ГлавнаяПрозаЖанровые произведенияФэнтези → Верника. Мир наизнанку. Глава 10 Игры воображения

Верника. Мир наизнанку. Глава 10 Игры воображения

15 ноября 2014 - Анна Магасумова
article253166.jpg
Игра судьбы, игра добра и зла.
Игра ума. Игра воображенья.
Друг друга искажают зеркала,
Взаимно искажая отраженья.
(Из Интернета)
 
 
Гелла  произнесла с напускным удивлением:
— Не видишь своего отражения? Не может быть!
Потом заговорила, как королева перед своими подданными. Верона даже усмехнулась, насколько это выглядело комично.
— Когда Я смотрюсь в зеркало,  я знаю точно, что вижу себя не так, как меня видят другие … потому что я смотрю на себя так, как мне хочется видеть.(1)
Верона  промолчала, но не выдержала Нелли.
— Нельзя попасть в Зазеркалье,  не порезавшись.(2)
  Если у Геллы слова прозвучали комично, то замечание Нелли казалось намного серьёзнее.
 
Зеркало  было огромным, во всю стену,  старинное, в бордовом, а сейчас слегка посеревшем,  бронзовом окладе, отражало почти всю гостиную.  Гелла ткнула пальцем в своё изображение. Нелли тоже  встала рядом с Миленой и ахнула. Зеркало будто ухмыльнулось словам девушек. Гелла почувствовала покалывание и резко одёрнула руку. А Нелли ахнула:
— Что это? Я тоже не вижу себя! Что происходит?


Окружающее вдруг изменилось. Не только потому, что погасло солнце и стало темно. Резко подул ветер, сорвал цветы с корнем и потащил по дорожкам с глухими шелестящими звуками, словно по дорожкам ползли змеи.
— Что вы видите?
  К девушкам подошёл Хайме, следом и Хелен. Остальные остались на своих местах. В зеркале отразились сначала Хайме с Хелен, потом их изображение заколыхалось и рядом оказались -  первой Гелла,  потом Нелли и  Милена. Гладь зеркала слегка помутнела, зарябила, покрылась волнами, только после этого   изображения  вновь стали реальными.
Милена сделал глубокий вдох, на выдохе произнесла:
— Вы видели, видели?   
— Что ж, начинается!
Тумбулат усмехнулся.
— Иноземное вторжение?
Милена испуганно посмотрела на него:
— Это не смешно!
Все замерли.  В гостиной стало темно. Высокий статный, но уже немолодой дворецкий принес и зажег розовые свечи. Милена немного успокоилась.
— Электрический свет стал опасен, — объяснила  она.- Как только его включали, у всех резко начинала болеть голова. Боль была такой невыносимой, что приходилось прикладывать ко лбу мокрое полотенце.
— Это помогало? — спросил Хайме.
— Да, боль уходила в глубь сознания, и затаивалась. Но ненадолго. Вечерами боль возвращалась, зудела, как надоедливое насекомое, буквально взрывая мозг и доводя до сумасшествия.
— Ты говоришь так, будто сама это испытала, — поднялся с кресла Тумбулат.
— Нет, моя подруга Милана и её брат Милош, — на глазах Милены  появились слёзы.
— Милош был возлюбленным Милены, — пояснила Гелла.- Он с сестрой погиб, не выдержало сердце.
Тумбулат подошел к Милене и подал ей платочек, взглянув при этом на Верону. Та кивнула.
— Если тебе нелегко это вспоминать, мы поймем. Сами во всём разберемся.
Милена улыбнулась сквозь слёзы.
— Они понимают друг друга с полуслова, как мы с Милошом, — подумала она о  Тумбулате с  Вероной.
— Не плачь! Мы поможем вашему миру.
Тумбулат осмотрелся. Даже в розовых очках становились видимыми изменения. Воздух Земверы слегка колебался, очертания предметов несколько менялись, но тут же приобретали прежние очертания.
  — Снова начинается! — судорожно произнесла Милена.
Все чуть ли не хором спросили:
— Что начинается?
— Что, что?
  Особенно были обеспокоены девушки, кроме Хелен и, разумеется, Вероны. Ей помогли победить в себе ведьму, но все колдовские силы исчезнуть не могут. Особенно, если учесть, что в каждой женщине живёт своя ведьма.  Какая она будет, зависит от самой женщины.
— Посмотрите в окно!
Действительно, за окном было что-то сверх естественное: на фоне неба поднималась огромная волна серого цвета. Вместо того, чтобы бежать из дворца, друзья стали рассуждать. Они понимали, что бегство не поможет.
— Откуда  волна?
— Здесь есть море?
  — Откуда?
Милена прошептала:
— Моря здесь нет.
Хайме глубокомысленно произнёс:
— Игры воображения!
Нелли с удивлением спросила:
— А почему эта гигантская волна серая?
Милена пожала плечами. Что-что, а она была не очень  сообразительной.
— Нам навязывается воображение, что серый мир наступает, — предположил Хорхе.
Хайме согласился:
-  Именно навязывают.
— А какова цель?
Удивилась Милена. Нелли тут же ответила:
— Как ты не понимаешь! Чтобы поссорить наши миры.
На этот раз высказала своё мнение, молчавшая до сих пор Хелен.
— Ну, да! Как в древности говорили: Разделяй и властвуй!
— Розовый мир станет серым, сольётся с миром Земники, а потом настанет время и этого мира, он  будет меняться и станет чёрным, как мир Геллы — Незем, — продолжил Хайме.
— Дальше понятно, — согласился с братом Хорхе. — Так миры будут покорены и станут единым воображаемым миром .
— Да, ничего хорошего!
Покачал головой Тумбулат и обратился к  Вероне.
— Настанет время и нашего мира, солнце! А потом и до реального мира Эленеума недалеко.
Тумбулат с сожалением посмотрел на задумавшуюся Хелен.
— Ну, уж нет!
Верона подошла к подруге и взяла её за руку.
— Что скажешь, Корримемо?
Хелен в это время вела мысленный диалог с Розой Неоум. Очнувшись от прикосновения Вероны, она заговорила:
 -  Все, что происходит вокруг нас, это игры воображения.  На самом деле окружающий мир — совсем не такой, каким  кажется. У нас не достаточно  чёткое представление и о себе,  и о том, что вокруг нас сейчас происходит.  Это заблуждение ограничивает наше  восприятие, не даёт возможности увидеть мир по-другому и понять, кем мы являемся на самом деле.
  — Кто мы на самом деле?
Удивлённо спросила Хизер.
— Твои способности я ещё не знаю, они не открылись. Давайте вспомним, что мы знаем о воображении?
Хелен посмотрела сначала на Хайме, потом на Хорхе. Братья переглянулись. Хорхе кивнул  Хайме.
— Ты из нас самый умный.
Хайме ухмыльнулся и хлопнул брата по плечу.
— Ха-ха! Мы же близнецы, а значит, одинаково умные!
Хорхе был польщён. В трудную минуту он всегда мог положиться на своего старшего брата, а старше он был всего на 10 минут.
— Если ты так считаешь… но всё равно, что-то я не очень в этой теме.
Хайме покрутил  указательным пальцем правой руки и произнёс:
— Воображение — это психический процесс создания образов, предметов, ситуаций, обстоятельств, путем проведения имеющихся у человека знаний в новое. (3)  Важнейшее значение воображения в том, что оно позволяет представить всё, что хочешь. Но самое главное, так как хочется!
— Да, но мы мечтаем каждый о своём. Редко, когда наше воображение совпадает, даже у нас, близнецов, — продолжил Хорхе.
Хайме не возражал.
— Согласен! Основная тенденция изображения —  это преобразование представлений памяти, создание заведомо новой, ранее не возникавшей ситуации.
 Все слушали внимательно.  Милена округлила глаза.
— Ой, как сложно! А попроще?
Хайме посмотрел не на Милену, а на Нелли и Геллу. Те пожали плечами.
— Попробую! Сущность воображения, если говорить популярнее, состоит в отражении  реальной действительности, то есть существующей в данный момент,  в новых, непривычных, порой в неожиданных сочетаниях и связях. Иногда чересчур преувеличенных размеров или наоборот, в маленьких. Но главное, происходит выделение существенного, в конкретном образе и порой часто  повторяющегося. 
Милена покачала головой.
-  Всё равно понять трудно.
Хорхе глубокомысленно изрёк:
— Всё, что ты можешь вообразить — реально. Пабло Пикасо.
— Для художника, да!


 Хайме попытался объяснить ещё раз.
— Бывает воображение, которое создаёт образы, программы, вообще неосуществимые. Это пассивное воображение.
Предвидя вопрос, Хайме продолжил:
-  Например,  грёзы, не связанные с волей. В этом случае  воображение заменяет деятельность. Человек просто грезит, воображение посылает ему живые движущиеся картинки,  в которых ему комфортно. Но это не реальная жизнь, а выдуманная.
— В нашем мире Земвере жить легко и просто, — Милена вздохнула, — до настоящего времени… Как бы я хотела, чтобы  всё вернулось назад! Может, лучше жить мечтами и грезами, не обращая внимания на то, что происходит вокруг.
На это Хайме ответил стихами:
— Вот мечты опять не сбываются.
В момент тают замки воздушные,
Очки на куски распадаются,
И всё кажется так не нужно нам!

Он сделал упор на слово "очки", при этом все посмотрели на Милену.
  — Никто  не может жить постоянно в мире грёз, то есть  сознание и тело  живого человека неразделимы, не должны  разъединяться, как единство духовного и материального.
 Все молчали. Создавалось впечатление, что Хайме  беседует только с Миленой.
— Если человек уходит в мир грёз, то он болен. Так? 
— Не совсем. Есть ещё непреднамеренное пассивное воображение, которое  наблюдается при ослаблении деятельности сознания, при его расстройствах, в полудремоте, во сне.
Милена захлопала ресницами.
— Так сон — это тоже воображение?
— И  грёзы, и сны, и мечты.  Мечта — необходимое условие преобразования действительности, побудительная причина, мотив деятельности, окончательное завершение которой оказалось отсроченным. Мечта может притвориться в жизнь, а может так и остаться мечтой.
— Я где — то слышала шутливое выражение: мечтать не вредно, вредно не мечтать.
 Наконец, вставила своё слово Хелен.
— И я слышала, — подтвердила Хизер.- Но мечты, это все — таки воображение.
— Верно! Но вот что существенно важно: есть люди с воображением, а есть просто воображалы.Первые — силой воображения творят мир вокруг себя, а вторые — усиленно показывают себя миру.(4)
— Так это про Миленку! Она воображалка!
Гелла повторила ещё раз:
— Воображала в розовых очках!
— Геллка! Зачем ты так? — попыталась урезонить  неземку Нелли.
Милена отмахнулась:
— Я не обижаюсь! Так что там ещё про воображение?
— Воображала или нет, не знаю. Хорошо,  когда богатое воображение способствует восприятию и принятию действительности, а не придумывает её, искажая…- глубокомысленно изрек Хайме.
Хорхе процитировал:
— Воображение — это все. Это предварительный просмотр будущих событий. Альберт Энштейн.
— Мудро, оптимистично! Но это событие в мире Эленеума может не случиться.Между реальностью и воображением неимоверная пропасть, — высказался Тумбулат, не мог остаться в стороне от дискуссии.
— Наш мир Верника — иллюзорный, здесь возможно всё.
 Это Верона вставила слово.
-  Только во сне можно преодолеть это расхождение, и очень грустно, если во сне эта сказка не приходит…
На это Хелен тут же ответила:
— Любой полёт воображения рано или поздно заканчивается приземлением.
Как только Хелен это произнесла, вокруг всё опять стало меняться. Запахло свежестью осеннего леса, гостиная исчезла, Хелен с друзьями оказалась на цветущей поляне. Она услышала голос Геллы:
— Осенью цветы?
— Тот, кто сейчас навязывает нам воображение, задумал нехорошую игру, — заявила Хелен.
Тут же цветы завяли и почернели. Подул ветер, стало холодно, а ведь все были легко одеты.
— В моём мире всё — таки лучше! Там чёрное и белое, контрастно, но не так неприятно и промозгло.
   После такого заявления Геллы окружающее как бы выключилось и всё вернулось обратно. Уютная гостиная, розовые свечи, полумрак. Только в зеркале отражения приобрели объем, углубляя и расширяя пространство помещения.
Посыпались вопросы, настолько это было необычным.
— Как это происходит?
— Как такое возможно?
Хайме посмотрел на Хелен, уверенный в том, что она знает ответ. Хелен улыбнулась и кивнула головой.  Она почувствовала нежный аромат, витавший в воздухе, аромат Розы Неоум.
  В сознании картинка приобрела очертания. Слова  полились, как из рога изобилия.
  — Вспомните уроки  физики в школокоммах, так называют у нас школы, — пояснила Хелен. -  Это тем, кто не знает. Нам демонстрировали  прибор, состоящий из двух кругов диэлектрического материала с нанесёнными на него металлическими пластинами.
Хайме продолжил:
— При вращении пластин  возникает молния.  А из простой пластмассовой расчёски при движении сквозь пряди волос возникает электрический разряд.
— Слишком заумно говоришь, — не выдержал Тумбулат. — Скажи проще, когда расчесываешь волосы.
— Это я и имел ввиду!
Следом заговорил Хорхе:
— Главное, что таким же образом при движении облаков возникают и молнии в атмосфере.
— Молодцы! Помните, — улыбаясь,  похвалила Хелен братьев.
— И  при  движении энергии в магнитном поле вырабатывается электрический импульс. Но всё, что приходит в наш мозг, — тоже электрические импульсы, которые преобразуются в нём в воспринимаемые объекты или события.

— Получается, что на нас оказывают влияние с помощью электроэнергии? Включают и выключают, будто мы электроприборы? — вслух стал рассуждать Хайме.
  Все были ошарашены подобным предположением. Особенно это возмутило Геллу.
— Как это так получилось? Мы не  какие — то пешки!
Хелен попробовала разобраться:
   — Вся Вселенная есть только бесконечное движение волн, возникающих в результате игры воображения бесконечного сознания. Каждая волна, взаимодействуя с магнитным полем, создаёт электрический сигнал. Но если молния или искра — это сильные электрические импульсы, то электрические сигналы, возникающие при движении световых, звуковых и многих других волн, достаточно слабые, и могут быть зафиксированы, а  затем преобразованы для восприятия только с помощью приборов.
— Так что, мы действительно приборы?
 Не могла успокоиться Гелла, а Милена и Нелли, никогда не увлекающиеся ни физикой, ни математикой, от удивления стояли статуями.
 -   Вот такими приборами у людей являются глаза, уши и чувства, которые скон-фи-гу-ри-ро-ваны из энергии, — Хелен произнесла слово по слогом и даже округлила глаза, потому что сама плохо понимала в данный момент, о чём говорит.
Этот текст у неё звучал в мозгу.
— Сконфигурированы — значит активированы, настроены, — пояснил Хайме.
Хелен благодарно кивнула и продолжала:
— Но кажутся нам материальными благодаря преобразованию — восприятию, происходящему в другом приборе – мозге, который, в свою очередь, является также конфигурацией той же энергии.
— Интересненько, — заметил Тумбулат. — Ха, мы не только приборы, но и комплект разных приборчиков, прям биороботы!
   Хелен не обратила внимание или сделала вид, что не обратила, продолжая делиться информацией, которую ей передавала Роза Неоум. То, что она в данный момент является тоже своеобразным прибором — передатчиком, она даже и не думала.
-  Благодаря определённой конфигурации (игры) волн, возникающих при движении электрических волн в магнитном поле, появляется возможность возникновения воспринимающего — того, кто способен воспринимать игру этих электрических сигналов как материальные объекты.
Хелен произнесла это, сама удивляясь сказанному.
Хайме, видя состояние девушки, попытался объяснить более простым языком:
— Наши органы не только приборы, но и передатчики. Энергия поступает к нам извне и отображается обратно с помощью органов чувств.То, что нам не нравится, мы стараемся забыть, откладывая, вернее даже, заталкивая в глубины сознания.
— Спасибо.
Хелен была благодарна Хайме. Все — таки она была историком по образованию. А тут приходилось высказывать такие мало понятные ей факты. И это ещё не всё.
— Движение определённых волн при взаимодействии их с магнитным полем создаёт определённые сигналы, которые фиксируются виртуальными приборами, кажущимися человеку его органами чувств. Эти приборы принимают электрические сигналы, и в зависимости от характера и свойств волн классифицируются как:
Зрение – прибор, определяющий действие волн светового диапазона.
— И цвет, розовый, голубой, зелёный.
— Серый, пепельный.
— Черный!
Не выдержали Милена, Нелли и Гелла.
Внезапно померкло, словно выключили изображение с экрана визориума (5). Всё вокруг стало чёрно-серым, потом багрово-розовым и наконец, изумрудно-зелёным. Цвета менялись, как цветомузыка.  Хелен вспомнила, что как-то читала о дискотеках — танцах в XX  веке, вот тогда и использовался такой прибор, меняющий звуковые колебания в разные  цвета.
Длилось это недолго, потом включилось прежнее изображение — цвета розовой гостиной. 
  Все были немного шокированы этими преображениями.
— Что за игры воображения, — пробурчал Тумбулат. Верона погладила его по щеке, успокаивая. Хорхе обнял Хизер. Милена, Нелли и Галла взялись за руки. Хайме подошёл к Хелен поближе.
Хелен же продолжала дальше:
— Ещё один прибор – это слух, определяющий действие волн низкочастотного диапазона.
После этих слов  раздались посторонние звуки. Сначала резкие, потом зазвучала музыка вальса. Хорхе и Хизер стали танцевать. Тумбулат не выдержал:
— Так у нас ещё и слуховые галлюцинации,  нам навязывают разные звуки!
Хелен, не обращая внимания говорила дальше.
— Обоняние – прибор, определяющий действие вибраций частиц газа.
Гостиная в это время наполнилась розовым дымком и запахло клубникой. Все глубоко вдохнули, но в горле запершило. Хелен двумя пальцами защемила нос.
— Не обращайте внимание! Нас втягивают ещё в одну игру.  Вот ещё один прибор — вкусовой рецептор – прибор, определяющий действие химических вибраций.
На языке появился вкус сочной малины, сладкой, ароматной, но тут же сменившийся кислым, вяжущим лимонным вкусом.
— А осязание — прибор, определяющий электрические токи при взаимодействии волн между собой.
Каждый почувствовал, что держит  в руках маленький мячик. Мячики вырвались и стаи прыгать по полу гостиной.
— Все эти ощущения результат  работы мозга – прибора, который преобразует электрические сигналы в кажущиеся материальные объекты.
— Ну, да! Ум создаёт голограмму кажущейся вселенной и кажущегося «Я» из электрических сигналов, приходящих в мозг из виртуальных воображаемых органов чувств.
  
Хайме помог Хелен, видя, что она буквально выдохлась от обилия высказанной ею информации. 
— Память – способность мозга сохранять воображённые объекты и проводить их идентификацию. Благодаря фиксации в памяти фрагментов, повторяющихся событий, возникающих в воображении воспринимающего, создаётся устойчивая иллюзия.
   Подобно тому, как возникает молния из электрических импульсов, возникает воображающая себя и одновременно воспринимающая своё же воображение голограмма, из которой благодаря памяти создаётся иллюзия того, что нас окружает.
-   Всё верно, — согласилась Хелен. Мы  уверены  в том, что  находимся в одном и том же мире, это значит, что кажущаяся реальность согласована, и в общей иллюзии происходящего разделённость разных событий, которая нам навязывается,   воображаема. Но мы с вами находимся в одном месте, а то, что происходит с нами, просто игры воображения.
  Стоило ей произнести эти слова, как грянул гром, сверкнула молния и начался дождь, дождь, который завершил игры воображения, расставил всё на свои места. Пришло понимание того, что жизнь продолжается.
                                                    ***
   Все люди, и окружающий их мир являются не отдельными друг от друга объектами и субъектами, а лишь одной игрой единого бесконечного сознания.(6)


 
 
 
(1) Энди Уорхолл
(2) Айрис Мёрдок
(3) по А.В. Петровскому
(4) Елена Сиренка, из Интернета
(5) визориум — телевизор будущего
(6) Станислав Милевич

© Copyright: Анна Магасумова, 2014

Регистрационный номер №0253166

от 15 ноября 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0253166 выдан для произведения: Игра судьбы, игра добра и зла.
Игра ума. Игра воображенья.
Друг друга искажают зеркала,
Взаимно искажая отраженья.
(Из Интернета)
 
 
Гелла  произнесла с напускным удивлением:
— Не видишь своего отражения? Не может быть!
Потом заговорила, как королева перед своими подданными. Верона даже усмехнулась, насколько это выглядело комично.
— Когда Я смотрюсь в зеркало,  я знаю точно, что вижу себя не так, как меня видят другие … потому что я смотрю на себя так, как мне хочется видеть.(1)
Верона  промолчала, но не выдержала Нелли.
— Нельзя попасть в Зазеркалье,  не порезавшись.(2)
  Если у Геллы слова прозвучали комично, то замечание Нелли казалось намного серьёзнее.
 
Зеркало  было огромным, во всю стену,  старинное, в бордовом, а сейчас слегка посеревшем,  бронзовом окладе, отражало почти всю гостиную.  Гелла ткнула пальцем в своё изображение. Нелли тоже  встала рядом с Миленой и ахнула. Зеркало будто ухмыльнулось словам девушек. Гелла почувствовала покалывание и резко одёрнула руку. А Нелли ахнула:
— Что это? Я тоже не вижу себя! Что происходит?


Окружающее вдруг изменилось. Не только потому, что погасло солнце и стало темно. Резко подул ветер, сорвал цветы с корнем и потащил по дорожкам с глухими шелестящими звуками, словно по дорожкам ползли змеи.
— Что вы видите?
  К девушкам подошёл Хайме, следом и Хелен. Остальные остались на своих местах. В зеркале отразились сначала Хайме с Хелен, потом их изображение заколыхалось и рядом оказались -  первой Гелла,  потом Нелли и  Милена. Гладь зеркала слегка помутнела, зарябила, покрылась волнами, только после этого   изображения  вновь стали реальными.
Милена сделал глубокий вдох, на выдохе произнесла:
— Вы видели, видели?   
— Что ж, начинается!
Тумбулат усмехнулся.
— Иноземное вторжение?
Милена испуганно посмотрела на него:
— Это не смешно!
Все замерли.  В гостиной стало темно. Высокий статный, но уже немолодой дворецкий принес и зажег розовые свечи. Милена немного успокоилась.
— Электрический свет стал опасен, — объяснила  она.- Как только его включали, у всех резко начинала болеть голова. Боль была такой невыносимой, что приходилось прикладывать ко лбу мокрое полотенце.
— Это помогало? — спросил Хайме.
— Да, боль уходила в глубь сознания, и затаивалась. Но ненадолго. Вечерами боль возвращалась, зудела, как надоедливое насекомое, буквально взрывая мозг и доводя до сумасшествия.
— Ты говоришь так, будто сама это испытала, — поднялся с кресла Тумбулат.
— Нет, моя подруга Милана и её брат Милош, — на глазах Милены  появились слёзы.
— Милош был возлюбленным Милены, — пояснила Гелла.- Он с сестрой погиб, не выдержало сердце.
Тумбулат подошел к Милене и подал ей платочек, взглянув при этом на Верону. Та кивнула.
— Если тебе нелегко это вспоминать, мы поймем. Сами во всём разберемся.
Милена улыбнулась сквозь слёзы.
— Они понимают друг друга с полуслова, как мы с Милошом, — подумала она о  Тумбулате с  Вероной.
— Не плачь! Мы поможем вашему миру.
Тумбулат осмотрелся. Даже в розовых очках становились видимыми изменения. Воздух Земверы слегка колебался, очертания предметов несколько менялись, но тут же приобретали прежние очертания.
  — Снова начинается! — судорожно произнесла Милена.
Все чуть ли не хором спросили:
— Что начинается?
— Что, что?
  Особенно были обеспокоены девушки, кроме Хелен и, разумеется, Вероны. Ей помогли победить в себе ведьму, но все колдовские силы исчезнуть не могут. Особенно, если учесть, что в каждой женщине живёт своя ведьма.  Какая она будет, зависит от самой женщины.
— Посмотрите в окно!
Действительно, за окном было что-то сверх естественное: на фоне неба поднималась огромная волна серого цвета. Вместо того, чтобы бежать из дворца, друзья стали рассуждать. Они понимали, что бегство не поможет.
— Откуда  волна?
— Здесь есть море?
  — Откуда?
Милена прошептала:
— Моря здесь нет.
Хайме глубокомысленно произнёс:
— Игры воображения!
Нелли с удивлением спросила:
— А почему эта гигантская волна серая?
Милена пожала плечами. Что-что, а она была не очень  сообразительной.
— Нам навязывается воображение, что серый мир наступает, — предположил Хорхе.
Хайме согласился:
-  Именно навязывают.
— А какова цель?
Удивилась Милена. Нелли тут же ответила:
— Как ты не понимаешь! Чтобы поссорить наши миры.
На этот раз высказала своё мнение, молчавшая до сих пор Хелен.
— Ну, да! Как в древности говорили: Разделяй и властвуй!
— Розовый мир станет серым, сольётся с миром Земники, а потом настанет время и этого мира, он  будет меняться и станет чёрным, как мир Геллы — Незем, — продолжил Хайме.
— Дальше понятно, — согласился с братом Хорхе. — Так миры будут покорены и станут единым воображаемым миром .
— Да, ничего хорошего!
Покачал головой Тумбулат и обратился к  Вероне.
— Настанет время и нашего мира, солнце! А потом и до реального мира Эленеума недалеко.
Тумбулат с сожалением посмотрел на задумавшуюся Хелен.
— Ну, уж нет!
Верона подошла к подруге и взяла её за руку.
— Что скажешь, Корримемо?
Хелен в это время вела мысленный диалог с Розой Неоум. Очнувшись от прикосновения Вероны, она заговорила:
 -  Все, что происходит вокруг нас, это игры воображения.  На самом деле окружающий мир — совсем не такой, каким  кажется. У нас не достаточно  чёткое представление и о себе,  и о том, что вокруг нас сейчас происходит.  Это заблуждение ограничивает наше  восприятие, не даёт возможности увидеть мир по-другому и понять, кем мы являемся на самом деле.
  — Кто мы на самом деле?
Удивлённо спросила Хизер.
— Твои способности я ещё не знаю, они не открылись. Давайте вспомним, что мы знаем о воображении?
Хелен посмотрела сначала на Хайме, потом на Хорхе. Братья переглянулись. Хорхе кивнул  Хайме.
— Ты из нас самый умный.
Хайме ухмыльнулся и хлопнул брата по плечу.
— Ха-ха! Мы же близнецы, а значит, одинаково умные!
Хорхе был польщён. В трудную минуту он всегда мог положиться на своего старшего брата, а старше он был всего на 10 минут.
— Если ты так считаешь… но всё равно, что-то я не очень в этой теме.
Хайме покрутил  указательным пальцем правой руки и произнёс:
— Воображение — это психический процесс создания образов, предметов, ситуаций, обстоятельств, путем проведения имеющихся у человека знаний в новое. (3)  Важнейшее значение воображения в том, что оно позволяет представить всё, что хочешь. Но самое главное, так как хочется!
— Да, но мы мечтаем каждый о своём. Редко, когда наше воображение совпадает, даже у нас, близнецов, — продолжил Хорхе.
Хайме не возражал.
— Согласен! Основная тенденция изображения —  это преобразование представлений памяти, создание заведомо новой, ранее не возникавшей ситуации.
 Все слушали внимательно.  Милена округлила глаза.
— Ой, как сложно! А попроще?
Хайме посмотрел не на Милену, а на Нелли и Геллу. Те пожали плечами.
— Попробую! Сущность воображения, если говорить популярнее, состоит в отражении  реальной действительности, то есть существующей в данный момент,  в новых, непривычных, порой в неожиданных сочетаниях и связях. Иногда чересчур преувеличенных размеров или наоборот, в маленьких. Но главное, происходит выделение существенного, в конкретном образе и порой часто  повторяющегося. 
Милена покачала головой.
-  Всё равно понять трудно.
Хорхе глубокомысленно изрёк:
— Всё, что ты можешь вообразить — реально. Пабло Пикасо.
— Для художника, да!


 Хайме попытался объяснить ещё раз.
— Бывает воображение, которое создаёт образы, программы, вообще неосуществимые. Это пассивное воображение.
Предвидя вопрос, Хайме продолжил:
-  Например,  грёзы, не связанные с волей. В этом случае  воображение заменяет деятельность. Человек просто грезит, воображение посылает ему живые движущиеся картинки,  в которых ему комфортно. Но это не реальная жизнь, а выдуманная.
— В нашем мире Земвере жить легко и просто, — Милена вздохнула, — до настоящего времени… Как бы я хотела, чтобы  всё вернулось назад! Может, лучше жить мечтами и грезами, не обращая внимания на то, что происходит вокруг.
На это Хайме ответил стихами:
— Вот мечты опять не сбываются.
В момент тают замки воздушные,
Очки на куски распадаются,
И всё кажется так не нужно нам!
Он сделал упор на слово "очки", при этом все посмотрели на Милену.
  — Никто  не может жить постоянно в мире грёз, то есть  сознание и тело  живого человека неразделимы, не должны  разъединяться, как единство духовного и материального.
 Все молчали. Создавалось впечатление, что Хайме  беседует только с Миленой.
— Если человек уходит в мир грёз, то он болен. Так? 
— Не совсем. Есть ещё непреднамеренное пассивное воображение, которое  наблюдается при ослаблении деятельности сознания, при его расстройствах, в полудремоте, во сне.
Милена захлопала ресницами.
— Так сон — это тоже воображение?
— И  грёзы, и сны, и мечты.  Мечта — необходимое условие преобразования действительности, побудительная причина, мотив деятельности, окончательное завершение которой оказалось отсроченным. Мечта может притвориться в жизнь, а может так и остаться мечтой.
— Я где — то слышала шутливое выражение: мечтать не вредно, вредно не мечтать.
 Наконец, вставила своё слово Хелен.
— И я слышала, — подтвердила Хизер.- Но мечты, это все — таки воображение.
— Верно! Но вот что существенно важно: есть люди с воображением, а есть просто воображалы.Первые — силой воображения творят мир вокруг себя, а вторые — усиленно показывают себя миру.(4)
— Так это про Миленку! Она воображалка!
Гелла повторила ещё раз:
— Воображала в розовых очках!
— Геллка! Зачем ты так? — попыталась урезонить  неземку Нелли.
Милена отмахнулась:
— Я не обижаюсь! Так что там ещё про воображение?
— Воображала или нет, не знаю. Хорошо,  когда богатое воображение способствует восприятию и принятию действительности, а не придумывает её, искажая…- глубокомысленно изрек Хайме.
Хорхе процитировал:
— Воображение — это все. Это предварительный просмотр будущих событий. Альберт Энштейн.
— Мудро, оптимистично! Но это событие в мире Эленеума может не случиться.Между реальностью и воображением неимоверная пропасть, — высказался Тумбулат, не мог остаться в стороне от дискуссии.
— Наш мир Верника — иллюзорный, здесь возможно всё.
 Это Верона вставила слово.
-  Только во сне можно преодолеть это расхождение, и очень грустно, если во сне эта сказка не приходит…
На это Хелен тут же ответила:
— Любой полёт воображения рано или поздно заканчивается приземлением.
Как только Хелен это произнесла, вокруг всё опять стало меняться. Запахло свежестью осеннего леса, гостиная исчезла, Хелен с друзьями оказалась на цветущей поляне. Она услышала голос Геллы:
— Осенью цветы?
— Тот, кто сейчас навязывает нам воображение, задумал нехорошую игру, — заявила Хелен.
Тут же цветы завяли и почернели. Подул ветер, стало холодно, а ведь все были легко одеты.
— В моём мире всё — таки лучше! Там чёрное и белое, контрастно, но не так неприятно и промозгло.
   После такого заявления Геллы окружающее как бы выключилось и всё вернулось обратно. Уютная гостиная, розовые свечи, полумрак. Только в зеркале отражения приобрели объем, углубляя и расширяя пространство помещения.
Посыпались вопросы, настолько это было необычным.
— Как это происходит?
— Как такое возможно?
Хайме посмотрел на Хелен, уверенный в том, что она знает ответ. Хелен улыбнулась и кивнула головой.  Она почувствовала нежный аромат, витавший в воздухе, аромат Розы Неоум.
  В сознании картинка приобрела очертания. Слова  полились, как из рога изобилия.
  — Вспомните уроки  физики в школокоммах, так называют у нас школы, — пояснила Хелен. -  Это тем, кто не знает. Нам демонстрировали  прибор, состоящий из двух кругов диэлектрического материала с нанесёнными на него металлическими пластинами.
Хайме продолжил:
— При вращении пластин  возникает молния.  А из простой пластмассовой расчёски при движении сквозь пряди волос возникает электрический разряд.
— Слишком заумно говоришь, — не выдержал Тумбулат. — Скажи проще, когда расчесываешь волосы.
— Это я и имел ввиду!
Следом заговорил Хорхе:
— Главное, что таким же образом при движении облаков возникают и молнии в атмосфере.
— Молодцы! Помните, — улыбаясь,  похвалила Хелен братьев.
— И  при  движении энергии в магнитном поле вырабатывается электрический импульс. Но всё, что приходит в наш мозг, — тоже электрические импульсы, которые преобразуются в нём в воспринимаемые объекты или события.

— Получается, что на нас оказывают влияние с помощью электроэнергии? Включают и выключают, будто мы электроприборы? — вслух стал рассуждать Хайме.
  Все были ошарашены подобным предположением. Особенно это возмутило Геллу.
— Как это так получилось? Мы не  какие — то пешки!
Хелен попробовала разобраться:
   — Вся Вселенная есть только бесконечное движение волн, возникающих в результате игры воображения бесконечного сознания. Каждая волна, взаимодействуя с магнитным полем, создаёт электрический сигнал. Но если молния или искра — это сильные электрические импульсы, то электрические сигналы, возникающие при движении световых, звуковых и многих других волн, достаточно слабые, и могут быть зафиксированы, а  затем преобразованы для восприятия только с помощью приборов.
— Так что, мы действительно приборы?
 Не могла успокоиться Гелла, а Милена и Нелли, никогда не увлекающиеся ни физикой, ни математикой, от удивления стояли статуями.
 -   Вот такими приборами у людей являются глаза, уши и чувства, которые скон-фи-гу-ри-ро-ваны из энергии, — Хелен произнесла слово по слогом и даже округлила глаза, потому что сама плохо понимала в данный момент, о чём говорит.
Этот текст у неё звучал в мозгу.
— Сконфигурированы — значит активированы, настроены, — пояснил Хайме.
Хелен благодарно кивнула и продолжала:
— Но кажутся нам материальными благодаря преобразованию — восприятию, происходящему в другом приборе – мозге, который, в свою очередь, является также конфигурацией той же энергии.
— Интересненько, — заметил Тумбулат. — Ха, мы не только приборы, но и комплект разных приборчиков, прям биороботы!
   Хелен не обратила внимание или сделала вид, что не обратила, продолжая делиться информацией, которую ей передавала Роза Неоум. То, что она в данный момент является тоже своеобразным прибором — передатчиком, она даже и не думала.
-  Благодаря определённой конфигурации (игры) волн, возникающих при движении электрических волн в магнитном поле, появляется возможность возникновения воспринимающего — того, кто способен воспринимать игру этих электрических сигналов как материальные объекты.
Хелен произнесла это, сама удивляясь сказанному.
Хайме, видя состояние девушки, попытался объяснить более простым языком:
— Наши органы не только приборы, но и передатчики. Энергия поступает к нам извне и отображается обратно с помощью органов чувств.То, что нам не нравится, мы стараемся забыть, откладывая, вернее даже, заталкивая в глубины сознания.
— Спасибо.
Хелен была благодарна Хайме. Все — таки она была историком по образованию. А тут приходилось высказывать такие мало понятные ей факты. И это ещё не всё.
— Движение определённых волн при взаимодействии их с магнитным полем создаёт определённые сигналы, которые фиксируются виртуальными приборами, кажущимися человеку его органами чувств. Эти приборы принимают электрические сигналы, и в зависимости от характера и свойств волн классифицируются как:
Зрение – прибор, определяющий действие волн светового диапазона.
— И цвет, розовый, голубой, зелёный.
— Серый, пепельный.
— Черный!
Не выдержали Милена, Нелли и Гелла.
Внезапно померкло, словно выключили изображение с экрана визориума (5). Всё вокруг стало чёрно-серым, потом багрово-розовым и наконец, изумрудно-зелёным. Цвета менялись, как цветомузыка.  Хелен вспомнила, что как-то читала о дискотеках — танцах в XX  веке, вот тогда и использовался такой прибор, меняющий звуковые колебания в разные  цвета.
Длилось это недолго, потом включилось прежнее изображение — цвета розовой гостиной. 
  Все были немного шокированы этими преображениями.
— Что за игры воображения, — пробурчал Тумбулат. Верона погладила его по щеке, успокаивая. Хорхе обнял Хизер. Милена, Нелли и Галла взялись за руки. Хайме подошёл к Хелен поближе.
Хелен же продолжала дальше:
— Ещё один прибор – это слух, определяющий действие волн низкочастотного диапазона.
После этих слов  раздались посторонние звуки. Сначала резкие, потом зазвучала музыка вальса. Хорхе и Хизер стали танцевать. Тумбулат не выдержал:
— Так у нас ещё и слуховые галлюцинации,  нам навязывают разные звуки!
Хелен, не обращая внимания говорила дальше.
— Обоняние – прибор, определяющий действие вибраций частиц газа.
Гостиная в это время наполнилась розовым дымком и запахло клубникой. Все глубоко вдохнули, но в горле запершило. Хелен двумя пальцами защемила нос.
— Не обращайте внимание! Нас втягивают ещё в одну игру.  Вот ещё один прибор — вкусовой рецептор – прибор, определяющий действие химических вибраций.
На языке появился вкус сочной малины, сладкой, ароматной, но тут же сменившийся кислым, вяжущим лимонным вкусом.
— А осязание — прибор, определяющий электрические токи при взаимодействии волн между собой.
Каждый почувствовал, что держит  в руках маленький мячик. Мячики вырвались и стаи прыгать по полу гостиной.
— Все эти ощущения результат  работы мозга – прибора, который преобразует электрические сигналы в кажущиеся материальные объекты.
— Ну, да! Ум создаёт голограмму кажущейся вселенной и кажущегося «Я» из электрических сигналов, приходящих в мозг из виртуальных воображаемых органов чувств.
  
Хайме помог Хелен, видя, что она буквально выдохлась от обилия высказанной ею информации. 
— Память – способность мозга сохранять воображённые объекты и проводить их идентификацию. Благодаря фиксации в памяти фрагментов, повторяющихся событий, возникающих в воображении воспринимающего, создаётся устойчивая иллюзия.
   Подобно тому, как возникает молния из электрических импульсов, возникает воображающая себя и одновременно воспринимающая своё же воображение голограмма, из которой благодаря памяти создаётся иллюзия того, что нас окружает.
-   Всё верно, — согласилась Хелен. Мы  уверены  в том, что  находимся в одном и том же мире, это значит, что кажущаяся реальность согласована, и в общей иллюзии происходящего разделённость разных событий, которая нам навязывается,   воображаема. Но мы с вами находимся в одном месте, а то, что происходит с нами, просто игры воображения.
  Стоило ей произнести эти слова, как грянул гром, сверкнула молния и начался дождь, дождь, который завершил игры воображения, расставил всё на свои места. Пришло понимание того, что жизнь продолжается.
                                                    ***
   Все люди, и окружающий их мир являются не отдельными друг от друга объектами и субъектами, а лишь одной игрой единого бесконечного сознания.(6)

 
 
 
(1) Энди Уорхолл
(2) Айрис Мёрдок
(3) по А.В. Петровскому
(4) Елена Сиренка, из Интернета
(5) визориум — телевизор будущего
(6) Станислав Милевич
Рейтинг: +2 275 просмотров
Комментарии (4)
4545 # 23 ноября 2014 в 09:18 0
Какая же все-таки сложная вещь - воображение... Люди даже не пытаются в нем разобраться, а это ведь так увлекательно!
Анна Магасумова # 23 ноября 2014 в 13:37 0
Да, удивительно, что сама заглянула за изнанку воображения.
4545 # 23 ноября 2014 в 17:23 0
Воображение - это то, что не каждому дано понять. Но есть факт: мы никогда не воображаем себе того, чего не может быть.
Анна Магасумова # 23 ноября 2014 в 17:53 0
Классно сказала! Возьму на вооружение... elka

 

Популярная проза за месяц
158
В плену у моря... 28 августа 2017 (Анна Гирик)
137
129
109
107
Синее море 25 августа 2017 (Тая Кузмина)
104
103
Ловец жемчуга 28 августа 2017 (Тая Кузмина)
99
98
91
89
88
86
86
85
80
78
77
76
74
72
72
ПРИНЦ 29 августа 2017 (Елена Бурханова)
72
71
71
Песочный замок 6 сентября 2017 (Аида Бекеш)
67
Только Ты! 17 сентября 2017 (Анна Гирик)
65
65
64
63