ГлавнаяВся прозаЖанровые произведенияФэнтези → КОГДА ПРИДЁТ ЗАЗИРКА(русское фэнтези) 38

 

КОГДА ПРИДЁТ ЗАЗИРКА(русское фэнтези) 38

 Г Л А В А 38.

Мы уходили тем же путём, каким пришли.
 Ночь началась не очень светлая: в пяти шагах уже ничего не было видно, поэтому каждый мужчина вооружился факелом. Первым шёл, Добран, за ним на лошади Яга - их факелы служили маяком для остальных. Трофейные лошади несли на себе нехитрый скарб слобожан. Четвёрка была запряжена в кибитку - телеге вернули первоначальное значение, - в неё посадили малых детей и дедулек. Последним шёл Дима, на плече у него сидел Уп.

Мы с Зебом тянулись в хвосте. У меня всё время было нехорошее ощущение, что мне смотрят в затылок. Зеб этого не чувствовал и, скрепя сердцем, исполнял мои поминутные просьбы: подняться повыше, осмотреть окрестности. Коты, ведь, ночью хорошо видят. Зеб всякий раз убеждал, что ничего подозрительного не чует, но это, почему-то, меня не успокаивало, а напротив, усиливало ощущение, что за нами подсматривают. Может, просто ночь так на меня действовала: я в жизни ещё ни разу не гуляла ночью, тем более по лесу... У страха глаза велики?

- Варь, а что потом? - внезапно спросил Дима, когда мы поравнялись с ним.
- В смысле?
- Ну, это... придём в Долину... и что? Ждать у моря погоды?
- Я ещё не думала. Дойдём и решим. Ты ничего не чувствуешь?
- Нет, а что? Хотя... дымком пахнет...
- Зеб, стартуй вверх!

Там, откуда мы ушли, над лесом полыхало зарево, и клубился дым. Скорее всего, пылает Слобода. Даже если пробьют завесу Яги, то жечь и разрушать Твердыню Полканов не станут. Это не просто очень древнее строение - это пограничная застава. На нашем примере, Вонюка увидел: Избранные забраковали Старый путь и торят Новый. Именно здесь. Следовательно, Твердыня приобретает весьма важное значение. Не разрушать, а укреплять следует...

- Думаешь, ворвались? - осторожно спросил Зеб.
- Думай, не думай, а войдут. Меня другое волнует: успеем уйти? Пошлют ли погоню? Давай вниз.
- Что там? - встретил вопросом Дима.
- Слобода горит. Ты как себя чувствуешь?
- Жрать хочу. А так порядок.
- Боюсь, погоню вышлют. У нас куча детей, беременные женщины...
- Давай уточним: не просто женщины, а ведьмы. Кое - что могут...
- Всё так. Но беременная женщина... уязвимая. И те, у кого дети...
- И что?
- Может ты... переправишь их сразу к Оберегу... Я открою...
- Сразу бы и говорила! А то навела туману.
- За тебя беспокоюсь. Забыл о "перегрузке"? Сам понимаешь: ты нужен в боевой готовности...
- Понял, не дурак. Разрешите приступить к выполнению особо секретной операции?
- Приступай. И помни о перегрузке!
- Угу, - сказал Дима и ринулся вдоль колоны.

Добран и Яга уже миновали то место, где проходила обережная черта Яги - от неё и следа не осталось. Силён, видать, ртутный камешек. Хорошо бы побыстрее научиться им управлять!
Здесь овраг расширялся, и мы решили сделать короткий привал, ввести всех в курс дела. И вдруг в середине колонны возник шум, гам, пронзительные крики...

Нет, это не было внезапным нападением: просто, негодник, Димка решил в очередной раз выпендриться - шёл себе рядом с кибиткой, что-то говорил детям, а потом раз... и нет кибитки вместе с лошадьми.
Нам большого труда стоило успокоить слобожан, заверить, что с их детьми ничегошеньки не случится. Хотя, честно сказать, я совершенно не была уверенна в этом. ТАКОГО ещё Димка не делал: куча детей, кибитка и лошадей – разом! Паршивец, ведь обещал! Неужели его способности так велики? Телепортация такого "груза"... не хухры - мухры... Или помогли? Кто? Ну, допустим... тот же ртутный камень на шее у Димки... Только бы всё гладко прошло! Ладанея, ау!? Может, соизволишь шевельнуть хоть пальчиком? Многого не прошу: подмоги Димке, а?

Хорошо зная, что не избежит нагоняя, Димка предпочёл пока не показываться: то там, то здесь коротко вскрикивали женщины и растворялись в воздухе. Значит, обошлось... Удачи, Удачи! Только всё равно "разборку полётов"...

Я не успела завершить мысль: нас с Зебом дёрнули, перед глазами, словно тряпкой мотнули... и вот мы уже на траве рядом с колесом кибитки.
- Ладушка, миленькая, останови его! - кинулась к нам Зарёма. - Ему плохо будет! Он ещё от ран не окреп...
Остановить? Как? Если верить утверждениям Зеба, то сейчас Димка, возможно, выкаблучивается, дабы порисоваться перед Зарёмой... Хотя, нет, Зеб говорил, что это она положила глаз на Димку, а не он... Тьфу, не хватало мне ещё об этом думать!

 Удивительно: Димка перебрасывал точно в то место, где мы проходили Оберег - вон, повсюду наш
и следы. Поднялась над лесом луна, замерла, с любопытством взирая на нас. И звёзды, казалось, стали крупнее и ярче - вроде как опустились ниже. Необходимость в факелах отпала: светло, хоть иголки собирай.
Слобожанки, сражённые невероятным - снег в середине лета! - казалось, забыли обо всём на свете, с трепетом взирали на чудо. Даже дети притихни, прилипнув к Оберегу, как к окну, восторженно переглядывались.

Вопреки моим опасениям - из-за своей малости - проход открылся без проблем. Зарёма прошла первая, продемонстрировав слобожанкам безопасность. Странно, только все мои попытки расширить проход - чтобы прошла кибитка - не увенчались успехом. Не желал Оберег пропускать лошадей. Если вдуматься, то в этом протесте была вполне объяснимая логика: за Оберегом вечная зима, в Долине скудные запасы корма для своих животных... лошадок ожидала голодная смерть...

Прошло около пяти минут. Все переброшенные на той стороне, кроме лошадей и нас с Зебом. Переброска прекратилась. Тревожная, гнетущая пауза... "Перегрузка" у Димки или...
- Ему стало плохо! Я же говорила! Говорила... - к нам присоединилась Зарёма, готовая разреветься. Я собралась пресечь её истерику, но тут рядом с нами из воздуха осыпалась гроздь женщин и среди них Димка. Зарёма, вскрикнув, бросилась к нему.
- Назад! - заорал внезапно не своим голосом Димка. - Варя, закрывай! Там... догнали нас...
Вновь прибывшие громко, все сразу, что-то закричали - ни слова не разобрать.
- Заткнитесь, бабы! - гаркнул на них Дима. Воцарилась тишина.
- Зарёма, веди их в Долину.
- Я с вами!
- Прекрати истерику! Мы догоним вас.
- Дим... - начала было Зарёма, но он закричал так, что даже Зеб вздрогнул, а у меня мурашки по спине побежали.
- Ты что тупая?! Русского языка не понимаешь?!
Зарёма всхлипнула, закрыла лицо руками и шагнула в проход. Женщины потянулись за ней.
В какой-то момент Спица в моей руке дрогнула, шляпка вспыхнула малиновым светом и погасла, словно перегоревшая лампочка. Зеб поверн
ул ко мне удивлённую мордочку.
- Закрывай! - подлетел к нам Дима. - Там... гибнут... - и грубо хватанул Зеба поперёк туловища...

© Copyright: Михаил Заскалько, 2012

Регистрационный номер №0046526

от 5 мая 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0046526 выдан для произведения:

 Г Л А В А 38.

Мы уходили тем же путём, каким пришли.
 Ночь началась не очень светлая: в пяти шагах уже ничего не было видно, поэтому каждый мужчина вооружился факелом. Первым шёл, Добран, за ним на лошади Яга - их факелы служили маяком для остальных. Трофейные лошади несли на себе нехитрый скарб слобожан. Четвёрка была запряжена в кибитку - телеге вернули первоначальное значение, - в неё посадили малых детей и дедулек. Последним шёл Дима, на плече у него сидел Уп.

Мы с Зебом тянулись в хвосте. У меня всё время было нехорошее ощущение, что мне смотрят в затылок. Зеб этого не чувствовал и, скрепя сердцем, исполнял мои поминутные просьбы: подняться повыше, осмотреть окрестности. Коты, ведь, ночью хорошо видят. Зеб всякий раз убеждал, что ничего подозрительного не чует, но это, почему-то, меня не успокаивало, а напротив, усиливало ощущение, что за нами подсматривают. Может, просто ночь так на меня действовала: я в жизни ещё ни разу не гуляла ночью, тем более по лесу... У страха глаза велики?

- Варь, а что потом? - внезапно спросил Дима, когда мы поравнялись с ним.
- В смысле?
- Ну, это... придём в Долину... и что? Ждать у моря погоды?
- Я ещё не думала. Дойдём и решим. Ты ничего не чувствуешь?
- Нет, а что? Хотя... дымком пахнет...
- Зеб, стартуй вверх!

Там, откуда мы ушли, над лесом полыхало зарево, и клубился дым. Скорее всего, пылает Слобода. Даже если пробьют завесу Яги, то жечь и разрушать Твердыню Полканов не станут. Это не просто очень древнее строение - это пограничная застава. На нашем примере, Вонюка увидел: Избранные забраковали Старый путь и торят Новый. Именно здесь. Следовательно, Твердыня приобретает весьма важное значение. Не разрушать, а укреплять следует...

- Думаешь, ворвались? - осторожно спросил Зеб.
- Думай, не думай, а войдут. Меня другое волнует: успеем уйти? Пошлют ли погоню? Давай вниз.
- Что там? - встретил вопросом Дима.
- Слобода горит. Ты как себя чувствуешь?
- Жрать хочу. А так порядок.
- Боюсь, погоню вышлют. У нас куча детей, беременные женщины...
- Давай уточним: не просто женщины, а ведьмы. Кое - что могут...
- Всё так. Но беременная женщина... уязвимая. И те, у кого дети...
- И что?
- Может ты... переправишь их сразу к Оберегу... Я открою...
- Сразу бы и говорила! А то навела туману.
- За тебя беспокоюсь. Забыл о "перегрузке"? Сам понимаешь: ты нужен в боевой готовности...
- Понял, не дурак. Разрешите приступить к выполнению особо секретной операции?
- Приступай. И помни о перегрузке!
- Угу, - сказал Дима и ринулся вдоль колоны.

Добран и Яга уже миновали то место, где проходила обережная черта Яги - от неё и следа не осталось. Силён, видать, ртутный камешек. Хорошо бы побыстрее научиться им управлять!
Здесь овраг расширялся, и мы решили сделать короткий привал, ввести всех в курс дела. И вдруг в середине колонны возник шум, гам, пронзительные крики...

Нет, это не было внезапным нападением: просто, негодник, Димка решил в очередной раз выпендриться - шёл себе рядом с кибиткой, что-то говорил детям, а потом раз... и нет кибитки вместе с лошадьми.
Нам большого труда стоило успокоить слобожан, заверить, что с их детьми ничегошеньки не случится. Хотя, честно сказать, я совершенно не была уверенна в этом. ТАКОГО ещё Димка не делал: куча детей, кибитка и лошадей – разом! Паршивец, ведь обещал! Неужели его способности так велики? Телепортация такого "груза"... не хухры - мухры... Или помогли? Кто? Ну, допустим... тот же ртутный камень на шее у Димки... Только бы всё гладко прошло! Ладанея, ау!? Может, соизволишь шевельнуть хоть пальчиком? Многого не прошу: подмоги Димке, а?

Хорошо зная, что не избежит нагоняя, Димка предпочёл пока не показываться: то там, то здесь коротко вскрикивали женщины и растворялись в воздухе. Значит, обошлось... Удачи, Удачи! Только всё равно "разборку полётов"...

Я не успела завершить мысль: нас с Зебом дёрнули, перед глазами, словно тряпкой мотнули... и вот мы уже на траве рядом с колесом кибитки.
- Ладушка, миленькая, останови его! - кинулась к нам Зарёма. - Ему плохо будет! Он ещё от ран не окреп...
Остановить? Как? Если верить утверждениям Зеба, то сейчас Димка, возможно, выкаблучивается, дабы порисоваться перед Зарёмой... Хотя, нет, Зеб говорил, что это она положила глаз на Димку, а не он... Тьфу, не хватало мне ещё об этом думать!

 Удивительно: Димка перебрасывал точно в то место, где мы проходили Оберег - вон, повсюду наш
и следы. Поднялась над лесом луна, замерла, с любопытством взирая на нас. И звёзды, казалось, стали крупнее и ярче - вроде как опустились ниже. Необходимость в факелах отпала: светло, хоть иголки собирай.
Слобожанки, сражённые невероятным - снег в середине лета! - казалось, забыли обо всём на свете, с трепетом взирали на чудо. Даже дети притихни, прилипнув к Оберегу, как к окну, восторженно переглядывались.

Вопреки моим опасениям - из-за своей малости - проход открылся без проблем. Зарёма прошла первая, продемонстрировав слобожанкам безопасность. Странно, только все мои попытки расширить проход - чтобы прошла кибитка - не увенчались успехом. Не желал Оберег пропускать лошадей. Если вдуматься, то в этом протесте была вполне объяснимая логика: за Оберегом вечная зима, в Долине скудные запасы корма для своих животных... лошадок ожидала голодная смерть...

Прошло около пяти минут. Все переброшенные на той стороне, кроме лошадей и нас с Зебом. Переброска прекратилась. Тревожная, гнетущая пауза... "Перегрузка" у Димки или...
- Ему стало плохо! Я же говорила! Говорила... - к нам присоединилась Зарёма, готовая разреветься. Я собралась пресечь её истерику, но тут рядом с нами из воздуха осыпалась гроздь женщин и среди них Димка. Зарёма, вскрикнув, бросилась к нему.
- Назад! - заорал внезапно не своим голосом Димка. - Варя, закрывай! Там... догнали нас...
Вновь прибывшие громко, все сразу, что-то закричали - ни слова не разобрать.
- Заткнитесь, бабы! - гаркнул на них Дима. Воцарилась тишина.
- Зарёма, веди их в Долину.
- Я с вами!
- Прекрати истерику! Мы догоним вас.
- Дим... - начала было Зарёма, но он закричал так, что даже Зеб вздрогнул, а у меня мурашки по спине побежали.
- Ты что тупая?! Русского языка не понимаешь?!
Зарёма всхлипнула, закрыла лицо руками и шагнула в проход. Женщины потянулись за ней.
В какой-то момент Спица в моей руке дрогнула, шляпка вспыхнула малиновым светом и погасла, словно перегоревшая лампочка. Зеб поверн
ул ко мне удивлённую мордочку.
- Закрывай! - подлетел к нам Дима. - Там... гибнут... - и грубо хватанул Зеба поперёк туловища...

Рейтинг: +1 352 просмотра
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!