ГлавнаяВся прозаЖанровые произведенияФэнтези → Поэма о Супергноме Пагоше.(повесть) Глава 5.

 

Поэма о Супергноме Пагоше.(повесть) Глава 5.

13 марта 2012 - владимир попов

Бабушка.

Скоро ли, долго ли, но доехали наши герои до хутора, где жила колдунья, о которой говорил гартиник. Видят - чудеса необыкновенные. Дом бревенчатый стоит, территория вокруг изгородью обнесена. А за изгородью! Волки и медведи лежат на траве и бродят по двору, а поодаль, олени, лоси да косули кормятся. И друг на друга внимания даже не обращают, как будто, так и надо. Зато на наших героев звери отреагировали. К забору подбежали, морды скалят, еще мгновенье и загрызут. Пагош за меч схватился, а гартиник только глаза закрыл.

Тут и бабка появилась. Что–то зычно зверям крикнула, и те отошли, опять на траву улеглись, словно и не вставали. А старуха древняя-придревняя. Даже бабой ее назвать нельзя. Разве, что Бабой Ягой. В обносках каких-то немыслимых, волосы седые, нечесаные, на голове тряпка грязная, больше на солдатскую обмотку похожая.

– Здравствуй, хозяюшка,– приветствует ее Пагош,– как здоровье твое драгоценное?

- Спасибо, гномик. На здоровье не жалуюсь, - отвечает.

– Как же это у тебя звери лесные с оленями да лосями мирно живут, не ссорятся? – спрашивает.

– А чего им ссориться? Звери не люди, им только самое необходимое нужно. А просто так убивать они не будут. Здесь у нас мирная территория. Вот если выбежит олень за ограду, там его и убить могут. Звери кормиться уходят по лесам и долинам. А здесь отдыхают, да меня защищают.

Она внимательно посмотрела на путников и спросила:

- С чем пожаловали, не пойму я что-то? Вроде, люди вы мирные, не разбойники.

– Да, бабушка, мирные мы путники, а путь держим в город Круна, что за лесом.

– Через лес не пробраться, только что просеку выжечь. Была тут раньше просека, да заросла.

– Не знаем мы, как просеку жечь, да и дракон у нас не обученный. Ты уж нам помоги!

- Помогу. Мне тоже интересно, чтобы через лес дорога была. Люди ходить будут, и мне веселей. Только вы уж оставьте мне соли, мыла, да одежды, какой-нибудь. А то моя уж, видите, вышла из моды.

– Все оставим, а из одежды у нас, только костюмы охотничьи, подбери себе по размеру. Отдал Пагош бабушке все, что просила, да еще и сапожки кожаные от себя прибавил. Мало ли? Может быть, бабушка в дальнейшем пригодится.

И пошли они в поле, дракона испытывать. Бабка одним движением положила дракона на траву, обошла вокруг него три раза и стала что-то шептать ему на ухо. Долго шептала. А потом как крикнет звонким, нестарушечьим голосом:
- Акмара!

Задрожал дракон мелкой дрожью, встал на задние лапы. Глаза у него зажглись как два красных фонаря. И выдохнул он вдруг струю дыма. Подождала бабушка несколько мгновений и опять «Акмара» крикнула. На этот раз все повторилось, только среди дыма огонь появился.

– Ну, вот,– удовлетворенно сказала колдунья, – заработал твой огнедых. Пусть теперь отдохнет в дороге. Поезжайте прямо, к лесу. А я здесь дела свои закончу, да вас догоню.

Не стал возражать Пагош. Повернул дракона в сторону леса.

А гартиник все бабушку по дороге хвалил, будто она родственница ему какая. Вот и до леса доехали, темного, враждебного, а колдуньи все не видно. Тут горлица, нагло села прямо на голову дракона. –

-Ты, бабушка? – спрашивает Пагош

- Я, кто же еще? – проворковала голубка и вперед полетела. Вот долетела она до места, где лес пореже был, и на землю села. И тут же на этом месте женщина возникла в кожаном костюме и сапожках. Не назвать ее молодой, но интересная, ухоженная. Фигура такая, что смотреть даже неудобно. И грудь, и талия и бедра – ну просто неподходящая фигура для колдуньи!

Глаза даже гном отвел. Почесал Пагош голову и сказал в раздумье:

- Да, ты уж прости меня за «бабушку». Как к тебе теперь обращаться и не знаю.

- Звать меня Анна. Я все-таки женщина, хотя и запустила себя здесь, в глуши!- и, улыбнувшись, добавила, - зови же меня сестрицей, а я тебя братцем называть буду. Всю жизнь мечтала о братике, пусть даже и названном. Ну, да ладно. Ставь дракона на просеку, – она указала на полосу мелколесья,– да кричи заклинанье.

Так и сделал гном. Выдохнул дракон сноп огня и выжег деревья на сотню метров.

– Сейчас хозяева появятся, – ехидно улыбнулась колдунья. И только она это сказала, как вышел из леса дуб огромный. Живой, на ногах, с глазами дуплами, носом и ртом. А следом за ним его слуги похожие на него, только поменьше. Закричал хозяин леса громовым голосом:

- Кому тут жизнь недорога?! Убирайтесь, пока не затоптали Вас в пыль! И к нашим героям направился, тряся бородой.

– Ну, ты, бревно на колесах! – закричала ему колдунья.- Не очень-то ори, а то порубит тебя и дрова твои ходячие богатырь Пагош мечом своим дамасским. В щепки порубит. А то, и я ему помогу. Идите лучше огонь по краям дороги тушите, чтобы пожара не было.

Потоптались живые деревья недовольно, потрясли бородами и в лес углубились.

А Пагош с драконом дорогу делать продолжили. Быстро это у них получалось, и скоро черная лента дороги прорезала лес. А по бокам горели кустарники, но не так, чтобы очень. А тут ливень тропический начался. Стеной шел. Наколдовала его наша знакомая, или природа сама себя защитила, только огонь и вовсе погас.

– Ну, спасибо, тебе сестрица! – сказал Пагош, вытирая пот с лица.- Помощь твою не забуду. Скажи, что тебе из Круны привезти?

– А что ни привезешь, все сгодится. Передавай ты привет эльфу Тарусу, да может быть, он мне кое-что пришлет. Да и расскажет обо мне, если тебе интересно будет. Она загадочно улыбнулась.

– Ты и про Таруса знаешь? – удивился Пагош. – Хочу тебе вот что сказать. Ты уж, сестрица, не летай голубкой. Не ровен час, орел какой-нибудь тебя заклюет.

– Заботливый ты братец! – засмеялась волшебница. - Меня даже горгульи страшные до смерти боятся, за пять верст облетают. А не то, что какая-то летающая курица. А ты-то вот назвал меня сестрицей. Не жалеешь?

- А чего мне жалеть. Я только горжусь этим. Женщина ты интересная, знающая, юмором не обделена. А то, что с темными силами знаешься, так это не мое дело. –

- Я общаюсь с темными силами? – невинным голосом спросила «сестрица». И тут она захохотала. Это не было смехом. Это был громовой хохот, разнесшийся по всей округе. Птицы вспорхнули с ветвей, сверкнула зарница в небе, налетел сильный ветер. Путникам стало жутковато, и по коже у них непроизвольно побежали мурашки. Гартиник на всякий случай зажмурился.

– Я, ведь, и есть темная сила! – совершенно спокойно, и даже с некоим подобием улыбки сказала колдунья. Или кто там она была. – Понравился ты мне, гном. Хочешь, высоким тебя сделаю, как человек будешь. Но рост не главное. Вот тебе амулет,– она протянула ему маленький мешочек с какой-то травой,- повесь его на шею. Когда придет смертельная опасность, сорви его и брось на землю. Не забудь, смотри! Вот тебе еще подарочек, смотри, – она указала в сторону леса.

Пагош посмотрел, но ничего не увидел. Он повернул голову к колдунье, но вместо нее он увидел свою родную жену Пониту.

- Береги себя, Пагош, – тихим голосом сказала она.

Пагош направился к ней, но она забежала за дерево и оттуда вышла… гартиния Кара. Она протянула к нему руки и страстно зашептала:

- Возьми меня с собой, возьми. Мне плохо без тебя.

И тут она просто растаяла в воздухе.

– Вот ведь как ты братец запутался. Здесь я тебе не помощница. Думай сам. А Тарус Поните в ее беде помочь может. Даже я не могу тебе такого лекарства дать, какое он может. Отправляйся в путь, да будь осторожен. На своего спутника не очень-то полагайся. Я, кстати, ему ногу сейчас поправлю.

Она пошептала что-то, и гартиник слегка подпрыгнул. Боли в ноге у него – как не бывало.

- И вот еще что, - она помедлила, - В Круне встретишь ты купца заморского. Слушай, что он тебе поведает. Да сделай все в точности, как он говорит.

Вот уже лес остался далеко позади, а впереди синело сказочным цветом море. Ветер доносил его запах. Ах, запах моря, с чем тебя сравнить! Пагош сидел, и поочередно думал то о Поните, то о Каре. Не ожидал он, что так тронет его сердце эта молодая девушка. Грустно сидел он на драконе, покачиваясь в такт своим невеселым мыслям.

- Не грусти, брат, – оживился вдруг гартиник. Приедем в Круну, погуляем там на славу. А давай, - он вдруг заговорил вдохновенно, - продадим все орехи, а деньги прогуляем?!

- Как продадим орехи, а дракон как же?

- А и дракона продадим! – продолжал воодушевляться гартиник.- Я в Круне такие места знаю, что ты про все свои невзгоды забудешь.

– Деньги прогулять - для гнома невозможное дело. А прогуливают их, только пустые люди, которым на своё будущее наплевать. Так, что не брат ты мне в этом. И впредь, братом меня не называй!

Ну, эту тираду Пагош не от спеси какой-нибудь произнес. Хотя был он и купец, и воин известный. Да и скоро бароном должен был стать. А чтобы гартиника впредь в строгости держать. И если уж связался с ним, то обязан сделать из него человека. Не в смысле расы, конечно. Но, вы поняли.

*** 

© Copyright: владимир попов, 2012

Регистрационный номер №0034476

от 13 марта 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0034476 выдан для произведения:

Бабушка.

Скоро ли, долго ли, но доехали наши герои до хутора, где жила колдунья, о которой говорил гартиник. Видят - чудеса необыкновенные. Дом бревенчатый стоит, территория вокруг изгородью обнесена. А за изгородью! Волки и медведи лежат на траве и бродят по двору, а поодаль, олени, лоси да косули кормятся. И друг на друга внимания даже не обращают, как будто, так и надо. Зато на наших героев звери отреагировали. К забору подбежали, морды скалят, еще мгновенье и загрызут. Пагош за меч схватился, а гартиник только глаза закрыл.

Тут и бабка появилась. Что–то зычно зверям крикнула, и те отошли, опять на траву улеглись, словно и не вставали. А старуха древняя-придревняя. Даже бабой ее назвать нельзя. Разве, что Бабой Ягой. В обносках каких-то немыслимых, волосы седые, нечесаные, на голове тряпка грязная, больше на солдатскую обмотку похожая.

– Здравствуй, хозяюшка,– приветствует ее Пагош,– как здоровье твое драгоценное?

- Спасибо, гномик. На здоровье не жалуюсь, - отвечает.

– Как же это у тебя звери лесные с оленями да лосями мирно живут, не ссорятся? – спрашивает.

– А чего им ссориться? Звери не люди, им только самое необходимое нужно. А просто так убивать они не будут. Здесь у нас мирная территория. Вот если выбежит олень за ограду, там его и убить могут. Звери кормиться уходят по лесам и долинам. А здесь отдыхают, да меня защищают.

Она внимательно посмотрела на путников и спросила:

- С чем пожаловали, не пойму я что-то? Вроде, люди вы мирные, не разбойники.

– Да, бабушка, мирные мы путники, а путь держим в город Круна, что за лесом.

– Через лес не пробраться, только что просеку выжечь. Была тут раньше просека, да заросла.

– Не знаем мы, как просеку жечь, да и дракон у нас не обученный. Ты уж нам помоги!

- Помогу. Мне тоже интересно, чтобы через лес дорога была. Люди ходить будут, и мне веселей. Только вы уж оставьте мне соли, мыла, да одежды, какой-нибудь. А то моя уж, видите, вышла из моды.

– Все оставим, а из одежды у нас, только костюмы охотничьи, подбери себе по размеру. Отдал Пагош бабушке все, что просила, да еще и сапожки кожаные от себя прибавил. Мало ли? Может быть, бабушка в дальнейшем пригодится.

И пошли они в поле, дракона испытывать. Бабка одним движением положила дракона на траву, обошла вокруг него три раза и стала что-то шептать ему на ухо. Долго шептала. А потом как крикнет звонким, нестарушечьим голосом:
- Акмара!

Задрожал дракон мелкой дрожью, встал на задние лапы. Глаза у него зажглись как два красных фонаря. И выдохнул он вдруг струю дыма. Подождала бабушка несколько мгновений и опять «Акмара» крикнула. На этот раз все повторилось, только среди дыма огонь появился.

– Ну, вот,– удовлетворенно сказала колдунья, – заработал твой огнедых. Пусть теперь отдохнет в дороге. Поезжайте прямо, к лесу. А я здесь дела свои закончу, да вас догоню.

Не стал возражать Пагош. Повернул дракона в сторону леса.

А гартиник все бабушку по дороге хвалил, будто она родственница ему какая. Вот и до леса доехали, темного, враждебного, а колдуньи все не видно. Тут горлица, нагло села прямо на голову дракона. –

-Ты, бабушка? – спрашивает Пагош

- Я, кто же еще? – проворковала голубка и вперед полетела. Вот долетела она до места, где лес пореже был, и на землю села. И тут же на этом месте женщина возникла в кожаном костюме и сапожках. Не назвать ее молодой, но интересная, ухоженная. Фигура такая, что смотреть даже неудобно. И грудь, и талия и бедра – ну просто неподходящая фигура для колдуньи!

Глаза даже гном отвел. Почесал Пагош голову и сказал в раздумье:

- Да, ты уж прости меня за «бабушку». Как к тебе теперь обращаться и не знаю.

- Звать меня Анна. Я все-таки женщина, хотя и запустила себя здесь, в глуши!- и, улыбнувшись, добавила, - зови же меня сестрицей, а я тебя братцем называть буду. Всю жизнь мечтала о братике, пусть даже и названном. Ну, да ладно. Ставь дракона на просеку, – она указала на полосу мелколесья,– да кричи заклинанье.

Так и сделал гном. Выдохнул дракон сноп огня и выжег деревья на сотню метров.

– Сейчас хозяева появятся, – ехидно улыбнулась колдунья. И только она это сказала, как вышел из леса дуб огромный. Живой, на ногах, с глазами дуплами, носом и ртом. А следом за ним его слуги похожие на него, только поменьше. Закричал хозяин леса громовым голосом:

- Кому тут жизнь недорога?! Убирайтесь, пока не затоптали Вас в пыль! И к нашим героям направился, тряся бородой.

– Ну, ты, бревно на колесах! – закричала ему колдунья.- Не очень-то ори, а то порубит тебя и дрова твои ходячие богатырь Пагош мечом своим дамасским. В щепки порубит. А то, и я ему помогу. Идите лучше огонь по краям дороги тушите, чтобы пожара не было.

Потоптались живые деревья недовольно, потрясли бородами и в лес углубились.

А Пагош с драконом дорогу делать продолжили. Быстро это у них получалось, и скоро черная лента дороги прорезала лес. А по бокам горели кустарники, но не так, чтобы очень. А тут ливень тропический начался. Стеной шел. Наколдовала его наша знакомая, или природа сама себя защитила, только огонь и вовсе погас.

– Ну, спасибо, тебе сестрица! – сказал Пагош, вытирая пот с лица.- Помощь твою не забуду. Скажи, что тебе из Круны привезти?

– А что ни привезешь, все сгодится. Передавай ты привет эльфу Тарусу, да может быть, он мне кое-что пришлет. Да и расскажет обо мне, если тебе интересно будет. Она загадочно улыбнулась.

– Ты и про Таруса знаешь? – удивился Пагош. – Хочу тебе вот что сказать. Ты уж, сестрица, не летай голубкой. Не ровен час, орел какой-нибудь тебя заклюет.

– Заботливый ты братец! – засмеялась волшебница. - Меня даже горгульи страшные до смерти боятся, за пять верст облетают. А не то, что какая-то летающая курица. А ты-то вот назвал меня сестрицей. Не жалеешь?

- А чего мне жалеть. Я только горжусь этим. Женщина ты интересная, знающая, юмором не обделена. А то, что с темными силами знаешься, так это не мое дело. –

- Я общаюсь с темными силами? – невинным голосом спросила «сестрица». И тут она захохотала. Это не было смехом. Это был громовой хохот, разнесшийся по всей округе. Птицы вспорхнули с ветвей, сверкнула зарница в небе, налетел сильный ветер. Путникам стало жутковато, и по коже у них непроизвольно побежали мурашки. Гартиник на всякий случай зажмурился.

– Я, ведь, и есть темная сила! – совершенно спокойно, и даже с некоим подобием улыбки сказала колдунья. Или кто там она была. – Понравился ты мне, гном. Хочешь, высоким тебя сделаю, как человек будешь. Но рост не главное. Вот тебе амулет,– она протянула ему маленький мешочек с какой-то травой,- повесь его на шею. Когда придет смертельная опасность, сорви его и брось на землю. Не забудь, смотри! Вот тебе еще подарочек, смотри, – она указала в сторону леса.

Пагош посмотрел, но ничего не увидел. Он повернул голову к колдунье, но вместо нее он увидел свою родную жену Пониту.

- Береги себя, Пагош, – тихим голосом сказала она.

Пагош направился к ней, но она забежала за дерево и оттуда вышла… гартиния Кара. Она протянула к нему руки и страстно зашептала:

- Возьми меня с собой, возьми. Мне плохо без тебя.

И тут она просто растаяла в воздухе.

– Вот ведь как ты братец запутался. Здесь я тебе не помощница. Думай сам. А Тарус Поните в ее беде помочь может. Даже я не могу тебе такого лекарства дать, какое он может. Отправляйся в путь, да будь осторожен. На своего спутника не очень-то полагайся. Я, кстати, ему ногу сейчас поправлю.

Она пошептала что-то, и гартиник слегка подпрыгнул. Боли в ноге у него – как не бывало.

- И вот еще что, - она помедлила, - В Круне встретишь ты купца заморского. Слушай, что он тебе поведает. Да сделай все в точности, как он говорит.

Вот уже лес остался далеко позади, а впереди синело сказочным цветом море. Ветер доносил его запах. Ах, запах моря, с чем тебя сравнить! Пагош сидел, и поочередно думал то о Поните, то о Каре. Не ожидал он, что так тронет его сердце эта молодая девушка. Грустно сидел он на драконе, покачиваясь в такт своим невеселым мыслям.

- Не грусти, брат, – оживился вдруг гартиник. Приедем в Круну, погуляем там на славу. А давай, - он вдруг заговорил вдохновенно, - продадим все орехи, а деньги прогуляем?!

- Как продадим орехи, а дракон как же?

- А и дракона продадим! – продолжал воодушевляться гартиник.- Я в Круне такие места знаю, что ты про все свои невзгоды забудешь.

– Деньги прогулять - для гнома невозможное дело. А прогуливают их, только пустые люди, которым на своё будущее наплевать. Так, что не брат ты мне в этом. И впредь, братом меня не называй!

Ну, эту тираду Пагош не от спеси какой-нибудь произнес. Хотя был он и купец, и воин известный. Да и скоро бароном должен был стать. А чтобы гартиника впредь в строгости держать. И если уж связался с ним, то обязан сделать из него человека. Не в смысле расы, конечно. Но, вы поняли.

*** 

Рейтинг: +1 415 просмотров
Комментарии (2)
Марина Дементьева # 18 марта 2012 в 18:34 0
love2
владимир попов # 18 марта 2012 в 19:03 0
Спасибо! elka2