа! Я не помню своего имени. Как это? Да, вчера ведь я уже пытался его вспомнить, а закончилось это только головной болью. Я с надеждой смотрю на Марину.

   - Мариночка, Вы знаете, у меня небольшая проблема – оказывается, я не помню своего имени. Такое возможно после моей травмы? Поверьте, я не придуриваюсь… К тому же именно после того, как я пытаюсь хоть что-нибудь вспомнить, у меня начинает дико болеть голова.

   Она смотрит на меня внимательно, прямо в глаза. Потом отводит взгляд и спокойно произносит:

   - Андрей. Ваше имя – Андрей.

   Андрей… Хммм… Ладно, не самый худший вариант, вообще-то. Не Акакий, какой-нибудь, не Пафнутий с Амфибрахием… Андрей? Пусть будет, мне нравится.

   - Так, Андрей, значит. Ну что же, приятно познакомиться! Кстати… А откуда Вы это знаете?

   Марина смеётся и качает головой.

   - Сильно же Вы ударились. При вас паспорт был, из него и узнала. Он довольно сильно пострадал, но имя читалось чётко. 

   - А, ну да, конечно… Меня полиция привезла?

   Девушка хмурится, и опять качает головой. Теперь уже более задумчиво.

   - В том-то и дело, что не полиция – её мы уже сюда вызывали. Кто Вас доставил в приёмный покой так и не выяснили. Просто врач отвлёкся, потом повернулся на звук захлопывающейся двери и обнаружил Вас на свободной каталке. Видимо кто-то был очевидцем аварии и решил оказать помощь с транспортировкой…

   - Ну вот, даже некого поблагодарить за чудесное спасение. Жаль. Добрые поступки не должны оставаться безнаказанными…

   Я откинулся на подушку и оглядел помещение, в котором находился. Хорошая палата, оборудованная по последнему слову техники – вон сколько приборов понатыкано. Интересно, а кто всё это оплачивает?

   - А вот тут я Вам точно не отвечу, но знаю, что оплачено полностью. У нас с этим строго, бухгалтерия следит.

   - Эээ… Марина, Вы читаете мои мысли?

   Она опять засмеялась, мило откинувшись назад. Отсмеявшись, но всё ещё улыбаясь, моя милая медсестричка поправила одеяло и с лёгкой иронией произнесла:

   - А хорошо бы, наверное… Вы так красноречиво оглядели палату и в глазах читался вопрос, который так и рвался наружу. Просто перехватила… Извините, если поторопилась.

   - Ну что Вы, наоборот приятно!

   Да, действительно очень приятная девушка, такое ощущение, что я её знаю уже давно. Легко с ней общаться, никакого отторжения, узнавания и преодоления искусственных границ. Как будто знал её всегда, а тут просто отлучился…

   - Марина, а мне можно вставать?

   - Конечно! Даже нужно, но сначала осторожно – Вы же месяц были без движения, ослабли…

   - Тогда можно освободить меня от этих пут?

   - Ой, извините…

   Она очень мило краснеет и освобождает меня от разноцветных проводов. Ну вот, так намного лучше! А то, если честно, я ощущал себя подопытным кроликом – так и представлялось, что сейчас начнут током бить и банан предлагать…

   Сажусь на кровати, осматриваюсь, вслушиваюсь в реакции организма. Нет, всё нормально, только спина немного ноет, но это и понятно, если я пролежал почти месяц… Под контролем Марины встаю – так, и тут всё более-менее в порядке. Пять минут – полёт  нормальный. 

   - Голова не кружится?

   - Ну что Вы, Мариночка! Разве только от Вашей красоты…

   Девушка старается оставаться серьёзной, но бесики в глазах категорически против. Она сдаётся им и заливается смехом. Отсмеявшись, она старается принять более деловой вид, и направляется к выходу.

   - Вам надо привести себя в порядок, наверное. Давайте я оставлю Вас на время, Вы помоетесь пока, а я вернусь через полчасика с доктором. Ванная вот за той дверкой…

   Она указывает на ранее не замеченную мною дверь, находящуюся в самом углу. Открываю – ну надо же, действительно ванная! Подхожу к зеркалу, внимательно оглядываю своё отражение. Хммм, вроде бы всё нормально… Старые шрамы на месте, новых не замечается. Ощупываю голову – нет, вот тут ощущаются какие-то небольшие новообразования, к тому же есть и следы швов. Значит, действительно приложился головой, и приложился смачно… Ладно, это уже дело прошлое и его не исправишь, так что примем это как данность. Скидываю пижаму и залезаю под душ – всё-всё, пока ни о чём не хочу думать. Успеется… 


   (продолжение следует)
 
 

 
Рейтинг: 0 63 просмотра
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Популярная проза за месяц
83
76
75
74
70
69
67
67
67
64
63
62
60
В октябре... 25 октября 2019 (Людмила Рулёва)
60
58
58
57
56
54
54
54
53
53
51
В НОЯБРЕ 9 ноября 2019 (Рената Юрьева)
50
48
47
47
43
Портрет 21 октября 2019 (Тая Кузмина)
42