ГлавнаяВся прозаЖанровые произведенияФэнтези → Стрелы Атрока. Глава 2

 

Стрелы Атрока. Глава 2

19 декабря 2011 - Александр Соколов

- Ты живой?
Что это? Такой знакомый голос!.. Ну конечно, ведь это отец, незаметно подъехав, окликает упавшего наземь Атрока. Это он! Ведь только сейчас они вместе мчались вихрем по летней степи, когда конь под Атроком вдруг оступился, и сбросил наездника. Какая жёсткая земля! Так больно…
Такое уже было. Года три назад, когда Атрок был маленький. В тот раз он, кажется, заплакал. А сейчас не будет. Он ведь воин!
И отец рядом с ним. Смотрит с доброй усмешкой. Словно хочет сказать: «Если цел, поднимайся. Чего же ты ждёшь?»
- Я сейчас! – хочет крикнуть Атрок. И не может. Нет и силы подняться с земли.… А отец уж исчез, словно и не было его. А недавно зелёная степь разом вдруг побелела от снега. Стужей пахнуло в лицо. Стало жутко и холодно.
- Отец, где же ты? Вернись!
Вот он, отец. Мчится по снежной степи впереди многоконного войска. А навстречу ему – мерный топот урусских полков. Сшиблись… Славно бьётся отец, но урусов всё больше и больше.… Окружили совсем.… Взвились в небо арканы.… Видит Атрок обращённый к нему взгляд отца: «Что же ты? Помоги»!
- Я сейчас! – миг, и Атрок уже на ногах. Стиснул в руке верный лук. Подбегает к коню….
- Я сейчас!
Конь внезапно встаёт на дыбы. Хрипит, укрощаемый сильной рукой. А из седла на Атрока глядит со змеиной усмешкой беспощадный урусский князь. Грозный меч во вскинутой руке… Меч падает, неотвратимо, прямо Атроку на голову.
- Нет! Не надо! – слабо вскрикнул Атрок, заслоняясь ладонью…
Нет, уже не Атрок. Это вскрикнул от боли пленный урусский мальчишка. Он свернулся в комок на земле, а сам Атрок стоит рядом с ним. И в руке его – плётка! Взмах… Удар!… И ещё!…
- Вот тебе, вот!… За отца!… - рвутся, с криком, из глаз злые слёзы.
- Мальчик мой, остановись. Что ты делаешь?! – долетает откуда-то голос. Это мама.… Но пусть!… Он не слышит. Не хочет! И рука будет бить, пока рвутся из глаз злые горькие слёзы…
Это было в начале весны. Урусы напали внезапно, нарушив слова о мире. Грозный князь их, злой оборотень, уничтожил десятки становищ. Отцу удалось всё ж собрать по степи много доблестных воинов. Он повёл их на битву. За победой, как прежде водил много раз.… Но урус-чародей обернул своё войско стаей лютых голодных волков, от которых никто не спасётся. Всех куманских воителей погубили враги, а отец попал, раненый, в плен.
Это было. Горе упало на степь. Атрок никогда не забудет своей тоски по отцу. Не забудет, как плакала мама. И того грязного пастушонка тоже будет помнить. Жаль, не дали его забить до конца, утолить злую боль.… И своих горьких слёз не забудет Атрок, не простит!..
А после закончились слёзы. И застывшее сердце Атрока подсказало ему решение. Он поклялся тогда, что погубит урусского князя. Освободит отца, если тот ещё жив. А потом, вместе с ним, выжжет и завоюет все бескрайние земли урусов, от степи до студёного моря.
Так поклялся Атрок. Но не знал ещё, что ему делать. Тут и призвал к себе мальчика брат отцовский, Асуп.
Вот он, дядя. Сидит в своей юрте. Говорит:
- Жаль мне брата родного, - поверь мне, Атрок. Надо его выручать.
Молчит Атрок, что говорить? В горле – едкий комок…
- Слышал я и о клятве твоей, - продолжает Асуп. – Ты решил очень мудро, как воин. Как настоящий мужчина. Степь тобою гордится. А о том, что ты воин умелый, всем известно давно… Я тебе помогу.
- Как?! – обрадовался Атрок.
- Помогу… Ты замыслил сгубить злого князя урусов. Слушай же. Колдуна одолеть,– колдовская и сила нужна. Есть у меня чудо-лук, коим прежде владел сам Хан Тенгри. Вот он.… Есть и стрелы волшебные, от которых никто не укроется, не спасётся. Но к стрелам не хватает оперения, чтобы могли они лететь куда угодно, хоть на Край Земли. А для этого нужно добыть перья Солнечной птицы, что живёт в саду злой и коварной богини, у самого Края Земли. Путь туда долог и труден, но в удаче твоей я уверен. Добудь эти перья, Атрок, и тогда.… Все враги тогда нам покорятся. И отец твой вернётся домой.… Принеси эти перья, и тогда я отдам тебе лук.
Асуп куда-то исчез. Атрок очутился в седле. Нет сомнения в сердце. К далёкому лесу уходит дорога.
«Что, уже в путь? Я же с мамою не попрощался!»
Обернулся Атрок. Никого.… Только голос затих вдалеке:
- Возвращайся, мой мальчик, скорее!
Снова путь. Конь несётся стрелою.… Вот и камень на перепутье.… Из-за камня выходит Бельдюз, ухмыляется мерзко.
«Вот и кончен твой путь…»
Злой удар… Темнота…
«Зачем вы так меня? Что я вам сделал?!»
Нет ответа. Ночь беззвёздная виснет над степью. Укрывает упавшего мальчика. Очень больно.… Мимо едет Асуп, не глядит. Кружат вороны над головою.
- Не хочу! Помогите мне!.. Мама!
- Вернись, Атрок! Не уходи! Путь твой ещё не окончен!
Кто это? Чей это голос?

Когда его опять позвали, путь Атрока лежал к Хану Тенгри. Верный конь подошёл, склонил голову, чьи-то добрые руки подняли Атрока в седло. Конь пошёл, не спеша, по серебряной лунной дорожке сквозь полночную степь прямо к звёздам, что ярко зажглись на небе. Боль, терзавшая тело, утихла. Всё плохое забылось, ушло…
«Хорошо как, - подумал Атрок. – Пусть так будет всегда!»
- Так и будет, - шепнул ему кто-то в ночи.
Но тотчас чей-то добрый, настойчивый голос вновь окликнул его, звал вернуться назад.… Нет, Атрок не хотел возвращаться. Сразу вспомнились мальчику злые речи Бельдюза: «Вот и кончен твой путь…» И ещё: «Хан Асуп будет мною доволен…» Так зачем же тогда.… Значит, всё это было обманом, - всё, что хан говорил. Нет и не будет на свете ни чудо-перьев, ни волшебных стрел, ни надежд на спасенье отца. Дядя всё напридумывал, чтобы только лишь услать его подальше от становища, и убить без помех. Так зачем возвращаться? Хоть и жалко.… Но пусть!…
Звёзды над степью вновь погасли. Путь Атрока всё дальше и дальше уходил в темноту. Но голос, настойчиво звавший его, был так сильно похож на мамин. Он требовал, звал всё сильнее!
- Не уходи, Атрок! Путь не окончен!
И Атрок, наконец, отозвался. Поворотил коня.
Он вернулся…

Атрок очнулся. Он открыл глаза и быстро огляделся. И понял, что лежит, ничком, не на земле, а на дубовой лавке, - широкой, застланной мягкими шкурами с густым длинным мехом. Вновь сделалось больно. Болели и плечи, и грудь, и всё тело. Сильнее болела спина, - в тех местах, где вошли в неё острые стрелы. Не пошевелиться. Но тьма, окружавшая прежде Атрока, ушла. Перед глазами был чистый деревянный пол, выстланный дубовыми плашками, и угол большого ларца, окованный яркою медью. На плашках лежали весёлые пятна горячего солнца.
Затем появилось лицо. Знакомое… «Мама!…» – подумал Атрок. Но нет.… Оказалось, что это красивая светлолицая девочка, с толстой русой косою и с большими глазами-озёрами. Не старше Атрока. Глаза её – добрые, тёплые. Лечащие.… Даже боль немного приутихла, под её синим взглядом! Девочку эту прежде Атрок никогда не встречал. Но всё равно она показалась ему смутно знакомой, кого-то напоминала. Кого?…
Девочка улыбнулась.
- Очнулся? Вот хорошо, - певуче сказала она. На Лесном языке, похожем на наречие урусов, какое Атрок понимал. Он тотчас же внутренне съёжился, как от внезапной стужи. «Где я? В плену, как отец? Что со мной теперь будет?» – заметались тревожные мысли. Девочка уловила эту его тревогу.
- Не бойся, - сказала она, - здесь тебе ничего не грозит. Все опасности минули. Сегодня ещё полежишь, поболеешь, а утречком будешь здоровый.
Присев перед ним на корточки, она поднесла к губам Атрока, в обеих ладонях, глубокую чашку с прохладным питьём. Атрок послушно глотнул, и устало прикрыл глаза. В питье том смешались горький запах полыни и медовая сладость неведомых лесных трав…
Затем её чуткие тонкие пальцы коснулись спины Атрока, приглушив боль ещё на чуть-чуть. Эти руки так были похожи на мамины!.. Осторожно втирая горячую мазь, она негромко сказала:
- Если по правде, то тебя твой доспех уберёг. Верно, заговор был на нём сильный. Силу у стрел он забрал, они далеко не пошли. Ну и вот.… Теперь уже всё позади.
«Всё позади? – подумал Атрок отрешённо. – А зачем? Отца я не спас, как хотел. И клятвы своей не исполнил. Не добыл чудо-перья. Зачем теперь жить?… И Асуп меня предал, и все…»
Только девочка с русой косою не дала ему долго тревожиться. Она принесла Атроку большой деревянный ковш, полный до самых краёв свежего молока. Молоко тоже пахло незнакомыми сладкими травами.
- Пей, и забудь всё плохое. Спи…
Мальчик выпил. И тотчас беспокойные мысли исчезли, и Атрок стал проваливаться в спокойный целительный сон.
 

© Copyright: Александр Соколов, 2011

Регистрационный номер №0006372

от 19 декабря 2011

[Скрыть] Регистрационный номер 0006372 выдан для произведения:

- Ты живой?
Что это? Такой знакомый голос!.. Ну конечно, ведь это отец, незаметно подъехав, окликает упавшего наземь Атрока. Это он! Ведь только сейчас они вместе мчались вихрем по летней степи, когда конь под Атроком вдруг оступился, и сбросил наездника. Какая жёсткая земля! Так больно…
Такое уже было. Года три назад, когда Атрок был маленький. В тот раз он, кажется, заплакал. А сейчас не будет. Он ведь воин!
И отец рядом с ним. Смотрит с доброй усмешкой. Словно хочет сказать: «Если цел, поднимайся. Чего же ты ждёшь?»
- Я сейчас! – хочет крикнуть Атрок. И не может. Нет и силы подняться с земли.… А отец уж исчез, словно и не было его. А недавно зелёная степь разом вдруг побелела от снега. Стужей пахнуло в лицо. Стало жутко и холодно.
- Отец, где же ты? Вернись!
Вот он, отец. Мчится по снежной степи впереди многоконного войска. А навстречу ему – мерный топот урусских полков. Сшиблись… Славно бьётся отец, но урусов всё больше и больше.… Окружили совсем.… Взвились в небо арканы.… Видит Атрок обращённый к нему взгляд отца: «Что же ты? Помоги»!
- Я сейчас! – миг, и Атрок уже на ногах. Стиснул в руке верный лук. Подбегает к коню….
- Я сейчас!
Конь внезапно встаёт на дыбы. Хрипит, укрощаемый сильной рукой. А из седла на Атрока глядит со змеиной усмешкой беспощадный урусский князь. Грозный меч во вскинутой руке… Меч падает, неотвратимо, прямо Атроку на голову.
- Нет! Не надо! – слабо вскрикнул Атрок, заслоняясь ладонью…
Нет, уже не Атрок. Это вскрикнул от боли пленный урусский мальчишка. Он свернулся в комок на земле, а сам Атрок стоит рядом с ним. И в руке его – плётка! Взмах… Удар!… И ещё!…
- Вот тебе, вот!… За отца!… - рвутся, с криком, из глаз злые слёзы.
- Мальчик мой, остановись. Что ты делаешь?! – долетает откуда-то голос. Это мама.… Но пусть!… Он не слышит. Не хочет! И рука будет бить, пока рвутся из глаз злые горькие слёзы…
Это было в начале весны. Урусы напали внезапно, нарушив слова о мире. Грозный князь их, злой оборотень, уничтожил десятки становищ. Отцу удалось всё ж собрать по степи много доблестных воинов. Он повёл их на битву. За победой, как прежде водил много раз.… Но урус-чародей обернул своё войско стаей лютых голодных волков, от которых никто не спасётся. Всех куманских воителей погубили враги, а отец попал, раненый, в плен.
Это было. Горе упало на степь. Атрок никогда не забудет своей тоски по отцу. Не забудет, как плакала мама. И того грязного пастушонка тоже будет помнить. Жаль, не дали его забить до конца, утолить злую боль.… И своих горьких слёз не забудет Атрок, не простит!..
А после закончились слёзы. И застывшее сердце Атрока подсказало ему решение. Он поклялся тогда, что погубит урусского князя. Освободит отца, если тот ещё жив. А потом, вместе с ним, выжжет и завоюет все бескрайние земли урусов, от степи до студёного моря.
Так поклялся Атрок. Но не знал ещё, что ему делать. Тут и призвал к себе мальчика брат отцовский, Асуп.
Вот он, дядя. Сидит в своей юрте. Говорит:
- Жаль мне брата родного, - поверь мне, Атрок. Надо его выручать.
Молчит Атрок, что говорить? В горле – едкий комок…
- Слышал я и о клятве твоей, - продолжает Асуп. – Ты решил очень мудро, как воин. Как настоящий мужчина. Степь тобою гордится. А о том, что ты воин умелый, всем известно давно… Я тебе помогу.
- Как?! – обрадовался Атрок.
- Помогу… Ты замыслил сгубить злого князя урусов. Слушай же. Колдуна одолеть,– колдовская и сила нужна. Есть у меня чудо-лук, коим прежде владел сам Хан Тенгри. Вот он.… Есть и стрелы волшебные, от которых никто не укроется, не спасётся. Но к стрелам не хватает оперения, чтобы могли они лететь куда угодно, хоть на Край Земли. А для этого нужно добыть перья Солнечной птицы, что живёт в саду злой и коварной богини, у самого Края Земли. Путь туда долог и труден, но в удаче твоей я уверен. Добудь эти перья, Атрок, и тогда.… Все враги тогда нам покорятся. И отец твой вернётся домой.… Принеси эти перья, и тогда я отдам тебе лук.
Асуп куда-то исчез. Атрок очутился в седле. Нет сомнения в сердце. К далёкому лесу уходит дорога.
«Что, уже в путь? Я же с мамою не попрощался!»
Обернулся Атрок. Никого.… Только голос затих вдалеке:
- Возвращайся, мой мальчик, скорее!
Снова путь. Конь несётся стрелою.… Вот и камень на перепутье.… Из-за камня выходит Бельдюз, ухмыляется мерзко.
«Вот и кончен твой путь…»
Злой удар… Темнота…
«Зачем вы так меня? Что я вам сделал?!»
Нет ответа. Ночь беззвёздная виснет над степью. Укрывает упавшего мальчика. Очень больно.… Мимо едет Асуп, не глядит. Кружат вороны над головою.
- Не хочу! Помогите мне!.. Мама!
- Вернись, Атрок! Не уходи! Путь твой ещё не окончен!
Кто это? Чей это голос?

Когда его опять позвали, путь Атрока лежал к Хану Тенгри. Верный конь подошёл, склонил голову, чьи-то добрые руки подняли Атрока в седло. Конь пошёл, не спеша, по серебряной лунной дорожке сквозь полночную степь прямо к звёздам, что ярко зажглись на небе. Боль, терзавшая тело, утихла. Всё плохое забылось, ушло…
«Хорошо как, - подумал Атрок. – Пусть так будет всегда!»
- Так и будет, - шепнул ему кто-то в ночи.
Но тотчас чей-то добрый, настойчивый голос вновь окликнул его, звал вернуться назад.… Нет, Атрок не хотел возвращаться. Сразу вспомнились мальчику злые речи Бельдюза: «Вот и кончен твой путь…» И ещё: «Хан Асуп будет мною доволен…» Так зачем же тогда.… Значит, всё это было обманом, - всё, что хан говорил. Нет и не будет на свете ни чудо-перьев, ни волшебных стрел, ни надежд на спасенье отца. Дядя всё напридумывал, чтобы только лишь услать его подальше от становища, и убить без помех. Так зачем возвращаться? Хоть и жалко.… Но пусть!…
Звёзды над степью вновь погасли. Путь Атрока всё дальше и дальше уходил в темноту. Но голос, настойчиво звавший его, был так сильно похож на мамин. Он требовал, звал всё сильнее!
- Не уходи, Атрок! Путь не окончен!
И Атрок, наконец, отозвался. Поворотил коня.
Он вернулся…

Атрок очнулся. Он открыл глаза и быстро огляделся. И понял, что лежит, ничком, не на земле, а на дубовой лавке, - широкой, застланной мягкими шкурами с густым длинным мехом. Вновь сделалось больно. Болели и плечи, и грудь, и всё тело. Сильнее болела спина, - в тех местах, где вошли в неё острые стрелы. Не пошевелиться. Но тьма, окружавшая прежде Атрока, ушла. Перед глазами был чистый деревянный пол, выстланный дубовыми плашками, и угол большого ларца, окованный яркою медью. На плашках лежали весёлые пятна горячего солнца.
Затем появилось лицо. Знакомое… «Мама!…» – подумал Атрок. Но нет.… Оказалось, что это красивая светлолицая девочка, с толстой русой косою и с большими глазами-озёрами. Не старше Атрока. Глаза её – добрые, тёплые. Лечащие.… Даже боль немного приутихла, под её синим взглядом! Девочку эту прежде Атрок никогда не встречал. Но всё равно она показалась ему смутно знакомой, кого-то напоминала. Кого?…
Девочка улыбнулась.
- Очнулся? Вот хорошо, - певуче сказала она. На Лесном языке, похожем на наречие урусов, какое Атрок понимал. Он тотчас же внутренне съёжился, как от внезапной стужи. «Где я? В плену, как отец? Что со мной теперь будет?» – заметались тревожные мысли. Девочка уловила эту его тревогу.
- Не бойся, - сказала она, - здесь тебе ничего не грозит. Все опасности минули. Сегодня ещё полежишь, поболеешь, а утречком будешь здоровый.
Присев перед ним на корточки, она поднесла к губам Атрока, в обеих ладонях, глубокую чашку с прохладным питьём. Атрок послушно глотнул, и устало прикрыл глаза. В питье том смешались горький запах полыни и медовая сладость неведомых лесных трав…
Затем её чуткие тонкие пальцы коснулись спины Атрока, приглушив боль ещё на чуть-чуть. Эти руки так были похожи на мамины!.. Осторожно втирая горячую мазь, она негромко сказала:
- Если по правде, то тебя твой доспех уберёг. Верно, заговор был на нём сильный. Силу у стрел он забрал, они далеко не пошли. Ну и вот.… Теперь уже всё позади.
«Всё позади? – подумал Атрок отрешённо. – А зачем? Отца я не спас, как хотел. И клятвы своей не исполнил. Не добыл чудо-перья. Зачем теперь жить?… И Асуп меня предал, и все…»
Только девочка с русой косою не дала ему долго тревожиться. Она принесла Атроку большой деревянный ковш, полный до самых краёв свежего молока. Молоко тоже пахло незнакомыми сладкими травами.
- Пей, и забудь всё плохое. Спи…
Мальчик выпил. И тотчас беспокойные мысли исчезли, и Атрок стал проваливаться в спокойный целительный сон.
 

Рейтинг: +1 404 просмотра
Комментарии (4)
Владимир Спиридонов # 19 декабря 2011 в 19:38 0
Александр Соколов # 20 декабря 2011 в 15:32 0
Спасибо!!!!
Анна Магасумова # 29 ноября 2012 в 20:23 0
Из будущего в прошлое... 30
Александр Соколов # 30 ноября 2012 в 08:03 0
Так получается.... rose