ГлавнаяВся прозаЖанровые произведенияФэнтези → Обратный ход эволюции

 

Обратный ход эволюции

13 марта 2014 - Алёна Подобед
article200453.jpg

- Мам, как ты думаешь, драконы существовали?
- Вань, ну, скорее всего да – если исходить из того, что древние летающие ящеры, птеродактили, это предки современных птиц…
- А трехголовые?
- Вот про это не знаю, но двухголовые и у кур родиться могут, если в яйце два желтка.
- Вспомнил! Ты ж показывала, как отличать эти яйца от простых-то… А может быть обратный ход в эволюции, мам?
- Теоретически, может… Так, «Дарвин», спать пора.
- Мам, а давай попробуем…
- Что попробуем-то?
- Да так, ничего…
- Ну тогда спи, сынок. Утро вечера мудренее….
***
Вообще-то хорошие хозяйки такие яйца выбраковывают сразу. Ну, кто спорит: для еды лучше их и нет – два желтка в одной скорлупке и, естественно, размер удвоенный… Но то для еды… А тут Марья недоглядела, так сын ее, семиклассник Ванька, и сунь под наседку это яйцо-то… И вот тебе результат…
- Мам, смотри, две головы, значит, и желтка внутри два было!
- Все-таки ты сделал это… Я ж думала, Иван, что ты у меня думающий, начитанный – сам поймешь, почему нельзя, – запричитала было Марья, но взяла себя в руки:
- Да, точно, два желтка там и было. А цыпленок по виду будто из бройлеров – здоровущий… Только откуда у нашей простой деревенской пеструшки бройлер?
- А я читал, что у них бывает расщепление генов, – со знанием дела заявил Ванька. Больше других предметов в школе он любил зоологию,- мам, а вдруг из него и правда дракон вырастет? Вот здорово, представляешь?
Марья живо представила себе картину.
Рассвет. На их косеньком заборишке голосит в две глотки чудо в перьях… Толпа разъяренных соседских мужиков и баб – кто с вилами, кто с топорами, а кто и с обрезом.
Пуще других лихостится соседская бабка Знахарка (в прошлом - доктор биологических наук, ныне – изотеричка-травница, принципиально забывшая все, чему учила ее биология, сопутствующие ей науки и просто жизненный опыт). Старая хулиганка требует немедля извести под корень чертово логово вместе со всеми его обитателями и уже подпаливает забор с угла…
Народ в их деревеньке вообще непростой – все из горожан. Еще в перестройку рванули сюда из бетонных застенков бывщие работники разоренных госпредприятий и закрывшихся НИИ. Сначала пытались фермерское общее хозяйство вести, но путного ничего у них не вышло. В результате каждый выживал, как мог и чем мог. Марья вот тоже раньше была не последним начальником  в городе, а тут с сыном кормилась огородом да тем, что домашняя скотинка давала.
- Ох, и учудил ты, сынок. Куда ж теперь с этим…, этой…, этими… – пригорюнилась Марья.
Да, раньше бы за такие дела точно руки оторвали. Это теперь всем известно про сиамских близнецов и гены, а раньше… А раньше люди такое нечистым называли. Да и что проку курице париться на яйцах и добро переводить, если из них нежизнеспособные птенцы вылупятся. А этот двухголовый по виду вполне живучий  вроде – вон как в два горла-то жрет. Ой, ну по всему бройлер – олух-переросток – лапы ставит косо, габаритами своими не владеет – все углы сшибет, пока дойдет, куда ему надо…
Когда цыплята из последнего выводка оперились и приобрели вторичные половые признаки, оказалось, что двухголовый будет ярко-рыжим, почти золотым петухом, правда, без хвоста… Красавца нарекли обычным деревенским петушиным именем Петя, а кличка как-то сама напросилась – Дракон.
Шесток в курятнике для горе-петуха пришлось делать отдельный – почти у пола, ибо веса Дракон Петя был удвоенного, а крыльев имел всего два и то неважнецких. Одно название, что крылья, потому взлетать высоко Петя был не в состоянии, но и с низенькой жердочки голосил на всю округу, ибо глотки у него оказались лужеными и спетыми.
Старый Марьин петух Петя Первый поначалу пытался избавиться от конкурента – нарывался на драки, устраивал засады. Но и Дракон, несмотря на свою внешнюю придурковатость и неуклюжесть, был непрост: головы  его спали  посменно, и потому бдительности он не терял никогда. В бою же одолевал конкурента не умением, а массой тела. Он вообще имел обыкновение присаживаться где попало и парочку своих братьев «присидел» еще в младенчестве. Характер-то у него был мирный и совсем не петушиный.
А куры? Ну разве поймешь этих баб – что им матерый кочет, когда рядом это непонятно-волнующее, жалкое и одновременно загадочное… В общем, сами куры и заклевали старика. Нет, не в прямом смысле слова. Но была там у них какая-то сходка, после которой в интимной близости Петру Первому было отказано всеми и навсегда. Старик с горя запаршивел и пришлось Марье отправить его в суп…
С тех пор все яйца из-под Марьиных несушек выходили только двухжелтковыми. А поди плохо – кидаешь на сковородочку одно яйцо, а зажаривается два… Но односельчане смотрели на Марью косо, и со дня на день это молчаливое осуждение грозило перейти в открытый террор. По слухам-то, и другие пытались повторить Ванькин эксперимент – подкладывали своим курам купленные у Марьи яйца. Да ведь не угадать – это в тот раз получилось все более-менее – тело как тело, только головы две. А вот у кого и четыре ноги при трех крыльях без головы выходило. А у кого и два тела на одной ноге да при одной голове. Только голова эта вместо хвоста почему-то. А вот еще… и еще… и еще, и ничего путного – одна страсть, тьфу на нее… Благо, что жили эти бедолаги не более минутки. Так злые языки судачили, будто Марья, перед тем, как яйца-то на рынок нести, каждое встряхивала хорошенько.
В общем, беда была не за горами. И уж Ваньке в школе житья не стало, да, к счастью, случились президентские выборы. Явился в дом к Марье председатель избиркома местного округа, выпросил, пообещав золотые горы, Дракона Петю, и она с легким сердцем рассталась со своей головной болью.
На инаугурации всех поразил подарок вновь избранному президенту - от оппозиционной партии главе государства был преподнесен живой двуглавый петух. К левой лапке петуха была привязана золотая держава, к правой – драгоценный скипетр, на головах – по алому гребню-короне (ну это уж – природное). Петух был на удивление большой, спокойный, перо на нем отливало золотом, вот только хвост отсутствовал и крылышки были чисто символическими, но схожесть во мнениях обеих голов восхищала. А уж когда они грянули хором закатную…
Марья с сыном видели все это в новостях по телику, и даже курам его носили – те были безутешны. И Марья решила – никаких больше петухов в доме – и яйца диетическими будут, и ненужных сюрпризов не жди… А если уж совсем припрет, так она у бабки Знахарки одолжит, заодно и травки какой попросит лечебной – чем не повод для примирения.
Что касается золотых гор за Дракона Петю, так тут Марья действительно не прогадала – сельсовет прислал ей плотника, и забор таки кривенький ей подправили!
Правда, простоял он лишь до первого снега...
22.12.2011


© Copyright: Алёна Подобед, 2014

Регистрационный номер №0200453

от 13 марта 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0200453 выдан для произведения:
- Мам, как ты думаешь, драконы существовали?

- Вань, ну, скорее всего да – если исходить из того, что древние летающие ящеры, птеродактили, это предки современных птиц…

- А трехголовые?

- Вот про это не знаю, но двухголовые и у кур родиться могут, если в яйце два желтка.

- Вспомнил! Ты ж показывала, как отличать эти яйца от простых-то… А может быть обратный ход в эволюции, мам?

- Теоретически, может… Так, «Дарвин», спать пора.

- Мам, а давай попробуем…

- Что попробуем-то?

- Да так, ничего…

- Ну тогда спи, сынок. Утро вечера мудренее….

***

Вообще-то хорошие хозяйки такие яйца выбраковывают сразу. Ну, кто спорит: для еды лучше их и нет – два желтка в одной скорлупке и, естественно, размер удвоенный… Но то для еды… А тут Марья недоглядела, так сын ее, семиклассник Ванька, и сунь под наседку это яйцо-то… И вот тебе результат…

- Мам, смотри, две головы, значит, и желтка внутри два было!

- Все-таки ты сделал это… Я ж думала, Иван, что ты у меня думающий, начитанный – сам поймешь, почему нельзя, – запричитала было Марья, но взяла себя в руки:

- Да, точно, два желтка там и было. А цыпленок по виду будто из бройлеров – здоровущий… Только откуда у нашей простой деревенской пеструшки бройлер?

- А я читал, что у них бывает расщепление генов, – со знанием дела заявил Ванька. Больше других предметов в школе он любил зоологию,- мам, а вдруг из него и правда дракон вырастет? Вот здорово, представляешь?

Марья живо представила себе картину.
Рассвет. На их косеньком заборишке голосит в две глотки чудо в перьях… Толпа разъяренных соседских мужиков и баб – кто с вилами, кто с топорами, а кто и с обрезом.
Пуще других лихостится соседская бабка Знахарка (в прошлом - доктор биологических наук, ныне – изотеричка-травница, принципиально забывшая все, чему учила ее биология, сопутствующие ей науки и просто жизненный опыт). Старая хулиганка требует немедля извести под корень чертово логово вместе со всеми его обитателями и уже подпаливает забор с угла…

Народ в их деревеньке вообще непростой – все из горожан. Еще в перестройку рванули сюда из бетонных застенков бывщие работники разоренных госпредприятий и закрывшихся НИИ. Сначала пытались фермерское общее хозяйство вести, но путного ничего у них не вышло. В результате каждый выживал, как мог и чем мог. Марья вот тоже раньше была не последним начальником  в городе, а тут с сыном кормилась огородом да тем, что домашняя скотинка давала.

- Ох, и учудил ты, сынок. Куда ж теперь с этим…, этой…, этими… – пригорюнилась Марья.

Да, раньше бы за такие дела точно руки оторвали. Это теперь всем известно про сиамских близнецов и гены, а раньше… А раньше люди такое нечистым называли. Да и что проку курице париться на яйцах и добро переводить, если из них нежизнеспособные птенцы вылупятся. А этот двухголовый по виду вполне живучий  вроде – вон как в два горла-то жрет. Ой, ну по всему бройлер – олух-переросток – лапы ставит косо, габаритами своими не владеет – все углы сшибет, пока дойдет, куда ему надо…

Когда цыплята из последнего выводка оперились и приобрели вторичные половые признаки, оказалось, что двухголовый будет ярко-рыжим, почти золотым петухом, правда, без хвоста… Красавца нарекли обычным деревенским петушиным именем Петя, а кличка как-то сама напросилась – Дракон.

Шесток в курятнике для горе-петуха пришлось делать отдельный – почти у пола, ибо веса Дракон Петя был удвоенного, а крыльев имел всего два и то неважнецких. Одно название, что крылья, потому взлетать высоко Петя был не в состоянии, но и с низенькой жердочки голосил на всю округу, ибо глотки у него оказались лужеными и спетыми.

Старый Марьин петух Петя Первый поначалу пытался избавиться от конкурента – нарывался на драки, устраивал засады. Но и Дракон, несмотря на свою внешнюю придурковатость и неуклюжесть, был непрост: головы  его спали  посменно, и потому бдительности он не терял никогда. В бою же одолевал конкурента не умением, а массой тела. Он вообще имел обыкновение присаживаться где попало и парочку своих братьев «присидел» еще в младенчестве. Характер-то у него был мирный и совсем не петушиный.

А куры? Ну разве поймешь этих баб – что им матерый кочет, когда рядом это непонятно-волнующее, жалкое и одновременно загадочное… В общем, сами куры и заклевали старика. Нет, не в прямом смысле слова. Но была там у них какая-то сходка, после которой в интимной близости Петру Первому было отказано всеми и навсегда. Старик с горя запаршивел и пришлось Марье отправить его в суп…

С тех пор все яйца из-под Марьиных несушек выходили только двухжелтковыми. А поди плохо – кидаешь на сковородочку одно яйцо, а зажаривается два… Но односельчане смотрели на Марью косо, и со дня на день это молчаливое осуждение грозило перейти в открытый террор. По слухам-то, и другие пытались повторить Ванькин эксперимент – подкладывали своим курам купленные у Марьи яйца. Да ведь не угадать – это в тот раз получилось все более-менее – тело как тело, только головы две. А вот у кого и четыре ноги при трех крыльях без головы выходило. А у кого и два тела на одной ноге да при одной голове. Только голова эта вместо хвоста почему-то. А вот еще… и еще… и еще, и ничего путного – одна страсть, тьфу на нее… Благо, что жили эти бедолаги не более минутки. Так злые языки судачили, будто Марья, перед тем, как яйца-то на рынок нести, каждое встряхивала хорошенько.

В общем, беда была не за горами. И уж Ваньке в школе житья не стало, да, к счастью, случились президентские выборы. Явился в дом к Марье председатель избиркома местного округа, выпросил, пообещав золотые горы, Дракона Петю, и она с легким сердцем рассталась со своей головной болью.

На инаугурации всех поразил подарок вновь избранному президенту - от оппозиционной партии главе государства был преподнесен живой двуглавый петух. К левой лапке петуха была привязана золотая держава, к правой – драгоценный скипетр, на головах – по алому гребню-короне (ну это уж – природное). Петух был на удивление большой, спокойный, перо на нем отливало золотом, вот только хвост отсутствовал и крылышки были чисто символическими, но схожесть во мнениях обеих голов восхищала. А уж когда они грянули хором закатную…

Марья с сыном видели все это в новостях по телику, и даже курам его носили – те были безутешны. И Марья решила – никаких больше петухов в доме – и яйца диетическими будут, и ненужных сюрпризов не жди… А если уж совсем припрет, так она у бабки Знахарки одолжит, заодно и травки какой попросит лечебной – чем не повод для примирения.


Что касается золотых гор за Дракона Петю, так тут Марья действительно не прогадала – сельсовет прислал ей плотника, и забор таки кривенький ей подправили!
Правда, простоял он лишь до первого снега...


22.12.2011


Рейтинг: +2 350 просмотров
Комментарии (1)
Мария # 13 марта 2014 в 23:26 0