ГлавнаяВся прозаЖанровые произведенияФэнтези → Сказание Льда. ГЛАВА 2. ч2

 

Сказание Льда. ГЛАВА 2. ч2

1 марта 2014 - Дариан Десс Эмбре
3
 
Огромный белый волк, скрываясь за стволами деревьев, готовился к прыжку. Умные зелёные глаза зверя внимательно следили за всем, что происходило на поляне. Он подошёл с подветренной стороны, чтобы его запах не спугнул больших наглых кошек отдыхающих в высокой пожелтевшей траве и теперь наблюдал, выжидая удобного момента для нападения.
 
Львы, подаренные какому-то нерадивому правителю в силу неизвестных причин, были отпущены глупым человеком на волю. Вместо того чтобы держать экзотических зверей в клетках, король, и по совместительству дурак, решил похвастаться тем, что теперь и в его лесах можно поохотиться на живность из жарких заморских стран. Лесники и егеря были в ужасе от этой идеи, но им ничего не оставалось, как подчиниться желанию венценосной особы. Опасаясь, что теплолюбивые кошки не смогут найти себе пропитание в незнакомом лесу с непривычным климатом, их начали обильно подкармливать, чтобы не передохли раньше времени. Но эти опасения оказались напрасны. Львы прекрасно себя чувствовали на новой территории, а благодаря дармовому мясу скоро расплодились так сильно, что начали вытеснять исконных обитателей края. Встретить оленя или лося охотникам становилось всё труднее, а вот оказаться в пасти короля зверей всё легче. Даже серые волки оказались вытеснены со своих территорий, и из-за голода им ничего не оставалось делать, как резать домашний скот. За это люди платили бедным животным стрелами, капканами и отравленным мясом. Наиболее сильные и гордые вожаки пытавшиеся прогнать нежданных захватчиков, погибали разорванные когтями превосходивших их размерами врагов. Но дело было не только в отдельных популяциях. Страдал весь лес. Пришельцы нарушили природный баланс. Лесники и егеря, которые это поняли первыми, обратились к правителю. Но Его Величество и слышать ничего не хотел. Не особо задумываясь о том, каким образом на его столе появляется свежее мясо, король не понимал причины страха, с которым лесничие отправлялись в чащу за очередным оленем или кабаном. Надо ли говорить о том, что обещанная охота на львов за все эти годы, так ни разу и не была осуществлена? Правителю, проводившему большую часть времени в постели и кутежах, было просто приятно знать, что у него в королевстве есть то, чего нет у соседа.
 
Правда, в этом он уже пару лет ошибался.
 
Такие невесёлые вести Зеленоглазому несколько дней назад поведал старый серый волк с порванным ухом и исполосованной кошачьими когтями мордой. Поэтому сегодня северный гость охотился не из-за голода, а оказывая услугу. Этот тёплый даже поздней осенью лес, не был его лесом, но тяжёлое положение серых братьев возмущало и вызывало ярость. Он и его стая пришли сюда по зову Хозяина и задержались лишь потому, что последнее распоряжение гласило ждать здесь.  Но что делает стая, когда предоставлена сама себе Хозяина не волновало, и Зеленоглазый решил этим воспользоваться.
 
На данный момент три прайда уже были уничтожены. Тактика нападения оставалась неизменной. Окружая кошек полукольцом, стая бросалась в бой по сигналу вожака. Так как снежные волки были крупнее своих лесных братьев примерно в четыре раза, они играючи расправлялись с противниками. Являясь плодом тяжелейшей борьбы за выживание на просторах сурового севера, Зеленоглазый и его соплеменники, за считанные секунды подавляли отчаянное сопротивление, оставляя после себя только трупы. И так стая двигалась от одного участка леса к другому, следуя за серым волком с порванным ухом, показывавшим очередное место обитания львов.
 
Белого вожака такое положение вещей устраивало гораздо больше, чем могло показаться. Его братья и сёстры со щенячьим азартом радовались каждому выигранному сражению. Кошачье мясо оказалось не самым отвратительным на вкус, так что еды было вдоволь. А главное: стая была занята привычным и самым почитаемым делом – охотой.
 
Это было очень кстати, после всех испытаний выпавших на долю северных хищников.
 
Ветер начал менять своё направление и Зеленоглазый решил - медлить больше нельзя. Его мощные мускулистые лапы оттолкнулись от земли с невероятной силой, что позволило вожаку одним прыжком преодолеть расстояние порядка семи метров и при приземлении вонзить клыки в шею развалившегося на поляне единственного взрослого самца. Лев отчаянно заскрёб лапами, вырывая острыми когтями остатки пожухлой травы, пытаясь подняться, но белый волк уже начал сжимать свои челюсти. Послышался громкий хруст и кошачье тело обмякло. Горячая кровь хлынула в горло Зеленоглазого, но он не стал её пить, а резким движением шеи откинул труп царя зверей за спину, и подняв окровавленную морду к небу, завыл.
 
На долю секунды прайд застыл, а затем, сразу две львицы бросились на огромного зверя, убившего на их глазах, так быстро и беспощадно, их мужа и отца их детей. Взвившись в воздух с яростным рыком, они уже были готовы вонзить в белоснежную шкуру убийцы свои когти но, ни одной из них не было суждено достичь желаемой цели. Чёрный как ночь, немногим уступающий размерами вожаку, кровный брат Зеленоглазого, вторым из стаи вступил в бой. Покинув укрытие, он живым тараном врезался в нападавшую справа теплолюбивую хищницу. Находившаяся в самой высокой точке своего прыжка и не ожидавшая этого львица, получила сокрушительный удар в бок, переломавший ей рёбра. Скорость и масса атаковавшего её зверя были настолько велики, что кошачье тело, развернувшись в воздухе и, изменив направление и траекторию полёта – рухнуло в заросли шиповника на противоположном краю поляны. Из-за неудачного падения осколки сломанных рёбер пробили лёгкие и сердце. Но чёрный гигант измученный ожиданием схватки и опьянённый азартом боя, ещё некоторое время терзал уже мёртвую плоть поверженного противника. Схватив бездыханное тело за горло, он трепал его и возил по земле, как щенок, играющий с тряпичной куклой. Второй мстительнице повезло чуть больше, - ей почти удалось коснуться белоснежной шерсти убийцы. Однако на этом всё её везение и закончилось. Мощные челюсти пегой волчицы сомкнулись на задней лапе львицы, тем самым оборвав её стремительный полёт. Выскочившие из зарослей следом за матерью два переярка молниеносно, как их и учили, добили остановленного врага. Вспоров острыми когтями кошачий живот, они принялись с остервенением вырывать куски внутренних органов у ещё живой жертвы. И всё это время на поляну врывались остальные члены стаи, сразу же приступая к кровавому пиршеству.
 
Зеленоглазый наблюдавший за всем происходящим с холодным безразличием, недовольно оскалился. Каждая такая схватка всё меньше напоминала охоту. В очередной раз он видел перед собой кровавую и бессмысленную бойню. Меньше минуты понадобилось его стае, чтобы убить всех львов этого прайда. Сентиментальность волкам не свойственна. Жалость – тем более. Но то, что происходило последние дни – было не правильно. Вожак чувствовал это.
 
- ВЫ, МНЕ НУЖНЫ! – неожиданно прогрохотал в его голове голос Хозяина.
 
Наконец-то! Несколько секунд перед мысленным взором белого волка проносились картины незнакомой местности, а когда контакт был прерван – он точно знал, что следует делать.
 
Прощание с лесными братьями было коротким. Серый волк с порванным ухом благородно обещал помощь хищникам с севера, если токовая понадобиться. Его благодарный вой ещё долго звучал над осенним лесом, провожая уходящую к побережью стаю снежных волков.
 
4
 
 
Диана бежала к покоям отца, еле переставляя ноги. Новое праздничное платье, надетое по случаю прибытия важного гостя, как могло, мешало ей в этом. Принцесса то и дело наступала на подол и теряла равновесие. Тем не менее, в силу возраста она двигалась куда быстрее старой няни, которая отстала от воспитанницы на первом же лестничном пролёте, чтобы перевести дыхание.
 
Куда только делись обида и раздражение на отца? После облетевшей дворец вести об ударе, приковавшем короля к постели, сердце упрямой дочери заполнило щемящее чувство тревоги. Проклиная своё недостойное поведение и, видя в нём главную причину недуга, поразившего самого близкого и родного для неё человека, принцесса спешила теперь к родительским покоям, готовая разрыдаться в любое мгновение.
 
Путь через привычный лабиринт коридоров лестничных маршей и величественных залов в эти минуты казался бесконечным. Беспокойство и смятение на лицах слуг поспешно уступающих Диане дорогу ещё больше расстраивали её. В какой-то момент девушке померещилось, что даже благородные предки, изображённые на гобеленах в одном из залов, неодобрительно качают головами и укоризненно смотрят ей вслед уверенные - это она, и никто иной, виновна в случившемся. Ощущение было столь явным и неприятным, что принцесса постаралась как можно быстрее покинуть это место.
 
Когда же оставалось преодолеть последний коридор, за поворотом которого находилась спальня отца, дорогу ей внезапно преградил любимый пёс короля.
 
- Хорст, миленький, не до тебя! Уйди! – вытирая всё-таки прорвавшиеся слёзы, приказала Диана, не сбавляя шага и продолжая двигаться вперёд.
 
Но огромный чёрный дог, повёл себя совершенно неожиданно. Вместо того чтобы послушно выполнить команду дочери хозяина, с которой он играл целыми днями напролёт, будучи щенком, пёс шире расставил лапы и, угрожающе наклонив голову вперёд, издал глухой утробный рык.
 
Принцесса растерянно остановилась.
 
- Хорст, малыш,… что с тобой? – удивлённо спросила она, наконец-то обратив внимание на собаку.
 
Первой мыслью было, что Хорст просто не узнал её в новом платье. Запах духов тоже был новым, как и причёска, над которой няня и любимая служанка Джин, колдовали последний час. Возможно, это и сбило пса с толку. Но заглянув в глаза друга детства, девушка отшатнулась. Перед ней стоял не Хорст. Зверь как две капли воды был похож на него, но это был не он. Некогда умные и преданные глаза дога смотрели на Диану в этот момент с нескрываемой злобой. Из пасти на каменный пол стекала густая алая слюна. Чёрная шерсть стояла дыбом. Принцесса замерла, боясь пошевелиться. Никогда прежде она не видела любимца короля в таком состоянии. Пёс был готов наброситься на неё, и казалось, уже выбрал место, куда в первую очередь вонзить клыки. Взгляд его карих глаз был прикован к голубой жилке, нервно бьющейся на тонкой белоснежной шее девушки.
 
Второй раз за эту неделю Диана оказалась в ситуации, к которой не была готова и не знала, что следует делать. В первом случае её спас совершенно незнакомый мужчина, случайно оказавшийся на месте событий. Но сейчас вокруг не было, ни души. Слуги, встречавшиеся ей на всём пути сюда, куда-то исчезли. Коридор был абсолютно пуст, если не считать каменных статуй, увешенных дорогими доспехами. Отцу очень нравились эти истуканы, оставшиеся от тех далёких времён, когда миром правили боги, создавшие его, а не Лорды Порядка и Хаоса пришедшие им на смену. Но каменные лица, то ли богов, то ли героев прошлого, как и всегда, не выражали ничего, кроме безразличия ко всему происходящему.
 
Принцесса могла лишь позавидовать такому равнодушию, ведь, чем дольше длилась молчаливая дуэль взглядов, тем страшнее ей становилось. Она, с какой-то кристальной чёткостью осознала, что стоит только закричать или попытаться убежать, Хорст, не раздумывая, вцепится ей в  горло. Глазами полными ужаса девушка обречённо - покорно ожидая неизбежной гибели, смотрела на медленно приближающегося к ней пса. Предательская мысль: «Пусть это будет быстро, только не больно…», - заполнило сознание и, легко сломила волю принцессы.
 
И вот, когда Диана уже мысленно попрощалась с жизнью, а Хорст присел на задние лапы, намереваясь совершить роковой прыжок - произошло что-то необъяснимое. Дог вытянулся, навострив уши, как будто к чему-то прислушиваясь и, мигом позже потеряв всякий интерес к своей несостоявшейся жертве, бросился со всех лап мимо неё к лестнице, ведущей на нижний этаж. А ещё секунду спустя за спиной ошарашенной девушки раздался возмущённый возглас старой Катрин:
 
- Хорст! Псина бесстыжая! Чуть не затоптал! Никаких больше косточек от меня не получишь, негодник!
 
Напряжение схлынуло, сменившись истерическим смехом. Колени подогнулись сами собой и, принцесса без сил опустилась на каменный пол, размазывая по щекам слёзы и больше не стараясь сдержать рыдания. Она была опустошенна морально и физически настолько, что даже не заметила, когда встревоженный голос няни над ней сменился на спокойный и уверенный баритон. А потом чьи-то сильные руки легко подняли её и понесли в сторону родительских покоев.

© Copyright: Дариан Десс Эмбре, 2014

Регистрационный номер №0196329

от 1 марта 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0196329 выдан для произведения: 3
 
Огромный белый волк, скрываясь за стволами деревьев, готовился к прыжку. Умные зелёные глаза зверя внимательно следили за всем, что происходило на поляне. Он подошёл с подветренной стороны, чтобы его запах не спугнул больших наглых кошек отдыхающих в высокой пожелтевшей траве и теперь наблюдал, выжидая удобного момента для нападения.
 
Львы, подаренные какому-то нерадивому правителю в силу неизвестных причин, были отпущены глупым человеком на волю. Вместо того чтобы держать экзотических зверей в клетках, король, и по совместительству дурак, решил похвастаться тем, что теперь и в его лесах можно поохотиться на живность из жарких заморских стран. Лесники и егеря были в ужасе от этой идеи, но им ничего не оставалось, как подчиниться желанию венценосной особы. Опасаясь, что теплолюбивые кошки не смогут найти себе пропитание в незнакомом лесу с непривычным климатом, их начали обильно подкармливать, чтобы не передохли раньше времени. Но эти опасения оказались напрасны. Львы прекрасно себя чувствовали на новой территории, а благодаря дармовому мясу скоро расплодились так сильно, что начали вытеснять исконных обитателей края. Встретить оленя или лося охотникам становилось всё труднее, а вот оказаться в пасти короля зверей всё легче. Даже серые волки оказались вытеснены со своих территорий, и из-за голода им ничего не оставалось делать, как резать домашний скот. За это люди платили бедным животным стрелами, капканами и отравленным мясом. Наиболее сильные и гордые вожаки пытавшиеся прогнать нежданных захватчиков, погибали разорванные когтями превосходивших их размерами врагов. Но дело было не только в отдельных популяциях. Страдал весь лес. Пришельцы нарушили природный баланс. Лесники и егеря, которые это поняли первыми, обратились к правителю. Но Его Величество и слышать ничего не хотел. Не особо задумываясь о том, каким образом на его столе появляется свежее мясо, король не понимал причины страха, с которым лесничие отправлялись в чащу за очередным оленем или кабаном. Надо ли говорить о том, что обещанная охота на львов за все эти годы, так ни разу и не была осуществлена? Правителю, проводившему большую часть времени в постели и кутежах, было просто приятно знать, что у него в королевстве есть то, чего нет у соседа.
 
Правда, в этом он уже пару лет ошибался.
 
Такие невесёлые вести Зеленоглазому несколько дней назад поведал старый серый волк с порванным ухом и исполосованной кошачьими когтями мордой. Поэтому сегодня северный гость охотился не из-за голода, а оказывая услугу. Этот тёплый даже поздней осенью лес, не был его лесом, но тяжёлое положение серых братьев возмущало и вызывало ярость. Он и его стая пришли сюда по зову Хозяина и задержались лишь потому, что последнее распоряжение гласило ждать здесь.  Но что делает стая, когда предоставлена сама себе Хозяина не волновало, и Зеленоглазый решил этим воспользоваться.
 
На данный момент три прайда уже были уничтожены. Тактика нападения оставалась неизменной. Окружая кошек полукольцом, стая бросалась в бой по сигналу вожака. Так как снежные волки были крупнее своих лесных братьев примерно в четыре раза, они играючи расправлялись с противниками. Являясь плодом тяжелейшей борьбы за выживание на просторах сурового севера, Зеленоглазый и его соплеменники, за считанные секунды подавляли отчаянное сопротивление, оставляя после себя только трупы. И так стая двигалась от одного участка леса к другому, следуя за серым волком с порванным ухом, показывавшим очередное место обитания львов.
 
Белого вожака такое положение вещей устраивало гораздо больше, чем могло показаться. Его братья и сёстры со щенячьим азартом радовались каждому выигранному сражению. Кошачье мясо оказалось не самым отвратительным на вкус, так что еды было вдоволь. А главное: стая была занята привычным и самым почитаемым делом – охотой.
 
Это было очень кстати, после всех испытаний выпавших на долю северных хищников.
 
Ветер начал менять своё направление и Зеленоглазый решил - медлить больше нельзя. Его мощные мускулистые лапы оттолкнулись от земли с невероятной силой, что позволило вожаку одним прыжком преодолеть расстояние порядка семи метров и при приземлении вонзить клыки в шею развалившегося на поляне единственного взрослого самца. Лев отчаянно заскрёб лапами, вырывая острыми когтями остатки пожухлой травы, пытаясь подняться, но белый волк уже начал сжимать свои челюсти. Послышался громкий хруст и кошачье тело обмякло. Горячая кровь хлынула в горло Зеленоглазого, но он не стал её пить, а резким движением шеи откинул труп царя зверей за спину, и подняв окровавленную морду к небу, завыл.
 
На долю секунды прайд застыл, а затем, сразу две львицы бросились на огромного зверя, убившего на их глазах, так быстро и беспощадно, их мужа и отца их детей. Взвившись в воздух с яростным рыком, они уже были готовы вонзить в белоснежную шкуру убийцы свои когти но, ни одной из них не было суждено достичь желаемой цели. Чёрный как ночь, немногим уступающий размерами вожаку, кровный брат Зеленоглазого, вторым из стаи вступил в бой. Покинув укрытие, он живым тараном врезался в нападавшую справа теплолюбивую хищницу. Находившаяся в самой высокой точке своего прыжка и не ожидавшая этого львица, получила сокрушительный удар в бок, переломавший ей рёбра. Скорость и масса атаковавшего её зверя были настолько велики, что кошачье тело, развернувшись в воздухе и, изменив направление и траекторию полёта – рухнуло в заросли шиповника на противоположном краю поляны. Из-за неудачного падения осколки сломанных рёбер пробили лёгкие и сердце. Но чёрный гигант измученный ожиданием схватки и опьянённый азартом боя, ещё некоторое время терзал уже мёртвую плоть поверженного противника. Схватив бездыханное тело за горло, он трепал его и возил по земле, как щенок, играющий с тряпичной куклой. Второй мстительнице повезло чуть больше, - ей почти удалось коснуться белоснежной шерсти убийцы. Однако на этом всё её везение и закончилось. Мощные челюсти пегой волчицы сомкнулись на задней лапе львицы, тем самым оборвав её стремительный полёт. Выскочившие из зарослей следом за матерью два переярка молниеносно, как их и учили, добили остановленного врага. Вспоров острыми когтями кошачий живот, они принялись с остервенением вырывать куски внутренних органов у ещё живой жертвы. И всё это время на поляну врывались остальные члены стаи, сразу же приступая к кровавому пиршеству.
 
Зеленоглазый наблюдавший за всем происходящим с холодным безразличием, недовольно оскалился. Каждая такая схватка всё меньше напоминала охоту. В очередной раз он видел перед собой кровавую и бессмысленную бойню. Меньше минуты понадобилось его стае, чтобы убить всех львов этого прайда. Сентиментальность волкам не свойственна. Жалость – тем более. Но то, что происходило последние дни – было не правильно. Вожак чувствовал это.
 
- ВЫ, МНЕ НУЖНЫ! – неожиданно прогрохотал в его голове голос Хозяина.
 
Наконец-то! Несколько секунд перед мысленным взором белого волка проносились картины незнакомой местности, а когда контакт был прерван – он точно знал, что следует делать.
 
Прощание с лесными братьями было коротким. Серый волк с порванным ухом благородно обещал помощь хищникам с севера, если токовая понадобиться. Его благодарный вой ещё долго звучал над осенним лесом, провожая уходящую к побережью стаю снежных волков.
 
4
 
 
Диана бежала к покоям отца, еле переставляя ноги. Новое праздничное платье, надетое по случаю прибытия важного гостя, как могло, мешало ей в этом. Принцесса то и дело наступала на подол и теряла равновесие. Тем не менее, в силу возраста она двигалась куда быстрее старой няни, которая отстала от воспитанницы на первом же лестничном пролёте, чтобы перевести дыхание.
 
Куда только делись обида и раздражение на отца? После облетевшей дворец вести об ударе, приковавшем короля к постели, сердце упрямой дочери заполнило щемящее чувство тревоги. Проклиная своё недостойное поведение и, видя в нём главную причину недуга, поразившего самого близкого и родного для неё человека, принцесса спешила теперь к родительским покоям, готовая разрыдаться в любое мгновение.
 
Путь через привычный лабиринт коридоров лестничных маршей и величественных залов в эти минуты казался бесконечным. Беспокойство и смятение на лицах слуг поспешно уступающих Диане дорогу ещё больше расстраивали её. В какой-то момент девушке померещилось, что даже благородные предки, изображённые на гобеленах в одном из залов, неодобрительно качают головами и укоризненно смотрят ей вслед уверенные - это она, и никто иной, виновна в случившемся. Ощущение было столь явным и неприятным, что принцесса постаралась как можно быстрее покинуть это место.
 
Когда же оставалось преодолеть последний коридор, за поворотом которого находилась спальня отца, дорогу ей внезапно преградил любимый пёс короля.
 
- Хорст, миленький, не до тебя! Уйди! – вытирая всё-таки прорвавшиеся слёзы, приказала Диана, не сбавляя шага и продолжая двигаться вперёд.
 
Но огромный чёрный дог, повёл себя совершенно неожиданно. Вместо того чтобы послушно выполнить команду дочери хозяина, с которой он играл целыми днями напролёт, будучи щенком, пёс шире расставил лапы и, угрожающе наклонив голову вперёд, издал глухой утробный рык.
 
Принцесса растерянно остановилась.
 
- Хорст, малыш,… что с тобой? – удивлённо спросила она, наконец-то обратив внимание на собаку.
 
Первой мыслью было, что Хорст просто не узнал её в новом платье. Запах духов тоже был новым, как и причёска, над которой няня и любимая служанка Джин, колдовали последний час. Возможно, это и сбило пса с толку. Но заглянув в глаза друга детства, девушка отшатнулась. Перед ней стоял не Хорст. Зверь как две капли воды был похож на него, но это был не он. Некогда умные и преданные глаза дога смотрели на Диану в этот момент с нескрываемой злобой. Из пасти на каменный пол стекала густая алая слюна. Чёрная шерсть стояла дыбом. Принцесса замерла, боясь пошевелиться. Никогда прежде она не видела любимца короля в таком состоянии. Пёс был готов наброситься на неё, и казалось, уже выбрал место, куда в первую очередь вонзить клыки. Взгляд его карих глаз был прикован к голубой жилке, нервно бьющейся на тонкой белоснежной шее девушки.
 
Второй раз за эту неделю Диана оказалась в ситуации, к которой не была готова и не знала, что следует делать. В первом случае её спас совершенно незнакомый мужчина, случайно оказавшийся на месте событий. Но сейчас вокруг не было, ни души. Слуги, встречавшиеся ей на всём пути сюда, куда-то исчезли. Коридор был абсолютно пуст, если не считать каменных статуй, увешенных дорогими доспехами. Отцу очень нравились эти истуканы, оставшиеся от тех далёких времён, когда миром правили боги, создавшие его, а не Лорды Порядка и Хаоса пришедшие им на смену. Но каменные лица, то ли богов, то ли героев прошлого, как и всегда, не выражали ничего, кроме безразличия ко всему происходящему.
 
Принцесса могла лишь позавидовать такому равнодушию, ведь, чем дольше длилась молчаливая дуэль взглядов, тем страшнее ей становилось. Она, с какой-то кристальной чёткостью осознала, что стоит только закричать или попытаться убежать, Хорст, не раздумывая, вцепится ей в  горло. Глазами полными ужаса девушка обречённо - покорно ожидая неизбежной гибели, смотрела на медленно приближающегося к ней пса. Предательская мысль: «Пусть это будет быстро, только не больно…», - заполнило сознание и, легко сломила волю принцессы.
 
И вот, когда Диана уже мысленно попрощалась с жизнью, а Хорст присел на задние лапы, намереваясь совершить роковой прыжок - произошло что-то необъяснимое. Дог вытянулся, навострив уши, как будто к чему-то прислушиваясь и, мигом позже потеряв всякий интерес к своей несостоявшейся жертве, бросился со всех лап мимо неё к лестнице, ведущей на нижний этаж. А ещё секунду спустя за спиной ошарашенной девушки раздался возмущённый возглас старой Катрин:
 
- Хорст! Псина бесстыжая! Чуть не затоптал! Никаких больше косточек от меня не получишь, негодник!
 
Напряжение схлынуло, сменившись истерическим смехом. Колени подогнулись сами собой и, принцесса без сил опустилась на каменный пол, размазывая по щекам слёзы и больше не стараясь сдержать рыдания. Она была опустошенна морально и физически настолько, что даже не заметила, когда встревоженный голос няни над ней сменился на спокойный и уверенный баритон. А потом чьи-то сильные руки легко подняли её и понесли в сторону родительских покоев.

Рейтинг: 0 174 просмотра
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!