ГлавнаяВся прозаЖанровые произведенияФэнтези → Почтовик. История четвертая. Часть 1

 

Почтовик. История четвертая. Часть 1

28 октября 2013 - Александр Нагорный
Письмо четвертое. Проклятый круг
Капли воды падали вниз, наполняя лужицу у входа в темницу. Сквозь щель под дверью тянуло сквозняком. Небольшое окно обеспечивало крайне плохое освещение, не прибавляя уверенности.
Я сидел в тюрьме уже месяц. И, что самое смешное, попал сюда по собственной глупости. Давал ведь зарок не лезть в политические дрязги, но нет, не удержался, решил помочь давнему знакомому.
Самое плохое – я не знал, что с Катериной, она не приходила навестить меня, а стражники снаружи были не слишком-то разговорчивыми.
Поднявшись с лежака в углу, размялся, похрустев костями. Пребывание в этом уютном месте не доставило пользы. Если раньше я был худощавым, то теперь…теперь просто тень самого себя.
Как все произошло? Очень просто. Все началось на одном постоялом дворе, темной октябрьской ночью…
…Впереди забрезжил свет в окне трактира, прибавив уверенности и придав чуточку сил. Уставшие от дневного перехода, мы с Катериной рысцой пустили коней к зданию.  Путешествие от безымянного городка до пригорода Ленза заняло оставшуюся часть лета и начало осени. Листья на деревьях уже начали съеживаться от наступавшего по ночам холода. Мы теперь спали бок о бок, согревая друг друга. Путь на восток был трудным еще и потому, что слишком мало по дороге встречается деревень, а города попадаются только на побережье. Но есть и исключения – Ленз, древнейший город Гвары и Старкип, столица Восточного княжества. Этот замок находился в трех днях пути от побережья и именно там проживал князь Вальдер с супругой и детьми. Старкип – конечная цель нашего путешествия, но по дороге я планировал заглянуть в библиотеку Ленза, самую богатую в Гваре.
Пока я устраивал коней в конюшне при трактире, Катерина отправилась внутрь, чтобы снять комнату и заказать ужин для нас.
- Не беспокойтесь, господин, вашим коням будет уютно здесь, - добродушно произнес старый конюх, поглаживая лошадь Катерины по лохматой гриве. Я благодарно протянул старику медяк.
Внутри постоялого двора было натоплено, пахло едой и пивом. Мой желудок остро напомнил о том, что обед был очень давно и неплохо бы поесть.
Катерина устроилась за столом в углу, ее сумка лежала на полу рядом со скамьей. Глаза девушки были устало прикрыты, тонкие морщинки выступили на лбу и возле глаз.
- Эй, - тихонько позвал я. Девушка вздрогнула, а затем очнулась. Секунду она удивленно глядела на меня, а затем облегченно вздохнула. Похоже, что мою спутницу снова мучают кошмары, как и весь предыдущий месяц.
- Все в порядке, Альберт, - заверила она, правильно истолковав мой взволнованный взгляд. – Я пришла в себя.
- Снова Маркас? Или отец? – сочувственно спросил, посматривая в окно. Там накрапывал мелкий дождик, свойственный осени.
- Оба, - тихо сказала Катерина. Ее отец приходил к девушке во сне, глядя укоризненно, но молча. Иногда во снах появлялся и Маркас Орле – порядочный подлец, чуть не убитый Катериной, но раздавленный рухнувшим потолком в собственном доме.
Из кухни вышел слуга, неся тарелки с нашим ужином. Не сговариваясь, мы набросились на еду и скоро уже тихонько потягивали горячее вино, болтая о пустяках. Мне не хотелось забивать голову дурными мыслями, но пора задуматься о своей сущности. То, что произошло в инферно, когда я победил Катерину, дало понять, что скоро моя душа почернеет и я стану чудовищем. Нужно скорее добраться до библиотеки и узнать о флайдах побольше, а также обезопасить девушку, на случай, если лекарство от болезни не найдется.
Когда совсем стемнело, мы поднялись наверх, в комнату. Я зажег свечу и поставил на стол. При ее тусклом свете фигурка Катерины, обтянутая кожаным камзолом, приобрела некую соблазнительность, и я понял, что слишком много выпил.
Девушка поймала мой взгляд и щеки ее запылали. Вздохнув, помотал головой и принялся раздеваться. Мокрый плащ повесил на спинку стула, сапоги поставил сушиться у входа. Грязной рубашке нашлось место в углу комнаты, если вода после мытья будет относительно чистой, то постираю. Оставшись в одних штанах, залез на подоконник и отвернулся к окну. Негоже наблюдать за спутницей, я же не юнец какой-то, следует соблюдать нормы приличия.
Когда девушка переоделась, я спустился вниз и попросил принести горячей воды в нашу комнату. После долгого путешествия хотелось смыть пыль дорог и въевшуюся грязь.
Однако, когда моя просьба была удовлетворена, не стал первым бросаться в воду, а уступил девушке.
Пока Катерина принимала водные процедуры, я спустился вниз и присоединился к разговору двух охотников, обсуждавших способы ловли оленей. За годы обучения в Гильдии почтовиков довелось поохотиться со старым конюхом Джеймсом. Я смог вспомнить несколько уловок, которые привели моих собеседников в восторг.
Резкий порыв ветра из раскрытой двери затушил свечу на столе. Повернув голову, я внимательно рассмотрел вошедшего. Дородный мужчина лет сорока, плечи широкие, лицо заросло щетиной. Длинные волосы лежали на плечах, намокшие от дождя.
Он обвел взглядом всех, сидящих в зале и остановился на мне. Кивнув своим мыслям, мужчина направился к нашему столу. Оба охотника как-то резко стушевавшись, сослались на усталость и поднялись наверх.
Незнакомец сел напротив и молча схватил мою кружку с пивом. Отхлебнув, вытер рукавом рот и весело поинтересовался:
- Как долго ты собирался от меня скрываться, Альберт?
- Столько, сколь потребуется, - сухо произнес я. Винсент фон Бэйл насмешливо хмыкнул. Каким чертом этот негодяй остался жив? Я ведь ясно помню ту ночь, когда старый вампир убил его. Видимо, этого оказалось недостаточно.
- Гадаешь, как я остался жив? – усмехнулся барон. – У старика еще есть козыри в кармане. Поверь мне, Альберт, если бы я захотел тебя убить – убил бы. Мне нужна была не твоя смерть, а уход из Гильдии.
- Зачем? – изумился я. Дружелюбие этого странного человека настораживало. – Что тебе даст мой уход?
Винсент задумчиво почесал бороду и я вдруг понял, что линия подбородка, пусть и сокрытая сейчас щетиной, как у меня, у нас одинакова. Видимо, барон прочитал все по моему лицу, потому что он тяжело вздохнул и сказал:
- Идем наверх. Этот разговор не для посторонних ушей.
Я молча кивнул. Черт побери, неужто он мой отец? Нет, ни за что!
Поднявшись по скрипучей деревянной лестнице на второй этаж, я толкнул дверь нашей комнаты. Катерина спала, свернувшись калачиком, на кровати. Покосившись на Винсента, укрыл девушку одеялом и сел на стул. Барон, промолчав, устроился рядом.
- Это давняя история, Альберт, - негромко начал он. – Даже сейчас я не уверен, что хочу ворошить остывшие угли. Слишком много неясного и плохого связано с твоим прошлым. Ты точно готов услышать правду?
Я кивнул. Винсент прикрыл глаза, словно собираясь с мыслями. Когда он открыл их снова, во взгляде туманилась боль вперемешку с усталостью. Он ведь совсем старик, понял я. Просто держит себя в форме, но все равно старость неизменно подступает сзади.
 - Что ж, когда-то я обещал поведать тебе об этом одному человеку. Настало время. Слушай…

© Copyright: Александр Нагорный, 2013

Регистрационный номер №0166475

от 28 октября 2013

[Скрыть] Регистрационный номер 0166475 выдан для произведения: Письмо четвертое. Проклятый круг
Капли воды падали вниз, наполняя лужицу у входа в темницу. Сквозь щель под дверью тянуло сквозняком. Небольшое окно обеспечивало крайне плохое освещение, не прибавляя уверенности.
Я сидел в тюрьме уже месяц. И, что самое смешное, попал сюда по собственной глупости. Давал ведь зарок не лезть в политические дрязги, но нет, не удержался, решил помочь давнему знакомому.
Самое плохое – я не знал, что с Катериной, она не приходила навестить меня, а стражники снаружи были не слишком-то разговорчивыми.
Поднявшись с лежака в углу, размялся, похрустев костями. Пребывание в этом уютном месте не доставило пользы. Если раньше я был худощавым, то теперь…теперь просто тень самого себя.
Как все произошло? Очень просто. Все началось на одном постоялом дворе, темной октябрьской ночью…
…Впереди забрезжил свет в окне трактира, прибавив уверенности и придав чуточку сил. Уставшие от дневного перехода, мы с Катериной рысцой пустили коней к зданию.  Путешествие от безымянного городка до пригорода Ленза заняло оставшуюся часть лета и начало осени. Листья на деревьях уже начали съеживаться от наступавшего по ночам холода. Мы теперь спали бок о бок, согревая друг друга. Путь на восток был трудным еще и потому, что слишком мало по дороге встречается деревень, а города попадаются только на побережье. Но есть и исключения – Ленз, древнейший город Гвары и Старкип, столица Восточного княжества. Этот замок находился в трех днях пути от побережья и именно там проживал князь Вальдер с супругой и детьми. Старкип – конечная цель нашего путешествия, но по дороге я планировал заглянуть в библиотеку Ленза, самую богатую в Гваре.
Пока я устраивал коней в конюшне при трактире, Катерина отправилась внутрь, чтобы снять комнату и заказать ужин для нас.
- Не беспокойтесь, господин, вашим коням будет уютно здесь, - добродушно произнес старый конюх, поглаживая лошадь Катерины по лохматой гриве. Я благодарно протянул старику медяк.
Внутри постоялого двора было натоплено, пахло едой и пивом. Мой желудок остро напомнил о том, что обед был очень давно и неплохо бы поесть.
Катерина устроилась за столом в углу, ее сумка лежала на полу рядом со скамьей. Глаза девушки были устало прикрыты, тонкие морщинки выступили на лбу и возле глаз.
- Эй, - тихонько позвал я. Девушка вздрогнула, а затем очнулась. Секунду она удивленно глядела на меня, а затем облегченно вздохнула. Похоже, что мою спутницу снова мучают кошмары, как и весь предыдущий месяц.
- Все в порядке, Альберт, - заверила она, правильно истолковав мой взволнованный взгляд. – Я пришла в себя.
- Снова Маркас? Или отец? – сочувственно спросил, посматривая в окно. Там накрапывал мелкий дождик, свойственный осени.
- Оба, - тихо сказала Катерина. Ее отец приходил к девушке во сне, глядя укоризненно, но молча. Иногда во снах появлялся и Маркас Орле – порядочный подлец, чуть не убитый Катериной, но раздавленный рухнувшим потолком в собственном доме.
Из кухни вышел слуга, неся тарелки с нашим ужином. Не сговариваясь, мы набросились на еду и скоро уже тихонько потягивали горячее вино, болтая о пустяках. Мне не хотелось забивать голову дурными мыслями, но пора задуматься о своей сущности. То, что произошло в инферно, когда я победил Катерину, дало понять, что скоро моя душа почернеет и я стану чудовищем. Нужно скорее добраться до библиотеки и узнать о флайдах побольше, а также обезопасить девушку, на случай, если лекарство от болезни не найдется.
Когда совсем стемнело, мы поднялись наверх, в комнату. Я зажег свечу и поставил на стол. При ее тусклом свете фигурка Катерины, обтянутая кожаным камзолом, приобрела некую соблазнительность, и я понял, что слишком много выпил.
Девушка поймала мой взгляд и щеки ее запылали. Вздохнув, помотал головой и принялся раздеваться. Мокрый плащ повесил на спинку стула, сапоги поставил сушиться у входа. Грязной рубашке нашлось место в углу комнаты, если вода после мытья будет относительно чистой, то постираю. Оставшись в одних штанах, залез на подоконник и отвернулся к окну. Негоже наблюдать за спутницей, я же не юнец какой-то, следует соблюдать нормы приличия.
Когда девушка переоделась, я спустился вниз и попросил принести горячей воды в нашу комнату. После долгого путешествия хотелось смыть пыль дорог и въевшуюся грязь.
Однако, когда моя просьба была удовлетворена, не стал первым бросаться в воду, а уступил девушке.
Пока Катерина принимала водные процедуры, я спустился вниз и присоединился к разговору двух охотников, обсуждавших способы ловли оленей. За годы обучения в Гильдии почтовиков довелось поохотиться со старым конюхом Джеймсом. Я смог вспомнить несколько уловок, которые привели моих собеседников в восторг.
Резкий порыв ветра из раскрытой двери затушил свечу на столе. Повернув голову, я внимательно рассмотрел вошедшего. Дородный мужчина лет сорока, плечи широкие, лицо заросло щетиной. Длинные волосы лежали на плечах, намокшие от дождя.
Он обвел взглядом всех, сидящих в зале и остановился на мне. Кивнув своим мыслям, мужчина направился к нашему столу. Оба охотника как-то резко стушевавшись, сослались на усталость и поднялись наверх.
Незнакомец сел напротив и молча схватил мою кружку с пивом. Отхлебнув, вытер рукавом рот и весело поинтересовался:
- Как долго ты собирался от меня скрываться, Альберт?
- Столько, сколь потребуется, - сухо произнес я. Винсент фон Бэйл насмешливо хмыкнул. Каким чертом этот негодяй остался жив? Я ведь ясно помню ту ночь, когда старый вампир убил его. Видимо, этого оказалось недостаточно.
- Гадаешь, как я остался жив? – усмехнулся барон. – У старика еще есть козыри в кармане. Поверь мне, Альберт, если бы я захотел тебя убить – убил бы. Мне нужна была не твоя смерть, а уход из Гильдии.
- Зачем? – изумился я. Дружелюбие этого странного человека настораживало. – Что тебе даст мой уход?
Винсент задумчиво почесал бороду и я вдруг понял, что линия подбородка, пусть и сокрытая сейчас щетиной, как у меня, у нас одинакова. Видимо, барон прочитал все по моему лицу, потому что он тяжело вздохнул и сказал:
- Идем наверх. Этот разговор не для посторонних ушей.
Я молча кивнул. Черт побери, неужто он мой отец? Нет, ни за что!
Поднявшись по скрипучей деревянной лестнице на второй этаж, я толкнул дверь нашей комнаты. Катерина спала, свернувшись калачиком, на кровати. Покосившись на Винсента, укрыл девушку одеялом и сел на стул. Барон, промолчав, устроился рядом.
- Это давняя история, Альберт, - негромко начал он. – Даже сейчас я не уверен, что хочу ворошить остывшие угли. Слишком много неясного и плохого связано с твоим прошлым. Ты точно готов услышать правду?
Я кивнул. Винсент прикрыл глаза, словно собираясь с мыслями. Когда он открыл их снова, во взгляде туманилась боль вперемешку с усталостью. Он ведь совсем старик, понял я. Просто держит себя в форме, но все равно старость неизменно подступает сзади.
 - Что ж, когда-то я обещал поведать тебе об этом одному человеку. Настало время. Слушай…
Рейтинг: 0 149 просмотров
Комментарии (2)
Анна Магасумова # 3 ноября 2013 в 07:57 0
Рада вновь встретиться с Почтовиком! rose
Александр Нагорный # 3 ноября 2013 в 08:52 0
Я тоже)