ГлавнаяВся прозаЖанровые произведенияФэнтези → Поэма о Супергноме Пагоше(повесть) Гл.6

 

Поэма о Супергноме Пагоше(повесть) Гл.6

13 марта 2012 - владимир попов
article34477.jpg

 В Круне.

Помрачнел Пагош и замолчал. Нет, не разозлился он на Охедона, как звали гартиника, за его нелепое предложение. Но задумался крепко. Он не любил «философствовать», хотя иногда, выпив стакан другой вина, любил порассуждать с соседом о жизни. Но дорога всегда располагает к размышлениям.

А здесь все намешалось в его голове – и непонятная колдунья, и нелепое предложение Охедона, и думы о Поните и Каре. Перемешалось и требовало ясного ответа. Сложностей он не любил. Схема жизненная у него была простая. Работа, прибавление капитала – чтобы ни в чем не нуждаться, дом, семья, спокойствие. Работу он любил, это было главное в его жизни. Кузнец он - до мозга костей. Любил запах кузни, раскаленного металла. Нравилось ему превращать бесформенную заготовку в изящный меч. Да, хоть в простую скобу для ворот!

Теперь - семья. Родителей он рано лишился. Не добрал материнской ласки, отцовской любви и заботы. Но тут Понита для него родным человеком стала. Главное место в его жизни заняла. Ну, детей нет – будут! Жизнь катила спокойно и нескучно. Но куда? Катила жизнь шариком к концу. А ведь помоложе, он порезвее, повеселее был. Страсти были и желания. Мечты. А теперь какие желания. То-то и оно! Даже у гартиника желания сильнее. И у Кары. А у него как фундамент, жизненные устои, и от них никуда.

А может быть, правда жизни где-нибудь посередине. Стоит, иногда, совершать необдуманные поступки. Миг счастья порой поймать надо. Ведь был он счастлив с Карой и другими гартиниями. Ну, пусть не счастлив, но очень приятно ему теперь вспоминать о своем «падении». Да и на войне часто он счастлив был. Хотя «работа» эта грязная и опасная. Неспокойная жизнь интереснее.

А может быть все от понимания того, что все мы смертны, и хочется взять от жизни побольше. И чтобы не капитал прирастал, а радость жизни. Эх, надо бы с мудрецом Тарусом на эту тему поговорить. Пусть научит, если сам знает.

При въезде в Круну их остановила стража, и после выяснения личности, потребовала заплатить въездной сбор – по тысячи аден с брата. Гартиник долго возмущался этим побором и казался расстроенным. Он заявил Пагошу, что поплывет с ним за море, и будет служить ему, пока тот не добьется своего.

Путешественники расположились в небольшой гостинице, недалеко от рынка. Гостиница была средней руки, зато при ней находилась обширная конюшня, куда и был помещен уставший дракон. Ночь прошла спокойно, а наутро путешественники на нанятой телеге подвозили к рынку привезенные на продажу тюки с товарами.

Рынок был больше чем в Адене, гораздо больше, можно сказать, что он был огромен. Хотя Круна располагалась в центре Адении, но рынок по нашим понятиям был настоящим Восточным базаром. Кто из нас не был на знаменитых восточных базарах нашего мира. Крытом Стамбульском рынке, Аль-Хамидии в Дамаске, Хан-Аль-Халили в Каире. Кто-то не был? Тогда опишем в нескольких словах Крунский рынок, и вы получите представление о вышеперечисленных, знаменитых.

Еще только подходили Пагош с гартиником к торговым рядам, а их уже с ног до головы окутал запах специй, выделанной кожи, жареного мяса, каких-то новых незнакомых ароматов. Этот запах начал пропитывать их по приближении к рынку, проникал в каждую клеточку, настраивал на особый лад.

Но главным «духом» на рынке был все же дух наживы и обогащения. Длинные ряды лавочек уходили в невидимое пространство. И шумел рынок по-особому. Здесь были, и выкрики зазывал, и шумная брань не поладивших продавца и покупателя, и крики вьючных животных. Шумит рынок. А лавочка сидит на лавочке. Так тесно, что не понятно как по торговым рядам протискиваются покупатели и зеваки. А поодаль – небольшие конторки, где неторопливую беседу ведут оптовые продавцы и покупатели.

Это был не рынок, а настоящий торговый город в городе, где ежедневно делались и терялись состояния, приобретались так необходимые вещи. Да, дух наживы бродил по рынку, щекотал нервы. Здесь сталкивались между собой неосмотрительный азарт и трезвый расчет, осторожность и безудержная смелость в торговых делах, щедрость и скупость. Здесь можно было купить все – от золотого перстенька, до опасной селитровой бомбы.

Хочешь что-то купить? Подходи, все товары разложены на прилавках. И ткани всех расцветок, одежда и обувь всех фасонов. Грозное оружие и изящные украшения, посуда, и домашняя утварь. Все призывно лежит и просится в руки.

Но все ли? Конечно, нет. Не меньшая часть товара продается из-под полы. Надо только знать, куда подойти и кому подмигнуть. И вам продадут, хотя это и запрещено законом, и молоденькую наложницу, и приворотное зелье, и отраву, и даже детенышей монстров. И покупают этих маленьких чудищ для забавы, а когда они подрастают, сажают их на цепь для охраны дома. И сколько раз уже случалось, что купленный когда-то малыш, теперь возмужав, перегрызал цепь или плавил ее своей магией, а потом выбегал на улицу. Злое, голодное чудище выбирало в качестве жертвы ближайшего прохожего и расправлялось с ним. А потом, одурманенное свежей кровью бежало дальше, наполняя улицу суматохой и ужасом. И счастье, если поблизости оказывалась стража или вооруженный воин, который ставил точку в этой кровавой игре.

Однако вернемся на рынок, где Пагош арендовал прилавок не так далеко от входа. Не успели наши друзья разложить товары, как покупатели начали активно интересоваться ими. Но продажа шла вяло, так как Пагош установил высокую цену – вдвое, против цены Адена. Но, было только утро, и весь торговый день был впереди. Пагош оставил торговлю на попечение гартиника, а сам отлучился в контору торговой гильдии, чтобы выполнить поручение Рибана, уладить кое-какие формальности, и узнать условия размещения полученных от торговли денег.

Ну а гартиник остался за хозяина и дело пошло. Ах, каким сноровистым продавцом оказался гартиник, каким умелым! Как это у него получалось – правильным ли словом, честным ли видом, но покорял он покупателя, верили они его уговорам и покупали, покупали. На первых порах он по-привычке, часть монеток за щеку прятал, а потом опомнился. Для себя же торгует, да для своего хозяина. Любовно раскладывал он их теперь по мешочкам. Серебряные адены - в объемистый мешок, а золотые стоаденовики - в небольшой, шелковый. Мешочки наполнялись, а тюки с товарами таяли. Охедон давно уже поднял цены на товары, но торговля по-прежнему шла бойко.

И когда вернулся припозднившийся Пагош, большая часть товара была уже продана. Гном только развел руками и покачал головой, увидев результаты торговой деятельности своего помощника.

– Ну, ты, парень, прирожденный торговец! – похвалил он гартиника.- Если живыми вернемся, возьму тебя в Аден, будешь в моей лавке управляться. Солнце близилось к закату. Оставалось непроданным только несколько самых дорогих мечей, которые Пагош решил продать в Аркелуме.

– Да, повезло нам, – говорил он, глядя на пузатые мешочки.- Закрыт перевал, и не было у нас конкурентов из Адена. Может быть, и продешевили мы малость, но выше цены устанавливать – только бога гневить. Гартиник был также доволен. Во-первых, выдал Пагош ему большую премию, а еще более был доволен тем, что так доверял ему гном. Не выпытывал детали, не требовал подробного отчета. Очень это подняло Охедона в собственных глазах. Непроданные остатки товара свезли в гостиницу, где была надежная охрана.

Оставив большую часть денег в банке гильдии купцов, Пагош почувствовал себя свободнее, и решил развеяться. Делу, как говорится, время, но и потехе тоже несколько часов можно уделить.

– Ну,- сказал он гартинику, – где твои злачные места? Веди! Только чтобы еда была приличная и питье. Заведенье и вправду было высокого класса. Заказали фирменное блюдо – запеченных омаров, всякие дорогие закуски и заморское вино. В зале играла музыка, и танцевали пары.

Часто бывают в нашей жизни случайные встречи, которые помогают нам в трудных ситуациях, облегчают решение насущных проблем, а иногда и предопределяют дальнейшую судьбу. И случайны они или нет – не нам решать. Вот таким случайным знакомым оказался для Пагоша купец, который сидел за соседним столиком. Он какое-то время прислушивался к разговору между гномом и гартиником, а потом подсел к ним, испросив, конечно разрешения. Он спросил у Пагоша, не из Адена ли тот. – Как ты узнал, добрый человек? – спросил удивленный Пагош.

– Я сам родом из Адена, – ответил тот. А узнал по речи да по одежде. Выяснили, что Арин, так звали купца, знает Рибана, слышал про войну, которую вел Аден против орков.

– Я знаю, – сказал новый знакомый, что перевала, который соединял Аден и Круну, больше нет. Как же Вы добрались до Круны? Пагош рассказал про дорогу через дремучий лес, умолчав, однако, что он и проложил ее. Купец был несказанно рад, сказал, что в ближайшие дни организует торговую экспедицию в Аден.

– Только не говорите пока никому о новой дороге, – попросил он. - Уж не ты ли проложил ее? – спросил он, хитро поглядывая на Пагоша.

– Может быть и я, – не стал запираться гном.

– Ну, тогда ты и на самом деле герой, не только с виду. А сам, куда путь держишь, если не секрет? За твою новость – помогу, чем смогу.

– Секрета особого нет, – отвечал Пагош. – Путь держим мы через море в Аркелум. А дальше – к заброшенному руднику у деревни Зали.

– Понял, – ответил Арин, не дослушав.- Видно беда у тебя и хочешь повидать ты колдуна Таруса. Он вздохнул. – Насколько я слышал, совсем опасным стало такое паломничество. Еще совсем недавно многие шли по этой стезе. Но в последнее время желающих совсем не осталось. Не возвращаются оттуда люди. Это я тебе верно говорю, так как плаваю в Аркелум по торговым делам. Не советую и тебе – ищи помощь на земле. А под землей пропадешь.

– Нет, – помотал головой Пагош, – с пути не сверну. Он налил гостю вина, и они выпили за знакомство. Гартиник тем временем, оставив их вдвоем, куда-то удалился с девицей, с которой до этого танцевал

- Я вернусь! – твердо сказал Пагош. Повидаю эльфа и вернусь.

– Ну, что же, - сказал купец, – вижу ты сильный и упорный парень. Помогу тебе.

– Мне бы дракона где-нибудь оставить, – сказал Пагош.

– Дракона оставлять не советую. Дорогу, как я понимаю, дракон выжег. А огнедышащий дракон – это грозное оружие. Пускаться под землю с одним мечем и храбрым сердцем неосмотрительно. Очень глубоко забрался Тарус. Много всякой нечисти по пути тебе встретится.

А подземные монстры – самые непредсказуемые. И сила, и магия у них. А некоторые вдобавок невидимы. Много небылиц про то рассказывают, но даже если малая часть из этого правда – жизнь твоя фальшивой адены не стоит. Бери дракона на корабль и не сомневайся. А брать не будут – плати любые деньги.

– Я слышал только, что там есть опасное племя крысолюдов, – озадаченно промолвил Пагош. А о других монстрах я и не подумал.

– Крысолюды действительно опасны. Но совсем не так, как в страшных легендах, которые ходят о них. И никакие они не монстры, а обычные разумные существа. Но если ты войдешь к ним в доверие, они твоими друзьями станут и в беде помогут. Да, вид у них непотребный. Голова - то ли лошадиная, то ли крысиная. Люди много им горе сделали, убивали, притесняли, насмехались – вот и ушли они под землю и озлобились. А между собой они очень добры и заботливы.
- Купи в Аркелуме для них подарки: ткани, сыр, вино. С ними можно иметь дело. Иногда крысолюды появляются в Аркелуме. В темное время суток – стесняются своей внешности. Есть купцы, которые с ними сотрудничают: продают им одежду, оружие, продукты. Покупают у них руду и изделия из металла. Но, ты все это узнаешь на месте. Попробуй завязать знакомство с ними прямо в городе. Напросись к вожаку. Принеси ему особые подарки. Если их главный тебя полюбит, считай, что полдела сделано. Запасов здесь не делай, все необходимое купишь в Аркелуме.

Опять выпили купцы по чарке. Закусили с удовольствием.

– Я тебе передам записку к своим знакомцам в Аркелуме. Если повезет, купишь там бомбы из смеси пороха и селитры. Умеешь с ними обращаться?

- Умею, ответил Пагош, – на войне пользовался, приходилось.
- Бомбы обязательно достань, они точно пригодятся. И не только для врагов. Проходы под землей делать, завалы расчищать. Выпили новые друзья напоследок, и стал Арин прощаться.

– В Аркелум через два дня уходит большой торговый корабль «Огонь», - сказал он на прощанье.- Постарайся на него попасть. А назад в Круну вернешься, ко мне прошу в гости. Дом купца Арина в центре города тебе каждый покажет. Ушел купец, а Пагош даже не вспомнил, что именно о купце говорила ему колдунья Анна.

Выпив изрядно вина, и получив дельную информацию, Пагош снова почувствовал себя раскованным. И скоро на коленях у него сидела пухленькая блондинка Элиза. Несмотря на подпитие, он выбрал действительно самую красивую девушку в ресторане. Блондинка дергала его за усы и просила заказать ей фруктов и мороженого.

– Мороженое я тебе закажу, – наставительно говорил ей гном,- но на большее не рассчитывай. У меня есть жена, Кара. Ой!- сам себе удивился Пагош.- Жена – Понита. И я ей верен. Вернувшийся гартиник, во все глаза смотрел на блондинку – она ему явно нравилась.

Через час с небольшим Охедон и Элиза дотащили не сильно упирающегося Пагоша до гостиницы.

– Ты кто такой? – лукаво, как ему казалось, спрашивал уставшего Охедона Пагош.

– Я - Охедон, твой оруженосец, – отвечал удивленный гартиник.

– Вот, – констатировал довольный гном, – правильно отвечаешь. А то – «брат». Нет у меня никаких братьев! – сказал он нахмурив брови и отчаянно махнув рукой. – А сестра, есть. Правда, названная. Но очень интересная и остроумная. Помнишь, как она отбрила этого, деревянного олуха: " Ты, – говорит, – бревно на колесах!" Почему на колесах? Он повернулся к гартинику, - Не знаешь? Гартиник покачал головой.- Потому что, потому что… Он не докончил свою фразу, повернулся к Элизе, и спросил:

- А ты кто? За нее ответил гартиник, подмигнув блондинке.

– Это моя невеста.

- Давай меняться, – продолжал «шутить» Пагош, – ты мне отдашь невесту, а я тебе дракона. Идет?– спрашивал он, поочередно посматривая то на гартиника, то на девушку.

- Давай завтра меняться, – миролюбиво предложил Охедон. А сегодня - спать.

- Ну, ладно, дети мои! – Пагош умиленно посмотрел на своих спутников. – Будьте счастливы, а дядюшка Пагош отправляется спать.

Однако спать в сапогах и кольчуге он не захотел, и пришлось помочь ему раздеться. Даже будучи не в лучшем состоянии, наш герой проверил на месте ли кинжал, подвешенный на груди, и только после этого заснул.

Не знаем, как провели эту ночь Охедон и Элиза, но наутро гартиник был в гостинице. Пагош чувствовал себя неважно, но деньги и меч были на месте, и это было главным. А здоровье поправило кислое молоко, принесенное с кухни Охедоном.

Через некоторое время, Пагош умытый и одетый был в порядке. Нужно было сделать кое–какие припасы и отправляться на пристань, чтобы получить места на корабле плывущем через море. Порт назначения Аркелум находился в пяти днях плавания от Круны.

От Аркелума путь их лежал через леса и сопки непосредственно к руднику. Недалеко от рудника располагалась небольшая деревушка, которую путешественники и должны были найти в первую очередь. А затем, расспросив местных жителей и подготовившись основательно, должны были найти проводников и охрану. И только потом пускаться в опасный вояж вглубь земли.

В Круне Пагош также наводил справки о Тарусе. Но знали о нем совсем немного, и говорили неохотно. Пагош узнал лишь о том, что последние несколько страждущих, отправившихся к колдуну в последние месяцы не вернулись.

Итак, Пагош и гартиник направились в порт, чтобы заполучить себе и дракону места. Повезло им, встретили они на судне капитана. А тот знал хорошо и соседа Пагоша Рибана, и крунского купца Арина, от которых Пагош передал ему поклоны.

Капитан обещал Пагошу решить все вопросы с размещением, но назвал довольно крупную сумму, которую Пагош должен был передать ему лично. Но выбирать не приходилось, и Пагош, скрепя сердце, согласился на все условия. Дракон должен быть размещен в грузовом трюме, и при нем обязаны были находиться попеременно Пагош или гартиник. Пагош подписывал обязательство возместить владельцу судна любые убытки, которые может причинить дракон.

Получив билеты и осмотрев помещения для своего хвостатого друга, путешественники занялись покупкой фиников, которые предназначались к продаже в Аркелуме. Груз был куплен и доставлен на судно в тот же день. Теперь можно было заняться осмотром достопримечательностей Круны, а их было в достатке.

Что за чудо этот город! Нет интересней и сказочней во всей Адении. Летающий корабль, зоопарк монстров, Башня проклятья и, конечно, Ворота Вечности. Много слышал Пагош про эти Ворота еще в Адене и давно мечтал подойти к ним, посмотреть на них с близкого расстояния. Во всех уголках огромной страны знали про это чудо и рассказывали истории одна, чудесней другой.

Никто и никогда не простит мне, если я, хотя бы несколькими словами не обмолвлюсь об этих Воротах. Внешне, это был небольшой храм из колон увенчанных ажурными капителями и арками. Внутри располагались две идеально отшлифованные колонны – одна из белого мрамора, вторая из черного «габбро». Эти две колонны и были Воротами Вечности, Воротами Счастья, Воротами Искривленного Пространства – названий у этого чуда из чудес было много.

Самое странное, что никто точно не знал, когда появились эти ворота, кто их построил, и куда они вели. Говорили, что перейдя заветную черту, человек попадал на время в рай, или ад, или другое измерение. Рассказывали, что такое путешествие приносило неизъяснимое наслаждение, давало право на вечную жизнь Были более скромные предположения, о том, что пересекший заветную черту мужчина обретал невиданную силу и постигал смысл жизни. Женщины приобретали неувядающую красоту и любовь.

Пройти сквозь эти Ворота для любого человека приблизившегося к ним становилось вожделенным желанием. Представьте желание матери увидеть своего сына после десятилетней разлуки, страстное желание безумно влюбленного обнять свою недоступную любимую, путника преодолевшего сто миль пустыни и думающего о воде. То желание, о котором мы говорим, было десятикратно сильнее.

Никто из прошедших Ворота и вернувшихся не мог рассказать о том, что с ним происходило. Это было невозможно сделать, даже если бы кто-то захотел. Но люди становились другими. И никто из вернувшихся не жалел о содеянном. А ведь стоило это «прохождение» баснословных денег. Таких, которые нормальный человек и представить не может. Но мало было денег. Мало было самого огромного богатства из богатств. Ворота могли просто не пропустить заплатившего, воздвигнув перед ним непроницаемую, невидимую стену. Они точно были разумны, или ими управлял какой-то высший разум, не подвластный пониманию самых мудрых магов и колдунов. Ворота не пропускали тех, на ком была кровь невинных, сотворивших зло для множества людей. Ворота не прощали зла. Надеюсь, я очень надеюсь, что Пагош когда–нибудь сможет пройти сквозь эти таинственные врата, и мы с вами узнаем то, что ведомо только избранным.

© Copyright: владимир попов, 2012

Регистрационный номер №0034477

от 13 марта 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0034477 выдан для произведения:

 В Круне.

Помрачнел Пагош и замолчал. Нет, не разозлился он на Охедона, как звали гартиника, за его нелепое предложение. Но задумался крепко. Он не любил «философствовать», хотя иногда, выпив стакан другой вина, любил порассуждать с соседом о жизни. Но дорога всегда располагает к размышлениям.

А здесь все намешалось в его голове – и непонятная колдунья, и нелепое предложение Охедона, и думы о Поните и Каре. Перемешалось и требовало ясного ответа. Сложностей он не любил. Схема жизненная у него была простая. Работа, прибавление капитала – чтобы ни в чем не нуждаться, дом, семья, спокойствие. Работу он любил, это было главное в его жизни. Кузнец он - до мозга костей. Любил запах кузни, раскаленного металла. Нравилось ему превращать бесформенную заготовку в изящный меч. Да, хоть в простую скобу для ворот!

Теперь - семья. Родителей он рано лишился. Не добрал материнской ласки, отцовской любви и заботы. Но тут Понита для него родным человеком стала. Главное место в его жизни заняла. Ну, детей нет – будут! Жизнь катила спокойно и нескучно. Но куда? Катила жизнь шариком к концу. А ведь помоложе, он порезвее, повеселее был. Страсти были и желания. Мечты. А теперь какие желания. То-то и оно! Даже у гартиника желания сильнее. И у Кары. А у него как фундамент, жизненные устои, и от них никуда.

А может быть, правда жизни где-нибудь посередине. Стоит, иногда, совершать необдуманные поступки. Миг счастья порой поймать надо. Ведь был он счастлив с Карой и другими гартиниями. Ну, пусть не счастлив, но очень приятно ему теперь вспоминать о своем «падении». Да и на войне часто он счастлив был. Хотя «работа» эта грязная и опасная. Неспокойная жизнь интереснее.

А может быть все от понимания того, что все мы смертны, и хочется взять от жизни побольше. И чтобы не капитал прирастал, а радость жизни. Эх, надо бы с мудрецом Тарусом на эту тему поговорить. Пусть научит, если сам знает.

При въезде в Круну их остановила стража, и после выяснения личности, потребовала заплатить въездной сбор – по тысячи аден с брата. Гартиник долго возмущался этим побором и казался расстроенным. Он заявил Пагошу, что поплывет с ним за море, и будет служить ему, пока тот не добьется своего.

Путешественники расположились в небольшой гостинице, недалеко от рынка. Гостиница была средней руки, зато при ней находилась обширная конюшня, куда и был помещен уставший дракон. Ночь прошла спокойно, а наутро путешественники на нанятой телеге подвозили к рынку привезенные на продажу тюки с товарами.

Рынок был больше чем в Адене, гораздо больше, можно сказать, что он был огромен. Хотя Круна располагалась в центре Адении, но рынок по нашим понятиям был настоящим Восточным базаром. Кто из нас не был на знаменитых восточных базарах нашего мира. Крытом Стамбульском рынке, Аль-Хамидии в Дамаске, Хан-Аль-Халили в Каире. Кто-то не был? Тогда опишем в нескольких словах Крунский рынок, и вы получите представление о вышеперечисленных, знаменитых.

Еще только подходили Пагош с гартиником к торговым рядам, а их уже с ног до головы окутал запах специй, выделанной кожи, жареного мяса, каких-то новых незнакомых ароматов. Этот запах начал пропитывать их по приближении к рынку, проникал в каждую клеточку, настраивал на особый лад.

Но главным «духом» на рынке был все же дух наживы и обогащения. Длинные ряды лавочек уходили в невидимое пространство. И шумел рынок по-особому. Здесь были, и выкрики зазывал, и шумная брань не поладивших продавца и покупателя, и крики вьючных животных. Шумит рынок. А лавочка сидит на лавочке. Так тесно, что не понятно как по торговым рядам протискиваются покупатели и зеваки. А поодаль – небольшие конторки, где неторопливую беседу ведут оптовые продавцы и покупатели.

Это был не рынок, а настоящий торговый город в городе, где ежедневно делались и терялись состояния, приобретались так необходимые вещи. Да, дух наживы бродил по рынку, щекотал нервы. Здесь сталкивались между собой неосмотрительный азарт и трезвый расчет, осторожность и безудержная смелость в торговых делах, щедрость и скупость. Здесь можно было купить все – от золотого перстенька, до опасной селитровой бомбы.

Хочешь что-то купить? Подходи, все товары разложены на прилавках. И ткани всех расцветок, одежда и обувь всех фасонов. Грозное оружие и изящные украшения, посуда, и домашняя утварь. Все призывно лежит и просится в руки.

Но все ли? Конечно, нет. Не меньшая часть товара продается из-под полы. Надо только знать, куда подойти и кому подмигнуть. И вам продадут, хотя это и запрещено законом, и молоденькую наложницу, и приворотное зелье, и отраву, и даже детенышей монстров. И покупают этих маленьких чудищ для забавы, а когда они подрастают, сажают их на цепь для охраны дома. И сколько раз уже случалось, что купленный когда-то малыш, теперь возмужав, перегрызал цепь или плавил ее своей магией, а потом выбегал на улицу. Злое, голодное чудище выбирало в качестве жертвы ближайшего прохожего и расправлялось с ним. А потом, одурманенное свежей кровью бежало дальше, наполняя улицу суматохой и ужасом. И счастье, если поблизости оказывалась стража или вооруженный воин, который ставил точку в этой кровавой игре.

Однако вернемся на рынок, где Пагош арендовал прилавок не так далеко от входа. Не успели наши друзья разложить товары, как покупатели начали активно интересоваться ими. Но продажа шла вяло, так как Пагош установил высокую цену – вдвое, против цены Адена. Но, было только утро, и весь торговый день был впереди. Пагош оставил торговлю на попечение гартиника, а сам отлучился в контору торговой гильдии, чтобы выполнить поручение Рибана, уладить кое-какие формальности, и узнать условия размещения полученных от торговли денег.

Ну а гартиник остался за хозяина и дело пошло. Ах, каким сноровистым продавцом оказался гартиник, каким умелым! Как это у него получалось – правильным ли словом, честным ли видом, но покорял он покупателя, верили они его уговорам и покупали, покупали. На первых порах он по-привычке, часть монеток за щеку прятал, а потом опомнился. Для себя же торгует, да для своего хозяина. Любовно раскладывал он их теперь по мешочкам. Серебряные адены - в объемистый мешок, а золотые стоаденовики - в небольшой, шелковый. Мешочки наполнялись, а тюки с товарами таяли. Охедон давно уже поднял цены на товары, но торговля по-прежнему шла бойко.

И когда вернулся припозднившийся Пагош, большая часть товара была уже продана. Гном только развел руками и покачал головой, увидев результаты торговой деятельности своего помощника.

– Ну, ты, парень, прирожденный торговец! – похвалил он гартиника.- Если живыми вернемся, возьму тебя в Аден, будешь в моей лавке управляться. Солнце близилось к закату. Оставалось непроданным только несколько самых дорогих мечей, которые Пагош решил продать в Аркелуме.

– Да, повезло нам, – говорил он, глядя на пузатые мешочки.- Закрыт перевал, и не было у нас конкурентов из Адена. Может быть, и продешевили мы малость, но выше цены устанавливать – только бога гневить. Гартиник был также доволен. Во-первых, выдал Пагош ему большую премию, а еще более был доволен тем, что так доверял ему гном. Не выпытывал детали, не требовал подробного отчета. Очень это подняло Охедона в собственных глазах. Непроданные остатки товара свезли в гостиницу, где была надежная охрана.

Оставив большую часть денег в банке гильдии купцов, Пагош почувствовал себя свободнее, и решил развеяться. Делу, как говорится, время, но и потехе тоже несколько часов можно уделить.

– Ну,- сказал он гартинику, – где твои злачные места? Веди! Только чтобы еда была приличная и питье. Заведенье и вправду было высокого класса. Заказали фирменное блюдо – запеченных омаров, всякие дорогие закуски и заморское вино. В зале играла музыка, и танцевали пары.

Часто бывают в нашей жизни случайные встречи, которые помогают нам в трудных ситуациях, облегчают решение насущных проблем, а иногда и предопределяют дальнейшую судьбу. И случайны они или нет – не нам решать. Вот таким случайным знакомым оказался для Пагоша купец, который сидел за соседним столиком. Он какое-то время прислушивался к разговору между гномом и гартиником, а потом подсел к ним, испросив, конечно разрешения. Он спросил у Пагоша, не из Адена ли тот. – Как ты узнал, добрый человек? – спросил удивленный Пагош.

– Я сам родом из Адена, – ответил тот. А узнал по речи да по одежде. Выяснили, что Арин, так звали купца, знает Рибана, слышал про войну, которую вел Аден против орков.

– Я знаю, – сказал новый знакомый, что перевала, который соединял Аден и Круну, больше нет. Как же Вы добрались до Круны? Пагош рассказал про дорогу через дремучий лес, умолчав, однако, что он и проложил ее. Купец был несказанно рад, сказал, что в ближайшие дни организует торговую экспедицию в Аден.

– Только не говорите пока никому о новой дороге, – попросил он. - Уж не ты ли проложил ее? – спросил он, хитро поглядывая на Пагоша.

– Может быть и я, – не стал запираться гном.

– Ну, тогда ты и на самом деле герой, не только с виду. А сам, куда путь держишь, если не секрет? За твою новость – помогу, чем смогу.

– Секрета особого нет, – отвечал Пагош. – Путь держим мы через море в Аркелум. А дальше – к заброшенному руднику у деревни Зали.

– Понял, – ответил Арин, не дослушав.- Видно беда у тебя и хочешь повидать ты колдуна Таруса. Он вздохнул. – Насколько я слышал, совсем опасным стало такое паломничество. Еще совсем недавно многие шли по этой стезе. Но в последнее время желающих совсем не осталось. Не возвращаются оттуда люди. Это я тебе верно говорю, так как плаваю в Аркелум по торговым делам. Не советую и тебе – ищи помощь на земле. А под землей пропадешь.

– Нет, – помотал головой Пагош, – с пути не сверну. Он налил гостю вина, и они выпили за знакомство. Гартиник тем временем, оставив их вдвоем, куда-то удалился с девицей, с которой до этого танцевал

- Я вернусь! – твердо сказал Пагош. Повидаю эльфа и вернусь.

– Ну, что же, - сказал купец, – вижу ты сильный и упорный парень. Помогу тебе.

– Мне бы дракона где-нибудь оставить, – сказал Пагош.

– Дракона оставлять не советую. Дорогу, как я понимаю, дракон выжег. А огнедышащий дракон – это грозное оружие. Пускаться под землю с одним мечем и храбрым сердцем неосмотрительно. Очень глубоко забрался Тарус. Много всякой нечисти по пути тебе встретится.

А подземные монстры – самые непредсказуемые. И сила, и магия у них. А некоторые вдобавок невидимы. Много небылиц про то рассказывают, но даже если малая часть из этого правда – жизнь твоя фальшивой адены не стоит. Бери дракона на корабль и не сомневайся. А брать не будут – плати любые деньги.

– Я слышал только, что там есть опасное племя крысолюдов, – озадаченно промолвил Пагош. А о других монстрах я и не подумал.

– Крысолюды действительно опасны. Но совсем не так, как в страшных легендах, которые ходят о них. И никакие они не монстры, а обычные разумные существа. Но если ты войдешь к ним в доверие, они твоими друзьями станут и в беде помогут. Да, вид у них непотребный. Голова - то ли лошадиная, то ли крысиная. Люди много им горе сделали, убивали, притесняли, насмехались – вот и ушли они под землю и озлобились. А между собой они очень добры и заботливы.
- Купи в Аркелуме для них подарки: ткани, сыр, вино. С ними можно иметь дело. Иногда крысолюды появляются в Аркелуме. В темное время суток – стесняются своей внешности. Есть купцы, которые с ними сотрудничают: продают им одежду, оружие, продукты. Покупают у них руду и изделия из металла. Но, ты все это узнаешь на месте. Попробуй завязать знакомство с ними прямо в городе. Напросись к вожаку. Принеси ему особые подарки. Если их главный тебя полюбит, считай, что полдела сделано. Запасов здесь не делай, все необходимое купишь в Аркелуме.

Опять выпили купцы по чарке. Закусили с удовольствием.

– Я тебе передам записку к своим знакомцам в Аркелуме. Если повезет, купишь там бомбы из смеси пороха и селитры. Умеешь с ними обращаться?

- Умею, ответил Пагош, – на войне пользовался, приходилось.
- Бомбы обязательно достань, они точно пригодятся. И не только для врагов. Проходы под землей делать, завалы расчищать. Выпили новые друзья напоследок, и стал Арин прощаться.

– В Аркелум через два дня уходит большой торговый корабль «Огонь», - сказал он на прощанье.- Постарайся на него попасть. А назад в Круну вернешься, ко мне прошу в гости. Дом купца Арина в центре города тебе каждый покажет. Ушел купец, а Пагош даже не вспомнил, что именно о купце говорила ему колдунья Анна.

Выпив изрядно вина, и получив дельную информацию, Пагош снова почувствовал себя раскованным. И скоро на коленях у него сидела пухленькая блондинка Элиза. Несмотря на подпитие, он выбрал действительно самую красивую девушку в ресторане. Блондинка дергала его за усы и просила заказать ей фруктов и мороженого.

– Мороженое я тебе закажу, – наставительно говорил ей гном,- но на большее не рассчитывай. У меня есть жена, Кара. Ой!- сам себе удивился Пагош.- Жена – Понита. И я ей верен. Вернувшийся гартиник, во все глаза смотрел на блондинку – она ему явно нравилась.

Через час с небольшим Охедон и Элиза дотащили не сильно упирающегося Пагоша до гостиницы.

– Ты кто такой? – лукаво, как ему казалось, спрашивал уставшего Охедона Пагош.

– Я - Охедон, твой оруженосец, – отвечал удивленный гартиник.

– Вот, – констатировал довольный гном, – правильно отвечаешь. А то – «брат». Нет у меня никаких братьев! – сказал он нахмурив брови и отчаянно махнув рукой. – А сестра, есть. Правда, названная. Но очень интересная и остроумная. Помнишь, как она отбрила этого, деревянного олуха: " Ты, – говорит, – бревно на колесах!" Почему на колесах? Он повернулся к гартинику, - Не знаешь? Гартиник покачал головой.- Потому что, потому что… Он не докончил свою фразу, повернулся к Элизе, и спросил:

- А ты кто? За нее ответил гартиник, подмигнув блондинке.

– Это моя невеста.

- Давай меняться, – продолжал «шутить» Пагош, – ты мне отдашь невесту, а я тебе дракона. Идет?– спрашивал он, поочередно посматривая то на гартиника, то на девушку.

- Давай завтра меняться, – миролюбиво предложил Охедон. А сегодня - спать.

- Ну, ладно, дети мои! – Пагош умиленно посмотрел на своих спутников. – Будьте счастливы, а дядюшка Пагош отправляется спать.

Однако спать в сапогах и кольчуге он не захотел, и пришлось помочь ему раздеться. Даже будучи не в лучшем состоянии, наш герой проверил на месте ли кинжал, подвешенный на груди, и только после этого заснул.

Не знаем, как провели эту ночь Охедон и Элиза, но наутро гартиник был в гостинице. Пагош чувствовал себя неважно, но деньги и меч были на месте, и это было главным. А здоровье поправило кислое молоко, принесенное с кухни Охедоном.

Через некоторое время, Пагош умытый и одетый был в порядке. Нужно было сделать кое–какие припасы и отправляться на пристань, чтобы получить места на корабле плывущем через море. Порт назначения Аркелум находился в пяти днях плавания от Круны.

От Аркелума путь их лежал через леса и сопки непосредственно к руднику. Недалеко от рудника располагалась небольшая деревушка, которую путешественники и должны были найти в первую очередь. А затем, расспросив местных жителей и подготовившись основательно, должны были найти проводников и охрану. И только потом пускаться в опасный вояж вглубь земли.

В Круне Пагош также наводил справки о Тарусе. Но знали о нем совсем немного, и говорили неохотно. Пагош узнал лишь о том, что последние несколько страждущих, отправившихся к колдуну в последние месяцы не вернулись.

Итак, Пагош и гартиник направились в порт, чтобы заполучить себе и дракону места. Повезло им, встретили они на судне капитана. А тот знал хорошо и соседа Пагоша Рибана, и крунского купца Арина, от которых Пагош передал ему поклоны.

Капитан обещал Пагошу решить все вопросы с размещением, но назвал довольно крупную сумму, которую Пагош должен был передать ему лично. Но выбирать не приходилось, и Пагош, скрепя сердце, согласился на все условия. Дракон должен быть размещен в грузовом трюме, и при нем обязаны были находиться попеременно Пагош или гартиник. Пагош подписывал обязательство возместить владельцу судна любые убытки, которые может причинить дракон.

Получив билеты и осмотрев помещения для своего хвостатого друга, путешественники занялись покупкой фиников, которые предназначались к продаже в Аркелуме. Груз был куплен и доставлен на судно в тот же день. Теперь можно было заняться осмотром достопримечательностей Круны, а их было в достатке.

Что за чудо этот город! Нет интересней и сказочней во всей Адении. Летающий корабль, зоопарк монстров, Башня проклятья и, конечно, Ворота Вечности. Много слышал Пагош про эти Ворота еще в Адене и давно мечтал подойти к ним, посмотреть на них с близкого расстояния. Во всех уголках огромной страны знали про это чудо и рассказывали истории одна, чудесней другой.

Никто и никогда не простит мне, если я, хотя бы несколькими словами не обмолвлюсь об этих Воротах. Внешне, это был небольшой храм из колон увенчанных ажурными капителями и арками. Внутри располагались две идеально отшлифованные колонны – одна из белого мрамора, вторая из черного «габбро». Эти две колонны и были Воротами Вечности, Воротами Счастья, Воротами Искривленного Пространства – названий у этого чуда из чудес было много.

Самое странное, что никто точно не знал, когда появились эти ворота, кто их построил, и куда они вели. Говорили, что перейдя заветную черту, человек попадал на время в рай, или ад, или другое измерение. Рассказывали, что такое путешествие приносило неизъяснимое наслаждение, давало право на вечную жизнь Были более скромные предположения, о том, что пересекший заветную черту мужчина обретал невиданную силу и постигал смысл жизни. Женщины приобретали неувядающую красоту и любовь.

Пройти сквозь эти Ворота для любого человека приблизившегося к ним становилось вожделенным желанием. Представьте желание матери увидеть своего сына после десятилетней разлуки, страстное желание безумно влюбленного обнять свою недоступную любимую, путника преодолевшего сто миль пустыни и думающего о воде. То желание, о котором мы говорим, было десятикратно сильнее.

Никто из прошедших Ворота и вернувшихся не мог рассказать о том, что с ним происходило. Это было невозможно сделать, даже если бы кто-то захотел. Но люди становились другими. И никто из вернувшихся не жалел о содеянном. А ведь стоило это «прохождение» баснословных денег. Таких, которые нормальный человек и представить не может. Но мало было денег. Мало было самого огромного богатства из богатств. Ворота могли просто не пропустить заплатившего, воздвигнув перед ним непроницаемую, невидимую стену. Они точно были разумны, или ими управлял какой-то высший разум, не подвластный пониманию самых мудрых магов и колдунов. Ворота не пропускали тех, на ком была кровь невинных, сотворивших зло для множества людей. Ворота не прощали зла. Надеюсь, я очень надеюсь, что Пагош когда–нибудь сможет пройти сквозь эти таинственные врата, и мы с вами узнаем то, что ведомо только избранным.

Рейтинг: +1 778 просмотров
Комментарии (2)
Марина Дементьева # 18 марта 2012 в 18:34 0
v
владимир попов # 18 марта 2012 в 19:07 0
Спс! smileded