ГлавнаяВся прозаЖанровые произведенияФэнтези → Не люди est. 12. Женщина.

 

Не люди est. 12. Женщина.

11 марта 2013 - Makarenkoff-&-Smirnova Co.
article122878.jpg


 Паллада шла, сгибаясь под тяжелой вязанкой хвороста вдоль небольшого ручейка, протекающего недалеко от большой дороги в густой лесополосе. Несколько раз она останавливалась, чтобы немного передохнуть, после чего вновь продолжала свой нелегкий путь. Молодая, высокая женщина, овдовела недавно, после того, как отряд опричников забил до смерти ее мужа и еще двух охотников за браконьерство, а ее, вместе с детьми, изгнали из деревни на выселки. Спокойная размеренная жизнь семьи, потерявшей кормильца, превратилась в бесконечную гонку с голодной смертью. Но женщина не привыкла жаловаться, она гнала нехорошие мысли прочь от себя. И все же ей было крайне трудно…

  

Топот сотен копыт, нарастающий с каждой минутой, заставил ее бросить ношу и спрятаться в густом кустарнике. Первые ряды незнакомых воинов проехал мимо, не заметив спрятавшуюся. Паллада облегченно вздохнула, когда, собаки, идущие следом за наемниками, набросились на нее, пытаясь свалить на землю. Возня привлекла внимание воинов. Несколько из них спешились и схватили брыкающуюся женщину и выволокли за волосы из кустов.

 

-Эй, ты посмотри, какую птичку поймали! – крикнул один наемник другому.

-Тащи ее сюда, да смотри, крылышки не оторви, она нам еще пригодится! – загоготал другой, снимая с седла веревку.

-Что здесь происходит?! – высокий седой воин на белом коне подъехал к говорившим и посмотрел на женщину. - Кто это?

-Поймали в кустах, милорд, она следила за нами.

-Женщина, следила? – мужчина спешился, и, похлопывая плетью по бедру, подошел к дрожащей Палладе. – Идиоты, посмотрите на нее! Она же напугана до смерти! Как она могла следить за вами, если даже не умеет прятаться как надо?

-Ну, ее можно немного разговорить, - один из наемников потянул руку, одетую в армированную перчатку к женщине, отчего та, словно кошка, упала лицом вниз, стараясь уклониться от него.

-Отошел от нее, пес! – прошипел белый, одергивая руку подчиненного.

-Это наша законная добыча! – заерепенился тот, но одного взгляда ставших вдруг голубыми глаз, стало достаточно, для того, чтобы он отступил назад.

-У этой женщины есть дети, как ты смеешь увозить ее с собой?

-Подумаешь, на пару-тройку сосунков станет меньше, Файетс не обеднеет от этого.

  

Удар рукояткой плетки в челюсть, заставил говорившего замолчать.

 

 

 

-Заткни пасть, выродок! – глаза седого приобрели зловещий оттенок морской глубины.

-Ты чего наемников лупишь? – Луксор спешился и подошел к месту разборок. – Такаман, так ты их уважения к себе не добьешься. Только ненависти.

-Плевать на уважение, когда они простых правил выполнить не могут.

-О, Творец, снова женщины. Отпусти ее, пусть бежит.

-Ты думаешь, эти собаки отпустят ее? Они затравят ее, как только мы уедем вперед. Веди чигиринов в сторону Файетса, а я проведу ее немного, чтоб удостовериться, что все в порядке.

-Твое дело. По коням! – Лус покачал головой, потом подхлестнул коня и погарцевал вперед. – Тор не обрадуется!

 

-Не бойтесь меня, - произнес Ябир, подавая Палладе руку, когда последние ряды наемников скрылись за поворотом, - я не причиню тебе вреда.

  

Она испуганно таращилась на него карими глазами, боясь пошевелиться. Такаман вздохнул и, взяв ее за талию, поставил на ноги. Не в силах сдвинуться с места, она стояла, опустив голову и ссутулившись, и ждала неминуемой расправы над собой. Мужчина посмотрел на это, ухмыльнулся и усадил ее в седло, а сам запрыгнул сзади.

  

-Показывай, где живешь, я проведу тебя.

-Не надо, я сама дойду, - обрела она дар речи. – Не далеко осталось идти.

-Иди, только запомни, как только я догоню своих, наемники улучат момент, чтобы уйти и убить тебя, а если догонят дома, то не пощадят никого.

-Там, в двух лигах, надо через ручей перейти вброд, потом по горному кряжу, а там в лес.

-Зачем же ты так далеко за хворостом забрела? – Ябир тронул коня и тот покорно зарысил через ручей.

-Я в деревню ходила, хотела немного мяса купить.

-Изгнанница?

-Да.

-За что изгнана?

-Муж браконьером был.

-За грехи старшего страдаете. Сколько вас в семье?

-Вообще девять, но моих детей двое, а остальные приемные, дети сестры мужа, ее изгнали еще в прошлом году.

-Сильно покровительские псы лютуют?

-Бывает, не дают скотину разводить, поля, которые мы засеиваем, вытаптывают конями. Периодически наезжают в селение, ночами обычно, если не успеваем уходить, глумятся над женщинами и старшими девочками. Выживают нас в, более непригодные для жизни места.

-Есть те, кто оказывает сопротивление?

-Мало, обычно такие уходят жить на дальние болота. Им не страшно, у них детей нет, легче прокормиться, мы же должны жить рядом с деревней, чтобы иметь возможность раздобыть питание.

-И много рядом с вами живет изгнанных?

-Нет, осталось всего пара семей, да и то, не сегодня-завтра соберутся и уйдут дальше.

-Хм, что будешь делать, когда одна останешься?

-А что мне останется, соберусь, как все и уйду на болота, а там, на все воля Творца.

-Детям вреден болотный смрад. Они не протянут в таком месте и пол года.

-Я знаю, а что делать? Может, кто и выживет.

-У меня было 12 детей, до того, как я отправился к праотцам, из них до совершеннолетия дожили 10, я считаю, что сам не досмотрел за тем, почему погибли те двое крох.

-Вы ведь Ябир Такаман-Зоркон?

-Ну, так меня называли, наверное, я, - усмехнулся мужчина.

-Вы погибли, спасая старшего сына из полыньи.

-Да, мы вместе утонули, течением затянуло под лед.

-Вы были великим воином, о вас легенды складывали, а вот дети ваши ничего хорошего и не сделали, в общем-то. Те, кто выжили.

-Мне можно об этом не говорить, сам уже все знаю. Те, кто остались живы, либо разбежались прочь, либо перешли на сторону моего племянничка.

-По племянничку вашему, вы меня извините, плаха плачет.

-Если получится, я его голову сам туда уложу.

-Почему вы решили помочь мне?

-В то время, в которое я жил, было одно неписанное правило, те, кто убивает женщин и детей на войне, лишали всех регалий и привеллегий, а насильников еще и кастрировали.

-Этот закон давно канул в лету. – женщина как-то странно поежилась, отбрасывая неприятные воспоминания.

-Опричники издевались над вами?

-Я только успела спрятать детей в лесу тогда. Хорошо, что успела. У меня падчерица подросток, они бы и ее…

 

 Такаман нахмурился. В его глазах читалась нескрываемая ярость. Как могли нарушаться законы, которых даже атланские псы придерживались? Да, в каждом стаде есть паршивая овца, типа его племянника, державшего несколько лет в рабынях атланскую принцессу, но, ведь остальные…хотя, какая власть, такой и народ. А у власти сидел братоубийца, в окружении, маньяка-канибала, растлителя, мужеложца, нимфоманки и еще нескольких моральных уродов. Вот это компания собралась…

 

Ему, как последнему хранителю закона, невыносимо было наблюдать за происходящим вокруг. Анубис, наверное, не раз в могиле перевернулся, видя то, во что превратили его творение. Чем стала Чаграва за эти годы.

 

-Вы, ведь на Файетс этих псов ведете? – вывела его из раздумий Паллада.

-Ну, как видишь, надо придерживаться традиций сатисфакции. Перед тем, как напасть, можно выйти один на один с тем, кто совершил преступление.

-Деодем не выйдет на одиночный бой, у него повреждены связки на правой руке, это всем известно. Власть его держится, исключительно, на его псах и опричниках. А еще погоду делает Бадзу со своим бастардом Ираном. Да, и юная принцесса, хоть слепая, но играет не последнюю роль во всем этом спектакле. Некоторые чагры склонны думать, что она не является дочерью Деома, что принцесса Кара родила сестер от одного из ваших сыновей.

-Ха! И на кого же падают стрелки?

-На Зарина Зоркона, они больше ста лет ходили одной командой, Зарин был очень предан королеве Каре. Скорее всего, и погиб, спасая ее. Об этом мало что известно. Но, некоторые утверждают, что отец девочек Даймонд. Но, лично я считаю, что Даймонд отцом быть никак не может, ведь в это время он был уже женат, а жене своей он не изменил бы ни при каких условиях, слишком сильно он ее любит. Хотя она и из людского племени.

«Терпеть не могу сплетни, - подумал Ябир, - но как еще узнаешь, столько нужного для себя и остальных?»

  

-Мы приехали, - шепнула женщина, указывая на кромку леса.

-Дойдешь сама? – Такаман прищурился, поглядывая на нее.

-Дойду.

-Тебя хоть зовут как?

-Паллада.

-Приятно было познакомиться, Паллада. Если возникнут проблемы, подойди к тихой воде и позови, я приду, обещаю.

 

В этот момент змейка, висящая на шее у мужчины, начала стремительно зажевывать свой хвост, сдавливая горло. Такаман зарычал, подхлестнул коня и умчался в сторону дороги.

 

-Раб у нового хозяина, - шепнула женщина и побрела в чащу. Надо было набрать еще хвороста, ведь та вязанка пропала без следа.

 

© Copyright: Makarenkoff-&-Smirnova Co., 2013

Регистрационный номер №0122878

от 11 марта 2013

[Скрыть] Регистрационный номер 0122878 выдан для произведения:


 Паллада шла, сгибаясь под тяжелой вязанкой хвороста вдоль небольшого ручейка, протекающего недалеко от большой дороги в густой лесополосе. Несколько раз она останавливалась, чтобы немного передохнуть, после чего вновь продолжала свой нелегкий путь. Молодая, высокая женщина, овдовела недавно, после того, как отряд опричников забил до смерти ее мужа и еще двух охотников за браконьерство, а ее, вместе с детьми, изгнали из деревни на выселки. Спокойная размеренная жизнь семьи, потерявшей кормильца, превратилась в бесконечную гонку с голодной смертью. Но женщина не привыкла жаловаться, она гнала нехорошие мысли прочь от себя. И все же ей было крайне трудно…

  

Топот сотен копыт, нарастающий с каждой минутой, заставил ее бросить ношу и спрятаться в густом кустарнике. Первые ряды незнакомых воинов проехал мимо, не заметив спрятавшуюся. Паллада облегченно вздохнула, когда, собаки, идущие следом за наемниками, набросились на нее, пытаясь свалить на землю. Возня привлекла внимание воинов. Несколько из них спешились и схватили брыкающуюся женщину и выволокли за волосы из кустов.

 

-Эй, ты посмотри, какую птичку поймали! – крикнул один наемник другому.

-Тащи ее сюда, да смотри, крылышки не оторви, она нам еще пригодится! – загоготал другой, снимая с седла веревку.

-Что здесь происходит?! – высокий седой воин на белом коне подъехал к говорившим и посмотрел на женщину. - Кто это?

-Поймали в кустах, милорд, она следила за нами.

-Женщина, следила? – мужчина спешился, и, похлопывая плетью по бедру, подошел к дрожащей Палладе. – Идиоты, посмотрите на нее! Она же напугана до смерти! Как она могла следить за вами, если даже не умеет прятаться как надо?

-Ну, ее можно немного разговорить, - один из наемников потянул руку, одетую в армированную перчатку к женщине, отчего та, словно кошка, упала лицом вниз, стараясь уклониться от него.

-Отошел от нее, пес! – прошипел белый, одергивая руку подчиненного.

-Это наша законная добыча! – заерепенился тот, но одного взгляда ставших вдруг голубыми глаз, стало достаточно, для того, чтобы он отступил назад.

-У этой женщины есть дети, как ты смеешь увозить ее с собой?

-Подумаешь, на пару-тройку сосунков станет меньше, Файетс не обеднеет от этого.

  

Удар рукояткой плетки в челюсть, заставил говорившего замолчать.

 

 

 

-Заткни пасть, выродок! – глаза седого приобрели зловещий оттенок морской глубины.

-Ты чего наемников лупишь? – Луксор спешился и подошел к месту разборок. – Такаман, так ты их уважения к себе не добьешься. Только ненависти.

-Плевать на уважение, когда они простых правил выполнить не могут.

-О, Творец, снова женщины. Отпусти ее, пусть бежит.

-Ты думаешь, эти собаки отпустят ее? Они затравят ее, как только мы уедем вперед. Веди чигиринов в сторону Файетса, а я проведу ее немного, чтоб удостовериться, что все в порядке.

-Твое дело. По коням! – Лус покачал головой, потом подхлестнул коня и погарцевал вперед. – Тор не обрадуется!

 

-Не бойтесь меня, - произнес Ябир, подавая Палладе руку, когда последние ряды наемников скрылись за поворотом, - я не причиню тебе вреда.

  

Она испуганно таращилась на него карими глазами, боясь пошевелиться. Такаман вздохнул и, взяв ее за талию, поставил на ноги. Не в силах сдвинуться с места, она стояла, опустив голову и ссутулившись, и ждала неминуемой расправы над собой. Мужчина посмотрел на это, ухмыльнулся и усадил ее в седло, а сам запрыгнул сзади.

  

-Показывай, где живешь, я проведу тебя.

-Не надо, я сама дойду, - обрела она дар речи. – Не далеко осталось идти.

-Иди, только запомни, как только я догоню своих, наемники улучат момент, чтобы уйти и убить тебя, а если догонят дома, то не пощадят никого.

-Там, в двух лигах, надо через ручей перейти вброд, потом по горному кряжу, а там в лес.

-Зачем же ты так далеко за хворостом забрела? – Ябир тронул коня и тот покорно зарысил через ручей.

-Я в деревню ходила, хотела немного мяса купить.

-Изгнанница?

-Да.

-За что изгнана?

-Муж браконьером был.

-За грехи старшего страдаете. Сколько вас в семье?

-Вообще девять, но моих детей двое, а остальные приемные, дети сестры мужа, ее изгнали еще в прошлом году.

-Сильно покровительские псы лютуют?

-Бывает, не дают скотину разводить, поля, которые мы засеиваем, вытаптывают конями. Периодически наезжают в селение, ночами обычно, если не успеваем уходить, глумятся над женщинами и старшими девочками. Выживают нас в, более непригодные для жизни места.

-Есть те, кто оказывает сопротивление?

-Мало, обычно такие уходят жить на дальние болота. Им не страшно, у них детей нет, легче прокормиться, мы же должны жить рядом с деревней, чтобы иметь возможность раздобыть питание.

-И много рядом с вами живет изгнанных?

-Нет, осталось всего пара семей, да и то, не сегодня-завтра соберутся и уйдут дальше.

-Хм, что будешь делать, когда одна останешься?

-А что мне останется, соберусь, как все и уйду на болота, а там, на все воля Творца.

-Детям вреден болотный смрад. Они не протянут в таком месте и пол года.

-Я знаю, а что делать? Может, кто и выживет.

-У меня было 12 детей, до того, как я отправился к праотцам, из них до совершеннолетия дожили 10, я считаю, что сам не досмотрел за тем, почему погибли те двое крох.

-Вы ведь Ябир Такаман-Зоркон?

-Ну, так меня называли, наверное, я, - усмехнулся мужчина.

-Вы погибли, спасая старшего сына из полыньи.

-Да, мы вместе утонули, течением затянуло под лед.

-Вы были великим воином, о вас легенды складывали, а вот дети ваши ничего хорошего и не сделали, в общем-то. Те, кто выжили.

-Мне можно об этом не говорить, сам уже все знаю. Те, кто остались живы, либо разбежались прочь, либо перешли на сторону моего племянничка.

-По племянничку вашему, вы меня извините, плаха плачет.

-Если получится, я его голову сам туда уложу.

-Почему вы решили помочь мне?

-В то время, в которое я жил, было одно неписанное правило, те, кто убивает женщин и детей на войне, лишали всех регалий и привеллегий, а насильников еще и кастрировали.

-Этот закон давно канул в лету. – женщина как-то странно поежилась, отбрасывая неприятные воспоминания.

-Опричники издевались над вами?

-Я только успела спрятать детей в лесу тогда. Хорошо, что успела. У меня падчерица подросток, они бы и ее…

 

 Такаман нахмурился. В его глазах читалась нескрываемая ярость. Как могли нарушаться законы, которых даже атланские псы придерживались? Да, в каждом стаде есть паршивая овца, типа его племянника, державшего несколько лет в рабынях атланскую принцессу, но, ведь остальные…хотя, какая власть, такой и народ. А у власти сидел братоубийца, в окружении, маньяка-канибала, растлителя, мужеложца, нимфоманки и еще нескольких моральных уродов. Вот это компания собралась…

 

Ему, как последнему хранителю закона, невыносимо было наблюдать за происходящим вокруг. Анубис, наверное, не раз в могиле перевернулся, видя то, во что превратили его творение. Чем стала Чаграва за эти годы.

 

-Вы, ведь на Файетс этих псов ведете? – вывела его из раздумий Паллада.

-Ну, как видишь, надо придерживаться традиций сатисфакции. Перед тем, как напасть, можно выйти один на один с тем, кто совершил преступление.

-Деодем не выйдет на одиночный бой, у него повреждены связки на правой руке, это всем известно. Власть его держится, исключительно, на его псах и опричниках. А еще погоду делает Бадзу со своим бастардом Ираном. Да, и юная принцесса, хоть слепая, но играет не последнюю роль во всем этом спектакле. Некоторые чагры склонны думать, что она не является дочерью Деома, что принцесса Кара родила сестер от одного из ваших сыновей.

-Ха! И на кого же падают стрелки?

-На Зарина Зоркона, они больше ста лет ходили одной командой, Зарин был очень предан королеве Каре. Скорее всего, и погиб, спасая ее. Об этом мало что известно. Но, некоторые утверждают, что отец девочек Даймонд. Но, лично я считаю, что Даймонд отцом быть никак не может, ведь в это время он был уже женат, а жене своей он не изменил бы ни при каких условиях, слишком сильно он ее любит. Хотя она и из людского племени.

«Терпеть не могу сплетни, - подумал Ябир, - но как еще узнаешь, столько нужного для себя и остальных?»

  

-Мы приехали, - шепнула женщина, указывая на кромку леса.

-Дойдешь сама? – Такаман прищурился, поглядывая на нее.

-Дойду.

-Тебя хоть зовут как?

-Паллада.

-Приятно было познакомиться, Паллада. Если возникнут проблемы, подойди к тихой воде и позови, я приду, обещаю.

 

В этот момент змейка, висящая на шее у мужчины, начала стремительно зажевывать свой хвост, сдавливая горло. Такаман зарычал, подхлестнул коня и умчался в сторону дороги.

 

-Раб у нового хозяина, - шепнула женщина и побрела в чащу. Надо было набрать еще хвороста, ведь та вязанка пропала без следа.

 

Рейтинг: +3 233 просмотра
Комментарии (1)
Анна Магасумова # 11 марта 2013 в 20:25 0
Брависсимо! tort3