ГлавнаяВся прозаЖанровые произведенияФэнтези → В ЗМЕИНОЙ КОЖЕ (отрывок)

 

В ЗМЕИНОЙ КОЖЕ (отрывок)

20 февраля 2014 - Алексей Пономарёв

 

      -Сан Саныч! «Бес» с тобой говорить хочет!- войдя без стука в кабинет «вора в законе», доложил «Фикса»:

      -Только Саныч! Надо бы поторопиться! Как бы он Богу душу не отдал!-

      -Перестарался! «Босота»!- прорычал «законник», вставая с кресла:

      -Какой же ты всё же грубый, «Фикса»! Нет в тебе ни капли интеллекта!-

      -Чего во мне нет?- не понял бандит.

      -Интеллекта! Я бы тебе объяснил бы…! Да не поймёшь ведь! Ты вот скажи мне брат мой любезный, каких классиков ты читал?-

      -Саныч! А эти классики…! Они «в законе»? Ну, в смысле, у них «погремухи» есть?- бандит от растерянности часто хлопал глазами.

      -«Погремухи»…! «В законе»…! Я тебе про писателей говорю! А ты мне про «авторитетов», и по «фени гонишь»!- передразнил «Фиксу» «Саныч».

      -А-а! Писатели…! Ну, конечно читал! В школе! Там, Толстого, Тургенева! Только вот не помню у кого из них, Герасим, под паровоз, свою собачку бросил!- вытирая пот, лепетал «Фикса».

      -Толстой, Тургенев! Лермонтов, Пушкин! И блатной поэт – Кукушкин! Читать надо больше, мой друг! В книгах много чего хорошего «накрапали» писатели! Мне вот, например, Горький очень нравится! Жизненный писатель! Прям «писатель в законе»! – Я даже, гладя на него, сам писать начал! Вот, послушай! И ты поймёшь, что такое классика!-

      -Сан Саныч! Там же «Бес»…!- попытался вернуть «законника» с небес на землю, «Фикса». 

      -«Бес» привязанный, не убежит! Да и отдышится пусть немного! А я тебя классикой побалую! Горький написал про буревестника, а я написал про «зону»! Я сейчас тебе прочитаю, и ты сразу же поймёшь, что такое классика! Слушай…!- с этими словами,  «пахан» сел за компьютер. Глубоко вздохнув, он начал монотонно, с подвыванием читать написанные им строки, которые он видимо и считал классикой:

       -В голубой тайге далёкой, лагерь спрятался барачный, невысокий и дощатый, на клоаку он похожий.

       Ощетинился, как ёжикт он колючкой и штыками, чтобы «зеки», бедолаги,жили славно и комфортно, словно шейхи в Эмиратах.

       А «пасут братву блатную» вологодские ребята, если проще, «вертухаи»с пулемётами на вышках.

     Коль решишь «рвануть на волю», тут же острые патроны, твой порыв слегка остудят, и приляжешь ты в сугробе, алой кровью истекая.

     Но «братва» не унывает, пьёт «чифир» жуёт иголки, что с сосны и ёлки с кедром, чтоб цинга не докучала, жить без боли много лучше, со здоровыми зубами.

     Каждый день, часов двенадцать, упражняются те «зеки» в пило-рубочном искусстве,на делянках лес валяя.

     Испод топоров острожных  всё летят на землю щепки, терпкий запах источая, и от запаха такого, «зеки» прутся, как от «кокса», как простые наркоманы.

     Но работая на зоне, ты не скрючишься от ломки, здоровее только станешь от физической работы.

     Как тайгу накроет вечер, своим плотным покрывалом, топоры заткнув за пояс, вся «братва» вернётся в лагерь, чтобы порубать «баланды», очень вкусной и полезной, как еда из ресторана.

      И набив свои утробы, разойдётся по баракам разномастная орава, чтоб швырнуть свои скелеты на дощатые, на нары, что нежней любой перины, и теплей гагары пуха.

     Жирный «пидор» робко прячет жопу толстую под нары, но его «шныри» отыщут по приказу «основного», и пыхтеть ему на «шишке», лагерь мрачный проклиная.

     Поздней ночью ахи, охи поутихнут, и уступят место богатырским храпам, что бараки сотрясают. Это «зеки» безмятежноспят и снов совсем не видят, до чего они устали, намахавшись топорами.

     А на утро всё по навой, как волчок забавы детской, обороты набирая, загудит, крутясь на месте, в голубой тайге далёкой.- 

Саныч, закончив чтение, откинулся на кресло, и не без гордости посмотрел на «Фиксу», видимо ожидая либо похвалы, либо осуждения своего классического таланта. «Фикса» же молча смотрел на «пахана», широко раскрытыми глазами, видимо не зная, что сказать.

      -Ну, что молчишь? Скажи, пробирает моя литература?-

      -Пробирать-то, пробирает! Только уж больно «фени» много в твоей классике, Сан Саныч!- наконец высказался громила.

      -Да-а! То, что я написал, это не для таких дебилов как ты…! Тебе бы кого-нибудь избить бы до полусмерти, ну типа «Беса»!- махнул рукой «пахан».

© Copyright: Алексей Пономарёв, 2014

Регистрационный номер №0193364

от 20 февраля 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0193364 выдан для произведения:

       *                                        *                                         *                                                                     

 

      -Сан Саныч! «Бес» с тобой говорить хочет!- войдя без стука в кабинет «вора в законе», доложил «Фикса»:

      -Только Саныч! Надо бы поторопиться! Как бы он Богу душу не отдал!-

      -Перестарался! «Босота»!- прорычал «законник», вставая с кресла:

      -Какой же ты всё же грубый, «Фикса»! Нет в тебе ни капли интеллекта!-

      -Чего во мне нет?- не понял бандит.

      -Интеллекта! Я бы тебе объяснил бы…! Да не поймёшь ведь! Ты вот скажи мне брат мой любезный, каких классиков ты читал?-

      -Саныч! А эти классики…! Они «в законе»? Ну, в смысле, у них «погремухи» есть?- бандит от растерянности часто хлопал глазами.

      -«Погремухи»…! «В законе»…! Я тебе про писателей говорю! А ты мне про «авторитетов», и по «фени гонишь»!- передразнил «Фиксу» «Саныч».

      -А-а! Писатели…! Ну, конечно читал! В школе! Там, Толстого, Тургенева! Только вот не помню у кого из них, Герасим, под паровоз, свою собачку бросил!- вытирая пот, лепетал «Фикса».

      -Толстой, Тургенев! Лермонтов, Пушкин! И блатной поэт – Кукушкин! Читать надо больше, мой друг! В книгах много чего хорошего «накрапали» писатели! Мне вот, например, Горький очень нравится! Жизненный писатель! Прям «писатель в законе»! – Я даже, гладя на него, сам писать начал! Вот, послушай! И ты поймёшь, что такое классика!-

      -Сан Саныч! Там же «Бес»…!- попытался вернуть «законника» с небес на землю, «Фикса». 

      -«Бес» привязанный, не убежит! Да и отдышится пусть немного! А я тебя классикой побалую! Горький написал про буревестника, а я написал про «зону»! Я сейчас тебе прочитаю, и ты сразу же поймёшь, что такое классика! Слушай…!- с этими словами,  «пахан» сел за компьютер. Глубоко вздохнув, он начал монотонно, с подвыванием читать написанные им строки, которые он видимо и считал классикой:

      -В голубой тайге далёкой, лагерь спрятался барачный, невысокий и дощатый, на клоаку он похожий.

       Ощетинился, как ёжикт он колючкой и штыками, чтобы «зеки», бедолаги,жили славно и комфортно, словно шейхи в Эмиратах.

       А «пасут братву блатную» вологодские ребята, если проще, «вертухаи»с пулемётами на вышках.

 

      Коль решишь «рвануть на волю», тут же острые патроны, твой порыв слегка остудят, и приляжешь ты в сугробе, алой кровью истекая.

 

      Но «братва» не унывает, пьёт «чифир» жуёт иголки, что с сосны и ёлки с кедром, чтоб цинга не докучала, жить без боли много лучше, со здоровыми зубами.

 

      Каждый день, часов двенадцать, упражняются те «зеки» в пило-рубочном искусстве,на делянках лес валяя.

 

      Испод топоров острожных  всё летят на землю щепки, терпкий запах источая, и от запаха такого, «зеки» прутся, как от «кокса», как простые наркоманы

 

      Но работая на зоне, ты не скрючишься от ломки, здоровее только станешь от физической работы.

 

      Как тайгу накроет вечер, своим плотным покрывалом, топоры заткнув за пояс, вся «братва» вернётся в лагерь, чтобы порубать «баланды», очень вкусной и полезной, как еда из ресторана.

 

      И набив свои утробы, разойдётся по баракам разномастная орава, чтоб швырнуть свои скелеты на дощатые, на нары, что нежней любой перины, и теплей гагары пуха.

 

      Жирный «пидор» робко прячет жопу толстую под нары, но его «шныри» отыщут по приказу «основного», и пыхтеть ему на «шишке», лагерь мрачный проклиная.

 

      Поздней ночью ахи, охи поутихнут, и уступят место богатырским храпам, что бараки сотрясают. Это «зеки» безмятежноспят и снов совсем не видят, до чего они устали, намахавшись топорами.

 

      А на утро всё по навой, как волчок забавы детской, обороты набирая, загудит, крутясь на месте, в голубой тайге далёкой.- 

Саныч, закончив чтение, откинулся на кресло, и не без гордости посмотрел на «Фиксу», видимо ожидая либо похвалы, либо осуждения своего классического таланта. «Фикса» же молча смотрел на «пахана», широко раскрытыми глазами, видимо не зная, что сказать.

      -Ну, что молчишь? Скажи, пробирает моя литература?-

      -Пробирать-то, пробирает! Только уж больно «фени» много в твоей классике, Сан Саныч!- наконец высказался громила.

      -Да-а! То, что я написал, это не для таких дебилов как ты…! Тебе бы кого-нибудь избить бы до полусмерти, ну типа «Беса»!- махнул рукой «пахан».

Рейтинг: 0 528 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!