Прабабкин рецепт

27 февраля 2012 - Наталья Бугаре
article30538.jpg

Платье плавно скользит за бельем на кровать.
Луч от бледной луны, начну в косы вплетать.
Засияют глаза… ветка стукнет в окно,
вновь начну колдовать над пахучим вином.
Я подсыплю туда порошок из мечты,
мед искусанных губ и немножко пахты.
Каждый сладостный вдох, что копила давно,
щепоть лунных лучей, что глядят мне в окно.
Нежность всыплю на вкус, и взболтну пару раз.
Ласки дам не скупясь и горячую страсть.
Где прабабкин рецепт? Что еще суждено
мне сегодня добавить в хмельное вино?
Ветку верности, корень надежды, листок
из ожидания и разлуки глоток.
А для гармонии в это вино
я положу еще что-то одно...
И позабуду прабабкин рецепт:
в старом пергаменте этого нет.
Если получится - выпьем вдвоем
зелье любовное на сердце моем...
Стою перед старинным зеркалом, вглядываясь в свое отражение в свете полной луны. По старому замку гуляют сквозняки бррррр... Мне так холодно! Скоро в банкетном зале подадут ужин и я поднесу гостю бокал вина. Особого вина. Сколько было уже гостей и бокалов. Сколько жадных губ прикасались к моим губам и согревали меня в длинные зимние ночи. И все уходили наутро и не возвращались.
- Что со мной не так? Отражение молчало. Длинные черные волосы окутывали меня, как плащ, огромные глаза цвета малахита, тонкие черты, пухлые губы. Высокая грудь, увенчанная бутонами карминно-розовых сосков. Я-ведьма, темная колдунья, во мне мудрость и сила сотен поколений, я умею варить приворотное зелье. Но все они уходят. И я, как призрак, гуляю по пустым коридорам старого замка, вечно озябшая. И не знаю, почему старинный рецепт не работает, почему его силы хватает всего на одну ночь? Что я делаю не так? Свечи из пахучего воска расставлены по углам круга, очерченного моей кровью. Завтра испуганная служанка опять будет смывать ее, въевшуюся в древние плиты и бубнить молитвы. Аккуратно выкладываю в центр круга необходимое для моего маленького колдовства: ароматные листья, кору, мед, редкие травы, собранные моими руками в полнолуние на отвесных отрогах гор, перо лебедя, потерявшего лебедицу, скорлупу от яйца птахи, умершей от тоски по своему крылатому другу, немного имбиря, пузырек вина из полу-усохшей лозы, способной всего на одну гроздь раз в пать лет, прядь моих волос. Я колдую, сжигая и смешивая компоненты, читаю старое, как мир, заклинание, способное пробудить любовь даже в камне. И холодные плиты становятся теплыми от моих рун и слов. Я так замерзла, ожидая того единственного, который останется и согреет. Напиток готов: пара капель осторожно заливается в кулон в форме сердца, старинный, как все в этом замке. Надеваю платье, сотканное лесными троллями из лучей молодой луны, собираю в пригоршню пыльцу звезд и посыпаю ею косы, на тонкой талии пояс из золота и кристаллов горного хрусталя, тяжелая нитка жемчуга на длинной шее и кулон, пульсирующий внутренним огнем. Лестница извивается, уходя в глубь башни. Ступаю бесшумно, никого нет, только летучая мышь проноситься над головой, едва не задевая волосы. И сквозняки…
Он сидит у огня, странник, пришедший из ниоткуда и спешащий в никуда. Капюшон эльфийского плаща прячет его лицо и фигуру. Я даже не знаю молод он или зрелый муж. Вхожу в зал летящей походкой эльфийской княжны, бестрепетной рукой наливаю из кубка в бокал рубиновую жидкость и пару капель из маленького кулона. Золотой поднос работы гномов и бокал кровавого вина. На одежде странника играют блики от костра. Ему понравится напиток, всем до него он нравился, вино сладкое, как ночь с колдуньей, с каплями моей крови. Я подхожу к нему и он внезапно оборачивается, капюшон от резкого движения падает назад, открывая лицо. Он молод, даже юн, у него синие глаза, красивые, как тайное горное озеро, в котором купаюсь летом. И золотые кудри, они рассыпаются по широким плечам и он улыбается. Какие у него губы? Мягкие? Я сегодня узнаю. И вкус его кожи и какие тени от ресниц на его щеках под утро, за час до расставания.
-Приветствую тебя, странник, в древней обители!- Мой голос, обычно звонкий, почему- то сейчас стал низким и хрипловатым, он не поднялся к арочным сводам и не рассыпался брызгами эха по углам, а скорее был похож на легкое потрескивание поленьев в камине. Странник посмотрел мне в глаза, что это? У меня закружилась голова и перехватило дыхание. О Боги! Я тону! Тону в пучине этой синевы. "Что ты творишь со мной, странник?" В отблесках огня его кудри переливаются, споря красотой с мерцанием звезд.
-Прими, гость, по законам предков это вино, в знак уважения и почета, - я почти не могу говорить... предательски дрожит рука..." Что ты творишь со мной синеглазый? Ты колдун? Неизвестный маг, от которого меня не могут уберечь даже стены моего замка, пропитанные волшебством? "- Я почти перестала дышать.
Он , не отрывая зачарованного взгляда, берет бокал за тонкую ножку. Мне кажется, или его руки тоже дрожат?… О боги, какие у него губы!
Рука замерла, на гранях бокала переливаются отблески затухающего огня. Потрескивают, разбрызгивая искры, поленья.
-Ты колдунья?- Спрашивает меня он, -я искал тебя… Я шел к тебе всю жизнь. И пришел, чтобы остаться.
Приворотное зелье с шипением пролито на уголья. Слезы катятся по моим щекам.
- Я ждала тебя, мой странник… я уже отчаялась дождаться!
Он осушил слезы своими губами.
А вскоре старый замок ожил от детских голосов, а я сожгла ненужный рецепт.
Просто, для того, кто тебя искал, достаточно одной слезы и желания остаться. Я теперь это знаю.
 

© Copyright: Наталья Бугаре, 2012

Регистрационный номер №0030538

от 27 февраля 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0030538 выдан для произведения:

Платье следом скользит за бельем на кровать.
Луч от бледной луны, начну в косы вплетать.
Засияют глаза… ветка стукнет в окно,
вновь начну колдовать над пахучим вином.
Я подсыплю туда порошок из мечты,
мед искусанных губ и немножко пахты.
Каждый сладостный вдох, что копила давно,
щепоть лунных лучей, что глядят мне в окно.
Нежность всыплю на вкус, и взболтну пару раз.
Ласки дам не скупясь и горячую страсть.
Где прабабкин рецепт? Что еще суждено
мне сегодня добавить в хмельное вино?
Ветку верности, корень надежды, листок
из ожидания и разлуки глоток.
А для гармонии в это вино
я положу еще что-то одно...
И позабуду прабабкин рецепт:
в старом пергаменте этого нет.
Если получится - выпьем вдвоем
зелье любовное на сердце моем...
Стою перед старинным зеркалом, вглядываясь в свое отражение в свете полной луны. По старому замку гуляют сквозняки бррррр... Мне так холодно! Скоро в банкетном зале подадут ужин и я поднесу гостю бокал вина. Особого вина. Сколько было уже гостей и бокалов. Сколько жадных губ прикасались к моим губам и согревали меня в длинные зимние ночи. И все уходили наутро и не возвращались.
- Что со мной не так? Отражение молчало. Длинные черные волосы окутывали меня, как плащ, огромные глаза цвета малахита, тонкие черты, пухлые губы. Высокая грудь, увенчанная бутонами карминно-розовых сосков. Я-ведьма, темная колдунья, во мне мудрость и сила сотен поколений, я умею варить приворотное зелье. Но все они уходят. И я, как призрак, гуляю по пустым коридорам старого замка, вечно озябшая. И не знаю, почему старинный рецепт не работает, почему его силы хватает всего на одну ночь? Что я делаю не так? Свечи из пахучего воска расставлены по углам круга, очерченного моей кровью. Завтра испуганная служанка опять будет смывать ее, въевшуюся в древние плиты и бубнить молитвы. Аккуратно выкладываю в центр круга необходимое для моего маленького колдовства: ароматные листья, кору, мед, редкие травы, собранные моими руками в полнолуние на отвесных отрогах гор, перо лебедя, потерявшего лебедицу, скорлупу от яйца птахи, умершей от тоски по своему крылатому другу, немного имбиря, пузырек вина из полу-усохшей лозы, способной всего на одну гроздь раз в пать лет, прядь моих волос. Я колдую, сжигая и смешивая компоненты, читаю старое, как мир, заклинание, способное пробудить любовь даже в камне. И холодные плиты становятся теплыми от моих рун и слов. Я так замерзла, ожидая того единственного, который останется и согреет. Напиток готов: пара капель осторожно заливается в кулон в форме сердца, старинный, как все в этом замке. Надеваю платье, сотканное лесными троллями из лучей молодой луны, собираю в пригоршню пыльцу звезд и посыпаю ею косы, на тонкой талии пояс из золота и кристаллов горного хрусталя, тяжелая нитка жемчуга на длинной шее и кулон, пульсирующий внутренним огнем. Лестница извивается, уходя в глубь башни. Ступаю бесшумно, никого нет, только летучая мышь проноситься над головой, едва не задевая волосы. И сквозняки…
Он сидит у огня, странник, пришедший из ниоткуда и спешащий в никуда. Капюшон эльфийского плаща прячет его лицо и фигуру. Я даже не знаю молод он или зрелый муж. Вхожу в зал летящей походкой эльфийской княжны, бестрепетной рукой наливаю из кубка в бокал рубиновую жидкость и пару капель из маленького кулона. Золотой поднос работы гномов и бокал кровавого вина. На одежде странника играют блики от костра. Ему понравится напиток, всем до него он нравился, вино сладкое, как ночь с колдуньей, с каплями моей крови. Я подхожу к нему и он внезапно оборачивается, капюшон от резкого движения падает назад, открывая лицо. Он молод, даже юн, у него синие глаза, красивые, как тайное горное озеро, в котором купаюсь летом. И золотые кудри, они рассыпаются по широким плечам и он улыбается. Какие у него губы? Мягкие? Я сегодня узнаю. И вкус его кожи и какие тени от ресниц на его щеках под утро, за час до расставания.
-Приветствую тебя, странник, в древней обители!- Мой голос, обычно звонкий, почему- то сейчас стал низким и хрипловатым, он не поднялся к арочным сводам и не рассыпался брызгами эха по углам, а скорее был похож на легкое потрескивание поленьев в камине. Странник посмотрел мне в глаза, что это? У меня закружилась голова и перехватило дыхание. О Боги! Я тону! Тону в пучине этой синевы. "Что ты творишь со мной, странник?" В отблесках огня его кудри переливаются, споря красотой с мерцанием звезд.
-Прими, гость, по законам предков это вино, в знак уважения и почета, - я почти не могу говорить... предательски дрожит рука..." Что ты творишь со мной синеглазый? Ты колдун? Неизвестный маг, от которого меня не могут уберечь даже стены моего замка, пропитанные волшебством? "- Я почти перестала дышать.
Он , не отрывая зачарованного взгляда, берет бокал за тонкую ножку. Мне кажется, или его руки тоже дрожат?… О боги, какие у него губы!
Рука замерла, на гранях бокала переливаются отблески затухающего огня. Потрескивают, разбрызгивая искры, поленья.
-Ты колдунья?- Спрашивает меня он, -я искал тебя… Я шел к тебе всю жизнь. И пришел, чтобы остаться.
Приворотное зелье с шипением пролито на уголья. Слезы катятся по моим щекам.
- Я ждала тебя, мой странник… я уже отчаялась дождаться!
Он осушил слезы своими губами.
А вскоре старый замок ожил от детских голосов, а я сожгла ненужный рецепт.
Просто, для того, кто тебя искал, достаточно одной слезы и желания остаться. Я теперь это знаю.
 

Рейтинг: +6 749 просмотров
Комментарии (4)
Игорь Кичапов # 27 февраля 2012 в 22:04 0
Красиво.Как картина пастелью.Удачи! buket3
Наталья Бугаре # 27 февраля 2012 в 22:20 0
Спасибо, Игорь)
Альфия Умарова # 4 марта 2012 в 17:51 0
elka2
Красиво, нежно, страстно!
Наталья Бугаре # 4 марта 2012 в 19:46 0
Спасибо, Альфия, работа конкурсная, провалилась)) Написали,что она посредственна, а я вот люблю эту сказочную мини.. smileded
Популярная проза за месяц
117
116
113
107
102
96
96
92
91
91
90
86
82
79
78
73
72
70
69
66
66
66
64
63
61
60
58
58
56
54