ГлавнаяВся прозаЖанровые произведенияФэнтези → Не люди est. 13. Непокорный раб.

 

Не люди est. 13. Непокорный раб.

11 марта 2013 - Makarenkoff-&-Smirnova Co.
article122885.jpg


«Вот это я вовремя приехал», - пронеслось в голове у Такамана за долю секунды до того, как посох, со свистом описывая дугу, полетел в его голову.

 

 

 

Мужчина только и успел пригнуться, заметив, что Луксор, лежащий поодаль, уже выхватить успел за какую-то провинность. Другие два духа стояли поодаль, стараясь не попасть под горячую руку хозяина, который, видимо, не на шутку разошелся.

 

 

 

-Че тут происходит? – спросил Ябир, тихонько пробравшись к товарищам.

 

-Да, Вик тут кое-что узнал, не самое приятное для себя, вот и буянит. – Мет встал немного сзади седого, прикрываясь габаритами товарища.

 

-А Луксор тут причем?

 

-Да, так, натворил он дел немало уже.

 

 

-Ну что, тебя, ведь предупреждали, не иди против меня! Я тебе говорил не раз, что мое всегда выше. – Тор с силой пнул Луса по печени и отступил. - Нет, ты еще огрызаться вздумал! Считаешь себя самым умным? Ты, наверное, забыл, что бокал моего вина развязывает язык даже волкану. Из-под контроля выйти хотел? Дудки! Как только эта компания закончится, ты вернешься в тот мир теней, из которого я тебя выдрал! Щенок!

 

 

 

Теперь колдун держал непокорного духа за грудки, причем ноги того болтались в воздухе. Сам же Лус, несмотря на то, что все его лицо было залито кровью, а пара ребер похрустывали при каждом вдохе, продолжал хоть уже и вяло, но сопротивляться господину, за что очередной удар Виктора пришелся аккурат по почкам. Не только магической силой был славен повелитель Паллады, физической его силе и проворству можно было только позавидовать. Когда непокорны в очередной раз щелкнул клыками, палладиец ловко перехватив в воздухе свою жертву за горло, и поднял его на вытянутой руке, отчего тот захрипел.

 

 

 

-Никогда бы не подумал, что Тор может врукопашную драться так. – джариден отошел еще дальше.

 

-Может, и не такое бывало. – Такаман решительно подошел к хозяину и дотронулся до его руки. - Хватит! Он уже все понял.

 

 

 

Виктор выдохнул и отшвырнул Луксора в сторону, словно щенка. Тот кубарем откатился к ногам товарищей.

 

 

 

-Ты знал, что этот выродок натворил?

 

-Ты о чем?

 

-Он прошел испытание трех ночей, чтобы ослабить мой контроль и нейтрализовать резонанс сил с принцессой Файетса.

 

-Тю ты, напугал, я думал серьезное что. Чего ты паришься по этому поводу, надень ему трисильный ошейник и делов.

 

-Ябир, я поражаюсь тебе порой, ты вообще, представляешь, что это может значить? Эта нечисть выскочит из-под контроля в любой момент, перережет всех нас, вот тебе и делов!

 

-На Мой взгляд, ему совершенно не в жилу нападать на нас. Он боится тебя, как отца или дядю, а мы ему ничего плохого не сделали.

 

-Пургу метешь, законник.

 

-Почему же, он ведь знает, кто спас ему жизнь после рождения, не отдал на смерть судьям рожденных.

 

-Кстати, как ты, законник Чагравы и допустил такое нарушение неписанных правил?

 

-Лус, последний мальчик из клана Леобларов, сын моего друга и внук наставника, я просто не смог этого сделать, у меня самого толпа детей к тому времени была, что было бы, если бы их отдали на умерщвление?

 

-Но, ведь ты не вступил в связь со своей троюродной сестрой.

 

-Их жизнь за это наказала. Не трогай мальчишку, я с ним попозже поговорю, когда в себя придет.

 

-Твое дело, седой. Не зря ты столько лет был любимцем Анубиса, теперь я понимаю, для чего он приказал залить тебе под кожу серебра. Ты был хорошим законником. После твоей смерти неписанные законы изжили себя.

 

-Ну, я тоже не все их одобрял и нарушал, бывало.

 

-И ты же подавал пример окружающим, как надо жить.

 

 

 

Виктор ушел для того, чтобы толкнуть приветственную речь наемникам, и Ябир остался рядом с приходящим в себя духом огня.

 

 

 

-А что Тор говорил насчет залитого под кожу серебра? – Мет подошел к седому, недоуменно глядя на него.

 

-Я не знаю, как они это делают, но были такие специальные чагры, которые химическими веществами растворяли серебро, потом избранному надсекали кожу и заливали этот раствор. Каким узором надсечки сделаны, так потом и останется. Кожа срастается без шрамов, а серебряный след виден в определенных случаях, кажется, что по коже бегают серебряные реки.

 

-И много у тебя таких отметок? – изумился джариден, пряча зататуированную полностью левую руку за спину

 

-Половина спины и левая щека.

 

-Хм, а так поглядишь, ничего и не видно.

 

-Правильно, шрамов не осталось, а случая, чтобы реки заиграли еще не было. Для этого кровь должна шуметь в висках, не самое приятное чувство.

 

-А больно вообще так делать?

 

-Ты даже не представляешь себе как. Но это большая честь для каждого, поэтому пришлось терпеть. Больнее только, говорят, когда заливают под кожу темный металл, но таким светлокожим, как я его не заливают, некрасиво смотрится.

 

-Эстетика, блин, - фыркнул Мет, - не потому ли ты утонул, что не смог удержаться и лед трескался под тобой?

 

-Мет, я может и выплыл бы, да под водой льдина шла, она мне позвоночник перебила, а одну половину тела, да и с большим уже ребенком наперевес, никогда не вытащишь.

 

-Повезло же тебе.

 

-Ты даже не представляешь себе, как.

 

 

 

Луксор в это время зашевелился, приходя в сознание. Седой махнул рукой и Мет постарался уйти прочь, чтобы не мешать разговору.

 

 

 

-Расскажи мне, почему ты поступил подобным образом? – Ябир помог парню встать на ноги.

 

-Я не хочу быть марионеткой, не хочу танцевать под дудочку этого идиота!

 

-А танцевать под дудочку полуволка полуконя ты хочешь? Или тебе одинаково, подчиняться ли паладийцу или волкану?

 

-Я не хочу носить ошейник, не хочу быть рабом, мне не хватает свободы. Он не дает мне ее. Даже воспоминания не вернул окончательно.

 

-Идем, расскажу тебе одну небольшую историю, чтоб ты понял, зачем нужно иногда быть подневольным.

 

 

 

Такаман взял Луксора за руку и повел его подальше в сторону небольшого лесочка, росшего на склоне холма.

 

 

 

-Знаешь, почему были уничтожены бесальды, ведь твой клан был их последним пристанищем?

 

-Отец королевы Сахмет вырезал наш клан.

 

-А знаешь почему?

 

-Говорят, возгордились своей силой.

 

-Не совсем так. Анубис приказал предводителю клана, твоему прадеду отдать его сына-Виро Леоблара, в телохранители колдуна, но старик не согласился отдавать наследника клана, он готовил другого сына для этой цели. А Виро растил гордым и своенравным, ведь таким должен был быть предводитель бесальдов.

 

-И?

 

-Анубис просил трижды, на третий раз старик вроде бы согласился, но заерепенился сам наследник, он не хотел носить ошейника подневольного, такого же, как носишь теперь ты. Тогда Анубис обозлился на своенравных слуг. Он приказал отцу Сахмет, только взошедшему на трон, и имевшему зуб на бесальдское племя, проучить непокорных. Но молодой покровитель перестарался и вырезал весь клан. Выжил только Виро, а у Анубиса с отцом Сахмет началась война, которая длилась без малого 150 лет. Итогом всего этого стало то, что погибла сильнейшая раса Чагравы, Деодем правит на троне, хотя должен был править ты, а ты сам, последний бесальдский рыцарь, теперь ходишь под властью паладийца. Смирись, Луксор, я за свою жизнь поменял уже два ошейника, этот третий, придет время, когда его снимут с тебя, но сейчас остается только ждать и терпеть, не всегда, ведь господин может быть справедливым.

 

-Мне тяжко, Ябир, очень тяжко.

 

-Луксор, я страдал не меньше тебя. Я тоже был гордецом, подобно тебе. Мой первый господин был редкой тварью, а твой отчим Анубис вообще выиграл меня в карты, хотя я изначально должен был принадлежать ему, таков был договор с моим отцом Саягаром, но, пока Саягар был при смерти, мать не смогла содержать всех нас и продала меня в рабство.

 

-Как же ты все это выдержал?

 

-Я набрался терпения и не терял веру в то, что все исправится, так и случилось. А вот, если бы я ерепенился, то погиб бы от рук хозяина, тогда я не стал бы, кем стал, не было бы моих сыновей и Деодем захватил бы Чаграву намного раньше, он давно бы уничтожил страну, а тебя бы вообще не было, потому как другой законник без разговоров отдал бы тебя на умерщвление судьям рожденных. Сечешь тему теперь?

 

-То есть, ты хочешь сказать, что если я донарываюсь и Тор отправит меня обратно в царство теней, то не смогу сыграть своей партии в судьбе Чагравы?

 

-Именно, ведь ты принц Бесий, так что оправдай это гордое имя, терпи пока, придет время, когда все изменится. Ты меня понял, надеюсь?

 

-Да, - Лус опустил голову и вздохнул.

 

-Видишь, ты умный, но немного не успел доучиться у своего отца, а меня он натаскивал немного больше твоего, запомни это, мальчик мой. Все, что я сказал тебе, когда-то он говорил мне, когда я, так же, как и ты скалил на него клыки и получил по ним.

 

-Ты? Да ладно, ты всегда был холодным, как мерзлая рыба.

 

-Лус, мне 78 лет, время, когда я был горячим и вспыльчивым, уже давно прошло.

 

-Выглядишь ты лет на 40 моложе.

 

-Ты, в моем возрасте, если не заведешь детей, будешь выглядеть на 50 лет младше. Ты мне Даймонда и Алмаза напоминаешь, они тоже очень любили вопросы задавать.

 

-Скучаешь по детям?

 

-Скучаю по тому, что не увидел, как они выросли, возмужали, завели семьи. Не предотвратил того, что натворил мой племянник.

 

-Слушай, вот вы с Александером и Алексисом были братьями, а почему такие разные получились?

 

-Потому, что папа мой, когда мать продала меня в рабство, оклимался на нервной почве и развелся с ней, а сам женился на другой. Поэтому я Такаман, а они нет.

 

-Блин, как все запутано-то!

 

-Ты и половины не знаешь из того, что творилось в те времена. Вот так, мой мальчик, а теперь иди и пока не попадайся вороному на глаза.

 

 

 

Луксор улыбнулся, и помчался к Мету, который осматривал окрестности, сидя на дальней сопке.

 

 

 

-Ты прав в одном, мальчик, все очень запутано, - Ябир вздохнул и потер шею, на которой висела черная змейка, держащая себя за хвост острыми зубками.

 

© Copyright: Makarenkoff-&-Smirnova Co., 2013

Регистрационный номер №0122885

от 11 марта 2013

[Скрыть] Регистрационный номер 0122885 выдан для произведения:


«Вот это я вовремя приехал», - пронеслось в голове у Такамана за долю секунды до того, как посох, со свистом описывая дугу, полетел в его голову.

 

 

 

Мужчина только и успел пригнуться, заметив, что Луксор, лежащий поодаль, уже выхватить успел за какую-то провинность. Другие два духа стояли поодаль, стараясь не попасть под горячую руку хозяина, который, видимо, не на шутку разошелся.

 

 

 

-Че тут происходит? – спросил Ябир, тихонько пробравшись к товарищам.

 

-Да, Вик тут кое-что узнал, не самое приятное для себя, вот и буянит. – Мет встал немного сзади седого, прикрываясь габаритами товарища.

 

-А Луксор тут причем?

 

-Да, так, натворил он дел немало уже.

 

 

-Ну что, тебя, ведь предупреждали, не иди против меня! Я тебе говорил не раз, что мое всегда выше. – Тор с силой пнул Луса по печени и отступил. - Нет, ты еще огрызаться вздумал! Считаешь себя самым умным? Ты, наверное, забыл, что бокал моего вина развязывает язык даже волкану. Из-под контроля выйти хотел? Дудки! Как только эта компания закончится, ты вернешься в тот мир теней, из которого я тебя выдрал! Щенок!

 

 

 

Теперь колдун держал непокорного духа за грудки, причем ноги того болтались в воздухе. Сам же Лус, несмотря на то, что все его лицо было залито кровью, а пара ребер похрустывали при каждом вдохе, продолжал хоть уже и вяло, но сопротивляться господину, за что очередной удар Виктора пришелся аккурат по почкам. Не только магической силой был славен повелитель Паллады, физической его силе и проворству можно было только позавидовать. Когда непокорны в очередной раз щелкнул клыками, палладиец ловко перехватив в воздухе свою жертву за горло, и поднял его на вытянутой руке, отчего тот захрипел.

 

 

 

-Никогда бы не подумал, что Тор может врукопашную драться так. – джариден отошел еще дальше.

 

-Может, и не такое бывало. – Такаман решительно подошел к хозяину и дотронулся до его руки. - Хватит! Он уже все понял.

 

 

 

Виктор выдохнул и отшвырнул Луксора в сторону, словно щенка. Тот кубарем откатился к ногам товарищей.

 

 

 

-Ты знал, что этот выродок натворил?

 

-Ты о чем?

 

-Он прошел испытание трех ночей, чтобы ослабить мой контроль и нейтрализовать резонанс сил с принцессой Файетса.

 

-Тю ты, напугал, я думал серьезное что. Чего ты паришься по этому поводу, надень ему трисильный ошейник и делов.

 

-Ябир, я поражаюсь тебе порой, ты вообще, представляешь, что это может значить? Эта нечисть выскочит из-под контроля в любой момент, перережет всех нас, вот тебе и делов!

 

-На Мой взгляд, ему совершенно не в жилу нападать на нас. Он боится тебя, как отца или дядю, а мы ему ничего плохого не сделали.

 

-Пургу метешь, законник.

 

-Почему же, он ведь знает, кто спас ему жизнь после рождения, не отдал на смерть судьям рожденных.

 

-Кстати, как ты, законник Чагравы и допустил такое нарушение неписанных правил?

 

-Лус, последний мальчик из клана Леобларов, сын моего друга и внук наставника, я просто не смог этого сделать, у меня самого толпа детей к тому времени была, что было бы, если бы их отдали на умерщвление?

 

-Но, ведь ты не вступил в связь со своей троюродной сестрой.

 

-Их жизнь за это наказала. Не трогай мальчишку, я с ним попозже поговорю, когда в себя придет.

 

-Твое дело, седой. Не зря ты столько лет был любимцем Анубиса, теперь я понимаю, для чего он приказал залить тебе под кожу серебра. Ты был хорошим законником. После твоей смерти неписанные законы изжили себя.

 

-Ну, я тоже не все их одобрял и нарушал, бывало.

 

-И ты же подавал пример окружающим, как надо жить.

 

 

 

Виктор ушел для того, чтобы толкнуть приветственную речь наемникам, и Ябир остался рядом с приходящим в себя духом огня.

 

 

 

-А что Тор говорил насчет залитого под кожу серебра? – Мет подошел к седому, недоуменно глядя на него.

 

-Я не знаю, как они это делают, но были такие специальные чагры, которые химическими веществами растворяли серебро, потом избранному надсекали кожу и заливали этот раствор. Каким узором надсечки сделаны, так потом и останется. Кожа срастается без шрамов, а серебряный след виден в определенных случаях, кажется, что по коже бегают серебряные реки.

 

-И много у тебя таких отметок? – изумился джариден, пряча зататуированную полностью левую руку за спину

 

-Половина спины и левая щека.

 

-Хм, а так поглядишь, ничего и не видно.

 

-Правильно, шрамов не осталось, а случая, чтобы реки заиграли еще не было. Для этого кровь должна шуметь в висках, не самое приятное чувство.

 

-А больно вообще так делать?

 

-Ты даже не представляешь себе как. Но это большая честь для каждого, поэтому пришлось терпеть. Больнее только, говорят, когда заливают под кожу темный металл, но таким светлокожим, как я его не заливают, некрасиво смотрится.

 

-Эстетика, блин, - фыркнул Мет, - не потому ли ты утонул, что не смог удержаться и лед трескался под тобой?

 

-Мет, я может и выплыл бы, да под водой льдина шла, она мне позвоночник перебила, а одну половину тела, да и с большим уже ребенком наперевес, никогда не вытащишь.

 

-Повезло же тебе.

 

-Ты даже не представляешь себе, как.

 

 

 

Луксор в это время зашевелился, приходя в сознание. Седой махнул рукой и Мет постарался уйти прочь, чтобы не мешать разговору.

 

 

 

-Расскажи мне, почему ты поступил подобным образом? – Ябир помог парню встать на ноги.

 

-Я не хочу быть марионеткой, не хочу танцевать под дудочку этого идиота!

 

-А танцевать под дудочку полуволка полуконя ты хочешь? Или тебе одинаково, подчиняться ли паладийцу или волкану?

 

-Я не хочу носить ошейник, не хочу быть рабом, мне не хватает свободы. Он не дает мне ее. Даже воспоминания не вернул окончательно.

 

-Идем, расскажу тебе одну небольшую историю, чтоб ты понял, зачем нужно иногда быть подневольным.

 

 

 

Такаман взял Луксора за руку и повел его подальше в сторону небольшого лесочка, росшего на склоне холма.

 

 

 

-Знаешь, почему были уничтожены бесальды, ведь твой клан был их последним пристанищем?

 

-Отец королевы Сахмет вырезал наш клан.

 

-А знаешь почему?

 

-Говорят, возгордились своей силой.

 

-Не совсем так. Анубис приказал предводителю клана, твоему прадеду отдать его сына-Виро Леоблара, в телохранители колдуна, но старик не согласился отдавать наследника клана, он готовил другого сына для этой цели. А Виро растил гордым и своенравным, ведь таким должен был быть предводитель бесальдов.

 

-И?

 

-Анубис просил трижды, на третий раз старик вроде бы согласился, но заерепенился сам наследник, он не хотел носить ошейника подневольного, такого же, как носишь теперь ты. Тогда Анубис обозлился на своенравных слуг. Он приказал отцу Сахмет, только взошедшему на трон, и имевшему зуб на бесальдское племя, проучить непокорных. Но молодой покровитель перестарался и вырезал весь клан. Выжил только Виро, а у Анубиса с отцом Сахмет началась война, которая длилась без малого 150 лет. Итогом всего этого стало то, что погибла сильнейшая раса Чагравы, Деодем правит на троне, хотя должен был править ты, а ты сам, последний бесальдский рыцарь, теперь ходишь под властью паладийца. Смирись, Луксор, я за свою жизнь поменял уже два ошейника, этот третий, придет время, когда его снимут с тебя, но сейчас остается только ждать и терпеть, не всегда, ведь господин может быть справедливым.

 

-Мне тяжко, Ябир, очень тяжко.

 

-Луксор, я страдал не меньше тебя. Я тоже был гордецом, подобно тебе. Мой первый господин был редкой тварью, а твой отчим Анубис вообще выиграл меня в карты, хотя я изначально должен был принадлежать ему, таков был договор с моим отцом Саягаром, но, пока Саягар был при смерти, мать не смогла содержать всех нас и продала меня в рабство.

 

-Как же ты все это выдержал?

 

-Я набрался терпения и не терял веру в то, что все исправится, так и случилось. А вот, если бы я ерепенился, то погиб бы от рук хозяина, тогда я не стал бы, кем стал, не было бы моих сыновей и Деодем захватил бы Чаграву намного раньше, он давно бы уничтожил страну, а тебя бы вообще не было, потому как другой законник без разговоров отдал бы тебя на умерщвление судьям рожденных. Сечешь тему теперь?

 

-То есть, ты хочешь сказать, что если я донарываюсь и Тор отправит меня обратно в царство теней, то не смогу сыграть своей партии в судьбе Чагравы?

 

-Именно, ведь ты принц Бесий, так что оправдай это гордое имя, терпи пока, придет время, когда все изменится. Ты меня понял, надеюсь?

 

-Да, - Лус опустил голову и вздохнул.

 

-Видишь, ты умный, но немного не успел доучиться у своего отца, а меня он натаскивал немного больше твоего, запомни это, мальчик мой. Все, что я сказал тебе, когда-то он говорил мне, когда я, так же, как и ты скалил на него клыки и получил по ним.

 

-Ты? Да ладно, ты всегда был холодным, как мерзлая рыба.

 

-Лус, мне 78 лет, время, когда я был горячим и вспыльчивым, уже давно прошло.

 

-Выглядишь ты лет на 40 моложе.

 

-Ты, в моем возрасте, если не заведешь детей, будешь выглядеть на 50 лет младше. Ты мне Даймонда и Алмаза напоминаешь, они тоже очень любили вопросы задавать.

 

-Скучаешь по детям?

 

-Скучаю по тому, что не увидел, как они выросли, возмужали, завели семьи. Не предотвратил того, что натворил мой племянник.

 

-Слушай, вот вы с Александером и Алексисом были братьями, а почему такие разные получились?

 

-Потому, что папа мой, когда мать продала меня в рабство, оклимался на нервной почве и развелся с ней, а сам женился на другой. Поэтому я Такаман, а они нет.

 

-Блин, как все запутано-то!

 

-Ты и половины не знаешь из того, что творилось в те времена. Вот так, мой мальчик, а теперь иди и пока не попадайся вороному на глаза.

 

 

 

Луксор улыбнулся, и помчался к Мету, который осматривал окрестности, сидя на дальней сопке.

 

 

 

-Ты прав в одном, мальчик, все очень запутано, - Ябир вздохнул и потер шею, на которой висела черная змейка, держащая себя за хвост острыми зубками.

 

Рейтинг: +2 537 просмотров
Комментарии (1)
Анна Магасумова # 11 марта 2013 в 20:26 0
Интересно! korzina