ГлавнаяВся прозаЖанровые произведенияФэнтези → Путь в никуда. (Даждвод - книга 2) - Глава 2 - Колдун

 

Путь в никуда. (Даждвод - книга 2) - Глава 2 - Колдун

11 июля 2013 - Артем Биневский

Глава 2. Колдун

 

Саша прошел под аркой городских ворот. Экипированный не то чтобы по полной, на все сто, но и не по минимуму. Не спецназовец, имеющий при себе все необходимое для автономных действий, но и не Робинзон на необитаемом острове с одним ножом в кармане. Одетый соответствующе для долгих странствий – удобные крепкие сапоги и не менее удобная кожаная крутка с множеством карманов, по которым можно спрятать много чего полезного. Само собой – пачка нескончаемых сигарет и знаменитая фляга.

На шее, на самом прозаическом шнурке висел клык волкодлака. Того самого, который четыре года назад чуть не загрыз Сашу. Лешие вовремя подмогли, выручили. А клык ему потом Витчак принес. На память, как сувенир. Рядом с клыком на таком же шнурке висел амулет солонь. Тот самый, который сделал дед Костя и подарил Саше.

А за спиной висел самый обычный рюкзак, где, кроме предметов первой необходимости, лежала колдовская книга, и небольшой продуктовый запас, упакованный заботливой рукой Елены.

Он посмотрел на стражника, стоящего у калитки. То ли Ботук, то ли Ботко. Уж очень они были похожи и внешне и характером, хотя и не являлись братьями.

- Здорово, боец, - сказал он ему, - как обстановка?

Стражник смотрел на него немного ошалевшими глазами, пытаясь понять, что от него хотят.

- Ну-ну, расслабься, - улыбнулся Саша, - не на тумбочке стоишь и я не караульный и не разводящий. Начальнику своему привет передавай, - и похлопал стражника по плечу, - и устав учи - пригодится.

И зашагал дальше, не оглядываясь на стоящего столбом стражника. Впрочем, далеко идти не пришлось – по короткой улочке, прямой как спица, он вышел на Закатную площадь, почти не изменившуюся за четыре года. Те же дома и тот же камень под ногами. Все так же камень кое-где отсутствует, несмотря на строжайший запрет. Он вспомнил эту историю и улыбнулся. Когда-то, давным-давно, один делец по имени Олег, по прозвищу Ставр, подрядился вымостить полуденную площадь камнем. За что и взялся со всем энтузиазмом, получив на то высочайшее разрешение князя и выделение средств из княжеской казны. И выполнил все работы в срок, причем даже уложился в заявленную смету, что бывает крайне редко. Впрочем, времена тогда были другие, да и с князем все дельцы стараются вести дела честно, а то потом себе же будет дороже. Но суть не в этом, а в том, что, выполнив работы, подрядчик пустил слух, что под одним из камней, устилающих площадь, установлен слиток золота, точно такой же по размерам. Вот и ищут желающие враз разбогатеть. Ищут втихомолку, по ночам, потому что существует княжеский указ, запрещающий вынимать камни из мостовой. Поиски эти, правда, больше похожи на игру в лотерею, причем не факт, что выигрышная комбинация вообще существует и когда-нибудь выпадет.

 

Постоялый двор "Тринадцать чертей" сменил вывеску и название, называясь теперь просто и без затей "Даждвод", утратив, по мнению Саши, некую долю своей привлекательности. Просто теперь все здесь, без затей. Исчезла яркая вывеска, изображавшая тех самых чертей у винной бочки. Старая добрая харчевня, направленная на то, чтобы путника приютить, накормить, содрать с него за это побольше денег и отправить восвояси. В клиентах, тем не менее, отбоя не было – это был первый постоялый двор на пути с полудня.             

Даждвод изменился за эти четыре года. Заново открылась дорога через полуночный лес. Восстановили торговый тракт между полуденными землями и Киевом. Через Даждвод путь к Киеву был гораздо ближе, чем через Умань или через Оршанцы.

Через город хлынули торговцы, бродячие артисты, паломники и прочий народ. Все останавливались в городе, всем надо было где-то ночевать, что-то есть. В Даждводе открывались новые харчевни, постоялые дворы и гостиницы. Через Росаву построили два моста и начали обрабатывать поля за рекой, чтобы еды хватало на всех. Город цвел.

Была и отрицательная сторона. В Даждвод кроме людей, которые приходили по делу, попало куча непонятного народа – какие-то бродяги, аферисты разных мастей и просто самые обычные уголовники. Участились кражи, грабежи, что обозлило простых людей и совершенно остервенило княжескую стражу. Наверняка эти события были сродни чему-то вроде болезни роста города. Ведь не бывает так, чтобы все новоприбывшие были абсолютно законопослушны. Любое новое предприятие привлекают уйму проходимцев и любителей ловить рыбку в мутной воде. Собственно, истории известны случаи, когда не просто города, а целые страны создавались по такому принципу. Как Соединенные Штаты, в которые хлынула масса народу из старушки Европы. И были среди этой массы и преступники, и обычные люди, которые искали для себя лучшей судьбы.

 

Саша сидел за столом у окна и попивал вино, поглядывая в окно. Увидев знакомую фигуру, улыбнулся. Не прошло и получаса, как информация прошла в нужном направлении. Человек прошел в дверь, оглянулся, заметил Сашу и присел за столом напротив.

- Здравствуй, Данила, - сказал Саша, - вина?

- Здравствуй, колдун, - ответил десятник, - давай.

Саша налил вина и подвинул простецкий глиняный стакан к Даниле.

- Какими судьбами? – спросил его Данила, - ты не так часто появляешься в городе. Случилось что?

- Почему сразу случилось? Просто выбрался в город, вина выпить, старых знакомых увидеть.

- Только ли? – улыбнулся Данила, - что-то раньше я такого за тобой не замечал. Последний раз ты был в Даждводе на весеннее равноденствие. А перед этим на осеннее. И каждый раз не просто так. Каждое твое появление сопровождали определенные события. Что сейчас?

- То есть ты хочешь сказать, что мое появление в городе нежелательно? – ответил вопросом на вопрос Саша.

- Почему же? – парировал Данила, - наоборот, когда ты появлялся - ты мне существенно помогал. Это меня и настораживает. Не предвещает ли очередное твое появление каких-то проблем или чрезвычайных забот.

- Хочешь верь, хочешь нет, - начал Саша, - но сейчас ничего не намечается. Я, можно сказать, проездом.

Данила задумался и отпил вина.

- Кислое, - скривился он, - ты не мог чего получше заказать?

- Сейчас это здесь лучшее. Кто за этим следит?

- Это для обычных путников лучшего нет. Подожди, - Данила встал и подошел к двери, ведущей на кухню. О чем-то с кем-то пошептался и вернулся к столу, держа в руках кувшин с удобной ручкой для переноски.

- Вот, - сказал он, - Заря Даждвода. Уж получше этой кислятины будет.

Он разлил вино по стаканам и пригубил из своего.

- Совсем другое дело. Так, говоришь, ничего не намечается?

- Нет, ничего, - ответил Саша, - по крайней мере, в Даждводе – ничего.

- А где намечается? – Сашина оговорка не ускользнула от внимания Данилы.

- Далеко, - улыбнулся Саша, - и не факт, что намечается.

В самом деле – не раскрывать же ему свои планы. Пускай они и поддерживали хорошие отношения, но зачем рассказывать Даниле куда он собрался?

- Не хочешь говорить, - понял Данила, - не говори. А зачем тогда меня позвал?

- А я не звал, - ответил Саша, улыбаясь, - это тебе твои стражники доложили, что я в городе. Но я все равно рад тебя видеть.

- Хитришь, колдун, - сказал десятник, - но я тоже рад тебя видеть. Давай тогда за встречу, - и он стукнул своим стаканом о стакан Саши, едва не расплескав вино.

- Да, кстати, - словно между делом сказал Данила, - а что это ты моему стражнику наговорил?

- Да ничего особенного, - улыбнулся Саша, - привет тебе передавал.

- И все? – Данила пристально посмотрел на него, пытаясь найти подвох в Сашиных словах.

- И все, - утверждающе ответил Саша, и отпил вина из стакана. Заря Даждвода действительно было на порядок лучше вина, которое перед этим принесли Саше.

- Какие новости? – спросил Саша у Данилы.

- Да какие новости? – ответил вопросом на вопрос Данила, - сам ведь все видишь. Только не говори мне, - и Данила предупреждающе поднял ладонь, - что ты не в курсе городских новостей. Я-то знаю, что твои друзья с тобой регулярно встречаются. Значит с последними событиями ты знаком.

- Правильно, - улыбнулся Саша, - от тебя утаить что-то сложно. Ну да тебя должность обязывает. Я имею в виду новости, о которых не все в курсе. Городские слухи – это, конечно, тоже хорошо, но ведь на то они и слухи. Кто как не ты будет в курсе всех событий?

- Не надо мне льстить, Саша, - спокойно ответил десятник, - я просто делаю свою работу.

- Никогда в этом не сомневался, - сказал ему Саша, - каждый на своем месте. Значит новостей никаких?

- Ну почему никаких? – переспросил Данила и отпил вина, - вот правый берег Росавы будем понемногу застраивать. Мосты уже закончили. Да это ты и сам видишь.

- Вижу. А что князь? – спросил Саша.

- А что князь? – снова переспросил Данила, словно передразнивая его, - хорошо все у князя. Людей в городе больше стало, налоги растут, в городе относительный порядок. Несмотря даже на большое количество приезжих. – Данила вздохнул и зачем-то оглянулся, - Князь жениться собрался. Уже десять лет прошло как его жена умерла, а наследника у него нет.

- Есть на ком? – улыбнулся Саша, сам не зная зачем он это спрашивает. Скорее так – для поддержания разговора. Хотя и узнавать новости от человека второго по значимости в городе было все-таки весьма почетно.

- Есть, - Данила снова оглянулся, как будто опасаясь, что его кто-то услышит, - княжна Таврическая, дочь князя Тимура. Сам понимаешь – свадьба князя добавляет мне хлопот.

- Понимаю, - сказал Саша и подлил Даниле вина.

Они поговорили еще о том о сем, о всяких мелочах. Данила спросил как Сашин сын. Саша рассказал и в свою очередь спросил о семье Данилы. Стражник в нескольких фразах поделился личными новостями. Разговор плавно катился к завершению.

- Еще вот что, Саша, - сказал Данила уже в завершение, словно что-то вспомнив, - друзья твои – Петр и Игорь. Есть сведения, что они не все вещи, имеющие отношение к княжеской семье, отдают князю. У торговца видели кинжал и кольчугу с княжескими гербами. Старинной работы. Сам понимаешь – такие вещи просто так продаваться не могут. Вот их и подозревают, что не все они показывают, что находят. Уговор был строгий – все с княжеским гербом остается в княжеском замке. Остальное – им. И они вольны поступать с этими вещами так, как им хочется. Мне кажется - они нарушили этот уговор.

- Я спрошу, - лаконично ответил Саша.

- Уж будь добр, - сказал Данила и встал, - мне пора. Рад был поговорить и выпить с тобой вина.

- Я тоже, Данила, - сказал ему Саша и проводил стражника взглядом. Неспроста это все было, не спроста. Не просто поговорить и выпить вина пришел к нему начальник личной княжеской стражи. Поговорить ему захотелось. Как бы не так. Саша, конечно, тоже не без умысла засветился у городских ворот. Интересно ему стало, как отреагирует Данила на очередное появление его в городе. Отреагировал Данила, да так что больше принес вопросов чем ответов.

Это что же получается – Петр с Игорем утаивают какие-то вещи, найденные в подземельях? Или это не они? А кто тогда? Насколько Саша знал – поисками в подземельях занимались только его друзья. Разве что кто-то этим занимается без княжеского разрешения. Выходит – все-таки есть здесь черные археологи, несмотря даже на отсутствие "белых". Если, конечно, не называть такими Сашиных друзей. Но они ведь не для истории стараются, а для себя.

Он решил отложить археологические определения в сторону. Как-нибудь само устаканится. Все-таки они собрались покинуть Даждвод на некоторое время, и если предметы с княжеским гербом будут продолжать появляться в свободной продаже – у его друзей будет железное алиби. Пусть тогда Данила сам голову ломает – кто эти нарушители и где их искать.

 

Время шло, уже давным-давно перевалив за полдень, а Петра с Игорем все не было. Хотя, здесь, скорее всего, виноват он сам. Ведь говорили ему, что приходи, мол, к вечеру. А он пришел к обеду, сам себя обрекая на ожидание. Зато есть время побыть одному и просто подумать.

 Саша сидел за столом, не меняя позы, лишь изредка поворачивая голову и осматривая сидевших за столами. Пытался определить, кто из посетителей является местным жителем, а кто нет – и не смог.

Возле его стола остановилась Мария, хозяйка постоялого двора.

- Здравствуй, Саша.

- Здравствуй, Мария.

- Может быть, пообедаешь? Давно здесь сидишь, ждешь кого-то? Наверное, Петра и Игоря, - улыбнулась она, - так они обычно ближе к вечеру приходят.

- Их, - подтвердил Саша, - но есть не хочу, спасибо.

А сам подумал, что переименование постоялого двора могло нести в себе потаенный смысл. Хозяйка "Даждвода" – звучит то как! Как это Данила еще не обратил внимание на эту двусмысленность?

- Ты мне вина еще принеси, - попросил он Марию, - только самого лучшего. Не того, которое для обычных путников.

- Хорошо, - Мария кивнула и скрылась за дверью кухни. Спустя минуту перед Сашей стояла квадратная глиняная бутыль, из которой он не торопясь налил себе в стакан и, не торопясь, отпил глоток. Даждвод славился не только своей сталью, но и винами. Не Таврика, конечно, слава о Таврических винах выходила далеко за пределы Руси, но и не скисший компот. Вина и наливки Даждвода продавались по всей Руси.

Очередной раз стукнула дверь, и чей-то громкий голос сказал:

- Человек, водки. И пожрать что-нибудь. И побыстрей.

Саша повернул голову и увидел огромного человека, с невообразимой рыжей шевелюрой и широкой, как лопата, бородой.

- Вон туда принеси, - и рыжий указал на стол, за которым сидел Саша. Тут же протопал сапожищами по полу и шумно устроился на скамье, бесцеремонно отодвинув кувшин с вином.

- Ты кто, сморчок? – спросил он у Саши.

- Не твое дело, - в тон ответил ему Саша, - стол занят.

- Да мне-то какое дело? – рассмеялся рыжий, - я сюда сел, значит, место занял. Мне здесь понравилось. А ты можешь идти гулять.

- Ты не прав, - спокойно сказал ему Саша.

- Что? – спросил рыжий и огляделся, словно в поиске зрителей, - да я тебя одной левой, - и он замахнулся, произнеся при этом несколько непечатных слов.

Саша ловко уклонился и перехватил руку бородача, прижав ее при этом к столу и произнеся несложное заклинание. И все – готово, теперь рыжий так и будет сидеть с рукой, словно приклеенной к столу. И оторвать руку от стола не сможет ни за какие коврижки. Разве что срезав себе часть кожи или вырезав кусок стола.

- Эй, - занервничал рыжий после нескольких неудачных попыток оторвать руку от стола, - ты что сделал?

Он сделал еще одно усилие, едва не подняв тяжелый дубовый стол, которое так же закончилось неудачно. Поняв бесплодность попыток, рыжий замахнулся на Сашу второй рукой. Только не прошло и секунды как левая рука оказалась приклеенной к столу рядом с правой. Со стороны это даже выглядело забавно – здоровый мужик, эдакая косая сажень в плечах, а руки ему некая сила держит прикованными к столу, ровнехонько посередине, и, что характерно, отпускать его никто не намерен.

Рыжий сделал еще несколько бесплодных попыток оторвать руки от стола. Потом до него наконец-то кое-что дошло и он взглянул на Сашу.

- Отпусти. Что я тебе сделал?

- Ты мне хамил, каланча рыжая, - ответил ему Саша и наклонил к нему голову, взглянув ему в глаза практически в упор, - вот что мне с тобой сделать? Бороду по волоску выщипать? Или зад заголить и позвать тех, кто непотребством занимается? Сам знаешь – есть такие, которые этим любят с мужиками заниматься. Как думаешь? Или просто в лоб дать?

На самом деле Саша не собирался делать с этим хамом ничего плохого. Проучить – да, воспитать немножко – да, но не более. А метод, который он избрал – так ведь до этого рыжебородого, наверняка, по-другому не дойдет.

Рыжебородый, тем не менее, принял Сашины слова за чистую монету, совсем сник и как-то прямо-таки сжался, скукожился и стал меньше в размерах. Даже борода перестала топорщиться.

- Не надо, - попросил он, - я ведь не со зла, я позабавиться хотел.

- Я вот тоже сейчас позабавлюсь, - сказал ему Саша, - ты в следующий раз, когда захочешь поразвлечься, помни о том, что твоим противником может оказаться кто-то вроде меня. И ничем хорошим это для тебя не закончится.

- А ты кто? – рыжий наконец-то осмелился взглянуть в Сашины глаза.

- Да ничего особенного, - улыбнулся Саша, - колдун я.

Рыжий сделал попытку отшатнуться и, если бы его не сдержал тяжелый стол, он бы уже бежал к выходу, опрокидывая столы, скамьи и посетителей. В его глаза появилась паника.

- Отпусти, а? – взмолился он, - я чем хочешь тебе отплачу. Хочешь деньгами, все отдам, что есть, я только с рынка, все продал, что привез. Или вина тебе куплю, ужин твой оплачу, все что хочешь, только отпусти.

Рыжий выглядел таким испуганным, что Саша даже принюхался – не обделался ли он. Но запаха не было, а штаны его выглядели сухими.

- Ну отпусти, - снова взмолился рыжий, - деньги все мои забери, только отпусти…

Саша устало прикрыл глаза. Вначале эта шутка с приковыванием рук к столу показалась ему забавной. Но сейчас, когда он видел насколько стал жалок рыжий в своем страхе, насколько он готов был унижаться в своих просьбах, ему стало противно и мерзко. Не того он ждал. А чего? А кто ж его знает, но не того. Выходит – сам проявил слабость, поддался мимолетному порыву. Столько учился терпению и оказалось так мало надо было чтобы он сорвался и применил колдовскую силу к человеку, который не сможет защититься. Пусть рыжий, конечно, виноват, но не так надо было решать эту ситуацию, не так.

Он открыл глаза и посмотрел на бородача. На того уже жалко было смотреть.

- Вали отсюда, - сказал ему Саша и произнес заклинание, освобождающее его руки.

- Что? – не сразу понял тот.

- Пошел вон. И помни о том, что я тебе сказал.

- Бесплатно? – он все еще не верил своему счастью

- Даром, блин. Безвозмездно. Не в деньгах счастье. Иди, пока я не передумал.

Рыжий понял, что уговаривать его никто не будет и задом, задом, не отрывая своих глаз от Саши, наталкиваясь спиной на посетителей и бормоча извинения, выскочил за дверь. И, судя по воплям, со всех ног бросился бежать, крича что-то вроде: "Колдун, там колдун!"

Саша усмехнулся и одним длинным глотком допил вино. Не совсем стандартная реакция бородача позабавила его. В Даждводе к нему относились спокойно. Немного с опаской, конечно, колдун все-таки, но такого панического страха от встречи с колдуном он никогда не видел. Наверняка рыжий был из какого-то совершеннейшего захолустья, где к колдунам относились именно с таким раболепием и страхом. Только откуда тогда столько наглости по отношению к обычным людям? Может там все такие? И он по-другому просто не умеет?

Да и вообще – откуда столько спеси у людей по отношению к тем, кого они считают стоящими ниже себя по социальной лестнице? Вот вчера он еще свиней пас, а сегодня у него много денег или он поднялся на маленькую ступеньку власти и все - он считает себя чуть ли не небожителем, кумом королю. От стражи откупится, любую проблему решит с помощью звонких монет. И обязательно ему надо нижестоящего унизить, ужать, и как-то обидеть. Лишь только для того чтобы потешить свое извращенное самолюбие.

Саша снова налил себе вина и посмотрел в окно. Где же Петр с Игорем? Если так продолжать сидеть и пить вино, то и до вечера можно не досидеть, а попросту свалиться под стол в алкогольном сне. Он решительно отставил от себя стакан и вышел на крыльцо покурить. Стоял, пускал дым и щурился на солнце. Потом вернулся за стол, но к вину уже не прикасался.

Стукнула дверь и в зал наконец-то вошли Игорь и Петр. Оглядевшись и сразу заметив Сашу, энергичным шагом направились к его столу.

- Я знал, что ты придешь, - сказал с маху Игорь.

- У тебя есть знакомый прорицатель? – широко улыбаясь, спросил Саша.

- А? Нет, нету конечно, - заулыбался в ответ Игорь, - просто… я даже не знаю как это объяснить… Ну, разве мы могли бы уйти без тебя?

- Да конечно не могли, - сказал Петр, пожимая Саше руку, - я рад, что ты здесь.

- А где кибитка? – спросил Саша.

- На полуночной площади. Все готово уже, - ответил Игорь, - мы припасы закупали, в Киеве, говорят, все в три раза дороже.

"А как ты хотел? – подумал Саша, - в столице жизнь всегда дороже".

- Время есть еще, - сказал Петр и с размаху уселся на скамью, бесцеремонно подвигая к себе кувшин с вином, и наливая в стакан, - можно посидеть немного.

- Вот, смотри, что я вчера нашел, - и Петр достал из кармана что-то небольшое завернутое в чистый кусочек ткани. Аккуратно развернул и показал Саше золотой перстень. С необычной свастикой, искусно сделанной из черного камня с синим отливом, - я таких свастик никогда раньше не видел.

И Петр принялся подробно рассказывать как в очередном закоулке подвала они наткнулись на остатки шкафа, наполовину развалившегося от времени. Как долго сидели около него и разбирали всякий хлам, которым шкаф был переполнен, от обветшалой развалившейся одежды до потрескавшихся глиняных стаканчиков и чарочек. Как совсем отчаявшись найти что-то дельное, он со злости запустил кувшином в стену и тот рассыпался на мелкие кусочки, блеснув золотом в свете факелов. И как они на пару с Игорем ползали на коленях по полу, отыскивая это самое блеснувшее. И удача таки улыбнулась им, когда Петр нашел этот перстень, успевший закатиться в щель между каменными плитами пола.

- На нем ведь нет княжеского герба, - продолжал Петр, попивая вино, как остывший чай, - я и решил его себе оставить.

Саша задумчиво крутил перстень в пальцах. Какое-то тепло, непонятная энергия шла от перстня, перетекая в пальцы, покалывая тоненькими иголочками кожу. Спохватившись, он просканировал перстень на колдовскую составляющую. Что-то в перстне было. Не привычное колдовство, что-то незнакомое, но какая-то сила была. Чем-то перстень был напитан, чем-то, что скрывалось в нем до поры до времени.

- Интересный перстень, - проговорил Саша и внимательно всмотрелся в свастику, венчавшую перстень.

- Он не совсем обычный? – спросил Петр, - колдовской? Ты что-то чувствуешь?

- Именно что-то, - ответил Саша, - может и колдовской. Может и нет. Но необычный.

- Знаешь что, Саша? – решился Петр, - возьми его себе.

- Зачем он мне? – удивился Саша.

- Ну, он же колдовской, - ответил Петр и снова отпил вина, - тебе скорее пригодится чем мне.

Саша подумал немного и решил принять подарок. Все таки в этом не было ничего зазорного. Он мысленно прикинул на который из пальцев одеть и решил не нарушать традиций, примерив перстень на безымянный палец левой руки. Перстень сел как родной. Саше даже показалось, что он немного ужался в размерах, на какой-то миллиметр, чтобы точнее соответствовать размеру пальца.

- Я смотрю, вы довольно часто что-то интересное находите, - сказал Саша, совершенно автоматически прокручивая перстень на пальце.

- По-разному бывает, - хмыкнул Петр.

- Жаль только, что мы уже почти все подвалы осмотрели, - добавил Игорь, - вряд ли теперь что-то интересное найдем.

- Как знать, как знать, - проговорил Саша. - А ты знаешь, что кроме подвалов и подземелий под княжеским замком почти под всем Даждводом тянутся катакомбы? Подземные ходы и подземные залы?

- Откуда они взялись? – удивился Петр, - я знаю, что под замком есть очень много заброшенных подвалов. Там мы и ищем всякое-разное. Это ты и сам знаешь.

- Дело в том, - начал рассказывать Саша, - что камень, из которого в основном построены даждводские дома не возили с днепровских порогов – это сильно далеко. А рубили катакомбы, подземелья. Оттуда камень вытаскивали на поверхность и сверху уже строили. Четыре тысячи лет. И сейчас камень рубят.

- Про сейчас то я знаю – за полуночной стеной есть вход в каменоломни. Так сколько его там рубят? – возразил Петр, - за день можно все обойти.

- Это новые каменоломни. А в старые только из княжеских подвалов и можно попасть. И раз вы туда до сих пор не попали – значит ходы заложены или завалены. Весь Даждвод построен из этого камня. Вернее – весь старый город. Вот и представь себе – сколько ушло камня. Или сколько должно было уйти, если его рубили четыре тысячи лет.

- Саша, подожди, - сказал Игорь, - что-то не сходится. Я прекрасно знаю старый город – там не так много каменных домов.

- Я тоже знаю старый город, - ответил Саша, - и если присмотреться – то очень много домов только обшито деревом – а основа каменная. А фундаменты? А подвалы? Да зачем далеко ходить – мой дом стоит на точно таком же ряже. Из точно такого же камня.

- Саша, - задумался Петр и заново наполнил стаканы вином, - а откуда ты все это знаешь?

Петру словно стало обидно, что вот он коренной житель города, который провел в нем всю свою сознательную жизнь, знает о Даждводе меньше колдуна-пришельца.

- Просто все, - ответил Саша, - проще некуда. Я читаю те книги, которые вы мне приносите. Там все это и написано. А если бы вы меньше кутили по кабакам, да меньше тратили время на девок – вы бы и сами это знали.

- Петр Сергеевич, - сказал Игорь, - а ты представляешь сколько всего можно найти в этих каменоломнях? Ежели каменщики там жили неделями, как иногда и сейчас бывает. А ведь наверняка так и было.

- Да что там найдешь? – отмахнулся Петр, - столько времени прошло. Мы даже в княжеских подвалах иногда находим вещи, которые в руках рассыпаются от старости.

- Не скажи, - Саша отпил вина и начал приводить примеры из собственной памяти. По всему выходило, что в катакомбах можно найти много чего интересного. Особенно если вспомнить о нашествиях басурман и войнах с ними, одно из которых было две тысячи лет назад, а второе почти тысячу. Даждводские отряды тогда как раз в катакомбах и прятались, устроив заполонившим русские земли басурманам партизанскую войну. Так и просидели в подземельях двадцать лет, пока шла война, нанося ощутимый урон войскам оккупантов, регулярно проводя дерзкие вылазки и тут же прячась обратно в подземелья.

- Прямо хоть не уезжай из города, - насупился Петр, - такие возможности появляются. Ходы бы только туда найти.

- А вот это тоже спорно, - снова возразил Саша и вкратце передал разговор с Данилой в части касающейся непосредственно Петра и Игоря.

- Так это что? – удивился Игорь, - в подземельях еще кто-то кроме нас копается? Мы никого там не видели.

- Саша, поверь, - добавил Петр, - мы ничего на сторону не продали. Договоренность с князем соблюдаем.

- Значит этот кто-то нашел туда ход раньше вас, - подытожил Саша, - и стрижет втихомолку купоны, вас подставляя.

- Что стрижет? – чуть не хором переспросили друзья.

- Выгоду получает, - пояснил Саша, - а княжеские люди думают, что это ваших рук дело. Вот поэтому вам лучше уехать сейчас из города. И если что-то еще появится у перекупщиков, а вас в Даждводе в этот момент не будет – то все подозрения с вас будут сняты.

- Найти бы этого кого-то, - Петр потер кулак о кулак, - я бы ему рассказал…

"Ну, конкуренция еще никому не помешала, - подумал Саша, - только в этом случае она нечестная. Вы связаны договором с князем, а неизвестный – нет. Скажите спасибо, что у меня с Данилой хорошие отношения, и он сначала со мной поговорил. Иначе вы бы со мной уже не разговаривали".

- Выход у вас один, - сказал он вслух, - уехать.

- Да мы и так собирались, - ответил Игорь, - ты ведь с нами?

- С вами, - улыбнулся Саша и еще отпил вина, - куда же я без вас?

- Тогда чего мы ждем? – Игорь длинным глотком осушил стакан, - вперед, на Полуночную площадь. Лошади застоялись.

Он бросил монету на стол и поднялся, нетерпеливо ожидая пока Саша с Петром поднимутся и соберутся идти вместе с ним.

- Пойдем, пойдем, - торопил он, - сумерки скоро.

 

Пройдя через Даждвод самой короткой дорогой, которую указывали Петр с Игорем, они вышли на улицу Квасуры. Это была та самая улица Квасуры, с которой давным-давно Саша пытался выйти к княжескому замку. Она шла широкой дугой почти от полуночной площади до самого княжеского замка, заканчиваясь у княжеских ворот. Знай Саша об этом заранее, тогда - четыре года назад, ни за что не плутал бы по переулкам. Сейчас то у него были надежные провожатые, которые выросли на этих улицах, в этих переулках. И знали здесь каждый камень и каждую халугу. И, конечно же, путь существенно сократился.

            Вот и полуночная площадь. Абсолютно квадратная, с высокой ратушей ровнехонько посередине. Сорок домов стояли по периметру площади, окружая ее сплошным кольцом, в котором было лишь несколько проходов. И не было ни одного одинакового или хотя бы похожего дома. Когда-то ратуша была построена при попытке нового города жить самоуправлением, но из этой затеи ничего не вышло. Даждводский князь недвусмысленно дал понять, что никакого самоуправства не допустит, власть есть и будет лишь центральной. А ратуша осталась и сейчас использовалась скорее как обзорный пункт. С ее высоты открывался прекрасный вид на город. Вход стоил всего одну куну, и от желающих осмотреть город с высоты почти птичьего полета отбою не было.

            В углу площади, у выезда к полуночным воротам стоял фургон, напомнивший Саше цыганскую кибитку, как их любят изображать в фильмах. Деревянный кузов, дуги из лозы и ткань сверху, очень похожая на брезент. В фургон были запряжены две лошади, очень похожие на першеронов. Все-таки Саша когда-то увлекался конным спортом, ходил на ипподром по новомодным веяниям среди топ-менеджеров компании, и немного разбирался в этом деле. Но здесь он ожидал увидеть что угодно, вплоть до волов, которыми славилась Русь и которые всегда ассоциировались при упоминании чумаков, курсирующих по Руси вдоль млечного пути. Но эти красавцы – это было нечто. Высокие, черной масти, с мощными ногами, с крупной головой. Они выглядели полными сил и создавали впечатление, что готовы довезти их не только до Киева, а и до Московии или даже дальше.

            У фургона стоял парнишка лет тринадцати, в запыленном, кое-где разорванном кафтане

            - Молодец, бродяга, - сказал Петр и бросил пареньку монету, которую тот подхватил на лету, - свободен.

            Паренек шутовски раскланялся и тут же исчез в переулке. А Петр обошел вокруг лошадей и фургона, проверяя – все ли на месте.

            - Ну что? – спросил он, - готовы? До темноты надо за ворота выехать, а уже сумерки. А то не выпустят из города. Ночевать придется

            - Успеем, - сказал Игорь и залез в фургон, что-то перекладывая с место на место, - Саша, залезай сюда.

            Саша забрался внутрь, в полумраке прошел к переднему краю фургона и уселся за спиной Петра. "Уважаемые пассажиры, кибитка маршрутом Даждвод – Киев отправляется от полуночных ворот. Просьба провожающих покинуть кибитку, а отъезжающих занять свои места согласно купленных билетов, "- подумалось ему, но вслух он этого говорить не стал – вряд ли бы его кто-то понял. Потом пришлось бы только долго объяснять - что вся эта тарабарщина значит.

            Петр щелкнул кнутом и лошади неохотно двинулись вперед, стуча копытами по последним метрам дороги, вымощенной камнем. В уже сгущающихся сумерках они проехали под аркой полуночных ворот и выехали за город, поднимая дорожную пыль.

© Copyright: Артем Биневский, 2013

Регистрационный номер №0146483

от 11 июля 2013

[Скрыть] Регистрационный номер 0146483 выдан для произведения:

Глава 2. Колдун

 

Саша прошел под аркой городских ворот. Экипированный не то чтобы по полной, на все сто, но и не по минимуму. Не спецназовец, имеющий при себе все необходимое для автономных действий, но и не Робинзон на необитаемом острове с одним ножом в кармане. Одетый соответствующе для долгих странствий – удобные крепкие сапоги и не менее удобная кожаная крутка с множеством карманов, по которым можно спрятать много чего полезного. Само собой – пачка нескончаемых сигарет и знаменитая фляга.

На шее, на самом прозаическом шнурке висел клык волкодлака. Того самого, который четыре года назад чуть не загрыз Сашу. Лешие вовремя подмогли, выручили. А клык ему потом Витчак принес. На память, как сувенир. Рядом с клыком на таком же шнурке висел амулет солонь. Тот самый, который сделал дед Костя и подарил Саше.

А за спиной висел самый обычный рюкзак, где, кроме предметов первой необходимости, лежала колдовская книга, и небольшой продуктовый запас, упакованный заботливой рукой Елены.

Он посмотрел на стражника, стоящего у калитки. То ли Ботук, то ли Ботко. Уж очень они были похожи и внешне и характером, хотя и не являлись братьями.

- Здорово, боец, - сказал он ему, - как обстановка?

Стражник смотрел на него немного ошалевшими глазами, пытаясь понять, что от него хотят.

- Ну-ну, расслабься, - улыбнулся Саша, - не на тумбочке стоишь и я не караульный и не разводящий. Начальнику своему привет передавай, - и похлопал стражника по плечу, - и устав учи - пригодится.

И зашагал дальше, не оглядываясь на стоящего столбом стражника. Впрочем, далеко идти не пришлось – по короткой улочке, прямой как спица, он вышел на Закатную площадь, почти не изменившуюся за четыре года. Те же дома и тот же камень под ногами. Все так же камень кое-где отсутствует, несмотря на строжайший запрет. Он вспомнил эту историю и улыбнулся. Когда-то, давным-давно, один делец по имени Олег, по прозвищу Ставр, подрядился вымостить полуденную площадь камнем. За что и взялся со всем энтузиазмом, получив на то высочайшее разрешение князя и выделение средств из княжеской казны. И выполнил все работы в срок, причем даже уложился в заявленную смету, что бывает крайне редко. Впрочем, времена тогда были другие, да и с князем все дельцы стараются вести дела честно, а то потом себе же будет дороже. Но суть не в этом, а в том, что, выполнив работы, подрядчик пустил слух, что под одним из камней, устилающих площадь, установлен слиток золота, точно такой же по размерам. Вот и ищут желающие враз разбогатеть. Ищут втихомолку, по ночам, потому что существует княжеский указ, запрещающий вынимать камни из мостовой. Поиски эти, правда, больше похожи на игру в лотерею, причем не факт, что выигрышная комбинация вообще существует и когда-нибудь выпадет.

 

Постоялый двор "Тринадцать чертей" сменил вывеску и название, называясь теперь просто и без затей "Даждвод", утратив, по мнению Саши, некую долю своей привлекательности. Просто теперь все здесь, без затей. Исчезла яркая вывеска, изображавшая тех самых чертей у винной бочки. Старая добрая харчевня, направленная на то, чтобы путника приютить, накормить, содрать с него за это побольше денег и отправить восвояси. В клиентах, тем не менее, отбоя не было – это был первый постоялый двор на пути с полудня.             

Даждвод изменился за эти четыре года. Заново открылась дорога через полуночный лес. Восстановили торговый тракт между полуденными землями и Киевом. Через Даждвод путь к Киеву был гораздо ближе, чем через Умань или через Оршанцы.

Через город хлынули торговцы, бродячие артисты, паломники и прочий народ. Все останавливались в городе, всем надо было где-то ночевать, что-то есть. В Даждводе открывались новые харчевни, постоялые дворы и гостиницы. Через Росаву построили два моста и начали обрабатывать поля за рекой, чтобы еды хватало на всех. Город цвел.

Была и отрицательная сторона. В Даждвод кроме людей, которые приходили по делу, попало куча непонятного народа – какие-то бродяги, аферисты разных мастей и просто самые обычные уголовники. Участились кражи, грабежи, что обозлило простых людей и совершенно остервенило княжескую стражу. Наверняка эти события были сродни чему-то вроде болезни роста города. Ведь не бывает так, чтобы все новоприбывшие были абсолютно законопослушны. Любое новое предприятие привлекают уйму проходимцев и любителей ловить рыбку в мутной воде. Собственно, истории известны случаи, когда не просто города, а целые страны создавались по такому принципу. Как Соединенные Штаты, в которые хлынула масса народу из старушки Европы. И были среди этой массы и преступники, и обычные люди, которые искали для себя лучшей судьбы.

 

Саша сидел за столом у окна и попивал вино, поглядывая в окно. Увидев знакомую фигуру, улыбнулся. Не прошло и получаса, как информация прошла в нужном направлении. Человек прошел в дверь, оглянулся, заметил Сашу и присел за столом напротив.

- Здравствуй, Данила, - сказал Саша, - вина?

- Здравствуй, колдун, - ответил десятник, - давай.

Саша налил вина и подвинул простецкий глиняный стакан к Даниле.

- Какими судьбами? – спросил его Данила, - ты не так часто появляешься в городе. Случилось что?

- Почему сразу случилось? Просто выбрался в город, вина выпить, старых знакомых увидеть.

- Только ли? – улыбнулся Данила, - что-то раньше я такого за тобой не замечал. Последний раз ты был в Даждводе на весеннее равноденствие. А перед этим на осеннее. И каждый раз не просто так. Каждое твое появление сопровождали определенные события. Что сейчас?

- То есть ты хочешь сказать, что мое появление в городе нежелательно? – ответил вопросом на вопрос Саша.

- Почему же? – парировал Данила, - наоборот, когда ты появлялся - ты мне существенно помогал. Это меня и настораживает. Не предвещает ли очередное твое появление каких-то проблем или чрезвычайных забот.

- Хочешь верь, хочешь нет, - начал Саша, - но сейчас ничего не намечается. Я, можно сказать, проездом.

Данила задумался и отпил вина.

- Кислое, - скривился он, - ты не мог чего получше заказать?

- Сейчас это здесь лучшее. Кто за этим следит?

- Это для обычных путников лучшего нет. Подожди, - Данила встал и подошел к двери, ведущей на кухню. О чем-то с кем-то пошептался и вернулся к столу, держа в руках кувшин с удобной ручкой для переноски.

- Вот, - сказал он, - Заря Даждвода. Уж получше этой кислятины будет.

Он разлил вино по стаканам и пригубил из своего.

- Совсем другое дело. Так, говоришь, ничего не намечается?

- Нет, ничего, - ответил Саша, - по крайней мере, в Даждводе – ничего.

- А где намечается? – Сашина оговорка не ускользнула от внимания Данилы.

- Далеко, - улыбнулся Саша, - и не факт, что намечается.

В самом деле – не раскрывать же ему свои планы. Пускай они и поддерживали хорошие отношения, но зачем рассказывать Даниле куда он собрался?

- Не хочешь говорить, - понял Данила, - не говори. А зачем тогда меня позвал?

- А я не звал, - ответил Саша, улыбаясь, - это тебе твои стражники доложили, что я в городе. Но я все равно рад тебя видеть.

- Хитришь, колдун, - сказал десятник, - но я тоже рад тебя видеть. Давай тогда за встречу, - и он стукнул своим стаканом о стакан Саши, едва не расплескав вино.

- Да, кстати, - словно между делом сказал Данила, - а что это ты моему стражнику наговорил?

- Да ничего особенного, - улыбнулся Саша, - привет тебе передавал.

- И все? – Данила пристально посмотрел на него, пытаясь найти подвох в Сашиных словах.

- И все, - утверждающе ответил Саша, и отпил вина из стакана. Заря Даждвода действительно было на порядок лучше вина, которое перед этим принесли Саше.

- Какие новости? – спросил Саша у Данилы.

- Да какие новости? – ответил вопросом на вопрос Данила, - сам ведь все видишь. Только не говори мне, - и Данила предупреждающе поднял ладонь, - что ты не в курсе городских новостей. Я-то знаю, что твои друзья с тобой регулярно встречаются. Значит с последними событиями ты знаком.

- Правильно, - улыбнулся Саша, - от тебя утаить что-то сложно. Ну да тебя должность обязывает. Я имею в виду новости, о которых не все в курсе. Городские слухи – это, конечно, тоже хорошо, но ведь на то они и слухи. Кто как не ты будет в курсе всех событий?

- Не надо мне льстить, Саша, - спокойно ответил десятник, - я просто делаю свою работу.

- Никогда в этом не сомневался, - сказал ему Саша, - каждый на своем месте. Значит новостей никаких?

- Ну почему никаких? – переспросил Данила и отпил вина, - вот правый берег Росавы будем понемногу застраивать. Мосты уже закончили. Да это ты и сам видишь.

- Вижу. А что князь? – спросил Саша.

- А что князь? – снова переспросил Данила, словно передразнивая его, - хорошо все у князя. Людей в городе больше стало, налоги растут, в городе относительный порядок. Несмотря даже на большое количество приезжих. – Данила вздохнул и зачем-то оглянулся, - Князь жениться собрался. Уже десять лет прошло как его жена умерла, а наследника у него нет.

- Есть на ком? – улыбнулся Саша, сам не зная зачем он это спрашивает. Скорее так – для поддержания разговора. Хотя и узнавать новости от человека второго по значимости в городе было все-таки весьма почетно.

- Есть, - Данила снова оглянулся, как будто опасаясь, что его кто-то услышит, - княжна Таврическая, дочь князя Тимура. Сам понимаешь – свадьба князя добавляет мне хлопот.

- Понимаю, - сказал Саша и подлил Даниле вина.

Они поговорили еще о том о сем, о всяких мелочах. Данила спросил как Сашин сын. Саша рассказал и в свою очередь спросил о семье Данилы. Стражник в нескольких фразах поделился личными новостями. Разговор плавно катился к завершению.

- Еще вот что, Саша, - сказал Данила уже в завершение, словно что-то вспомнив, - друзья твои – Петр и Игорь. Есть сведения, что они не все вещи, имеющие отношение к княжеской семье, отдают князю. У торговца видели кинжал и кольчугу с княжескими гербами. Старинной работы. Сам понимаешь – такие вещи просто так продаваться не могут. Вот их и подозревают, что не все они показывают, что находят. Уговор был строгий – все с княжеским гербом остается в княжеском замке. Остальное – им. И они вольны поступать с этими вещами так, как им хочется. Мне кажется - они нарушили этот уговор.

- Я спрошу, - лаконично ответил Саша.

- Уж будь добр, - сказал Данила и встал, - мне пора. Рад был поговорить и выпить с тобой вина.

- Я тоже, Данила, - сказал ему Саша и проводил стражника взглядом. Неспроста это все было, не спроста. Не просто поговорить и выпить вина пришел к нему начальник личной княжеской стражи. Поговорить ему захотелось. Как бы не так. Саша, конечно, тоже не без умысла засветился у городских ворот. Интересно ему стало, как отреагирует Данила на очередное появление его в городе. Отреагировал Данила, да так что больше принес вопросов чем ответов.

Это что же получается – Петр с Игорем утаивают какие-то вещи, найденные в подземельях? Или это не они? А кто тогда? Насколько Саша знал – поисками в подземельях занимались только его друзья. Разве что кто-то этим занимается без княжеского разрешения. Выходит – все-таки есть здесь черные археологи, несмотря даже на отсутствие "белых". Если, конечно, не называть такими Сашиных друзей. Но они ведь не для истории стараются, а для себя.

Он решил отложить археологические определения в сторону. Как-нибудь само устаканится. Все-таки они собрались покинуть Даждвод на некоторое время, и если предметы с княжеским гербом будут продолжать появляться в свободной продаже – у его друзей будет железное алиби. Пусть тогда Данила сам голову ломает – кто эти нарушители и где их искать.

 

Время шло, уже давным-давно перевалив за полдень, а Петра с Игорем все не было. Хотя, здесь, скорее всего, виноват он сам. Ведь говорили ему, что приходи, мол, к вечеру. А он пришел к обеду, сам себя обрекая на ожидание. Зато есть время побыть одному и просто подумать.

 Саша сидел за столом, не меняя позы, лишь изредка поворачивая голову и осматривая сидевших за столами. Пытался определить, кто из посетителей является местным жителем, а кто нет – и не смог.

Возле его стола остановилась Мария, хозяйка постоялого двора.

- Здравствуй, Саша.

- Здравствуй, Мария.

- Может быть, пообедаешь? Давно здесь сидишь, ждешь кого-то? Наверное, Петра и Игоря, - улыбнулась она, - так они обычно ближе к вечеру приходят.

- Их, - подтвердил Саша, - но есть не хочу, спасибо.

А сам подумал, что переименование постоялого двора могло нести в себе потаенный смысл. Хозяйка "Даждвода" – звучит то как! Как это Данила еще не обратил внимание на эту двусмысленность?

- Ты мне вина еще принеси, - попросил он Марию, - только самого лучшего. Не того, которое для обычных путников.

- Хорошо, - Мария кивнула и скрылась за дверью кухни. Спустя минуту перед Сашей стояла квадратная глиняная бутыль, из которой он не торопясь налил себе в стакан и, не торопясь, отпил глоток. Даждвод славился не только своей сталью, но и винами. Не Таврика, конечно, слава о Таврических винах выходила далеко за пределы Руси, но и не скисший компот. Вина и наливки Даждвода продавались по всей Руси.

Очередной раз стукнула дверь, и чей-то громкий голос сказал:

- Человек, водки. И пожрать что-нибудь. И побыстрей.

Саша повернул голову и увидел огромного человека, с невообразимой рыжей шевелюрой и широкой, как лопата, бородой.

- Вон туда принеси, - и рыжий указал на стол, за которым сидел Саша. Тут же протопал сапожищами по полу и шумно устроился на скамье, бесцеремонно отодвинув кувшин с вином.

- Ты кто, сморчок? – спросил он у Саши.

- Не твое дело, - в тон ответил ему Саша, - стол занят.

- Да мне-то какое дело? – рассмеялся рыжий, - я сюда сел, значит, место занял. Мне здесь понравилось. А ты можешь идти гулять.

- Ты не прав, - спокойно сказал ему Саша.

- Что? – спросил рыжий и огляделся, словно в поиске зрителей, - да я тебя одной левой, - и он замахнулся, произнеся при этом несколько непечатных слов.

Саша ловко уклонился и перехватил руку бородача, прижав ее при этом к столу и произнеся несложное заклинание. И все – готово, теперь рыжий так и будет сидеть с рукой, словно приклеенной к столу. И оторвать руку от стола не сможет ни за какие коврижки. Разве что срезав себе часть кожи или вырезав кусок стола.

- Эй, - занервничал рыжий после нескольких неудачных попыток оторвать руку от стола, - ты что сделал?

Он сделал еще одно усилие, едва не подняв тяжелый дубовый стол, которое так же закончилось неудачно. Поняв бесплодность попыток, рыжий замахнулся на Сашу второй рукой. Только не прошло и секунды как левая рука оказалась приклеенной к столу рядом с правой. Со стороны это даже выглядело забавно – здоровый мужик, эдакая косая сажень в плечах, а руки ему некая сила держит прикованными к столу, ровнехонько посередине, и, что характерно, отпускать его никто не намерен.

Рыжий сделал еще несколько бесплодных попыток оторвать руки от стола. Потом до него наконец-то кое-что дошло и он взглянул на Сашу.

- Отпусти. Что я тебе сделал?

- Ты мне хамил, каланча рыжая, - ответил ему Саша и наклонил к нему голову, взглянув ему в глаза практически в упор, - вот что мне с тобой сделать? Бороду по волоску выщипать? Или зад заголить и позвать тех, кто непотребством занимается? Сам знаешь – есть такие, которые этим любят с мужиками заниматься. Как думаешь? Или просто в лоб дать?

На самом деле Саша не собирался делать с этим хамом ничего плохого. Проучить – да, воспитать немножко – да, но не более. А метод, который он избрал – так ведь до этого рыжебородого, наверняка, по-другому не дойдет.

Рыжебородый, тем не менее, принял Сашины слова за чистую монету, совсем сник и как-то прямо-таки сжался, скукожился и стал меньше в размерах. Даже борода перестала топорщиться.

- Не надо, - попросил он, - я ведь не со зла, я позабавиться хотел.

- Я вот тоже сейчас позабавлюсь, - сказал ему Саша, - ты в следующий раз, когда захочешь поразвлечься, помни о том, что твоим противником может оказаться кто-то вроде меня. И ничем хорошим это для тебя не закончится.

- А ты кто? – рыжий наконец-то осмелился взглянуть в Сашины глаза.

- Да ничего особенного, - улыбнулся Саша, - колдун я.

Рыжий сделал попытку отшатнуться и, если бы его не сдержал тяжелый стол, он бы уже бежал к выходу, опрокидывая столы, скамьи и посетителей. В его глаза появилась паника.

- Отпусти, а? – взмолился он, - я чем хочешь тебе отплачу. Хочешь деньгами, все отдам, что есть, я только с рынка, все продал, что привез. Или вина тебе куплю, ужин твой оплачу, все что хочешь, только отпусти.

Рыжий выглядел таким испуганным, что Саша даже принюхался – не обделался ли он. Но запаха не было, а штаны его выглядели сухими.

- Ну отпусти, - снова взмолился рыжий, - деньги все мои забери, только отпусти…

Саша устало прикрыл глаза. Вначале эта шутка с приковыванием рук к столу показалась ему забавной. Но сейчас, когда он видел насколько стал жалок рыжий в своем страхе, насколько он готов был унижаться в своих просьбах, ему стало противно и мерзко. Не того он ждал. А чего? А кто ж его знает, но не того. Выходит – сам проявил слабость, поддался мимолетному порыву. Столько учился терпению и оказалось так мало надо было чтобы он сорвался и применил колдовскую силу к человеку, который не сможет защититься. Пусть рыжий, конечно, виноват, но не так надо было решать эту ситуацию, не так.

Он открыл глаза и посмотрел на бородача. На того уже жалко было смотреть.

- Вали отсюда, - сказал ему Саша и произнес заклинание, освобождающее его руки.

- Что? – не сразу понял тот.

- Пошел вон. И помни о том, что я тебе сказал.

- Бесплатно? – он все еще не верил своему счастью

- Даром, блин. Безвозмездно. Не в деньгах счастье. Иди, пока я не передумал.

Рыжий понял, что уговаривать его никто не будет и задом, задом, не отрывая своих глаз от Саши, наталкиваясь спиной на посетителей и бормоча извинения, выскочил за дверь. И, судя по воплям, со всех ног бросился бежать, крича что-то вроде: "Колдун, там колдун!"

Саша усмехнулся и одним длинным глотком допил вино. Не совсем стандартная реакция бородача позабавила его. В Даждводе к нему относились спокойно. Немного с опаской, конечно, колдун все-таки, но такого панического страха от встречи с колдуном он никогда не видел. Наверняка рыжий был из какого-то совершеннейшего захолустья, где к колдунам относились именно с таким раболепием и страхом. Только откуда тогда столько наглости по отношению к обычным людям? Может там все такие? И он по-другому просто не умеет?

Да и вообще – откуда столько спеси у людей по отношению к тем, кого они считают стоящими ниже себя по социальной лестнице? Вот вчера он еще свиней пас, а сегодня у него много денег или он поднялся на маленькую ступеньку власти и все - он считает себя чуть ли не небожителем, кумом королю. От стражи откупится, любую проблему решит с помощью звонких монет. И обязательно ему надо нижестоящего унизить, ужать, и как-то обидеть. Лишь только для того чтобы потешить свое извращенное самолюбие.

Саша снова налил себе вина и посмотрел в окно. Где же Петр с Игорем? Если так продолжать сидеть и пить вино, то и до вечера можно не досидеть, а попросту свалиться под стол в алкогольном сне. Он решительно отставил от себя стакан и вышел на крыльцо покурить. Стоял, пускал дым и щурился на солнце. Потом вернулся за стол, но к вину уже не прикасался.

Стукнула дверь и в зал наконец-то вошли Игорь и Петр. Оглядевшись и сразу заметив Сашу, энергичным шагом направились к его столу.

- Я знал, что ты придешь, - сказал с маху Игорь.

- У тебя есть знакомый прорицатель? – широко улыбаясь, спросил Саша.

- А? Нет, нету конечно, - заулыбался в ответ Игорь, - просто… я даже не знаю как это объяснить… Ну, разве мы могли бы уйти без тебя?

- Да конечно не могли, - сказал Петр, пожимая Саше руку, - я рад, что ты здесь.

- А где кибитка? – спросил Саша.

- На полуночной площади. Все готово уже, - ответил Игорь, - мы припасы закупали, в Киеве, говорят, все в три раза дороже.

"А как ты хотел? – подумал Саша, - в столице жизнь всегда дороже".

- Время есть еще, - сказал Петр и с размаху уселся на скамью, бесцеремонно подвигая к себе кувшин с вином, и наливая в стакан, - можно посидеть немного.

- Вот, смотри, что я вчера нашел, - и Петр достал из кармана что-то небольшое завернутое в чистый кусочек ткани. Аккуратно развернул и показал Саше золотой перстень. С необычной свастикой, искусно сделанной из черного камня с синим отливом, - я таких свастик никогда раньше не видел.

И Петр принялся подробно рассказывать как в очередном закоулке подвала они наткнулись на остатки шкафа, наполовину развалившегося от времени. Как долго сидели около него и разбирали всякий хлам, которым шкаф был переполнен, от обветшалой развалившейся одежды до потрескавшихся глиняных стаканчиков и чарочек. Как совсем отчаявшись найти что-то дельное, он со злости запустил кувшином в стену и тот рассыпался на мелкие кусочки, блеснув золотом в свете факелов. И как они на пару с Игорем ползали на коленях по полу, отыскивая это самое блеснувшее. И удача таки улыбнулась им, когда Петр нашел этот перстень, успевший закатиться в щель между каменными плитами пола.

- На нем ведь нет княжеского герба, - продолжал Петр, попивая вино, как остывший чай, - я и решил его себе оставить.

Саша задумчиво крутил перстень в пальцах. Какое-то тепло, непонятная энергия шла от перстня, перетекая в пальцы, покалывая тоненькими иголочками кожу. Спохватившись, он просканировал перстень на колдовскую составляющую. Что-то в перстне было. Не привычное колдовство, что-то незнакомое, но какая-то сила была. Чем-то перстень был напитан, чем-то, что скрывалось в нем до поры до времени.

- Интересный перстень, - проговорил Саша и внимательно всмотрелся в свастику, венчавшую перстень.

- Он не совсем обычный? – спросил Петр, - колдовской? Ты что-то чувствуешь?

- Именно что-то, - ответил Саша, - может и колдовской. Может и нет. Но необычный.

- Знаешь что, Саша? – решился Петр, - возьми его себе.

- Зачем он мне? – удивился Саша.

- Ну, он же колдовской, - ответил Петр и снова отпил вина, - тебе скорее пригодится чем мне.

Саша подумал немного и решил принять подарок. Все таки в этом не было ничего зазорного. Он мысленно прикинул на который из пальцев одеть и решил не нарушать традиций, примерив перстень на безымянный палец левой руки. Перстень сел как родной. Саше даже показалось, что он немного ужался в размерах, на какой-то миллиметр, чтобы точнее соответствовать размеру пальца.

- Я смотрю, вы довольно часто что-то интересное находите, - сказал Саша, совершенно автоматически прокручивая перстень на пальце.

- По-разному бывает, - хмыкнул Петр.

- Жаль только, что мы уже почти все подвалы осмотрели, - добавил Игорь, - вряд ли теперь что-то интересное найдем.

- Как знать, как знать, - проговорил Саша. - А ты знаешь, что кроме подвалов и подземелий под княжеским замком почти под всем Даждводом тянутся катакомбы? Подземные ходы и подземные залы?

- Откуда они взялись? – удивился Петр, - я знаю, что под замком есть очень много заброшенных подвалов. Там мы и ищем всякое-разное. Это ты и сам знаешь.

- Дело в том, - начал рассказывать Саша, - что камень, из которого в основном построены даждводские дома не возили с днепровских порогов – это сильно далеко. А рубили катакомбы, подземелья. Оттуда камень вытаскивали на поверхность и сверху уже строили. Четыре тысячи лет. И сейчас камень рубят.

- Про сейчас то я знаю – за полуночной стеной есть вход в каменоломни. Так сколько его там рубят? – возразил Петр, - за день можно все обойти.

- Это новые каменоломни. А в старые только из княжеских подвалов и можно попасть. И раз вы туда до сих пор не попали – значит ходы заложены или завалены. Весь Даждвод построен из этого камня. Вернее – весь старый город. Вот и представь себе – сколько ушло камня. Или сколько должно было уйти, если его рубили четыре тысячи лет.

- Саша, подожди, - сказал Игорь, - что-то не сходится. Я прекрасно знаю старый город – там не так много каменных домов.

- Я тоже знаю старый город, - ответил Саша, - и если присмотреться – то очень много домов только обшито деревом – а основа каменная. А фундаменты? А подвалы? Да зачем далеко ходить – мой дом стоит на точно таком же ряже. Из точно такого же камня.

- Саша, - задумался Петр и заново наполнил стаканы вином, - а откуда ты все это знаешь?

Петру словно стало обидно, что вот он коренной житель города, который провел в нем всю свою сознательную жизнь, знает о Даждводе меньше колдуна-пришельца.

- Просто все, - ответил Саша, - проще некуда. Я читаю те книги, которые вы мне приносите. Там все это и написано. А если бы вы меньше кутили по кабакам, да меньше тратили время на девок – вы бы и сами это знали.

- Петр Сергеевич, - сказал Игорь, - а ты представляешь сколько всего можно найти в этих каменоломнях? Ежели каменщики там жили неделями, как иногда и сейчас бывает. А ведь наверняка так и было.

- Да что там найдешь? – отмахнулся Петр, - столько времени прошло. Мы даже в княжеских подвалах иногда находим вещи, которые в руках рассыпаются от старости.

- Не скажи, - Саша отпил вина и начал приводить примеры из собственной памяти. По всему выходило, что в катакомбах можно найти много чего интересного. Особенно если вспомнить о нашествиях басурман и войнах с ними, одно из которых было две тысячи лет назад, а второе почти тысячу. Даждводские отряды тогда как раз в катакомбах и прятались, устроив заполонившим русские земли басурманам партизанскую войну. Так и просидели в подземельях двадцать лет, пока шла война, нанося ощутимый урон войскам оккупантов, регулярно проводя дерзкие вылазки и тут же прячась обратно в подземелья.

- Прямо хоть не уезжай из города, - насупился Петр, - такие возможности появляются. Ходы бы только туда найти.

- А вот это тоже спорно, - снова возразил Саша и вкратце передал разговор с Данилой в части касающейся непосредственно Петра и Игоря.

- Так это что? – удивился Игорь, - в подземельях еще кто-то кроме нас копается? Мы никого там не видели.

- Саша, поверь, - добавил Петр, - мы ничего на сторону не продали. Договоренность с князем соблюдаем.

- Значит этот кто-то нашел туда ход раньше вас, - подытожил Саша, - и стрижет втихомолку купоны, вас подставляя.

- Что стрижет? – чуть не хором переспросили друзья.

- Выгоду получает, - пояснил Саша, - а княжеские люди думают, что это ваших рук дело. Вот поэтому вам лучше уехать сейчас из города. И если что-то еще появится у перекупщиков, а вас в Даждводе в этот момент не будет – то все подозрения с вас будут сняты.

- Найти бы этого кого-то, - Петр потер кулак о кулак, - я бы ему рассказал…

"Ну, конкуренция еще никому не помешала, - подумал Саша, - только в этом случае она нечестная. Вы связаны договором с князем, а неизвестный – нет. Скажите спасибо, что у меня с Данилой хорошие отношения, и он сначала со мной поговорил. Иначе вы бы со мной уже не разговаривали".

- Выход у вас один, - сказал он вслух, - уехать.

- Да мы и так собирались, - ответил Игорь, - ты ведь с нами?

- С вами, - улыбнулся Саша и еще отпил вина, - куда же я без вас?

- Тогда чего мы ждем? – Игорь длинным глотком осушил стакан, - вперед, на Полуночную площадь. Лошади застоялись.

Он бросил монету на стол и поднялся, нетерпеливо ожидая пока Саша с Петром поднимутся и соберутся идти вместе с ним.

- Пойдем, пойдем, - торопил он, - сумерки скоро.

 

Пройдя через Даждвод самой короткой дорогой, которую указывали Петр с Игорем, они вышли на улицу Квасуры. Это была та самая улица Квасуры, с которой давным-давно Саша пытался выйти к княжескому замку. Она шла широкой дугой почти от полуночной площади до самого княжеского замка, заканчиваясь у княжеских ворот. Знай Саша об этом заранее, тогда - четыре года назад, ни за что не плутал бы по переулкам. Сейчас то у него были надежные провожатые, которые выросли на этих улицах, в этих переулках. И знали здесь каждый камень и каждую халугу. И, конечно же, путь существенно сократился.

            Вот и полуночная площадь. Абсолютно квадратная, с высокой ратушей ровнехонько посередине. Сорок домов стояли по периметру площади, окружая ее сплошным кольцом, в котором было лишь несколько проходов. И не было ни одного одинакового или хотя бы похожего дома. Когда-то ратуша была построена при попытке нового города жить самоуправлением, но из этой затеи ничего не вышло. Даждводский князь недвусмысленно дал понять, что никакого самоуправства не допустит, власть есть и будет лишь центральной. А ратуша осталась и сейчас использовалась скорее как обзорный пункт. С ее высоты открывался прекрасный вид на город. Вход стоил всего одну куну, и от желающих осмотреть город с высоты почти птичьего полета отбою не было.

            В углу площади, у выезда к полуночным воротам стоял фургон, напомнивший Саше цыганскую кибитку, как их любят изображать в фильмах. Деревянный кузов, дуги из лозы и ткань сверху, очень похожая на брезент. В фургон были запряжены две лошади, очень похожие на першеронов. Все-таки Саша когда-то увлекался конным спортом, ходил на ипподром по новомодным веяниям среди топ-менеджеров компании, и немного разбирался в этом деле. Но здесь он ожидал увидеть что угодно, вплоть до волов, которыми славилась Русь и которые всегда ассоциировались при упоминании чумаков, курсирующих по Руси вдоль млечного пути. Но эти красавцы – это было нечто. Высокие, черной масти, с мощными ногами, с крупной головой. Они выглядели полными сил и создавали впечатление, что готовы довезти их не только до Киева, а и до Московии или даже дальше.

            У фургона стоял парнишка лет тринадцати, в запыленном, кое-где разорванном кафтане

            - Молодец, бродяга, - сказал Петр и бросил пареньку монету, которую тот подхватил на лету, - свободен.

            Паренек шутовски раскланялся и тут же исчез в переулке. А Петр обошел вокруг лошадей и фургона, проверяя – все ли на месте.

            - Ну что? – спросил он, - готовы? До темноты надо за ворота выехать, а уже сумерки. А то не выпустят из города. Ночевать придется

            - Успеем, - сказал Игорь и залез в фургон, что-то перекладывая с место на место, - Саша, залезай сюда.

            Саша забрался внутрь, в полумраке прошел к переднему краю фургона и уселся за спиной Петра. "Уважаемые пассажиры, кибитка маршрутом Даждвод – Киев отправляется от полуночных ворот. Просьба провожающих покинуть кибитку, а отъезжающих занять свои места согласно купленных билетов, "- подумалось ему, но вслух он этого говорить не стал – вряд ли бы его кто-то понял. Потом пришлось бы только долго объяснять - что вся эта тарабарщина значит.

            Петр щелкнул кнутом и лошади неохотно двинулись вперед, стуча копытами по последним метрам дороги, вымощенной камнем. В уже сгущающихся сумерках они проехали под аркой полуночных ворот и выехали за город, поднимая дорожную пыль.

Рейтинг: 0 173 просмотра
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!