Обратный счёт

10 октября 2013 - Серов Владимир

ПРОЛОГ

Жизнь на Земле угасала. Природа уже  не справлялась с негативными последствиями,  которая несла техногенная цивилизация. Воздух и вода были отравлены, почва тоже. Территории, где сохранялись естественные природные условия, стремительно сокращались. Человечество надеялось, что решит свои проблемы за счет освоения Луны, но люди там жили, как в тюрьме. Прогнозы ученых звучали неутешительно  – человечество скоро исчезнет.

В такой обстановке открытие планеты Тора стало лучом надежды.  Природные условия  на этой планете были поразительно схожи с земными. Период обращения  Торы вокруг своей оси составлял около 26-ти земных часов, пригодный для дыхания человека воздух, среднегодовая температура – 13 градусов по Цельсию, океан и 3 материка, а главное – схожая с земной растительность на основе фотосинтеза. Отличие было в отсутствии ледниковых шапок на вершинах полушарий. Даже луна имелась в наличии, правда, гораздо меньше размером.

Информация о Торе появилась и тут же исчезла. Её строго засекретили.

Мировой совет, который в это время правил на Земле, принял два секретных решения.

Первое – организовать экспедицию на Тору с целью выяснению возможности переселения на неё  части человечества.

Второе -  разработать программу такого переселения.

Технические возможности земной цивилизации позволяли построить  межпланетный корабль, который мог бы долететь до Торы за 5-6 земных лет и взять на борт необходимое количество специалистов, запасов воздуха,  провизии и техники.

Такой корабль был построен и назван «Надежда».

Экспедиция набралась численностью около 100 человек. Из которых 32 – команда корабля и взвод космодесантников.

Остальные – ученые, специалисты и технический персонал. Главным биологом экспедиции был назначен Филипп  Дегтярёв (в обиходе - Фил).

Наконец, настал день старта. МПК-1 «Надежда» стартовал с околоземной орбиты и через 10 дней, выйдя за пределы Солнечной системы, включил форсаж и лёг на основной курс.

 

Глава 1. ФИЛ

Филипп  Дегтярёв потерял родителей в 12 лет. Иван и Анна Дегтярёвы были космонавтами-разведчиками и погибли на планете Ортава. Их корабль разбился при посадке по невыясненным причинам.

Несмотря на заботу и внимание, которыми он был окружён в интернате, где жил и учился, Фил очень тосковал по родителям.

Учился хорошо и с детства увлекался биологией. Это увлечение совпало с рекомендациями психолога, который проводил  тестирование его личности на предмет  дальнейшего обучения и профессиональной деятельности, когда закончилось его первоначальное обучение. По окончании университета ему предложили поступить в аспирантуру. Так он попал в науку. К 35-ти годам Фил уже был доктором биологических наук и признанным авторитетом в области спонтанных  генетических мутаций флоры и фауны. 

В это же время он встретил Лизу. Вскоре они поженились.

Их любовь была настолько сильна, что ради неё Лиза забросила своё занятие промышленным дизайном и стала научным референтом мужа. Практически они не расставались!

Чтобы отметить годовщину свадьбы, было решено выехать на природу. Шёл дождь. Но, счастливые, они его не замечали и весело хохотали, подначивая друг друга. Фил так увлёкся, что не заметил знак «Крутой поворот», а когда заметил, было поздно. На скользком шоссе машину  занесло и выбросило в кювет. Подушка безопасности, что находилась напротив сидения жены, не сработала.

Лиза умерла в больнице два часа спустя. Он винил себя в её смерти, поскольку считал, что  несчастье произошло из-за пропущенного им очередного технического обслуживания авто. Сам он получил только травму коленного сустава.

Жизнь потеряла смысл. В их семейной квартире он находиться не мог, слишком яркими были воспоминания счастья в контрасте с фактом нелепой смерти. Фил переехал в общежитие для аспирантов ещё и потому, что стал бояться одиночества.

Предложение отправиться в экспедицию на Тору было для него своевременным, и даже, как ему казалось, спасительным.  Он охотно согласился.

Сейчас он мчался на скутере над лесными просторами Торы и испытывал восторг от буйства дикой неземной природы. Его путь лежал на озеро, где, как он считал, можно провести исключительно интересные эксперименты для понимания характера жизни на новой планете.

Впереди открылась поверхность озера,  притягивая глаз зеркальной голубоватой гладью.

Вдруг откуда-то снизу справа из зелёной массы сельвы выскочило  белое облако, размером с полкилометра, и повисло прямо по курсу.

Среагировать он не успел. Скутер ткнулся в облако, как палец в надувной шарик, тормозя внутренним сопротивлением последнего. Двигатель заглох. Фила бросило вперёд на штурвал. И хотя толчок был не очень сильным, он потерял сознание.

 

Глава 2. ВЫСАДКА

Корабль лежал в дрейфе на орбите Торы на высоте 120 км от  её поверхности. Все  пребывали в радостном возбуждении. Первые  же обследования планеты показали её абсолютную пригодность для жизни землян.  Поражали чистота атмосферы, воды, почвы и изобилие растительности. Многие уже называли Тору воплощением рая, так хороша она была по всем жизненным параметрам. Но самое главное – не было обнаружено никаких признаков какой-либо колонизации планеты. Это с  максимальной вероятностью могло означать, что планета не заселена.

На 3-й день решились высадить десант. В него вошли полувзвод космодесантников,  техники-строители и специалисты по направлениям – биология, геология, гидрометеорология, психология, картография. Высадку возглавлял командир десантуры, коммандер Руди Гец.

Для базового лагеря выбрали огромную поляну, окружённую девственным лесом.

Большой десантный бот (БДБ) завис в полуметре над поляной.  Выпущенные им строительные роботы принялись оборудовать  площадки под научный павильон, жилой блок,  а также дорожки и посадочную площадку для воздушных скутеров. Всё это укладывалось  плитами, изготовленными из прочнейшего кремниево-титанового сплава. Грузовой транспортный бот (ГТБ) безостановочно доставлял стройматериалы и блоки для строений, но всё равно пришлось заночевать в БДБ.

Утром Фил выглянул в иллюминатор и обнаружил, что вчера ещё низкая трава по краям дорожек и площадок выросла за ночь примерно сантиметров на 50-60. Дальше по поляне трава оставалась такой же низкой. Он доложил об этом Гецу, но тот отмахнулся, назвав это ерундой.

Днём все постройки были завершены, и люди перебрались в жилой блок. В БДБ оставалась только вахта. Весь комплекс по периметру был поставлен на электронную охрану.

На следующее утро Фил констатировал, что длина травы превысила один метр. На этот раз Гец отреагировал, распорядившись скосить выросшую траву.

День прошёл в текущих заботах.

А утром удивлены были уже все – за сутки скошенная трава выросла почти до 2-х метров, Фил же отметил и общий рост травы до полуметра по всей поляне.

После завтрака Фил улетел на скутере к озеру для проведения некоторых опытов. В нарушение инструкции он отправился один.  Но лишних людей не было, и Гец разрешил.

Коммандер действовал по-военному. Он приказал роботам  выжечь траву в диаметре 500 метров от БДБ.

Территорию обработали химией, а по окружности смонтировали силовой забор на столбах-излучателях. Теперь периметр был закрыт полностью.

Наступал вечер, а  скутер не возвращался.

Ночью Гец был разбужен дежурным, который доложил, что наблюдает рост травы на выжженном участке.

Но это было ещё не всё!

При утреннем обходе периметра патруль обнаружил, что столбы забора покрыты зелёной слизью.

Роботехники доложили, что роботы также покрыты какой-то зелёной дрянью.

А техник-строитель заметил странные жёлто-зелёные потёки на дорожках.

К вечеру столбы внешнего ограждения и роботы рассыпались в прах, а дорожки и площадки ещё только начали разрушаться.

К утру они превратились в мелкую субстанцию, напоминающую речной песок, сквозь неё прорастала трава.

Она была везде по территории лагеря.

Кроме того, стало ясно, что главный биолог исчез вместе со скутером.

Через день разрушились все строения вместе с научным и бытовым оборудованием, а скутеры на взлётной площадке подозрительно зазеленели. К вечеру рассыпались и они. Невредимым остался только БДБ. Люди безвылазно находились в нём, боясь выходить наружу. Деятельность разведэкспедиции была парализована.

Только теперь самонадеянность Геца дала сбой, и он доложил о случившемся на корабль.

Оттуда поступила команда о введении карантина с запретом на эвакуацию команды высадки.

А потом заболели люди. Болезнь была странной. Человек сначала чувствовал сильную сонливость, а потом впадал в кому. Обследование заболевших ничего не дали.

Необъяснимым было и то, что Руди Гец и трое космодесантников не заболели. Это позволяло им нести вахту.

Сумрачные мысли бродили в голове коммандера, когда на экране монитора появился скутер, приземляющийся на месте взлётной площадке. Затем из него выбрался Фил и, не спеша, направился к БДБ,  внимательно осматривая зарастающие травой холмики песка, которые недавно были строениями базового лагеря.

 

Глава 3. ТОРА

Шоссе крутилось вокруг него, визжа шинами авто. Удар о дорожный столбик и бросок в кювет! Навстречу появилась рука матери в упреждающем жесте, ладонью вперёд. И сильные руки отца рванули его вверх, опередив истошный женский вопль.

- Лизааа!!!! – заорал Фил, раздирая рот в крике, но звука не было.

Он очнулся и открыл глаза. Нам ним, раскинувшись ветвями с огромными резными листьями, нависало дерево. Налитые гроздья винограда (а может и не винограда!) светились янтарём. Филу вдруг стало спокойно на душе.

- Вот и хорошо! – услышал он Голос.

Но странное дело, Голос прозвучал не извне, а как бы внутри него.

- Кто здесь!? – встревоженно и удивлённо воскликнул он.

- Не говорите слов! Просто думайте или говорите про себя.

- Хорошо! Но кто Вы!? Телекинез!? Гипноз!?

- Прекрасно! Любопытство берёт верх над испугом. Пожалуй, что телекинез, но двусторонний. Так мы сможем общаться.

- Но где Вы, я Вас не вижу!

-  Везде! И Вы всё время смотрите на меня. Просто Вы этого пока не понимаете! Я – Тора!

- В каком смысле?!

- Пользуясь земной терминологией, я являюсь коллективным Разумом планеты.

- Такого не может быть! – засмеялся Фил.

- Но так есть уже около 2-х миллионов лет. И нами накоплены знания, значительно превосходящие уровень земной науки.

- Вы всё время говорите «мы», а сами представились в единственном числе. Это нелогично!

- Не знаю, поймёте ли Вы? Каждая молекула, каждое растение, каждое животное является одновременно и самостоятельным элементом природы Торы, и разумной ячейкой общепланетного мозга, результатом функционирования которого является её коллективный Разум. Океаны  же выполняют двойную функцию – это среда обитания водной флоры и фауны и, одновременно, система терморегуляции. Так обеспечивается равномерность климата планеты. Для этого мы берём энергию нашего светила и аккумулируем её на Зуаре – это третий, по Вашему счёту, материк.

- Хорошо, хорошо! Это я как-то понял! Но Вы сказали – «по Вашему счёту». А откуда Вы это знаете? И наш язык общеземной знаете! Мы здесь всего третий день!

- Ваш корабль «Надежда» вошёл в нашу планетарную систему  32 дня тому назад. За это время мы изучили всю информацию, которой располагали люди, машины, компьютеры. Для нас это не составило труда.

- Тогда мне непонятно другое, как Вы, имея такой мощную способность к развитию, до сего момента не создали никакой цивилизации.

- Инерция мышления всегда идёт в ущерб объективности.

Если нам, как Вы, сами того не замечая, отметили, претит техногенная цивилизация, то это не значит, что цивилизационный процесс отсутствует. Другое дело, КАК  он происходит. Мы направили наши усилия на развитие духа, мысли, разума и как следствие – технические новшества, по необходимости! Вы  же избрали технический путь развития, а духовное оставили, так сказать, «на закуску». И вот результат! Экспедиция землян, которая ищет, куда бы им переселиться, чтобы продолжать жить!  Согласитесь, жалкий итог! 

- Возразить трудно. Но тогда очередная неувязка. Если мы для Вас так бесполезны, так почему мы здесь?!

- Ирония так и прёт из Вас! Но мой ответ Вас поразит!

- ???

- Из-за Вас!

- Вот так новость! «Вот уж действительно, всё удивительно… всё, всё.. всё!»

- Вы правы! Владимир Семёнович знал толк в иронии.

- Вы и об этом знаете?! – изумлению Фила не было предела.

- Мы начинаем повторяться! Давайте продолжим. К сожалению, Вы единственный землянин, который реально может адаптироваться для жизни на Торе!

- Почему я?!

- Это трудно объяснить просто! Скажем так! В силу совокупности Ваших профессиональных навыков, особенностей характера и души.

- Души?!

- А что Вас смущает? Досужие рассуждения землян – есть она или нет?!  Так я Вас уверяю – она есть! И кстати, Вам это известно!

- Не спорю.

- Вот и ладно!  Но Вам пора возвращаться в лагерь. Там много чего произошло с момента Вашего отлёта.

- Они живы?!

- Конечно! Но обстоятельства, в которых они находятся, не самые благоприятные.

- Почему?!

- Мы пытались намекнуть землянам на нежелательность их присутствия у нас, но они не поняли.

- Ааа! Моментально растущая трава!

- Не только! Мы вынуждены были защищать себя после того, как ваш солдафон Гец сжёг почти всю колонию траволиста игольчатого!

- О, Господи!

- Вот именно! Так что Вы должны вернуться и попытаться объяснить вашему руководству, кто мы и что мы, и что у землян нет шансов ни покорить, ни завоевать, ни уничтожить Тору. Заодно возьмите этот сосуд. Он потребуется для выведения ваших коллег по высадке из летаргического сна. Достаточно одной капли.

Могу ещё добавить - мы Вас подлатали слегка. Исправили последствия травмы ноги, почистили внутреннюю систему. Как у вас говорят, провели техническое обслуживание и тюнинг.

- Вы заметили, что тоже стали  иронизировать!?

- Мы быстро учимся! Так что у Вас есть шанс прожить лет 700-800.

- Вы серьёзно!? Столько и наша Земля не проживёт!

- А я не про неё. Я лично про Вас. Мы и летательный аппарат Ваш починили – летите на здоровье. Мы ещё встретимся!

- Не сомневаюсь! – вслух сказал Фил и рассмеялся.

 

Глава 4. КОНФЛИКТ ИНТЕРЕСОВ

- В изолятор! Кто знает, какую заразу он притащил! – распорядился коммандер.

Фил не был удивлён такой встрече и лишь попросил рассказать ему обо всём, что произошло в лагере.

Когда дошли до странной болезни, он перебил Геца. Они общались через видефон.

- Мне надо срочно к ним! У меня есть лекарство! – и он вытащил и кармана комбинезона сосуд, похожий на большую пробирку.

- Не имею права! Ты на карантине! – отрезал Гец.

- И правда, «солдафон», ещё и тупой! – буркнул Фил и продолжил. – Неужели Вы не понимаете, что пока люди болеют, нам всем отсюда хода нет!

Гец задумался, потом сказал.

- Сначала попробуй на себе!

- И трусливый! – хмыкнул Фил. – Дайте ложку тогда уж!

Когда они вошли в медизолятор, Гец вынул бластер и направил на Фила.

- Если что, я стреляю!

- Лучше в себя!

Первый больной очнулся минуты через две и, удивлённо озираясь, спросил.

- Почему я здесь?

Гец  от изумления вытаращил глаза, затем убрал бластер.

- Продолжай!

***  

- Сопляк! Мальчишка! – кричал гросс-адмирал Штейер. – Кто Вам дал право вести переговоры!? С КЕМ Вы их вели?! С «голосом»!? Ничего, более бредового,  я не слышал!

- Адмирал! Никаких переговоров я не вёл. Я Вам просто доложил во всех подробностях, что со мной случилось, и передал то, что мне было поручено передать!

- Кем!?

- Коллективным Разумом планеты, который назвался мне, как Тора!

- Сумасшедший дом! – заключил Штейер.

Шло совещание,  на которое собрались командиры подразделений «Надежды» и главные специалисты экспедиции.

К этому моменту БДБ благополучно покинул Тору со всем персоналом команды высадки. После стыковки с  кораблём БДБ и люди пришли дезинфекцию. Последние были тщательно обследованы. Фил был единственным, кто оставался в изоляторе БДБ. Сейчас он участвовал в совещании заочно и наблюдал за реакцией присутствующих в видефон.

Все подавленно молчали, доклад Фила их ошеломил. То же чувствовал и гросс-адмирал. Помимо этого его раздражало то, что, несмотря на невероятность полученной информации, она являлась правдой, поскольку  не содержала противоречий и объясняла всё, не оставляя вопросов. И это было хуже всего!

Ликвидации базового лагеря и болезнь людей не вызывали сомнения. Но способ ликвидации построек и всего оборудования, равно как чудесное исцеление людей, был невероятен.  И вместе с тем, более, чем объясним, если биолог говорил правду. Но рассказанное им выглядело бредом сумасшедшего!

А сам биолог!?

Теперь его организм не имел ни одного изъяна, что повергло в шок медиков.

В зале центрального поста «Надежды», где проходило совещание, висела напряжённая тишина.

Вошёл Главный механик корабля.

- Где Вы шляетесь, чёрт возьми! – вырвалось у адмирала.

- Это весьма срочно! Желательно наедине, адмирал! – ответил механик.

- Все секреты уже раскрыты! Говорите! – пытался пошутить адмирал.

- Тот скутер, что привёл биолог….. не наш!

По залу пронёсся ропот. Даже Штейер не сразу среагировал, настолько ошеломляющей была новость.

- Что значит, «не наш»?! Говорите конкретно!

- Трансмиссия, система управления, подвеска, электроника  - всё его, родное. А двигатель – вообще непонятно какой! Включаешь – работает, но топлива нет. А на выхлопе – пар!

- Какой ещё пар?! – воскликнул адмирал.

- Обычный … водяной! – удручённо ответил механик.

Присутствующие перешёптывались. И вдруг раздался громкий смех. Смеялся Фил.

- Ай, да Тора! Не только быстро учится, но ещё и творит!

Экологический выхлоп! Это ж надо!

- Да, уберите вы этого идиота с глаз моих, наконец! – закричал Штейер и закашлялся.

Монитор Фила отключили.

Прокашлявшись, он попросил.

- Высказывайтесь, господа!

Все заговорили вразнобой.

- Это чёрт знает что!

- Кто бы мог подумать!

- Неужели всё действительно так?!

- Какой-то разум! Тора! Полный бред!

- Всё, хватит! – прервал их адмирал. – Я вижу, что вы, господа, так ничего и не поняли! Кстати, верните этого ненормального! Ему тоже полезно послушать!

Итак! Предположим… Я сказал, предположим…. что биолог не врёт!

Что мы имеем? Некая скрытая цивилизация орудует на Торе. Её уровень, как минимум, на порядок выше земного.  Она располагает информацией, которая может привести её к Земле. Последствия для Земли непредсказуемы.

- Адмирал! Вы делаете неверные выводы! Тору не интересует Земля. Она просто хочет, чтобы её оставили в покое. Иначе наш корабль давно бы рассыпался, как куча осенних листьев на ветру. А на примере моего скутера она в очередной раз продемонстрировала, что может сделать любую технику, что есть у нас, и даже гораздо лучше! Это же ясно, как белый день!

- Другие мнения есть?

Других мнений не было.

- Хорошо! Так что же теперь делать?!

- Я считаю, что надо возвращаться на Землю. – ответил Руди Гец.

- Кто ещё так думает? – спросил адмирал.

Так думали все, включая Фила.

- Значит, решено! Но есть один вопрос, который надо решить. Даю вводную. Противник располагает жизненно важной информацией. Изъять эту информацию у него невозможно. Но надо сделать так, чтобы противник не смог ей воспользоваться. Ваши действия!

- Это же просто! Необходимо уничтожить противника. – ответил Гец.

- Молодец! Моё решение такое. Ликвидируем Тору и уходим домой!

- Но чем!? Мы же не военный крейсер! – удивился механик.

- Вы плохо знаете своего командира, господа! У меня есть в запасе две ракеты ТРК-1200.

ТРК-1200 была ракетой, предназначенной для уничтожения крупных астероидов. Две таких ракеты были способны разорвать Тору на части.

- Это самоубийство, адмирал! Подумайте об этом!

Но Фил был единственным, кто был не только против, но и понимал бессмысленность авантюры Штейера,  которая, помимо этого, могла привести к гибели экспедиции.

Он лежал на кушетке в изоляторе и думал.

- Неужели она права?! Никто! Никто не воспротивился этой безумной затеи! Тора, Тора! Где ты!?

- Я здесь! – раздался Голос.

- Ох, как хорошо! Я тебе сейчас ….

- Не надо! Я в курсе ваших дел!

- Ааа! Совсем забыл! Ты же везде! – Фил засмеялся.

- Вот именно! Ты потерпи, осталось немного!

Он мысленно ответил: «Хорошо!» и незаметно для себя уснул.
(продолжение следует) 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

© Copyright: Серов Владимир, 2013

Регистрационный номер №0163474

от 10 октября 2013

[Скрыть] Регистрационный номер 0163474 выдан для произведения:

ПРОЛОГ

Жизнь на Земле угасала. Природа уже  не справлялась с негативными последствиями,  которая несла техногенная цивилизация. Воздух и вода были отравлены, почва тоже. Территории, где сохранялись естественные природные условия, стремительно сокращались. Человечество надеялось, что решит свои проблемы за счет освоения Луны, но люди там жили, как в тюрьме. Прогнозы ученых звучали неутешительно  – человечество скоро исчезнет.

В такой обстановке открытие планеты Тора стало лучом надежды.  Природные условия  на этой планете были поразительно схожи с земными. Период обращения  Торы вокруг своей оси составлял около 26-ти земных часов, пригодный для дыхания человека воздух, среднегодовая температура – 13 градусов по Цельсию, океан и 3 материка, а главное – схожая с земной растительность на основе фотосинтеза. Отличие было в отсутствии ледниковых шапок на вершинах полушарий. Даже луна имелась в наличии, правда, гораздо меньше размером.

Информация о Торе появилась и тут же исчезла. Её строго засекретили.

Мировой совет, который в это время правил на Земле, принял два секретных решения.

Первое – организовать экспедицию на Тору с целью выяснению возможности переселения на неё  части человечества.

Второе -  разработать программу такого переселения.

Технические возможности земной цивилизации позволяли построить  межпланетный корабль, который мог бы долететь до Торы за 5-6 земных лет и взять на борт необходимое количество специалистов, запасов воздуха,  провизии и техники.

Такой корабль был построен и назван «Надежда».

Экспедиция набралась численностью около 100 человек. Из которых 32 – команда корабля и взвод космодесантников.

Остальные – ученые, специалисты и технический персонал. Главным биологом экспедиции был назначен Филипп  Дегтярёв (в обиходе - Фил).

Наконец, настал день старта. МПК-1 «Надежда» стартовал с околоземной орбиты и через 10 дней, выйдя за пределы Солнечной системы, включил форсаж и лёг на основной курс.

 

Глава 1. ФИЛ

Филипп  Дегтярёв потерял родителей в 12 лет. Иван и Анна Дегтярёвы были космонавтами-разведчиками и погибли на планете Ортава. Их корабль разбился при посадке по невыясненным причинам.

Несмотря на заботу и внимание, которыми он был окружён в интернате, где жил и учился, Фил очень тосковал по родителям.

Учился хорошо и с детства увлекался биологией. Это увлечение совпало с рекомендациями психолога, который проводил  тестирование его личности на предмет  дальнейшего обучения и профессиональной деятельности, когда закончилось его первоначальное обучение. По окончании университета ему предложили поступить в аспирантуру. Так он попал в науку. К 35-ти годам Фил уже был доктором биологических наук и признанным авторитетом в области спонтанных  генетических мутаций флоры и фауны. 

В это же время он встретил Лизу. Вскоре они поженились.

Их любовь была настолько сильна, что ради неё Лиза забросила своё занятие промышленным дизайном и стала научным референтом мужа. Практически они не расставались!

Чтобы отметить годовщину свадьбы, было решено выехать на природу. Шёл дождь. Но, счастливые, они его не замечали и весело хохотали, подначивая друг друга. Фил так увлёкся, что не заметил знак «Крутой поворот», а когда заметил, было поздно. На скользком шоссе машину  занесло и выбросило в кювет. Подушка безопасности, что находилась напротив сидения жены, не сработала.

Лиза умерла в больнице два часа спустя. Он винил себя в её смерти, поскольку считал, что  несчастье произошло из-за пропущенного им очередного технического обслуживания авто. Сам он получил только травму коленного сустава.

Жизнь потеряла смысл. В их семейной квартире он находиться не мог, слишком яркими были воспоминания счастья в контрасте с фактом нелепой смерти. Фил переехал в общежитие для аспирантов ещё и потому, что стал бояться одиночества.

Предложение отправиться в экспедицию на Тору было для него своевременным, и даже, как ему казалось, спасительным.  Он охотно согласился.

Сейчас он мчался на скутере над лесными просторами Торы и испытывал восторг от буйства дикой неземной природы. Его путь лежал на озеро, где, как он считал, можно провести исключительно интересные эксперименты для понимания характера жизни на новой планете.

Впереди открылась поверхность озера,  притягивая глаз зеркальной голубоватой гладью.

Вдруг откуда-то снизу справа из зелёной массы сельвы выскочило  белое облако, размером с полкилометра, и повисло прямо по курсу.

Среагировать он не успел. Скутер ткнулся в облако, как палец в надувной шарик, тормозя внутренним сопротивлением последнего. Двигатель заглох. Фила бросило вперёд на штурвал. И хотя толчок был не очень сильным, он потерял сознание.

 

Глава 2. ВЫСАДКА

Корабль лежал в дрейфе на орбите Торы на высоте 120 км от  её поверхности. Все  пребывали в радостном возбуждении. Первые  же обследования планеты показали её абсолютную пригодность для жизни землян.  Поражали чистота атмосферы, воды, почвы и изобилие растительности. Многие уже называли Тору воплощением рая, так хороша она была по всем жизненным параметрам. Но самое главное – не было обнаружено никаких признаков какой-либо колонизации планеты. Это с  максимальной вероятностью могло означать, что планета не заселена.

На 3-й день решились высадить десант. В него вошли полувзвод космодесантников,  техники-строители и специалисты по направлениям – биология, геология, гидрометеорология, психология, картография. Высадку возглавлял командир десантуры, коммандер Руди Гец.

Для базового лагеря выбрали огромную поляну, окружённую девственным лесом.

Большой десантный бот (БДБ) завис в полуметре над поляной.  Выпущенные им строительные роботы принялись оборудовать  площадки под научный павильон, жилой блок,  а также дорожки и посадочную площадку для воздушных скутеров. Всё это укладывалось  плитами, изготовленными из прочнейшего кремниево-титанового сплава. Грузовой транспортный бот (ГТБ) безостановочно доставлял стройматериалы и блоки для строений, но всё равно пришлось заночевать в БДБ.

Утром Фил выглянул в иллюминатор и обнаружил, что вчера ещё низкая трава по краям дорожек и площадок выросла за ночь примерно сантиметров на 50-60. Дальше по поляне трава оставалась такой же низкой. Он доложил об этом Гецу, но тот отмахнулся, назвав это ерундой.

Днём все постройки были завершены, и люди перебрались в жилой блок. В БДБ оставалась только вахта. Весь комплекс по периметру был поставлен на электронную охрану.

На следующее утро Фил констатировал, что длина травы превысила один метр. На этот раз Гец отреагировал, распорядившись скосить выросшую траву.

День прошёл в текущих заботах.

А утром удивлены были уже все – за сутки скошенная трава выросла почти до 2-х метров, Фил же отметил и общий рост травы до полуметра по всей поляне.

После завтрака Фил улетел на скутере к озеру для проведения некоторых опытов. В нарушение инструкции он отправился один.  Но лишних людей не было, и Гец разрешил.

Коммандер действовал по-военному. Он приказал роботам  выжечь траву в диаметре 500 метров от БДБ.

Территорию обработали химией, а по окружности смонтировали силовой забор на столбах-излучателях. Теперь периметр был закрыт полностью.

Наступал вечер, а  скутер не возвращался.

Ночью Гец был разбужен дежурным, который доложил, что наблюдает рост травы на выжженном участке.

Но это было ещё не всё!

При утреннем обходе периметра патруль обнаружил, что столбы забора покрыты зелёной слизью.

Роботехники доложили, что роботы также покрыты какой-то зелёной дрянью.

А техник-строитель заметил странные жёлто-зелёные потёки на дорожках.

К вечеру столбы внешнего ограждения и роботы рассыпались в прах, а дорожки и площадки ещё только начали разрушаться.

К утру они превратились в мелкую субстанцию, напоминающую речной песок, сквозь неё прорастала трава.

Она была везде по территории лагеря.

Кроме того, стало ясно, что главный биолог исчез вместе со скутером.

Через день разрушились все строения вместе с научным и бытовым оборудованием, а скутеры на взлётной площадке подозрительно зазеленели. К вечеру рассыпались и они. Невредимым остался только БДБ. Люди безвылазно находились в нём, боясь выходить наружу. Деятельность разведэкспедиции была парализована.

Только теперь самонадеянность Геца дала сбой, и он доложил о случившемся на корабль.

Оттуда поступила команда о введении карантина с запретом на эвакуацию команды высадки.

А потом заболели люди. Болезнь была странной. Человек сначала чувствовал сильную сонливость, а потом впадал в кому. Обследование заболевших ничего не дали.

Необъяснимым было и то, что Руди Гец и трое космодесантников не заболели. Это позволяло им нести вахту.

Сумрачные мысли бродили в голове коммандера, когда на экране монитора появился скутер, приземляющийся на месте взлётной площадке. Затем из него выбрался Фил и, не спеша, направился к БДБ,  внимательно осматривая зарастающие травой холмики песка, которые недавно были строениями базового лагеря.

 

Глава 3. ТОРА

Шоссе крутилось вокруг него, визжа шинами авто. Удар о дорожный столбик и бросок в кювет! Навстречу появилась рука матери в упреждающем жесте, ладонью вперёд. И сильные руки отца рванули его вверх, опередив истошный женский вопль.

- Лизааа!!!! – заорал Фил, раздирая рот в крике, но звука не было.

Он очнулся и открыл глаза. Нам ним, раскинувшись ветвями с огромными резными листьями, нависало дерево. Налитые гроздья винограда (а может и не винограда!) светились янтарём. Филу вдруг стало спокойно на душе.

- Вот и хорошо! – услышал он Голос.

Но странное дело, Голос прозвучал не извне, а как бы внутри него.

- Кто здесь!? – встревоженно и удивлённо воскликнул он.

- Не говорите слов! Просто думайте или говорите про себя.

- Хорошо! Но кто Вы!? Телекинез!? Гипноз!?

- Прекрасно! Любопытство берёт верх над испугом. Пожалуй, что телекинез, но двусторонний. Так мы сможем общаться.

- Но где Вы, я Вас не вижу!

-  Везде! И Вы всё время смотрите на меня. Просто Вы этого пока не понимаете! Я – Тора!

- В каком смысле?!

- Пользуясь земной терминологией, я являюсь коллективным Разумом планеты.

- Такого не может быть! – засмеялся Фил.

- Но так есть уже около 2-х миллионов лет. И нами накоплены знания, значительно превосходящие уровень земной науки.

- Вы всё время говорите «мы», а сами представились в единственном числе. Это нелогично!

- Не знаю, поймёте ли Вы? Каждая молекула, каждое растение, каждое животное является одновременно и самостоятельным элементом природы Торы, и разумной ячейкой общепланетного мозга, результатом функционирования которого является её коллективный Разум. Океаны  же выполняют двойную функцию – это среда обитания водной флоры и фауны и, одновременно, система терморегуляции. Так обеспечивается равномерность климата планеты. Для этого мы берём энергию нашего светила и аккумулируем её на Зуаре – это третий, по Вашему счёту, материк.

- Хорошо, хорошо! Это я как-то понял! Но Вы сказали – «по Вашему счёту». А откуда Вы это знаете? И наш язык общеземной знаете! Мы здесь всего третий день!

- Ваш корабль «Надежда» вошёл в нашу планетарную систему  32 дня тому назад. За это время мы изучили всю информацию, которой располагали люди, машины, компьютеры. Для нас это не составило труда.

- Тогда мне непонятно другое, как Вы, имея такой мощную способность к развитию, до сего момента не создали никакой цивилизации.

- Инерция мышления всегда идёт в ущерб объективности.

Если нам, как Вы, сами того не замечая, отметили, претит техногенная цивилизация, то это не значит, что цивилизационный процесс отсутствует. Другое дело, КАК  он происходит. Мы направили наши усилия на развитие духа, мысли, разума и как следствие – технические новшества, по необходимости! Вы  же избрали технический путь развития, а духовное оставили, так сказать, «на закуску». И вот результат! Экспедиция землян, которая ищет, куда бы им переселиться, чтобы продолжать жить!  Согласитесь, жалкий итог! 

- Возразить трудно. Но тогда очередная неувязка. Если мы для Вас так бесполезны, так почему мы здесь?!

- Ирония так и прёт из Вас! Но мой ответ Вас поразит!

- ???

- Из-за Вас!

- Вот так новость! «Вот уж действительно, всё удивительно… всё, всё.. всё!»

- Вы правы! Владимир Семёнович знал толк в иронии.

- Вы и об этом знаете?! – изумлению Фила не было предела.

- Мы начинаем повторяться! Давайте продолжим. К сожалению, Вы единственный землянин, который реально может адаптироваться для жизни на Торе!

- Почему я?!

- Это трудно объяснить просто! Скажем так! В силу совокупности Ваших профессиональных навыков, особенностей характера и души.

- Души?!

- А что Вас смущает? Досужие рассуждения землян – есть она или нет?!  Так я Вас уверяю – она есть! И кстати, Вам это известно!

- Не спорю.

- Вот и ладно!  Но Вам пора возвращаться в лагерь. Там много чего произошло с момента Вашего отлёта.

- Они живы?!

- Конечно! Но обстоятельства, в которых они находятся, не самые благоприятные.

- Почему?!

- Мы пытались намекнуть землянам на нежелательность их присутствия у нас, но они не поняли.

- Ааа! Моментально растущая трава!

- Не только! Мы вынуждены были защищать себя после того, как ваш солдафон Гец сжёг почти всю колонию траволиста игольчатого!

- О, Господи!

- Вот именно! Так что Вы должны вернуться и попытаться объяснить вашему руководству, кто мы и что мы, и что у землян нет шансов ни покорить, ни завоевать, ни уничтожить Тору. Заодно возьмите этот сосуд. Он потребуется для выведения ваших коллег по высадке из летаргического сна. Достаточно одной капли.

Могу ещё добавить - мы Вас подлатали слегка. Исправили последствия травмы ноги, почистили внутреннюю систему. Как у вас говорят, провели техническое обслуживание и тюнинг.

- Вы заметили, что тоже стали  иронизировать!?

- Мы быстро учимся! Так что у Вас есть шанс прожить лет 700-800.

- Вы серьёзно!? Столько и наша Земля не проживёт!

- А я не про неё. Я лично про Вас. Мы и летательный аппарат Ваш починили – летите на здоровье. Мы ещё встретимся!

- Не сомневаюсь! – вслух сказал Фил и рассмеялся.

 

Глава 4. КОНФЛИКТ ИНТЕРЕСОВ

- В изолятор! Кто знает, какую заразу он притащил! – распорядился коммандер.

Фил не был удивлён такой встрече и лишь попросил рассказать ему обо всём, что произошло в лагере.

Когда дошли до странной болезни, он перебил Геца. Они общались через видефон.

- Мне надо срочно к ним! У меня есть лекарство! – и он вытащил и кармана комбинезона сосуд, похожий на большую пробирку.

- Не имею права! Ты на карантине! – отрезал Гец.

- И правда, «солдафон», ещё и тупой! – буркнул Фил и продолжил. – Неужели Вы не понимаете, что пока люди болеют, нам всем отсюда хода нет!

Гец задумался, потом сказал.

- Сначала попробуй на себе!

- И трусливый! – хмыкнул Фил. – Дайте ложку тогда уж!

Когда они вошли в медизолятор, Гец вынул бластер и направил на Фила.

- Если что, я стреляю!

- Лучше в себя!

Первый больной очнулся минуты через две и, удивлённо озираясь, спросил.

- Почему я здесь?

Гец  от изумления вытаращил глаза, затем убрал бластер.

- Продолжай!

***  

- Сопляк! Мальчишка! – кричал гросс-адмирал Штейер. – Кто Вам дал право вести переговоры!? С КЕМ Вы их вели?! С «голосом»!? Ничего, более бредового,  я не слышал!

- Адмирал! Никаких переговоров я не вёл. Я Вам просто доложил во всех подробностях, что со мной случилось, и передал то, что мне было поручено передать!

- Кем!?

- Коллективным Разумом планеты, который назвался мне, как Тора!

- Сумасшедший дом! – заключил Штейер.

Шло совещание,  на которое собрались командиры подразделений «Надежды» и главные специалисты экспедиции.

К этому моменту БДБ благополучно покинул Тору со всем персоналом команды высадки. После стыковки с  кораблём БДБ и люди пришли дезинфекцию. Последние были тщательно обследованы. Фил был единственным, кто оставался в изоляторе БДБ. Сейчас он участвовал в совещании заочно и наблюдал за реакцией присутствующих в видефон.

Все подавленно молчали, доклад Фила их ошеломил. То же чувствовал и гросс-адмирал. Помимо этого его раздражало то, что, несмотря на невероятность полученной информации, она являлась правдой, поскольку  не содержала противоречий и объясняла всё, не оставляя вопросов. И это было хуже всего!

Ликвидации базового лагеря и болезнь людей не вызывали сомнения. Но способ ликвидации построек и всего оборудования, равно как чудесное исцеление людей, был невероятен.  И вместе с тем, более, чем объясним, если биолог говорил правду. Но рассказанное им выглядело бредом сумасшедшего!

А сам биолог!?

Теперь его организм не имел ни одного изъяна, что повергло в шок медиков.

В зале центрального поста «Надежды», где проходило совещание, висела напряжённая тишина.

Вошёл Главный механик корабля.

- Где Вы шляетесь, чёрт возьми! – вырвалось у адмирала.

- Это весьма срочно! Желательно наедине, адмирал! – ответил механик.

- Все секреты уже раскрыты! Говорите! – пытался пошутить адмирал.

- Тот скутер, что привёл биолог….. не наш!

По залу пронёсся ропот. Даже Штейер не сразу среагировал, настолько ошеломляющей была новость.

- Что значит, «не наш»?! Говорите конкретно!

- Трансмиссия, система управления, подвеска, электроника  - всё его, родное. А двигатель – вообще непонятно какой! Включаешь – работает, но топлива нет. А на выхлопе – пар!

- Какой ещё пар?! – воскликнул адмирал.

- Обычный … водяной! – удручённо ответил механик.

Присутствующие перешёптывались. И вдруг раздался громкий смех. Смеялся Фил.

- Ай, да Тора! Не только быстро учится, но ещё и творит!

Экологический выхлоп! Это ж надо!

- Да, уберите вы этого идиота с глаз моих, наконец! – закричал Штейер и закашлялся.

Монитор Фила отключили.

Прокашлявшись, он попросил.

- Высказывайтесь, господа!

Все заговорили вразнобой.

- Это чёрт знает что!

- Кто бы мог подумать!

- Неужели всё действительно так?!

- Какой-то разум! Тора! Полный бред!

- Всё, хватит! – прервал их адмирал. – Я вижу, что вы, господа, так ничего и не поняли! Кстати, верните этого ненормального! Ему тоже полезно послушать!

Итак! Предположим… Я сказал, предположим…. что биолог не врёт!

Что мы имеем? Некая скрытая цивилизация орудует на Торе. Её уровень, как минимум, на порядок выше земного.  Она располагает информацией, которая может привести её к Земле. Последствия для Земли непредсказуемы.

- Адмирал! Вы делаете неверные выводы! Тору не интересует Земля. Она просто хочет, чтобы её оставили в покое. Иначе наш корабль давно бы рассыпался, как куча осенних листьев на ветру. А на примере моего скутера она в очередной раз продемонстрировала, что может сделать любую технику, что есть у нас, и даже гораздо лучше! Это же ясно, как белый день!

- Другие мнения есть?

Других мнений не было.

- Хорошо! Так что же теперь делать?!

- Я считаю, что надо возвращаться на Землю. – ответил Руди Гец.

- Кто ещё так думает? – спросил адмирал.

Так думали все, включая Фила.

- Значит, решено! Но есть один вопрос, который надо решить. Даю вводную. Противник располагает жизненно важной информацией. Изъять эту информацию у него невозможно. Но надо сделать так, чтобы противник не смог ей воспользоваться. Ваши действия!

- Это же просто! Необходимо уничтожить противника. – ответил Гец.

- Молодец! Моё решение такое. Ликвидируем Тору и уходим домой!

- Но чем!? Мы же не военный крейсер! – удивился механик.

- Вы плохо знаете своего командира, господа! У меня есть в запасе две ракеты ТРК-1200.

ТРК-1200 была ракетой, предназначенной для уничтожения крупных астероидов. Две таких ракеты были способны разорвать Тору на части.

- Это самоубийство, адмирал! Подумайте об этом!

Но Фил был единственным, кто был не только против, но и понимал бессмысленность авантюры Штейера,  которая, помимо этого, могла привести к гибели экспедиции.

Он лежал на кушетке в изоляторе и думал.

- Неужели она права?! Никто! Никто не воспротивился этой безумной затеи! Тора, Тора! Где ты!?

- Я здесь! – раздался Голос.

- Ох, как хорошо! Я тебе сейчас ….

- Не надо! Я в курсе ваших дел!

- Ааа! Совсем забыл! Ты же везде! – Фил засмеялся.

- Вот именно! Ты потерпи, осталось немного!

Он мысленно ответил: «Хорошо!» и незаметно для себя уснул.

Рейтинг: +1 167 просмотров
Комментарии (2)
Нина Волегова # 14 марта 2014 в 03:42 +1
Мне понравилось. Несомненную симпатию вызвал Фил и коллективная душа Торы. Интересно, что же будет дальше?! big_smiles_138
Серов Владимир # 14 марта 2014 в 07:49 0
http://parnasse.ru/prose/genres/fantasy/obratnyi-schyot-gl-5-6.html - это продолжение.
http://parnasse.ru/prose/genres/fantasy/obratnyi-schyot-okonchanie.html - окончание

Рад, что Вам понравилось! smileded