Вкус жизни. III глава

15 декабря 2011 - Мария Вестер

Конечно, Джейсон вызвался привести меня отцу – за возможность вырваться из этого ада, называемым домом, он бы отдал все на свете. Но почему я уверена в его словах?.. Я защищаю его?.. Но раны могут и не быть подтверждением жестокого обращения Ричарда… Не спрашивать же мне у Джейсона напрямую?.. Хотя…
Только я собралась открыть рот, как почувствовала, что мы замедляем ход. Приехали. Трехэтажный особняк из черного мрамора не мог не броситься в глаза. Я огляделась, кажется, я так задумалась, что теперь не узнаю окрестности, возможно, мы были в другом штате. Я посмотрела на часы – ехали мы около часа, в северном направлении, значит это…
– Вылезай. – Это был приказ, и был сказан голосом без эмоций.
Дождь на улице закончился. Я ступила на гравий подъездной дорожки. Джейсон посмотрел на меня, наши глаза встретились. Кажется, по выражению его глаз можно было сказать, что он надеется, – меня тоже закуют в цепи и подвесят под потолком…
Я боялась представить это себе. С моими регенерационными способностями я буду бесконечно мучиться от боли, а умру от голода… Я повернулась к машине, сняла бинт и вместе с курткой оставила их на переднем сидении, затем захлопнула дверь. Ранка на моей ладони еще не зажила до конца, поэтому я надеялась, что свежий воздух ускорит этот процесс, и в логове вампиров я не буду ходить с открытой раной.
Джейсон прошел вперед. Я молча последовала за ним по узкой тропе. Пока мы приближались к дому – тот рос у меня на глазах. Когда мы поднялись на крыльцо, его крыша исчезла под козырьком, и черная громада перестала пугать меня своими размерами, хоть и  оставила после себя неприятное ощущение тошноты. Джейсон распахнул дверь и пропустил меня вперед, следя за каждым моим движением. Надеется, что я не сбегу? Мои героические планы по его спасению, мое доверие к нему таяли на глазах…
Я прошла внутрь. И глаза мои распахнулись, красноречиво говоря о моем поражении. Мы стояли в прихожей, но уже отсюда открывался невероятный вид на особняк, впечатляющий своим убранством. Небольшой коридор, где мы сейчас находились, выходил в огромный круглый зал, по бокам которого две красные витые лестницы, выполненные рукой мастера по ковке железа, вели на второй и третий этажи. Лестничные пролеты поддерживали шесть красных колонн из мрамора. Джейсон подтолкнул меня в спину. Мы вышли из коридора и теперь моему взору предстал весь особняк. Как я убедилась, этажи, кроме небольших проходов от лестницы к лестнице, не имели потолков. Я запрокинула голову наверх, рассматривая дом. Казалось, он держится на честном слове. И я уже готова была поверить, что Ричард Найдкроу заключил контракт с дьяволом ради этого.
Джейсон молча вел меня к левой лестнице. Не знаю, чем я была потрясена больше – дорогостоящим особнячком или же фактом своего нахождения здесь, поскольку Джейсон, поймав мой ошарашенный взгляд, фыркнул и покачал головой. Это означало: как будто раньше ты не предполагала, что мой отец богат.
Ну и думай, что тебе хочется. Вредный вампиреныш! Меня отрезвил вид лестницы, на которую стал подниматься Джейсон, и как я поняла – я должна следовать за ним.
Лестница эта поднималась на десять метров ввысь, не имея никаких ограждений кроме тонких перил, и мне стало не по себе…
– Я надеюсь, ты не хочешь, чтобы я пошла за тобой т-туда, – я показала наверх, и мне стало плохо уже от одной мысли о происходящем.
– Нам надо всего лишь подняться на третий этаж… – он даже не посмотрел на меня.
А я за одну секунду лишилась эмоций и воздуха в легких… словно меня в черную дыру сбросили, или насильно удерживали под водой, – я панически боюсь открытых пространств на большой высоте. Экстрасенс Дженни, моя лучшая подруга и духовная сестра, объясняла это тем, что в нескольких прошлых жизнях  я умирала насильственной смертью от падения с крыш высотных зданий.
Тошнота усилилась…
– Я… не могу… – стоя на месте, я пыталась отдышаться. – Джейсон, я боюсь высоты… Очень…
Когда он посмотрел на меня, я продолжила:
– Я не смогу подняться по этой лестнице, там же нет никаких ограждений…
Меня буквально трясло от ужаса.
– Не волнуйся, – Джейсон оскалился, улыбаясь. – Я не дам тебе упасть…
– Мне что, должно стать от этого легче?
Если честно, я уже хотела убежать оттуда, и сделала шаг назад. Но вампир быстро оказался рядом и взял меня за руку. Его глаза приковали к себе мое внимание, я не могла отвернуться, не могла пошевелиться, – так действовал гипноз вампиров. Ранее мне не доводилось испытывать его на себе, очевидно, ранее я не встречала столь сильных вампиров.
Джейсон заговорил:
– Послушай меня, ты уже семь часов провела под одной крышей со мной – голодным, злым чудовищем, – он произнес слово "чудовище" с отвращением,  – ты спала, когда я бодрствовал и все время находился в твоей спальне. А сейчас ты боишься подняться по маленькой лесенке?..
Из его речи до меня дошла только одна фраза: "Ты спала, когда я бодрствовал и все время находился в твоей спальне", но возразить я не могла. Удивительно, я еще была жива после ночи проведенной с голодным вампиром в одной комнате. Хотя за сегодня я заслужила не только укуса, но и… я горько усмехнулась про себя.
– Я поняла, можешь меня отпустить.
Легко высвободив руку из его сильных пальцев, я стала подниматься наверх, стараясь не думать о высоте. Но на последних ступенях при подходе к третьему этажу, эти мысли меня все-таки одолели. Я вцепилась обеими руками в перила.
Все хорошо, никто не будет меня отсюда сталкивать. Я доверяю Джейсону. Ой, мамочки, как же круто изменилась моя жизнь со вчерашнего дня…
Я услышала, что шаги Джейсона стихли за моей спиной. Он не стал ничего говорить, он вообще был молчалив; не могу сказать, что мне это не нравилось, я скорее симпатизировала людям, говорящим только по делу, а не болтающим без умолка. Джейсон ожидал до тех пор, пока собравшись с силами, я не припустила наверх бегом. Там я прижалась к стене спиной и медленно сползла вниз.
У всего должна быть причина. У моего страха она есть…
Я закрыла глаза, бешено колотилось сердце, и я неровно дышала. Ну, неужели нельзя было нормальные потолки сделать?..
– Ты в порядке? – голос Джейсона был более мягким, нежели внизу. Я так плохо выгляжу, что мне сочувствует вампир?
Открыв глаза, я увидела его сидящим передо мной, и смотрящим… с жалостью?
– Ой, не уверена… – протянула я. – Идем…
Он улыбнулся и подал мне руку, я не стала отказываться от помощи. Его кожа под моей рукой была прохладной, словно он жил в холодильнике. Чего можно ожидать от того, чье сердце не бьется… Но… мне не было противно, даже приятно… Все, пора заканчивать сегодняшнее общение с миром тьмы. У меня уже крыша едет…
Отвернувшись, я стала смотреть на стену, а не на тоненькую полоску пола подо мной, так мы дошли до первой двери. Джейсон не отпускал меня. Интересно, что он чувствует своим обостренным чутьем сейчас, когда я не фальсифицирую эмоции? Может мой страх, воспоминания, которые мешают мне уверенно идти вперед, смущение из-за того, что я держу за руку вампира, которому доверяю или… наслаждение – теперь я знаю, где живет главный вампир страны…
– Пришли, – сказал Джейсона, указывая на большую дверь с инициалами Р.Н. Хм, подписался, будто никто не знает, в какой из комнат он сейчас находится…
Я не хотела входить в комнату вперед Джейсона, но он,  выпустив мою руку из своей, легонько подтолкнул меня вперед, и мне пришлось взяться за круглую ручку.

Перед глазами возникла картина… В ней я была главной героиней. Как выяснилось, в недоброй истории…
И я была немало удивлена, когда поняла, что это мое прошлое, – я заново все переживала, ощущения были более чем реальные… Но прошлое это было далекое, –  мои прошлые жизни.
Вот я убегаю от преследователей и оказываюсь возле пожарного выхода на крышу. Где это я? Услышав сзади шаги, я выхожу на крышу, так как другого пути нет. Но и там я заперта – лишь ветер и десять этажей мертвого бетона…
Сзади раздается шорох, почти незаметный. Человек так не передвигается. Я оборачиваюсь, и мой взгляд приковывают два глаза, без белков, налившиеся кровью, грозящие вот–вот лопнуть. Меня передергивает от отвращения. Но вот…я ощущаю толчок в грудь. Я отступаю назад, и меня захватывает чувство полета… а потом конец…
У меня начинает кружиться голова, плечо загорается огнем от шрамов, но тут возникает еще одна картина…
Не хочется умирать… но эти глаза, они снова меня находят…уже в другой жизни. Глаза кроваво-красные, глаза монстра, дьявола. Все одно и то же – дом, крыша, дальше пустота, только другой пейзаж, – солнце уже заходит. Снова удар, снова полет. Мой труп найдут только утром… Кадры, как в кино сменяют друг друга. Эти глаза сначала вдали, потом все ближе и ближе… Они проникают в мою душу и мысли, рвут их на части, крушат защитные стены психики. Последний кадр: чернота ночи поглощает мир, нет звезд, нет луны, и лишь два тускнеющих красных глаза, угольками светящиеся в ночи.
Меня рывком возвращают к реальности. Я стою у двери, держась за ручку, а рядом кто-то говорит:
– Ну, мы идем?
Постепенно ко мне возвращается понимание происходящего и осознание настоящего. Что это было? Что за..?
Голова кружится, меня тошнит. Но я сдерживаюсь, поворачиваю ручку, и меня вталкивают в помещение.
Я оказываюсь в круглой комнате в тех же черно–красных тонах, как и весь особняк. По стенам – шкафы и книжные полки, в центре – огромный стол и два больших кресла. Рядом со столом, спиной ко мне стоит человеческая фигура. Но когда она оборачивается, услышав нас, я понимаю, что эти глаза – без белков, налитые кровью сотен тысяч жертв – не принадлежат человеку. Сам дьявол вернулся из прошлого, чтобы найти меня и вновь предать земле мой остывший труп.
С трудом успокоившись, мое сердце начинает учащенно биться, но видения не захватывают мой разум полностью. Я делаю вид, что ничего не произошло, и начинаю фальсифицировать ужас перед Ричардом Найдкроу, страхом перед сложившейся ситуацией. Успел ли он понять, что я знаю его?..
– Доброе утро, Джейсон, – сладким голосом произносит глава вампиров. Мое пережитое только что потрясение не дает мне растаять перед его очарованием – Ричард мощно притягивает к себе людей.
– Доброе утро, отец, – не слишком радостно отвечает Джейсон. – Я выполнил твое задание, как видишь. – Кивок в мою сторону.
– Мэри Шэдоу… – пропел Ричард. Его взгляд, не мигая, уставился на меня. По телу пробежали мурашки. Он читал меня: мысли, эмоции – реальные, не поддельные, – чувства. Неужели он видит мои воспоминания? – подумала я, когда одна бровь вампира поползла наверх, а губы искривились в жуткой ухмылке.
Что, убьешь меня прямо сейчас? Достаточно столкнуть с лестницы…
Я усмехнулась про себя. Ну, уж нет, он не увидит мою слабость, –  и я решительно подавила страх перед прошлым, боль, головокружение и сконцентрировалась на защите.
– Я хочу лишь предложить вам, – (именно так, именно с маленькой буквы, без уважения) – небольшую работу за разумную плату естественно.
Ну да, за обещание уничтожить мой городок чуть позже?.. Такая ведь плата за неповиновение?.. – подумала я, но промолчала.
– Нет, плата не в этом… – Ричард покачал головой, а у меня сорвалось дыхание и что–то, раньше находившееся в груди, ударилось о пятки – мое сердце. Он все знал…
Краем глаза, я видела, как Джейсон посмотрел на меня. Но я не отвлекалась.
– Плата заключается в том, что я оставлю вас, вместе с городом, в живых…
– Как мило с вашей стороны (ага, именно так, с маленькой буквы – без малейшего уважения), – пробубнила я. Угрозам Найдкроу старшего лучше не перечить. Пока что я жива, и жить, черт возьми, очень хочется…
– Несмотря на то, что ты перепугана, находясь здесь, ты еще и дерзишь мне. – Он усмехнулся. – Это то, что надо.
Странно, он читает мои мысли, буквально видит их насквозь, но убеждение кровью на него действует… Я старалась не думать об этом, –  просто отметила про себя, что его слова странно звучат, –  чтобы себя не выдать.
– Поправьте меня, если я ошибаюсь. Оставить меня в живых вы сможете лишь в том случае, если я останусь в живых после выполнения задания?
– Вы совершенно правы.
– А если я откажусь? – не перестаю надеяться на лучшее.
– Вы еще даже не знаете, в чем состоит задание.
– Ну, все-таки…
Он посмотрел на меня очень выразительным взглядом, точнее – сожрал глазами, и вопрос отпал сам собой. Меня прикончат в этом же помещении, и вместо таблички Р.Н. повесят "Кладбище. Вход запрещен".
– Ну и в чем же заключается задание?
– Все просто. Вы должны убить оборотня–вампира.
Пока я не успела понять, что он имел в виду, Джейсон вышел вперед и спросил Ричарда:
– Я могу идти? Кажется, я исполнил поручение.
– Нет, сын. – Из его уст это слово было противно слышать, ни капли любви и нежности в нем не звучало, а Джейсон звал его отцом с невероятной привязанностью после того, что он с ним сделал.
Убью…
– Видишь ли, она должна убить, а ты должен выследить его и защищать Мэри до момента наступления смерти, если такое все же случится.
– Что?!! – Мы с Джейсоном одновременно переглянулись. Я была в ужасе.
Убью два раза!
– Я не желаю, чтобы эта охотница, –  продолжил Ричард, – считала меня безответственным лгуном, – мне надо поддерживать репутацию. Поэтому я прилагаю все усилия, чтобы до выполнения задания она была жива. Я не нарушаю данного ей обещания.
Джейсон отвернулся от меня.
– Что еще я должен сделать, отец?
Выполняет его просьбы, как приказы. Или просьбы Ричарда Найдкроу и есть приказы, за неповиновение которым – казнь.
– Ничего особенного. Лишь соединить вас своей печатью. Ты должен всегда знать, где она и что с ней…
"Все просто, ничего особенного…" Чтоб его молнией! Оборотень-вампир…а такие вообще существуют? В Брокер-сити нет ни одного оборотня, откуда там взяться такому созданию?.. Или он у черта на рогах обитает? Отлично, – я саркастично улыбнулась. – Следующая остановка преисподняя, мы идем искать рога черта…
Джейсон посмотрел на меня, затем его взгляд скользнул на мои руки. До меня еще не дошло, что такое "печать", как Ричард сказал Джейсону:
– Могу подержать ее, если боишься, что будет вырываться.
Джейсон легонько кивнул, и его отец оказался за моей спиной. Левую руку он заломил мне за спину, а правую поднял и держал так, чтобы запястье с тонкими сине-зелеными венами было на уровне моей груди. Джейсон приблизился. Он прокусил свое правое запястье, и я увидела, что на его клыках осталась кровь, а потом он уже стал рядом со мной. Он должен был укусить меня, чтобы поставить печать, но… нет, такое количество крови не обратит меня, но…
Было поздно что-либо говорить. От моей крови вампиры становятся лишь ватными куклами – такое она оказывает на них воздействие, а затем я их обычно убиваю. Они перестают понимать, где находятся и что происходит, и это отличное свойство моей крови…
Джейсон прокусил мою руку.
– Нет… – успела я пискнуть напоследок, смотря в его глаза.
Ни Джейсон, ни Ричард не знали, к чему это приведет…
Мне стало больно, когда он начал жадно глотать мою кровь. Я закусила губу и зажмурилась, а Джейсон продолжал, пока…
Ему стало плохо, он отстранился от меня. Его глаза начали мерцать, стали карего цвета, как у человека, он пошатнулся и без чувств рухнул на пол.
Печать вампира уже стояла на мне, поэтому первое время я ощущала себя не лучше Джейсона – онемели кончики пальцев, в голове начались пляски, но глубокий вдох позволил мне вернуть мир на круги своя. Ричард отпустил меня. Маленькие ранки на моем запястье затянулись от крови вампира, и стали красными пятнышками, которые чесались и холодили кожу.
– Что ж, не думал я, что он настолько слаб… –  Ричард прошел мимо лежащего на полу сына.
Я присела перед Джейсоном и коснулась его щеки пальцами. Его кожа  была чуть теплее, нежели тогда, на лестнице. Но он был без сознания. Я надеялась, что он жив.
– Джейсон…
Я не знала, как моя кровь подействует на него. Раньше я убивала вампиров прежде чем они придут в себя и расскажут мне о своем самочувствии после действия моей крови. А что, если после этого нельзя прийти в себя?..
***
Моя кровь как пластилин, леплю, что хочу, любые искусственные эмоции она поглощает и делает их настоящими для вампиров, но сама по себе она – ничто. Это та особенность, о которой я говорила в самом начале, я назвала это фальсификацией эмоций или убеждение кровью. Я пробовала свою кровь на вкус, и, по-моему, даже его она не имеет.
Но ради того, чтобы Ричард посочувствовал своему сыну, я не собиралась говорить ему об этом. Вместо этого я произнесла слова, за которые поплатилась:
– Он же без сознания! Как вы можете говорить, что он слаб после того, как сами замучили своего сына до полусмерти?!! – не слишком вежливо…
Ричард громко зарычал, бросился ко мне и ударил меня по щеке так, что оставил глубокий кровавый след от своего кольца; последним, что я видела, были его красные глаза, затем я начала оседать на пол, теряя сознание.

 

Читать дальше: http://parnasse.ru/prose/genres/fantasy/vkus-zhizni-iv-glava.html

© Copyright: Мария Вестер, 2011

Регистрационный номер №0004778

от 15 декабря 2011

[Скрыть] Регистрационный номер 0004778 выдан для произведения:

Конечно, Джейсон вызвался привести меня отцу – за возможность вырваться из этого ада, называемым домом, он бы отдал все на свете. Но почему я уверена в его словах?.. Я защищаю его?.. Но раны могут и не быть подтверждением жестокого обращения Ричарда… Не спрашивать же мне у Джейсона напрямую?.. Хотя…
Только я собралась открыть рот, как почувствовала, что мы замедляем ход. Приехали. Трехэтажный особняк из черного мрамора не мог не броситься в глаза. Я огляделась, кажется, я так задумалась, что теперь не узнаю окрестности, возможно, мы были в другом штате. Я посмотрела на часы – ехали мы около часа, в северном направлении, значит это…
– Вылезай. – Это был приказ, и был сказан голосом без эмоций.
Дождь на улице закончился. Я ступила на гравий подъездной дорожки. Джейсон посмотрел на меня, наши глаза встретились. Кажется, по выражению его глаз можно было сказать, что он надеется, – меня тоже закуют в цепи и подвесят под потолком…
Я боялась представить это себе. С моими регенерационными способностями я буду бесконечно мучиться от боли, а умру от голода… Я повернулась к машине, сняла бинт и вместе с курткой оставила их на переднем сидении, затем захлопнула дверь. Ранка на моей ладони еще не зажила до конца, поэтому я надеялась, что свежий воздух ускорит этот процесс, и в логове вампиров я не буду ходить с открытой раной.
Джейсон прошел вперед. Я молча последовала за ним по узкой тропе. Пока мы приближались к дому – тот рос у меня на глазах. Когда мы поднялись на крыльцо, его крыша исчезла под козырьком, и черная громада перестала пугать меня своими размерами, хоть и  оставила после себя неприятное ощущение тошноты. Джейсон распахнул дверь и пропустил меня вперед, следя за каждым моим движением. Надеется, что я не сбегу? Мои героические планы по его спасению, мое доверие к нему таяли на глазах…
Я прошла внутрь. И глаза мои распахнулись, красноречиво говоря о моем поражении. Мы стояли в прихожей, но уже отсюда открывался невероятный вид на особняк, впечатляющий своим убранством. Небольшой коридор, где мы сейчас находились, выходил в огромный круглый зал, по бокам которого две красные витые лестницы, выполненные рукой мастера по ковке железа, вели на второй и третий этажи. Лестничные пролеты поддерживали шесть красных колонн из мрамора. Джейсон подтолкнул меня в спину. Мы вышли из коридора и теперь моему взору предстал весь особняк. Как я убедилась, этажи, кроме небольших проходов от лестницы к лестнице, не имели потолков. Я запрокинула голову наверх, рассматривая дом. Казалось, он держится на честном слове. И я уже готова была поверить, что Ричард Найдкроу заключил контракт с дьяволом ради этого.
Джейсон молча вел меня к левой лестнице. Не знаю, чем я была потрясена больше – дорогостоящим особнячком или же фактом своего нахождения здесь, поскольку Джейсон, поймав мой ошарашенный взгляд, фыркнул и покачал головой. Это означало: как будто раньше ты не предполагала, что мой отец богат.
Ну и думай, что тебе хочется. Вредный вампиреныш! Меня отрезвил вид лестницы, на которую стал подниматься Джейсон, и как я поняла – я должна следовать за ним.
Лестница эта поднималась на десять метров ввысь, не имея никаких ограждений кроме тонких перил, и мне стало не по себе…
– Я надеюсь, ты не хочешь, чтобы я пошла за тобой т-туда, – я показала наверх, и мне стало плохо уже от одной мысли о происходящем.
– Нам надо всего лишь подняться на третий этаж… – он даже не посмотрел на меня.
А я за одну секунду лишилась эмоций и воздуха в легких… словно меня в черную дыру сбросили, или насильно удерживали под водой, – я панически боюсь открытых пространств на большой высоте. Экстрасенс Дженни, моя лучшая подруга и духовная сестра, объясняла это тем, что в нескольких прошлых жизнях  я умирала насильственной смертью от падения с крыш высотных зданий.
Тошнота усилилась…
– Я… не могу… – стоя на месте, я пыталась отдышаться. – Джейсон, я боюсь высоты… Очень…
Когда он посмотрел на меня, я продолжила:
– Я не смогу подняться по этой лестнице, там же нет никаких ограждений…
Меня буквально трясло от ужаса.
– Не волнуйся, – Джейсон оскалился, улыбаясь. – Я не дам тебе упасть…
– Мне что, должно стать от этого легче?
Если честно, я уже хотела убежать оттуда, и сделала шаг назад. Но вампир быстро оказался рядом и взял меня за руку. Его глаза приковали к себе мое внимание, я не могла отвернуться, не могла пошевелиться, – так действовал гипноз вампиров. Ранее мне не доводилось испытывать его на себе, очевидно, ранее я не встречала столь сильных вампиров.
Джейсон заговорил:
– Послушай меня, ты уже семь часов провела под одной крышей со мной – голодным, злым чудовищем, – он произнес слово "чудовище" с отвращением,  – ты спала, когда я бодрствовал и все время находился в твоей спальне. А сейчас ты боишься подняться по маленькой лесенке?..
Из его речи до меня дошла только одна фраза: "Ты спала, когда я бодрствовал и все время находился в твоей спальне", но возразить я не могла. Удивительно, я еще была жива после ночи проведенной с голодным вампиром в одной комнате. Хотя за сегодня я заслужила не только укуса, но и… я горько усмехнулась про себя.
– Я поняла, можешь меня отпустить.
Легко высвободив руку из его сильных пальцев, я стала подниматься наверх, стараясь не думать о высоте. Но на последних ступенях при подходе к третьему этажу, эти мысли меня все-таки одолели. Я вцепилась обеими руками в перила.
Все хорошо, никто не будет меня отсюда сталкивать. Я доверяю Джейсону. Ой, мамочки, как же круто изменилась моя жизнь со вчерашнего дня…
Я услышала, что шаги Джейсона стихли за моей спиной. Он не стал ничего говорить, он вообще был молчалив; не могу сказать, что мне это не нравилось, я скорее симпатизировала людям, говорящим только по делу, а не болтающим без умолка. Джейсон ожидал до тех пор, пока собравшись с силами, я не припустила наверх бегом. Там я прижалась к стене спиной и медленно сползла вниз.
У всего должна быть причина. У моего страха она есть…
Я закрыла глаза, бешено колотилось сердце, и я неровно дышала. Ну, неужели нельзя было нормальные потолки сделать?..
– Ты в порядке? – голос Джейсона был более мягким, нежели внизу. Я так плохо выгляжу, что мне сочувствует вампир?
Открыв глаза, я увидела его сидящим передо мной, и смотрящим… с жалостью?
– Ой, не уверена… – протянула я. – Идем…
Он улыбнулся и подал мне руку, я не стала отказываться от помощи. Его кожа под моей рукой была прохладной, словно он жил в холодильнике. Чего можно ожидать от того, чье сердце не бьется… Но… мне не было противно, даже приятно… Все, пора заканчивать сегодняшнее общение с миром тьмы. У меня уже крыша едет…
Отвернувшись, я стала смотреть на стену, а не на тоненькую полоску пола подо мной, так мы дошли до первой двери. Джейсон не отпускал меня. Интересно, что он чувствует своим обостренным чутьем сейчас, когда я не фальсифицирую эмоции? Может мой страх, воспоминания, которые мешают мне уверенно идти вперед, смущение из-за того, что я держу за руку вампира, которому доверяю или… наслаждение – теперь я знаю, где живет главный вампир страны…
– Пришли, – сказал Джейсона, указывая на большую дверь с инициалами Р.Н. Хм, подписался, будто никто не знает, в какой из комнат он сейчас находится…
Я не хотела входить в комнату вперед Джейсона, но он,  выпустив мою руку из своей, легонько подтолкнул меня вперед, и мне пришлось взяться за круглую ручку.

Перед глазами возникла картина… В ней я была главной героиней. Как выяснилось, в недоброй истории…
И я была немало удивлена, когда поняла, что это мое прошлое, – я заново все переживала, ощущения были более чем реальные… Но прошлое это было далекое, –  мои прошлые жизни.
Вот я убегаю от преследователей и оказываюсь возле пожарного выхода на крышу. Где это я? Услышав сзади шаги, я выхожу на крышу, так как другого пути нет. Но и там я заперта – лишь ветер и десять этажей мертвого бетона…
Сзади раздается шорох, почти незаметный. Человек так не передвигается. Я оборачиваюсь, и мой взгляд приковывают два глаза, без белков, налившиеся кровью, грозящие вот–вот лопнуть. Меня передергивает от отвращения. Но вот…я ощущаю толчок в грудь. Я отступаю назад, и меня захватывает чувство полета… а потом конец…
У меня начинает кружиться голова, плечо загорается огнем от шрамов, но тут возникает еще одна картина…
Не хочется умирать… но эти глаза, они снова меня находят…уже в другой жизни. Глаза кроваво-красные, глаза монстра, дьявола. Все одно и то же – дом, крыша, дальше пустота, только другой пейзаж, – солнце уже заходит. Снова удар, снова полет. Мой труп найдут только утром… Кадры, как в кино сменяют друг друга. Эти глаза сначала вдали, потом все ближе и ближе… Они проникают в мою душу и мысли, рвут их на части, крушат защитные стены психики. Последний кадр: чернота ночи поглощает мир, нет звезд, нет луны, и лишь два тускнеющих красных глаза, угольками светящиеся в ночи.
Меня рывком возвращают к реальности. Я стою у двери, держась за ручку, а рядом кто-то говорит:
– Ну, мы идем?
Постепенно ко мне возвращается понимание происходящего и осознание настоящего. Что это было? Что за..?
Голова кружится, меня тошнит. Но я сдерживаюсь, поворачиваю ручку, и меня вталкивают в помещение.
Я оказываюсь в круглой комнате в тех же черно–красных тонах, как и весь особняк. По стенам – шкафы и книжные полки, в центре – огромный стол и два больших кресла. Рядом со столом, спиной ко мне стоит человеческая фигура. Но когда она оборачивается, услышав нас, я понимаю, что эти глаза – без белков, налитые кровью сотен тысяч жертв – не принадлежат человеку. Сам дьявол вернулся из прошлого, чтобы найти меня и вновь предать земле мой остывший труп.
С трудом успокоившись, мое сердце начинает учащенно биться, но видения не захватывают мой разум полностью. Я делаю вид, что ничего не произошло, и начинаю фальсифицировать ужас перед Ричардом Найдкроу, страхом перед сложившейся ситуацией. Успел ли он понять, что я знаю его?..
– Доброе утро, Джейсон, – сладким голосом произносит глава вампиров. Мое пережитое только что потрясение не дает мне растаять перед его очарованием – Ричард мощно притягивает к себе людей.
– Доброе утро, отец, – не слишком радостно отвечает Джейсон. – Я выполнил твое задание, как видишь. – Кивок в мою сторону.
– Мэри Шэдоу… – пропел Ричард. Его взгляд, не мигая, уставился на меня. По телу пробежали мурашки. Он читал меня: мысли, эмоции – реальные, не поддельные, – чувства. Неужели он видит мои воспоминания? – подумала я, когда одна бровь вампира поползла наверх, а губы искривились в жуткой ухмылке.
Что, убьешь меня прямо сейчас? Достаточно столкнуть с лестницы…
Я усмехнулась про себя. Ну, уж нет, он не увидит мою слабость, –  и я решительно подавила страх перед прошлым, боль, головокружение и сконцентрировалась на защите.
– Я хочу лишь предложить вам, – (именно так, именно с маленькой буквы, без уважения) – небольшую работу за разумную плату естественно.
Ну да, за обещание уничтожить мой городок чуть позже?.. Такая ведь плата за неповиновение?.. – подумала я, но промолчала.
– Нет, плата не в этом… – Ричард покачал головой, а у меня сорвалось дыхание и что–то, раньше находившееся в груди, ударилось о пятки – мое сердце. Он все знал…
Краем глаза, я видела, как Джейсон посмотрел на меня. Но я не отвлекалась.
– Плата заключается в том, что я оставлю вас, вместе с городом, в живых…
– Как мило с вашей стороны (ага, именно так, с маленькой буквы – без малейшего уважения), – пробубнила я. Угрозам Найдкроу старшего лучше не перечить. Пока что я жива, и жить, черт возьми, очень хочется…
– Несмотря на то, что ты перепугана, находясь здесь, ты еще и дерзишь мне. – Он усмехнулся. – Это то, что надо.
Странно, он читает мои мысли, буквально видит их насквозь, но убеждение кровью на него действует… Я старалась не думать об этом, –  просто отметила про себя, что его слова странно звучат, –  чтобы себя не выдать.
– Поправьте меня, если я ошибаюсь. Оставить меня в живых вы сможете лишь в том случае, если я останусь в живых после выполнения задания?
– Вы совершенно правы.
– А если я откажусь? – не перестаю надеяться на лучшее.
– Вы еще даже не знаете, в чем состоит задание.
– Ну, все-таки…
Он посмотрел на меня очень выразительным взглядом, точнее – сожрал глазами, и вопрос отпал сам собой. Меня прикончат в этом же помещении, и вместо таблички Р.Н. повесят "Кладбище. Вход запрещен".
– Ну и в чем же заключается задание?
– Все просто. Вы должны убить оборотня–вампира.
Пока я не успела понять, что он имел в виду, Джейсон вышел вперед и спросил Ричарда:
– Я могу идти? Кажется, я исполнил поручение.
– Нет, сын. – Из его уст это слово было противно слышать, ни капли любви и нежности в нем не звучало, а Джейсон звал его отцом с невероятной привязанностью после того, что он с ним сделал.
Убью…
– Видишь ли, она должна убить, а ты должен выследить его и защищать Мэри до момента наступления смерти, если такое все же случится.
– Что?!! – Мы с Джейсоном одновременно переглянулись. Я была в ужасе.
Убью два раза!
– Я не желаю, чтобы эта охотница, –  продолжил Ричард, – считала меня безответственным лгуном, – мне надо поддерживать репутацию. Поэтому я прилагаю все усилия, чтобы до выполнения задания она была жива. Я не нарушаю данного ей обещания.
Джейсон отвернулся от меня.
– Что еще я должен сделать, отец?
Выполняет его просьбы, как приказы. Или просьбы Ричарда Найдкроу и есть приказы, за неповиновение которым – казнь.
– Ничего особенного. Лишь соединить вас своей печатью. Ты должен всегда знать, где она и что с ней…
"Все просто, ничего особенного…" Чтоб его молнией! Оборотень-вампир…а такие вообще существуют? В Брокер-сити нет ни одного оборотня, откуда там взяться такому созданию?.. Или он у черта на рогах обитает? Отлично, – я саркастично улыбнулась. – Следующая остановка преисподняя, мы идем искать рога черта…
Джейсон посмотрел на меня, затем его взгляд скользнул на мои руки. До меня еще не дошло, что такое "печать", как Ричард сказал Джейсону:
– Могу подержать ее, если боишься, что будет вырываться.
Джейсон легонько кивнул, и его отец оказался за моей спиной. Левую руку он заломил мне за спину, а правую поднял и держал так, чтобы запястье с тонкими сине-зелеными венами было на уровне моей груди. Джейсон приблизился. Он прокусил свое правое запястье, и я увидела, что на его клыках осталась кровь, а потом он уже стал рядом со мной. Он должен был укусить меня, чтобы поставить печать, но… нет, такое количество крови не обратит меня, но…
Было поздно что-либо говорить. От моей крови вампиры становятся лишь ватными куклами – такое она оказывает на них воздействие, а затем я их обычно убиваю. Они перестают понимать, где находятся и что происходит, и это отличное свойство моей крови…
Джейсон прокусил мою руку.
– Нет… – успела я пискнуть напоследок, смотря в его глаза.
Ни Джейсон, ни Ричард не знали, к чему это приведет…
Мне стало больно, когда он начал жадно глотать мою кровь. Я закусила губу и зажмурилась, а Джейсон продолжал, пока…
Ему стало плохо, он отстранился от меня. Его глаза начали мерцать, стали карего цвета, как у человека, он пошатнулся и без чувств рухнул на пол.
Печать вампира уже стояла на мне, поэтому первое время я ощущала себя не лучше Джейсона – онемели кончики пальцев, в голове начались пляски, но глубокий вдох позволил мне вернуть мир на круги своя. Ричард отпустил меня. Маленькие ранки на моем запястье затянулись от крови вампира, и стали красными пятнышками, которые чесались и холодили кожу.
– Что ж, не думал я, что он настолько слаб… –  Ричард прошел мимо лежащего на полу сына.
Я присела перед Джейсоном и коснулась его щеки пальцами. Его кожа  была чуть теплее, нежели тогда, на лестнице. Но он был без сознания. Я надеялась, что он жив.
– Джейсон…
Я не знала, как моя кровь подействует на него. Раньше я убивала вампиров прежде чем они придут в себя и расскажут мне о своем самочувствии после действия моей крови. А что, если после этого нельзя прийти в себя?..
***
Моя кровь как пластилин, леплю, что хочу, любые искусственные эмоции она поглощает и делает их настоящими для вампиров, но сама по себе она – ничто. Это та особенность, о которой я говорила в самом начале, я назвала это фальсификацией эмоций или убеждение кровью. Я пробовала свою кровь на вкус, и, по-моему, даже его она не имеет.
Но ради того, чтобы Ричард посочувствовал своему сыну, я не собиралась говорить ему об этом. Вместо этого я произнесла слова, за которые поплатилась:
– Он же без сознания! Как вы можете говорить, что он слаб после того, как сами замучили своего сына до полусмерти?!! – не слишком вежливо…
Ричард громко зарычал, бросился ко мне и ударил меня по щеке так, что оставил глубокий кровавый след от своего кольца; последним, что я видела, были его красные глаза, затем я начала оседать на пол, теряя сознание.

Рейтинг: +2 343 просмотра
Комментарии (3)
Сергей Кутявин # 15 декабря 2011 в 20:16 0
yesyes Будем ждать продолжения))))
Мария Вестер # 15 декабря 2011 в 23:02 0
Спасибо, что читаете))) Продолжение на днях выложу))) Хотя если интересует, здесь есть остальное:
http://www.proza.ru/avtor/mwester
joke
Анна Магасумова # 28 ноября 2012 в 17:31 0
Очень интересно! super