Вкус жизни. II глава

15 декабря 2011 - Мария Вестер

Я проснулась из-за боли. Страшно ныло левое плечо – старые воспоминания и раны. В комнате тускло светила настольная лампа, – с некоторых пор я не могла спать в темноте; в окна пробивался свет фонарей и словно змейки сбегали по стеклу прозрачные капли дождя.
Я присела на кровати, потерла плечо, от чего оно зашлось лишь сильнее.
– Ненавижу дождь! – буркнула я.
– Доброе утро! Нам пора! – нарушив тишину и заставив меня дернуться, сказал вампир. Он стоял в дверном проеме.
– Ты любишь пугать людей, да?
– Очень. Так ты идешь?
– Сколько время?
Он усмехнулся: – Около шести… – Он вышел из комнаты, и продолжил из-за двери: – Жду тебя внизу! И поспеши…
– Еще и приказы раздает…
Нехотя я вылезла из-под теплого одеяла и направилась к шкафу, взяла все необходимое, и прошла в ванную. Перед тем как открыть дверь я посмотрела на часы на тумбочке. Хоть я больше не смогу заснуть, но интересно знать. 4:40 АМ.
– Ах, ты, не спящий наш!.. "Около шести!" Ну, я тебе устрою… – фыркнула я и, наконец, зашла в ванную. Я догадывалась, что, обладая идеальным слухом, вампир услышит мое недовольное высказывание, но бояться его гнева я не собиралась.
После душа я надела любимые черные джинсы, сужающиеся книзу, белоснежную футболку с рукавами до локтя, расчесала спутавшиеся за ночь волосы. Чуть подкрасив глаза тушью (интересно, для кого я наряжаюсь?) и, нанеся каплю блеска на губы, я почувствовала себя счастливой.
Я улыбнулась любимому отражению. Помирать? Так с музыкой!
Затем я спустилась вниз. Вампир уже освоился у меня дома и теперь, попивая кофе, смотрел телевизор.
– Ты питаешься человеческой пищей? – я остолбенела.
– Да. Это один из способов восстановить энергию ищейки, – ответил он, не отрываясь от экрана.
– Впервые слышу! – от шока я даже забыла, что хотел отругать его из-за столь раннего подъема – на улице еще было темно. – Может, ты и меня покормишь? – спросила я, уходя на кухню. Вампир оставил мою реплику без ответа, только усмехнулся и покачал головой.
Уж если кому кого и кормить – так это мне его во вполне определенном смысле, и мы оба это понимали.
Раньше я не сталкивалась с вампирами-ищейками. Это были сильные, выносливые создания (намного сильнее и выносливее, чем остальные вампиры-чистокровки), за сотни километров чуявшие жертву. Обычно в роли их жертв выступали молодые девушки, девственницы, чья кровь лучше других возрождала истощенные силы.
Меня передернуло… Скольких он убил, прежде, чем вчера постучался ко мне?..
Но я не могла никак понять одного – почему я не дрожу от страха? Почему доверяю, и почему впустила в дом? Только ли из-за боязни потерять город и своего безграничного любопытства?.. Ведь, по сути, я шла на верную смерть. Не сегодня, так завтра…
От картины, возникшей в мыслях – пустого пепелища на месте Брокер-сити – голова пошла кругом, а шрамы на лопатке под левым плечом задергались.
Но я не боюсь вампира, сидящего на моем диване…
"Значит, пришло время тихой и спокойной кончины…" – заявило мое "Я".
Что?! НЕТ! – запротестовала я, ругая свой внутренний голос. – Я не хочу умирать так глупо!
Посмотрим, что выйдет из этой пречудесной прогулки к Ричарду Найдкроу – главе всех кланов ночных созданий, – решила я.
Я села рядом с вампиром на диван и быстро позавтракала яичницей и пятью бутербродами с крепким черным чаем. За завтраком я не произнесла ни слова, да и вампир, похоже, был не против тишины. Он оглядывал гостиную (будто ночью его здесь не было, и ему не хватило времени) и периодически пил кофе из моей любимой, между прочим, чашки.
Он был… похож на человека. Будто мой приятель зашел в гости на утренний кофе-брейк. Я была готова поверить в эту чепуху, если бы он не прожег меня кроваво-красным взглядом.
Я вздохнула и сползла по дивану ниже так, чтобы голова удобно легла на спинку. При этом я чуть не облилась горячим чаем, недопитым мною до конца.
– Мне нужно как-то особенно выглядеть или сойдет мой нынешний наряд? – спросила я.
– Ты нормально выглядишь. Для охотницы, отправившейся в логово главного зверя. Это же не королевский прием…
– Да, действительно, какая разница, если меня убьют – все равно все будет в крови…
Вампир устало вздохнул и взъерошил рукой черные волосы.
– Никто не будет тебя убивать. Тогда меня послали бы не привести тебя, а именно убить. А это разные вещи… Отцу что-то нужно от тебя, но что – мы сможем узнать лишь по прибытии в особняк.
– Если бы я доверяла каждому слову вампира – у меня не было бы такой проблемы, как ты… – я смотрела в потолок и по второму разу считала квадратные лампочки.
Секунду помолчав, вампир сказал:
– Не вижу связи между доверием и моим приходом…
– Да просто не к кому было бы приходить, – пояснила я. Очевидно, и я поняла это только сейчас, я была настроена на худший исход этой поездки, подразумевавший мою смерть.
– То есть ты настолько глупа, что однажды доверилась вампиру, и это вышло тебе боком?.. Что же он пообещал тебе? Осыпать золотом?.. – вампир засмеялся.
– Он предложил мне помощь, поскольку мы хоть и были врагами друг другу, имели общего врага, которого он захотел уничтожить. Я в то же время в том же самом месте охотилась на того самого вампира, столь ненавистного ему. Так мы и столкнулись…

Удивительно, что он сделал, чтобы я рассказала ему о происшествиях той ночи?.. Заколдовал, не иначе! Тем не менее, это всего лишь воспоминания, – попыталась я себя успокоить.
Воспоминания, которые оживают каждую ночь и заставляют гореть мое плечо, шрамы на спине и просыпаться ни свет, ни заря, – ехидно усмехнулось мое подсознание в ответ.
– И… вы вместе одолели этого гада? – молодой вампир снова улыбнулся.
– Можно сказать и так. – "Если не считать, что вампир его всего лишь оглушил, а убила все же я". – Только после смерти нашего общего врага он вдруг решил, что я – его следующая жертва. Отличная ночь для вампира, не правда ли? Уговорить охотника сотрудничать, убить врага, а потом как награду слопать охотника… – Я покачала головой – непозволительные надежды для жалкого чудовища…
– И что произошло потом? – с интересом спросил мой гость. – Поскольку ты сидишь передо мной, значит…
– Да… Та ночь была отличной для меня. Я убила двоих вампиров, по очереди, не опасаясь, что они нападут разом. Нам пора собираться, – я приподнялась и села на диване. Чай уже остыл, и я осушила чашку залпом.
– Не могу спорить. – Ответил вампир.
Но ему-то не надо было идти мыть посуду, обуваться и брать кое-какие мелочи, которые могут пригодиться в поездке, поэтому он остался сидеть, а я забрала у него свою любимую чашку и отправилась на кухню, потом – в спальню.
Через пару минут мы вышли из дома. Когда я обувалась, то предусмотрительно спрятала в один сапог серебряный освещенный нож.
Вампир ждал меня на пороге. Его недавно высохшие волосы и одежда вновь намокали.
– Давай скорее! – поторопил он меня, когда я замешкалась в прихожей.
– Не командуй тут, не у себя дома!
– Так и не у тебя, – я уже на улице… – усмехнулся он.
Еще и остроумничает!.. Я поторопилась выйти за дверь. Снаружи она была бордового, а внутри – белого цвета. Такая окраска позволяла мне ставить защиту и на дом.
Я наклонилась и достала из сапога нож.
Вампир за спиной недовольно рыкнул:
– Не думаю, что моему отцу понравится оружие… Ты это зря…
– Это не для него, а для меня. – Заявила я в ответ. – Тем более, вас серебром не убьешь…
– Для тебя?..
– Да, – я повернулась к вампиру, дождь нещадно хлестал в лицо. Если мы не поторопимся, – я вымокну насквозь. – А теперь, будь добр, иди, заведи машину, надеюсь, ты знаешь, как это делается? – я кинула ему ключи, которые он ловко поймал.
Вампир нахмурился и не сдвинулся с места. Я тяжело вздохнула.
– Пожалуйста, – сказала я. – Тебе не стоит этого видеть…
Очевидно, вспомнив, как я его обманула (ведь он не знал еще, как я это сделала), он сдался, решив не экспериментировать.
– Хорошо, – он молниеносно оказался у двери моего форда. Вот он уже открыл дверь и сел.
А я, поправив на плече сумку, чтобы она не свалилась, обернулась к двери. Дурацкий, не вовремя начавшийся дождь! Надеюсь, достаточно будет навеса над дверью, чтобы защиту не смыло…
Для защиты мне естественно была нужна моя собственная кровь. Чтобы оставить вместе с ней информацию… Почти не раздумывая, что лишь могло остановить меня, я надавила острым лезвием ножа на ладонь и порезала ее.
Стены домов очень хорошо впитывают эмоции хозяев, по которым их потом легко найти, об этом мне говорила знакомая ясновидящая, у которой я узнала о своих способностях и смогла так их развить… Единственная проблема – дождь. Смывает все фальсифицированные эмоции, оставляя лишь реальные… это нехорошо. Надеюсь, мы ненадолго, а то ко мне в дом, почуяв охотника, ворвутся толпы вампиров.
"Ох, сколько дел, сколько дел. Дети, работа, машина, снова дети… Интересно, мне это скоро надоест?.." – защитой на моей двери стали эмоции суетливого, погрязшего в проблемах человека, спешащего на работу.
Кровь уже текла из раны, мне же было важно, чтобы она не капала на землю или асфальт, тогда любой вампир недоучка раскроет меня. Поэтому я приложила ладонь к двери рядом с замочной скважиной и чуть выше ручки. Потом отдернула руку и, убедившись, что кровь не выделяется на общем фоне двери, спустилась к машине, где послушно ждал вампир. Слегка кружилась голова, но я забинтовала рану предусмотрительно захваченным из дома бинтом и забыла о головокружении. Садясь в машину, я прижала раненую руку к животу.
– Поехали, – сказала я.
Вампир наткнулся взглядом на мою руку в бинте.
– Что это? Только что все было в порядке…
– Это ненадолго. И если ты не хочешь, чтобы я начала ругаться, ведь ты заставил меня встать в пять утра, а не шесть, то поехали к твоему отцу. Я хочу как можно скорее узнать, ждет меня смерть или нет.
– Какая ты нетерпеливая… – фыркнул он, и мы выехали на проезжую часть.
Интересно, мы часто будем с ним ругаться? Так, Мэри…это уже перебор. Лично я не собираюсь с ним больше встречаться…
Я посмотрела на свою забинтованную руку. Раны на мне заживали быстро. Не так как у вампиров конечно с их способностью к регенерации, но быстрее, чем у обычных людей. У вампиров то даже следов от ран не остается, а у меня после того, как кожа срастется, останется рубец… Но и из этого правила есть исключения. Если рану мне нанесет вампир или другое опасное животное без использования оружия, а с помощью своих зубов и когтей, то такие раны будут заживать очень долго и потом всю оставшуюся жизнь напоминать о себе покалыванием и нытьем в плохую погоду.
***
Вампир вел машину, соблюдая все правила дорожного движения. Вот бы он соблюдал правила общения с незнакомыми людьми.
Я смотрела в окно на проезжающие мимо машины. Сейчас все казалось каким-то нереальным, будто одна моя часть здесь, а вторая по-прежнему находится дома и бездельничает… Словом, так мне казалось уже несколько лет.
Кто знает, могла ли я еще недавно предпочесть встречу с главным, истинным, не обращенным вампиром проведению скучного дня в тишине любимого дома?..
Любимый дом…
Я посмотрела на вампира. Мы ехали к нему домой, но хотел ли он туда возвращаться?.. Конечно, я никогда не узнаю, как Ричард Найдкроу  обращается со своей семьей и подданными, но и слухи тоже не могут быть выдумкой. Как говорится, не бывает дыма без огня.
– А как тебя зовут? – вдруг спросила я. Пора, наконец, узнать, кто он.
Вампир мельком посмотрел на меня.
– Зачем тебе? Ведь ты, я уверен, надеешься, что мы больше не встретимся.
– Ммм, да, но все же хотелось бы знать, кого за мной послали?..
– Я сам вызвался привести тебя, я никому не подчиняюсь…
Про себя я с ним не согласилась – никому, кроме отца, который может порвать любого из трех сыновей.
– А зовут меня Джейсон.
– Приятно познакомиться, – улыбнулась я.
Мы затормозили на перекрестке перед красным глазом светофора, и вампир одарил меня удивленным взглядом. Очевидно, в ответ на мою последнюю реплику. Джейсон был младшим из сыновей Ричарда.
– Это просто вежливость, – пояснила я. – Просто так принято. – И тут же в моей голове пронеслось: а кем так принято? И можно ли им было доверять? – Но ты, очевидно, так долго сидел в своем роскошном особняке, младший из рода Найдкроу, купаясь в беспечности, что совсем не знаешь мира людей. – Я сказала это слишком грубо. И уже пожалела об этом…
Было видно, что мои нападки поколебали его ледяное спокойствие, но вампир подавил рычание и сказал:
– Ты меня не разозлишь…
Светофор дал зеленый сигнал. Руки Джейсона напряглись на руле, из-за чего рукава плаща поднялись выше и оголили запястья. Я ахнула – на обоих запястьях вампира были еще не затянувшиеся раны и несколько широких багровых шрамов… Чтобы у вампира появились такие травмы, которые на бледных руках Джейсона выглядели чуть ли не как переломы, его надо было заковать серебряными плавящимися наручниками… но это перебор даже для Ричарда.
– Что это? – тихо спросила я. Вампир проследил за моим взглядом и с остервенением опустил рукава плаща, закрывая раны.
– Я их все равно уже видела. Так это правда?.. Слухи о Ричарде никакие не слухи на самом деле…
Вампир вздохнул, но не удостоил меня взглядом и не стал ничего объяснять. Костяшки его пальцев, сжимающих руль, побелели еще сильнее.
– Мне очень жаль, извини, пожалуйста, за то, что я тебе наговорила.
Мое сердце рвалось из груди, будто хотело сказать ему "прости" лично. Какая же он сволочь, чтобы измываться так над родным сыном?..
– Твои извинения – тоже просто вежливость? – прохрипел Джейсон, глаза его были полны гнева.
– Нет. – Мне было необходимо, чтобы он мне поверил, поэтому я сказала это как можно серьезнее. – Прости меня…
Я знала, что сейчас он мне не поверит. Возможно пока, но я надеялась, что Джейсон Найдкроу не будет равнять меня со своим отцом. Я отвернулась от него – не могла больше видеть его глаза, в которых, как теперь мне ясно за гневом и ненавистью скрывались боль, отчаяние и непонимание той несправедливости, что происходила с ним все эти годы…
Я, что, защищаю вампира?.. Пытаюсь найти оправдание?..
Но мои шрамы, полученные в битвах, не шли ни в какое сравнение с его шрамами, полученными от любимого отца. Конечно, Джейсон любил своего отца, вампиры чтут семью, это больше чем закон, семья – единственное что обеспечивает им поддержку, защиту и понимание… но выказывать свою любовь так, как это делает Ричард Найдкроу… Господи, он держал Джейсона закованным в наручники, которые при малейшем трении расплавлялись и серебро причиняло ему неимоверную боль, ведь серебро попадало в кровь. Когда наручники снимали, раны медленно затягивались и оставались неизлечимые шрамы. Но поверх старых шрамов у Джейсона я видела новые открытые, саднящие раны, значит, его заковали повторно и не раз.
Но за что?.. За что можно так мучить ребенка?.. Должна быть причина! А если ее нет – Ричард Найдкроу отправится в святилище, чего бы мне это не стоило. Я сначала оторопела от своих мыслей – я собиралась мстить за Джейсона, вампира и сына главаря клана, и пускай он потом сам убьет меня – моя совесть будет чиста, а душа спокойна… Ненавижу несправедливое отношение, пусть его творят вампиры или люди, никто не дает им такого права.

 

Читать дальше: http://parnasse.ru/prose/genres/fantasy/vkus-zhizni-iii-glava.html

© Copyright: Мария Вестер, 2011

Регистрационный номер №0004776

от 15 декабря 2011

[Скрыть] Регистрационный номер 0004776 выдан для произведения:

Я проснулась из-за боли. Страшно ныло левое плечо – старые воспоминания и раны. В комнате тускло светила настольная лампа, – с некоторых пор я не могла спать в темноте; в окна пробивался свет фонарей и словно змейки сбегали по стеклу прозрачные капли дождя.
Я присела на кровати, потерла плечо, от чего оно зашлось лишь сильнее.
– Ненавижу дождь! – буркнула я.
– Доброе утро! Нам пора! – нарушив тишину и заставив меня дернуться, сказал вампир. Он стоял в дверном проеме.
– Ты любишь пугать людей, да?
– Очень. Так ты идешь?
– Сколько время?
Он усмехнулся: – Около шести… – Он вышел из комнаты, и продолжил из-за двери: – Жду тебя внизу! И поспеши…
– Еще и приказы раздает…
Нехотя я вылезла из-под теплого одеяла и направилась к шкафу, взяла все необходимое, и прошла в ванную. Перед тем как открыть дверь я посмотрела на часы на тумбочке. Хоть я больше не смогу заснуть, но интересно знать. 4:40 АМ.
– Ах, ты, не спящий наш!.. "Около шести!" Ну, я тебе устрою… – фыркнула я и, наконец, зашла в ванную. Я догадывалась, что, обладая идеальным слухом, вампир услышит мое недовольное высказывание, но бояться его гнева я не собиралась.
После душа я надела любимые черные джинсы, сужающиеся книзу, белоснежную футболку с рукавами до локтя, расчесала спутавшиеся за ночь волосы. Чуть подкрасив глаза тушью (интересно, для кого я наряжаюсь?) и, нанеся каплю блеска на губы, я почувствовала себя счастливой.
Я улыбнулась любимому отражению. Помирать? Так с музыкой!
Затем я спустилась вниз. Вампир уже освоился у меня дома и теперь, попивая кофе, смотрел телевизор.
– Ты питаешься человеческой пищей? – я остолбенела.
– Да. Это один из способов восстановить энергию ищейки, – ответил он, не отрываясь от экрана.
– Впервые слышу! – от шока я даже забыла, что хотел отругать его из-за столь раннего подъема – на улице еще было темно. – Может, ты и меня покормишь? – спросила я, уходя на кухню. Вампир оставил мою реплику без ответа, только усмехнулся и покачал головой.
Уж если кому кого и кормить – так это мне его во вполне определенном смысле, и мы оба это понимали.
Раньше я не сталкивалась с вампирами-ищейками. Это были сильные, выносливые создания (намного сильнее и выносливее, чем остальные вампиры-чистокровки), за сотни километров чуявшие жертву. Обычно в роли их жертв выступали молодые девушки, девственницы, чья кровь лучше других возрождала истощенные силы.
Меня передернуло… Скольких он убил, прежде, чем вчера постучался ко мне?..
Но я не могла никак понять одного – почему я не дрожу от страха? Почему доверяю, и почему впустила в дом? Только ли из-за боязни потерять город и своего безграничного любопытства?.. Ведь, по сути, я шла на верную смерть. Не сегодня, так завтра…
От картины, возникшей в мыслях – пустого пепелища на месте Брокер-сити – голова пошла кругом, а шрамы на лопатке под левым плечом задергались.
Но я не боюсь вампира, сидящего на моем диване…
"Значит, пришло время тихой и спокойной кончины…" – заявило мое "Я".
Что?! НЕТ! – запротестовала я, ругая свой внутренний голос. – Я не хочу умирать так глупо!
Посмотрим, что выйдет из этой пречудесной прогулки к Ричарду Найдкроу – главе всех кланов ночных созданий, – решила я.
Я села рядом с вампиром на диван и быстро позавтракала яичницей и пятью бутербродами с крепким черным чаем. За завтраком я не произнесла ни слова, да и вампир, похоже, был не против тишины. Он оглядывал гостиную (будто ночью его здесь не было, и ему не хватило времени) и периодически пил кофе из моей любимой, между прочим, чашки.
Он был… похож на человека. Будто мой приятель зашел в гости на утренний кофе-брейк. Я была готова поверить в эту чепуху, если бы он не прожег меня кроваво-красным взглядом.
Я вздохнула и сползла по дивану ниже так, чтобы голова удобно легла на спинку. При этом я чуть не облилась горячим чаем, недопитым мною до конца.
– Мне нужно как-то особенно выглядеть или сойдет мой нынешний наряд? – спросила я.
– Ты нормально выглядишь. Для охотницы, отправившейся в логово главного зверя. Это же не королевский прием…
– Да, действительно, какая разница, если меня убьют – все равно все будет в крови…
Вампир устало вздохнул и взъерошил рукой черные волосы.
– Никто не будет тебя убивать. Тогда меня послали бы не привести тебя, а именно убить. А это разные вещи… Отцу что-то нужно от тебя, но что – мы сможем узнать лишь по прибытии в особняк.
– Если бы я доверяла каждому слову вампира – у меня не было бы такой проблемы, как ты… – я смотрела в потолок и по второму разу считала квадратные лампочки.
Секунду помолчав, вампир сказал:
– Не вижу связи между доверием и моим приходом…
– Да просто не к кому было бы приходить, – пояснила я. Очевидно, и я поняла это только сейчас, я была настроена на худший исход этой поездки, подразумевавший мою смерть.
– То есть ты настолько глупа, что однажды доверилась вампиру, и это вышло тебе боком?.. Что же он пообещал тебе? Осыпать золотом?.. – вампир засмеялся.
– Он предложил мне помощь, поскольку мы хоть и были врагами друг другу, имели общего врага, которого он захотел уничтожить. Я в то же время в том же самом месте охотилась на того самого вампира, столь ненавистного ему. Так мы и столкнулись…

Удивительно, что он сделал, чтобы я рассказала ему о происшествиях той ночи?.. Заколдовал, не иначе! Тем не менее, это всего лишь воспоминания, – попыталась я себя успокоить.
Воспоминания, которые оживают каждую ночь и заставляют гореть мое плечо, шрамы на спине и просыпаться ни свет, ни заря, – ехидно усмехнулось мое подсознание в ответ.
– И… вы вместе одолели этого гада? – молодой вампир снова улыбнулся.
– Можно сказать и так. – "Если не считать, что вампир его всего лишь оглушил, а убила все же я". – Только после смерти нашего общего врага он вдруг решил, что я – его следующая жертва. Отличная ночь для вампира, не правда ли? Уговорить охотника сотрудничать, убить врага, а потом как награду слопать охотника… – Я покачала головой – непозволительные надежды для жалкого чудовища…
– И что произошло потом? – с интересом спросил мой гость. – Поскольку ты сидишь передо мной, значит…
– Да… Та ночь была отличной для меня. Я убила двоих вампиров, по очереди, не опасаясь, что они нападут разом. Нам пора собираться, – я приподнялась и села на диване. Чай уже остыл, и я осушила чашку залпом.
– Не могу спорить. – Ответил вампир.
Но ему-то не надо было идти мыть посуду, обуваться и брать кое-какие мелочи, которые могут пригодиться в поездке, поэтому он остался сидеть, а я забрала у него свою любимую чашку и отправилась на кухню, потом – в спальню.
Через пару минут мы вышли из дома. Когда я обувалась, то предусмотрительно спрятала в один сапог серебряный освещенный нож.
Вампир ждал меня на пороге. Его недавно высохшие волосы и одежда вновь намокали.
– Давай скорее! – поторопил он меня, когда я замешкалась в прихожей.
– Не командуй тут, не у себя дома!
– Так и не у тебя, – я уже на улице… – усмехнулся он.
Еще и остроумничает!.. Я поторопилась выйти за дверь. Снаружи она была бордового, а внутри – белого цвета. Такая окраска позволяла мне ставить защиту и на дом.
Я наклонилась и достала из сапога нож.
Вампир за спиной недовольно рыкнул:
– Не думаю, что моему отцу понравится оружие… Ты это зря…
– Это не для него, а для меня. – Заявила я в ответ. – Тем более, вас серебром не убьешь…
– Для тебя?..
– Да, – я повернулась к вампиру, дождь нещадно хлестал в лицо. Если мы не поторопимся, – я вымокну насквозь. – А теперь, будь добр, иди, заведи машину, надеюсь, ты знаешь, как это делается? – я кинула ему ключи, которые он ловко поймал.
Вампир нахмурился и не сдвинулся с места. Я тяжело вздохнула.
– Пожалуйста, – сказала я. – Тебе не стоит этого видеть…
Очевидно, вспомнив, как я его обманула (ведь он не знал еще, как я это сделала), он сдался, решив не экспериментировать.
– Хорошо, – он молниеносно оказался у двери моего форда. Вот он уже открыл дверь и сел.
А я, поправив на плече сумку, чтобы она не свалилась, обернулась к двери. Дурацкий, не вовремя начавшийся дождь! Надеюсь, достаточно будет навеса над дверью, чтобы защиту не смыло…
Для защиты мне естественно была нужна моя собственная кровь. Чтобы оставить вместе с ней информацию… Почти не раздумывая, что лишь могло остановить меня, я надавила острым лезвием ножа на ладонь и порезала ее.
Стены домов очень хорошо впитывают эмоции хозяев, по которым их потом легко найти, об этом мне говорила знакомая ясновидящая, у которой я узнала о своих способностях и смогла так их развить… Единственная проблема – дождь. Смывает все фальсифицированные эмоции, оставляя лишь реальные… это нехорошо. Надеюсь, мы ненадолго, а то ко мне в дом, почуяв охотника, ворвутся толпы вампиров.
"Ох, сколько дел, сколько дел. Дети, работа, машина, снова дети… Интересно, мне это скоро надоест?.." – защитой на моей двери стали эмоции суетливого, погрязшего в проблемах человека, спешащего на работу.
Кровь уже текла из раны, мне же было важно, чтобы она не капала на землю или асфальт, тогда любой вампир недоучка раскроет меня. Поэтому я приложила ладонь к двери рядом с замочной скважиной и чуть выше ручки. Потом отдернула руку и, убедившись, что кровь не выделяется на общем фоне двери, спустилась к машине, где послушно ждал вампир. Слегка кружилась голова, но я забинтовала рану предусмотрительно захваченным из дома бинтом и забыла о головокружении. Садясь в машину, я прижала раненую руку к животу.
– Поехали, – сказала я.
Вампир наткнулся взглядом на мою руку в бинте.
– Что это? Только что все было в порядке…
– Это ненадолго. И если ты не хочешь, чтобы я начала ругаться, ведь ты заставил меня встать в пять утра, а не шесть, то поехали к твоему отцу. Я хочу как можно скорее узнать, ждет меня смерть или нет.
– Какая ты нетерпеливая… – фыркнул он, и мы выехали на проезжую часть.
Интересно, мы часто будем с ним ругаться? Так, Мэри…это уже перебор. Лично я не собираюсь с ним больше встречаться…
Я посмотрела на свою забинтованную руку. Раны на мне заживали быстро. Не так как у вампиров конечно с их способностью к регенерации, но быстрее, чем у обычных людей. У вампиров то даже следов от ран не остается, а у меня после того, как кожа срастется, останется рубец… Но и из этого правила есть исключения. Если рану мне нанесет вампир или другое опасное животное без использования оружия, а с помощью своих зубов и когтей, то такие раны будут заживать очень долго и потом всю оставшуюся жизнь напоминать о себе покалыванием и нытьем в плохую погоду.
***
Вампир вел машину, соблюдая все правила дорожного движения. Вот бы он соблюдал правила общения с незнакомыми людьми.
Я смотрела в окно на проезжающие мимо машины. Сейчас все казалось каким-то нереальным, будто одна моя часть здесь, а вторая по-прежнему находится дома и бездельничает… Словом, так мне казалось уже несколько лет.
Кто знает, могла ли я еще недавно предпочесть встречу с главным, истинным, не обращенным вампиром проведению скучного дня в тишине любимого дома?..
Любимый дом…
Я посмотрела на вампира. Мы ехали к нему домой, но хотел ли он туда возвращаться?.. Конечно, я никогда не узнаю, как Ричард Найдкроу  обращается со своей семьей и подданными, но и слухи тоже не могут быть выдумкой. Как говорится, не бывает дыма без огня.
– А как тебя зовут? – вдруг спросила я. Пора, наконец, узнать, кто он.
Вампир мельком посмотрел на меня.
– Зачем тебе? Ведь ты, я уверен, надеешься, что мы больше не встретимся.
– Ммм, да, но все же хотелось бы знать, кого за мной послали?..
– Я сам вызвался привести тебя, я никому не подчиняюсь…
Про себя я с ним не согласилась – никому, кроме отца, который может порвать любого из трех сыновей.
– А зовут меня Джейсон.
– Приятно познакомиться, – улыбнулась я.
Мы затормозили на перекрестке перед красным глазом светофора, и вампир одарил меня удивленным взглядом. Очевидно, в ответ на мою последнюю реплику. Джейсон был младшим из сыновей Ричарда.
– Это просто вежливость, – пояснила я. – Просто так принято. – И тут же в моей голове пронеслось: а кем так принято? И можно ли им было доверять? – Но ты, очевидно, так долго сидел в своем роскошном особняке, младший из рода Найдкроу, купаясь в беспечности, что совсем не знаешь мира людей. – Я сказала это слишком грубо. И уже пожалела об этом…
Было видно, что мои нападки поколебали его ледяное спокойствие, но вампир подавил рычание и сказал:
– Ты меня не разозлишь…
Светофор дал зеленый сигнал. Руки Джейсона напряглись на руле, из-за чего рукава плаща поднялись выше и оголили запястья. Я ахнула – на обоих запястьях вампира были еще не затянувшиеся раны и несколько широких багровых шрамов… Чтобы у вампира появились такие травмы, которые на бледных руках Джейсона выглядели чуть ли не как переломы, его надо было заковать серебряными плавящимися наручниками… но это перебор даже для Ричарда.
– Что это? – тихо спросила я. Вампир проследил за моим взглядом и с остервенением опустил рукава плаща, закрывая раны.
– Я их все равно уже видела. Так это правда?.. Слухи о Ричарде никакие не слухи на самом деле…
Вампир вздохнул, но не удостоил меня взглядом и не стал ничего объяснять. Костяшки его пальцев, сжимающих руль, побелели еще сильнее.
– Мне очень жаль, извини, пожалуйста, за то, что я тебе наговорила.
Мое сердце рвалось из груди, будто хотело сказать ему "прости" лично. Какая же он сволочь, чтобы измываться так над родным сыном?..
– Твои извинения – тоже просто вежливость? – прохрипел Джейсон, глаза его были полны гнева.
– Нет. – Мне было необходимо, чтобы он мне поверил, поэтому я сказала это как можно серьезнее. – Прости меня…
Я знала, что сейчас он мне не поверит. Возможно пока, но я надеялась, что Джейсон Найдкроу не будет равнять меня со своим отцом. Я отвернулась от него – не могла больше видеть его глаза, в которых, как теперь мне ясно за гневом и ненавистью скрывались боль, отчаяние и непонимание той несправедливости, что происходила с ним все эти годы…
Я, что, защищаю вампира?.. Пытаюсь найти оправдание?..
Но мои шрамы, полученные в битвах, не шли ни в какое сравнение с его шрамами, полученными от любимого отца. Конечно, Джейсон любил своего отца, вампиры чтут семью, это больше чем закон, семья – единственное что обеспечивает им поддержку, защиту и понимание… но выказывать свою любовь так, как это делает Ричард Найдкроу… Господи, он держал Джейсона закованным в наручники, которые при малейшем трении расплавлялись и серебро причиняло ему неимоверную боль, ведь серебро попадало в кровь. Когда наручники снимали, раны медленно затягивались и оставались неизлечимые шрамы. Но поверх старых шрамов у Джейсона я видела новые открытые, саднящие раны, значит, его заковали повторно и не раз.
Но за что?.. За что можно так мучить ребенка?.. Должна быть причина! А если ее нет – Ричард Найдкроу отправится в святилище, чего бы мне это не стоило. Я сначала оторопела от своих мыслей – я собиралась мстить за Джейсона, вампира и сына главаря клана, и пускай он потом сам убьет меня – моя совесть будет чиста, а душа спокойна… Ненавижу несправедливое отношение, пусть его творят вампиры или люди, никто не дает им такого права.

Рейтинг: +2 273 просмотра
Комментарии (2)
Сергей Кутявин # 15 декабря 2011 в 20:08 0
super Посмотрим, что дальше!
Анна Магасумова # 28 ноября 2012 в 17:26 0
Читаю...