ГлавнаяВся прозаЖанровые произведенияФэнтези → КОГДА ПРИДЁТ ЗАЗИРКА(русское фэнтези) 37

 

КОГДА ПРИДЁТ ЗАЗИРКА(русское фэнтези) 37

 ГЛАВА 37

...Я проспала до первых вечерних сумерек. Зелье Зарёмы подействовало превосходно во всех отношениях: дивно отдохнула физически и морально. Дневная бойня, конечно, оставила след в душе, но сейчас он ощущался, как давний шрам.
Зарёма возникла рядом, едва я открыла глаза. На мой вопрос, что и как было, пока я бессовестно дрыхла, отвечать отказалась: сначала купальня, затем ужин, и только потом о делах.
Я не стала возражать: значит, ничего худого не случилось, раз можно расслабиться в купальне.
И купальня и ужин были просто люкс. Я разнежилась и расслабилась так, что захотелось опять в постельку. Но Зарёма приступила к отчёту, и сонливость как рукой сняло.

Плохих новостей было две: первая - у Яги парализовало правую ногу, в остальном она в порядке, а вторая плохая новость... Вадим исчез. В суматохе о нём забыли, и он всё время лежал на площади, связанный по рукам и ногам. Вспомнили уже к вечеру, когда улеглось возбуждение от первой победы. Подошли, только притронулись... хлопок - и брызги блёсток. Обманка была. Может, он в самом начале исчез, как только его оставили в покое...

Все остальные новости хорошие и неплохие: раненые, включая Упа, в полном здравии и уже на ногах; восстановили ворота; Яга кое-что вспомнила и обнесла с тыльной стороны стены защитный завес. Вонюка не стерпит неудачу и следует ждать более мощного удара. В любую минуту. Поэтому Уп и Зеб в дозоре, кружат в окрестностях. Восстановить обережную черту пока не удаётся. Юрик с Щулецом отправились на ту сторону поискать лесной народец: договориться, чтоб сообщили, если на их территориях появится нечто подозрительное.
Неплохо. Можно со спокойной душой и порадоваться, только... история с Вадимом...

"А ты не думай обо мне, - тотчас отозвалось в голове. - Я здоров как лось, и в вас не нуждаюсь..."
"Вадик, где ты?"
"Далеко от вашей развалюхи. Радуйтесь пока вашей маленькой победе".
"Куда ты?"
"Туда, где меня ждут. Где оценят. Где я получу всё. Всё! Чего был лишён..."
"Чего же?"
"Богатства, славы..."
"А говоришь, здоров. Смотри, не надорвись".
"Не боись. А ты пока заставь своего котяру вернуть тебе прежний вид. Очень хочется с тобой покувыркаться. Не с малявкой же..."
"Губа не треснет?"
"Не треснет. А ты губки свои побереги, не позволяй Жирдяю слюнявить. Пусть пока радуется жизни с этой... кобылкой. Скоро, скоро я из братца шкварок наделаю..."

Я легко, всего одной фразой, поставила блокировку: видимо, действительно, Вадим далеко. Вадим? ...сколько же от него осталось? Каков же был колдун, если даже частички его Духа – Скверны - так быстро овладели Вадиком, заставили подчиняться, наделили невероятными способностями?! Впрочем, чему удивляться: душа Вадика уже была с червоточинкой, а как узнал про Димку, процесс пошёл семимильными шагами... Ненависть к брату, очевидно, сыграла роль катализатора или... удобрения... Скверны попали в благоприятную почву, дали всходы и дружно пошли в рост, отравляя организм... Получается... паршиво получается! Мы потеряли Вадика, вот что получается!

- Где сейчас Яга?
- У себя в покоях. Позвать? Это рядом.
- Отнеси меня к ней.
Яга сидела на кровати и, похоже, проверяла очередное заклятье на своей ноге.
- Ладушка, будь здрава!
- И ты здрава будь!
- Ох, твоим словам да ещё силу волховскую! Обезножела я совсем...
- Не совсем. Ладно, об этом потом. Куда пойдёт человек заражённый Сквернами?
- Ты об отроке Вадиме? В нём скверны очень сильного колдуна... Знаешь, Ладушка, боюсь, что я заварила чёрную кашу, а тебе хлебать её не перехлебать... Твой осквернённый отрок... перво-наперво пойдёт искать Дух, дабы слиться, стать цельным... А уж затем... вполне может предложить свои услуги Вонюке.
- А где сейчас может находиться Дух колдуна?
Яга горько улыбнулась, вздохнула:
- Дух гуляет всюду... Есть, конечно, место, где он... отдыхает. Там, где в силе и славе был Кавардак, до того, как дерзнул перечить самому Свароже...
- И где это место?
- Кто ж ведает... Это случилось так давно...
- Выходит... Вадима... уже не вернуть?
- Да. Скверны можно изгнать в первые три дня, при наличии зелья...
- Ладно... переживём... А что это за номер выкинул Вонюка: послал пацанов против нас?
- Это турчены.

 Веками турчены держали в страхе и подчинении многочисленные племена на бескрайних просторах Дикого поля и за его пределами. Так бы и длилось, но... Видимо турченки слишком рьяно поклонялись Оре, обильные жертвы приносили. Ора - как наша Мокошь, покровительствовала женщинам, исполняла их тайные желания, облегчала беременность и роды. Очевидно, устали от постоянных войн женщины, от бесконечных потерь, слёз и боли, а Ора вняла их мольбам: целых три поколения рождались один мальчик против семи девочек. Воспряли духом, угнетённые племена, посчитав, что их проклятья в адрес турченов достигли цели: девки да бабы не воины, скоро от ненавистных турченов останется одно упоминание. И это время неуклонно приближалось. Были предприняты различные методы, устранить проблему: от сверхобильных жертв верховному Богу - тысяч
у пленных умертвили в один день, - до увеличения количества жён и наложниц иноплемённых. Не помогло.

И настал тот момент, когда не то, что совершать привычные набеги - защищаться было некем. Стали теснить соседи "бабье племя", безнаказанно угонять стада овец, табуны лошадей. И поняли жёны турченов, что их могуществу, да, собственно, существованию приходит конец. И подумали: а чем мы хуже поляниц - богатырок? И был низложен хан, и поставлены оставшиеся мужчины к казанам и прялкам. И вновь задрожало Дикое Поле от более жестоких орд - бабьих.
Юг объединился, отгородился Великой Стеной. Набеги совершались на Запад, где тоже объединились славяне в Союз племён и давали отпор. Их было мало, но им помогали Светлые Боги. Так продолжалось целое столетье.

А потом паскудник Вонюка затеял разлад меж Богов, что привело к Последней Битве. И стал Вонюка Владыкой. Первое, что он сделал - это навёл на отары и табуны турченок мор, затем подбил мужчин на мятеж и всемерно помог взять власть в руки. Женщинам Ора уже не могла помочь: Вонюка завлёк обманом её в гости и заточил где-то в Пекле.

Новый хан - новые порядки. Если мужчины во времена женского правления были людьми второго сорта, чуть повыше рабов, то теперь женщины стали третьего сорта... Хан Дубар кардинально поменял структуру социальной и военной жизни турченов. Прежде всего, такие понятия, как "мать", "жена", "семья" были вычеркнуты раз и навсегда. Как и старики, которых живьём хоронили с погибшими воинами - жертва богу войны Орозу. Все другие боги для турчена умерли. Есть мнение, что в роли бога Ороза выступает старший сын Морока и Середы.

Ороз, устами шаманов, даёт указания, советы, и турчены их беспрекословно исполняют. Так появились шестиколёсные кибитки, в которых жили – существовали - юные и молодые женщины. По десять в каждой кибитке. Для настоящего турчена женщина не человек - это родильная машина. Он каждую ночь просто приходит в кибитку и исполняет обязанность воина, дабы родился ещё один воин. И никаких расслабляющих чувств...

До трёх лет мальчики находятся при матери, затем их забирают и везут в столицу - город-крепость у моря, - где специально для них функционирует учебный центр-школа. Специальный отряд женщин - Рожавшие –В - Седле - с первоклассными знаниями военной науки были учителями. Они действительно рожали в сёдлах, до последнего упражнялись в боевой науке. У них даже специальные сумки были, в которых возили с собой ребёнка-девочку... Мальчики у них очень и очень редко рождались.

Мальчиков в школе учат верховой езде, приёмам ведения боя и... начисто вытравливают любовь к матери, к женщине. Только презрение. К девяти годам это уже полноценный воин.
 При каждом взрослом воине - старше 18 лет - находятся девять мальчиков от девяти до восемнадцати лет - это юон, взвод по-нашему. Достигнув 18 лет, юноша выбирает девять "выпускников" военной школы и становится командиром юона.
Юон - это и есть семья для настоящего турчена. Только здесь он может дать волю чувствам, таким как любовь, дружба. Короче, гомосексуализм махровый процветает. Кажется, нечто подобное, было у древних греков...

Если умирал ребёнок - девочка, то это горе лишь одной матери, если же умирал мальчик, то это затрагивало всех без исключения. Потерявшую ребёнка женщину забивали камнями и сжигали, как паршивую овцу. Её соседок по кибитке пороли кнутом - для науки.

В 18 лет не только становились командиром юона, но и приобретали обязанность: шесть раз в неделю посетить кибитку женщин. Любую...
Девочки, едва прошли первые месячные, становились в строй "родильных" машин. Понятное дело, при такой "жизни" век их был короток, но их места не пустовали: после каждого набега на соседей прибывало пополнение.
После 22 лет от роду каждый командир юона имеет право довести количество своей "семьи" до ста человек. На практике получалось, что сотня - юон насчитывает много больше...
Эту орду нелюдей Вонюка пустил на славянские земли, дал полную волю.

- Уже за одно это ему полагается накостылять по полной программе! - вырвалось у меня, когда Яга закончила свой рассказ.
- Этого от тебя и ждут, Ладушка!
Хотелось, по инерции, возразить, что я вообще-то здесь "проездом", мне надо за Зерном,... но промолчала. Кстати, о Зерне!

К сожалению, ничего ясного и чёткого Яга не ведала. Когда появилась здесь, первое время слышала ходившую в народе легенду о Зерне Ладанеи, но не верила в эту басенку, ибо знала лично девицу, знала, на что способна. Не могла эта радетельница Добра и Справедливости пойти против законов Прави и сотворить заклятье равное тёмному! Яга была убеждена, что сию побасенку запустили Вонюка с супружницей, дабы опорочить Ладанею, отвергнуть от неё народ.
Зарёма поддержала Ягу: у них в Долине так же считали.

Неужели, единственный, кто знает, где Зерно - Колобок? Хотя нет: Гамаюн, наверняка, знал, и в тех табличках должен быть достаточно ясный ответ. Но где взять буквознатца, проще говоря, грамотного? Есть ли хоть один уголок в Тридевятом, где мог уцелеть от репрессий хоть один грамотей?

Таким местом могла быть... Долина Ворожей!
И Зарёма высказала робкое предположение, что, либо Мать, либо её советницы должны вспомнить резы(буквы), если им показать. А возможно они и не забывали: тысячи рецептов приготовления лечебных зелий, которые всё время усовершенствовались, заменялись новыми... Откуда? Человеческая память дряхлеет вместе с телом, и Мать с советницами не исключение. Чтобы сохранить знания, их следует запечатлеть на вечном материале. Что если у Матери имеются подобные дощечки? Логично! И, вполне, может оказаться правдой.

Меня раздирали сомнения: как поступить? Довериться Колобку и слепо продолжать путь? Или вернуться в Долину, и с помощью Матери прочесть дощечки, дабы узнать "что было, что будет, что есть правда, а что кривда"? Этого очень хотелось. Не из праздного любопытства: должна я, Варька, чёрт возьми, иметь представление, чётко и ясно, в какую кашу плюхнула меня баба Нюра? И как её расхлёбывать?
И третье обстоятельство: уходить, значит бросить Ягу и слобожан на растерзание Вонюки. Не простит, что ослушалась... Плюс Вадим. Чего ждать от него? Понятно, что ничего хорошего. При его способности сканировать наши мысли, ему будет ведом каждый наш шаг...

- О чём закручинилась, Ладушка?
Не стала таиться - выложила всё, что на душе лежало. После чего, глядя на них, впору было повторить вопрос: "О чём закручинились?" И собирать "совет в Филях": оборонять твердыню или сдать противнику?

И он состоялся, совет, когда явились по зову Добран, Дима, Изгага. Мои робкие мысли озвучил Добран: оставить твердыню и эвакуировать слобожан в Долину Ворожей. Оберег Ладанеи не по зубам Вонюке. Но захотят ли слобожане спасаться бегством? Есть ли у нас время для отступления? Сейчас тихо, а что будет через минуту, через три?
- Кстати, про оберег. Как удалось разрушить твой, Яга? Словом или...
- Это мог быть Камень Смаргла. Только ему под силу снимать Печати Затвора. Но Камень сам по себе... просто камень. Его надо чувствовать, уметь им управлять. Это могут лишь немногие, истинные жрицы Капища Смаргла. Ныне они все под пятой Вонюки...
- Значит, Камень был у погибшей колдуньи. Где он?
Добран сказал, что расспросит слобожан, которые были с ним и собирали трофеи. Часть их уже разобрана.
- А в Песнях Гамаюна может быть... инструкция управления Камнем?
Яга пожала плечами: кто его знает, о чём пел Гамаюн?


- А почему Оберег Ладанеи не поддастся Камню?
- Ладанея наложила Печать Затвора, окроплённую собственной кровью и кровью ещё семи существ. Каких? О том ведает лишь сама Ладанея. Одно время ходили слухи, что предчувствуя свой конец, Ладанея оставила Зачарованный Ключ, дабы после её смерти, когда сгинет Морок и в Тридевятое вернутся Лад и Правь, смогли снять Печать и убрать Оберег.
- Как же узнают, где ключ? Кто покажет?
- Может... Дух самой... - предположила Зарёма.
- Дух, - невольно вздохнула я. - Вот вы все считаете, что он во мне... Почему же я его не чувствую? Почему он не помогает, когда остро нужна помощь? Хотя бы сейчас? Куча вопросов... Где он, Дух? Почему не подскажет, как быть?

Все опешили, глазели на меня, как в старину у нас, наверно, смотрели на еретика, произносящего богохульные речи.
- Всё, эта тема закрыта. Я - Варька Зазирка, и только!
Прозвучавшая фамилия, заставила вздрогнуть Добрана, опустить глаза. У остальных взгляды потеплели, в глазах заиграли искорки...
Чёрт, чёрт! дёрнуло меня полностью представиться! Опять эта легенда... чего доброго ещё зациклятся на ней... Бедный Добран, уже сейчас не знает, куда глаза деть, как унять прыгающие руки.

- Итак, что решим?
После небольшой разноголосицы, пришли, наконец, к единому решению: эвакуация. И начать незамедлительно. Слобожан на себя возьмёт Яга.
С наступлением темноты вернулись разведчики - Уп, Зеб и дедульки. Пока ничего подозрительного. Это могло означать одно из двух: либо Вонюка ещё не получил весть о разгроме его посланцев, либо тщательно готовит ответный удар. Когда? Не исключено, что ночью: всякая нечисть предпочитает это время суток для разбоя и паскудства. Значит, не будем рассусоливать.

Добран, Дима и Изгага отправились организовывать эвакуацию. Зарёма кликнула себе помощниц и, под управлением Яги, принялись собирать в дорогу ценные вещи. Прежде всего, те, что из Хранилища.
Я и Зеб остались не у дел. Впрочем, последний преспокойно дрыхнул. Как и Уп.

Я не знала чем занять себя. По правде говоря, мне дико хотелось оказаться сейчас дома, в Питере, в своей комнате. Устала я от всей этой сказочной жизни... Предпочитаю лучше по ящику смотреть подобные истории. Или книжку почитать. Чем думали те, кто избрал меня и швырнул в эту реальность? Наделили разрушительным Даром и... умыли руки? Давай, мол, Варька действуй: мочи Тёмных, спасай мир и... рожай кентавриков, тобишь полканов... Неслабый прикол... Ладанея, ау! Может, ты перейдёшь в кого-нибудь другого, а меня отправишь домой? Молчит, зараза!

Вернулся Дима с некоторыми слобожанами, доложил, что все, в принципе, готовы, можно двигаться. Вот сейчас заберут то, что приготовили Зарёма и Яга.
- Добран выяснил на счёт Камня?
- Ах, да! - чертыхнулся Дима, полез в карман. - Вот.
На его ладони лежал небольшой, со спичечную коробку, приплюснутый булыжник в форме яйца и цвета ртути. Четырёхцветный - чёрный, белый, красный,
голубой - шнурок жгутом выходил изнутри камня.
- Пусть пока у тебя побудет. Береги как зеницу ока! Научимся управлять, будет оружие против Морока.
- Понял. Варь, ты не сомневайся, сберегу.
- Дим, только честно: Вадим не выходил на контакт?
- Обижаешь, начальник! - Дима дурашливо изобразил обиду. - Я бы сразу сказал. Да забудь ты про него... к чертям собачьим!
- Не забывается... Думаю, мы ещё не раз услышим и увидим его.
- Не боись, - серьёзно сказал Дима, тронул рукоятку меча. - Как встречу... убью!
- Нельзя, он брат тебе...
- Не нужны мне такие братья! Ты ж сама понимаешь... он, ну, это... не Вадим уже...
- Понимаю. Только я верю, что мы сможем его... вылечить...
- А я не верю! Вспомни: он с самого начала был... гнилой. Ты хочешь из гэ сделать конфетку?
- Не из гэ! Он человек, такой же, как мы... Мы просто обязаны попытаться помочь ему... чтобы потом совесть не мучила... Да!
- Умно! Это ты сказала или эта, ну... Ладанея?
- Я, я, Варька! Ну, всё, хватит трепаться. Зеб, подъём!

© Copyright: Михаил Заскалько, 2012

Регистрационный номер №0046524

от 5 мая 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0046524 выдан для произведения:

 ГЛАВА 37

...Я проспала до первых вечерних сумерек. Зелье Зарёмы подействовало превосходно во всех отношениях: дивно отдохнула физически и морально. Дневная бойня, конечно, оставила след в душе, но сейчас он ощущался, как давний шрам.
Зарёма возникла рядом, едва я открыла глаза. На мой вопрос, что и как было, пока я бессовестно дрыхла, отвечать отказалась: сначала купальня, затем ужин, и только потом о делах.
Я не стала возражать: значит, ничего худого не случилось, раз можно расслабиться в купальне.
И купальня и ужин были просто люкс. Я разнежилась и расслабилась так, что захотелось опять в постельку. Но Зарёма приступила к отчёту, и сонливость как рукой сняло.

Плохих новостей было две: первая - у Яги парализовало правую ногу, в остальном она в порядке, а вторая плохая новость... Вадим исчез. В суматохе о нём забыли, и он всё время лежал на площади, связанный по рукам и ногам. Вспомнили уже к вечеру, когда улеглось возбуждение от первой победы. Подошли, только притронулись... хлопок - и брызги блёсток. Обманка была. Может, он в самом начале исчез, как только его оставили в покое...

Все остальные новости хорошие и неплохие: раненые, включая Упа, в полном здравии и уже на ногах; восстановили ворота; Яга кое-что вспомнила и обнесла с тыльной стороны стены защитный завес. Вонюка не стерпит неудачу и следует ждать более мощного удара. В любую минуту. Поэтому Уп и Зеб в дозоре, кружат в окрестностях. Восстановить обережную черту пока не удаётся. Юрик с Щулецом отправились на ту сторону поискать лесной народец: договориться, чтоб сообщили, если на их территориях появится нечто подозрительное.
Неплохо. Можно со спокойной душой и порадоваться, только... история с Вадимом...

"А ты не думай обо мне, - тотчас отозвалось в голове. - Я здоров как лось, и в вас не нуждаюсь..."
"Вадик, где ты?"
"Далеко от вашей развалюхи. Радуйтесь пока вашей маленькой победе".
"Куда ты?"
"Туда, где меня ждут. Где оценят. Где я получу всё. Всё! Чего был лишён..."
"Чего же?"
"Богатства, славы..."
"А говоришь, здоров. Смотри, не надорвись".
"Не боись. А ты пока заставь своего котяру вернуть тебе прежний вид. Очень хочется с тобой покувыркаться. Не с малявкой же..."
"Губа не треснет?"
"Не треснет. А ты губки свои побереги, не позволяй Жирдяю слюнявить. Пусть пока радуется жизни с этой... кобылкой. Скоро, скоро я из братца шкварок наделаю..."

Я легко, всего одной фразой, поставила блокировку: видимо, действительно, Вадим далеко. Вадим? ...сколько же от него осталось? Каков же был колдун, если даже частички его Духа – Скверны - так быстро овладели Вадиком, заставили подчиняться, наделили невероятными способностями?! Впрочем, чему удивляться: душа Вадика уже была с червоточинкой, а как узнал про Димку, процесс пошёл семимильными шагами... Ненависть к брату, очевидно, сыграла роль катализатора или... удобрения... Скверны попали в благоприятную почву, дали всходы и дружно пошли в рост, отравляя организм... Получается... паршиво получается! Мы потеряли Вадика, вот что получается!

- Где сейчас Яга?
- У себя в покоях. Позвать? Это рядом.
- Отнеси меня к ней.
Яга сидела на кровати и, похоже, проверяла очередное заклятье на своей ноге.
- Ладушка, будь здрава!
- И ты здрава будь!
- Ох, твоим словам да ещё силу волховскую! Обезножела я совсем...
- Не совсем. Ладно, об этом потом. Куда пойдёт человек заражённый Сквернами?
- Ты об отроке Вадиме? В нём скверны очень сильного колдуна... Знаешь, Ладушка, боюсь, что я заварила чёрную кашу, а тебе хлебать её не перехлебать... Твой осквернённый отрок... перво-наперво пойдёт искать Дух, дабы слиться, стать цельным... А уж затем... вполне может предложить свои услуги Вонюке.
- А где сейчас может находиться Дух колдуна?
Яга горько улыбнулась, вздохнула:
- Дух гуляет всюду... Есть, конечно, место, где он... отдыхает. Там, где в силе и славе был Кавардак, до того, как дерзнул перечить самому Свароже...
- И где это место?
- Кто ж ведает... Это случилось так давно...
- Выходит... Вадима... уже не вернуть?
- Да. Скверны можно изгнать в первые три дня, при наличии зелья...
- Ладно... переживём... А что это за номер выкинул Вонюка: послал пацанов против нас?
- Это турчены.

 Веками турчены держали в страхе и подчинении многочисленные племена на бескрайних просторах Дикого поля и за его пределами. Так бы и длилось, но... Видимо турченки слишком рьяно поклонялись Оре, обильные жертвы приносили. Ора - как наша Мокошь, покровительствовала женщинам, исполняла их тайные желания, облегчала беременность и роды. Очевидно, устали от постоянных войн женщины, от бесконечных потерь, слёз и боли, а Ора вняла их мольбам: целых три поколения рождались один мальчик против семи девочек. Воспряли духом, угнетённые племена, посчитав, что их проклятья в адрес турченов достигли цели: девки да бабы не воины, скоро от ненавистных турченов останется одно упоминание. И это время неуклонно приближалось. Были предприняты различные методы, устранить проблему: от сверхобильных жертв верховному Богу - тысяч
у пленных умертвили в один день, - до увеличения количества жён и наложниц иноплемённых. Не помогло.

И настал тот момент, когда не то, что совершать привычные набеги - защищаться было некем. Стали теснить соседи "бабье племя", безнаказанно угонять стада овец, табуны лошадей. И поняли жёны турченов, что их могуществу, да, собственно, существованию приходит конец. И подумали: а чем мы хуже поляниц - богатырок? И был низложен хан, и поставлены оставшиеся мужчины к казанам и прялкам. И вновь задрожало Дикое Поле от более жестоких орд - бабьих.
Юг объединился, отгородился Великой Стеной. Набеги совершались на Запад, где тоже объединились славяне в Союз племён и давали отпор. Их было мало, но им помогали Светлые Боги. Так продолжалось целое столетье.

А потом паскудник Вонюка затеял разлад меж Богов, что привело к Последней Битве. И стал Вонюка Владыкой. Первое, что он сделал - это навёл на отары и табуны турченок мор, затем подбил мужчин на мятеж и всемерно помог взять власть в руки. Женщинам Ора уже не могла помочь: Вонюка завлёк обманом её в гости и заточил где-то в Пекле.

Новый хан - новые порядки. Если мужчины во времена женского правления были людьми второго сорта, чуть повыше рабов, то теперь женщины стали третьего сорта... Хан Дубар кардинально поменял структуру социальной и военной жизни турченов. Прежде всего, такие понятия, как "мать", "жена", "семья" были вычеркнуты раз и навсегда. Как и старики, которых живьём хоронили с погибшими воинами - жертва богу войны Орозу. Все другие боги для турчена умерли. Есть мнение, что в роли бога Ороза выступает старший сын Морока и Середы.

Ороз, устами шаманов, даёт указания, советы, и турчены их беспрекословно исполняют. Так появились шестиколёсные кибитки, в которых жили – существовали - юные и молодые женщины. По десять в каждой кибитке. Для настоящего турчена женщина не человек - это родильная машина. Он каждую ночь просто приходит в кибитку и исполняет обязанность воина, дабы родился ещё один воин. И никаких расслабляющих чувств...

До трёх лет мальчики находятся при матери, затем их забирают и везут в столицу - город-крепость у моря, - где специально для них функционирует учебный центр-школа. Специальный отряд женщин - Рожавшие –В - Седле - с первоклассными знаниями военной науки были учителями. Они действительно рожали в сёдлах, до последнего упражнялись в боевой науке. У них даже специальные сумки были, в которых возили с собой ребёнка-девочку... Мальчики у них очень и очень редко рождались.

Мальчиков в школе учат верховой езде, приёмам ведения боя и... начисто вытравливают любовь к матери, к женщине. Только презрение. К девяти годам это уже полноценный воин.
 При каждом взрослом воине - старше 18 лет - находятся девять мальчиков от девяти до восемнадцати лет - это юон, взвод по-нашему. Достигнув 18 лет, юноша выбирает девять "выпускников" военной школы и становится командиром юона.
Юон - это и есть семья для настоящего турчена. Только здесь он может дать волю чувствам, таким как любовь, дружба. Короче, гомосексуализм махровый процветает. Кажется, нечто подобное, было у древних греков...

Если умирал ребёнок - девочка, то это горе лишь одной матери, если же умирал мальчик, то это затрагивало всех без исключения. Потерявшую ребёнка женщину забивали камнями и сжигали, как паршивую овцу. Её соседок по кибитке пороли кнутом - для науки.

В 18 лет не только становились командиром юона, но и приобретали обязанность: шесть раз в неделю посетить кибитку женщин. Любую...
Девочки, едва прошли первые месячные, становились в строй "родильных" машин. Понятное дело, при такой "жизни" век их был короток, но их места не пустовали: после каждого набега на соседей прибывало пополнение.
После 22 лет от роду каждый командир юона имеет право довести количество своей "семьи" до ста человек. На практике получалось, что сотня - юон насчитывает много больше...
Эту орду нелюдей Вонюка пустил на славянские земли, дал полную волю.

- Уже за одно это ему полагается накостылять по полной программе! - вырвалось у меня, когда Яга закончила свой рассказ.
- Этого от тебя и ждут, Ладушка!
Хотелось, по инерции, возразить, что я вообще-то здесь "проездом", мне надо за Зерном,... но промолчала. Кстати, о Зерне!

К сожалению, ничего ясного и чёткого Яга не ведала. Когда появилась здесь, первое время слышала ходившую в народе легенду о Зерне Ладанеи, но не верила в эту басенку, ибо знала лично девицу, знала, на что способна. Не могла эта радетельница Добра и Справедливости пойти против законов Прави и сотворить заклятье равное тёмному! Яга была убеждена, что сию побасенку запустили Вонюка с супружницей, дабы опорочить Ладанею, отвергнуть от неё народ.
Зарёма поддержала Ягу: у них в Долине так же считали.

Неужели, единственный, кто знает, где Зерно - Колобок? Хотя нет: Гамаюн, наверняка, знал, и в тех табличках должен быть достаточно ясный ответ. Но где взять буквознатца, проще говоря, грамотного? Есть ли хоть один уголок в Тридевятом, где мог уцелеть от репрессий хоть один грамотей?

Таким местом могла быть... Долина Ворожей!
И Зарёма высказала робкое предположение, что, либо Мать, либо её советницы должны вспомнить резы(буквы), если им показать. А возможно они и не забывали: тысячи рецептов приготовления лечебных зелий, которые всё время усовершенствовались, заменялись новыми... Откуда? Человеческая память дряхлеет вместе с телом, и Мать с советницами не исключение. Чтобы сохранить знания, их следует запечатлеть на вечном материале. Что если у Матери имеются подобные дощечки? Логично! И, вполне, может оказаться правдой.

Меня раздирали сомнения: как поступить? Довериться Колобку и слепо продолжать путь? Или вернуться в Долину, и с помощью Матери прочесть дощечки, дабы узнать "что было, что будет, что есть правда, а что кривда"? Этого очень хотелось. Не из праздного любопытства: должна я, Варька, чёрт возьми, иметь представление, чётко и ясно, в какую кашу плюхнула меня баба Нюра? И как её расхлёбывать?
И третье обстоятельство: уходить, значит бросить Ягу и слобожан на растерзание Вонюки. Не простит, что ослушалась... Плюс Вадим. Чего ждать от него? Понятно, что ничего хорошего. При его способности сканировать наши мысли, ему будет ведом каждый наш шаг...

- О чём закручинилась, Ладушка?
Не стала таиться - выложила всё, что на душе лежало. После чего, глядя на них, впору было повторить вопрос: "О чём закручинились?" И собирать "совет в Филях": оборонять твердыню или сдать противнику?

И он состоялся, совет, когда явились по зову Добран, Дима, Изгага. Мои робкие мысли озвучил Добран: оставить твердыню и эвакуировать слобожан в Долину Ворожей. Оберег Ладанеи не по зубам Вонюке. Но захотят ли слобожане спасаться бегством? Есть ли у нас время для отступления? Сейчас тихо, а что будет через минуту, через три?
- Кстати, про оберег. Как удалось разрушить твой, Яга? Словом или...
- Это мог быть Камень Смаргла. Только ему под силу снимать Печати Затвора. Но Камень сам по себе... просто камень. Его надо чувствовать, уметь им управлять. Это могут лишь немногие, истинные жрицы Капища Смаргла. Ныне они все под пятой Вонюки...
- Значит, Камень был у погибшей колдуньи. Где он?
Добран сказал, что расспросит слобожан, которые были с ним и собирали трофеи. Часть их уже разобрана.
- А в Песнях Гамаюна может быть... инструкция управления Камнем?
Яга пожала плечами: кто его знает, о чём пел Гамаюн?


- А почему Оберег Ладанеи не поддастся Камню?
- Ладанея наложила Печать Затвора, окроплённую собственной кровью и кровью ещё семи существ. Каких? О том ведает лишь сама Ладанея. Одно время ходили слухи, что предчувствуя свой конец, Ладанея оставила Зачарованный Ключ, дабы после её смерти, когда сгинет Морок и в Тридевятое вернутся Лад и Правь, смогли снять Печать и убрать Оберег.
- Как же узнают, где ключ? Кто покажет?
- Может... Дух самой... - предположила Зарёма.
- Дух, - невольно вздохнула я. - Вот вы все считаете, что он во мне... Почему же я его не чувствую? Почему он не помогает, когда остро нужна помощь? Хотя бы сейчас? Куча вопросов... Где он, Дух? Почему не подскажет, как быть?

Все опешили, глазели на меня, как в старину у нас, наверно, смотрели на еретика, произносящего богохульные речи.
- Всё, эта тема закрыта. Я - Варька Зазирка, и только!
Прозвучавшая фамилия, заставила вздрогнуть Добрана, опустить глаза. У остальных взгляды потеплели, в глазах заиграли искорки...
Чёрт, чёрт! дёрнуло меня полностью представиться! Опять эта легенда... чего доброго ещё зациклятся на ней... Бедный Добран, уже сейчас не знает, куда глаза деть, как унять прыгающие руки.

- Итак, что решим?
После небольшой разноголосицы, пришли, наконец, к единому решению: эвакуация. И начать незамедлительно. Слобожан на себя возьмёт Яга.
С наступлением темноты вернулись разведчики - Уп, Зеб и дедульки. Пока ничего подозрительного. Это могло означать одно из двух: либо Вонюка ещё не получил весть о разгроме его посланцев, либо тщательно готовит ответный удар. Когда? Не исключено, что ночью: всякая нечисть предпочитает это время суток для разбоя и паскудства. Значит, не будем рассусоливать.

Добран, Дима и Изгага отправились организовывать эвакуацию. Зарёма кликнула себе помощниц и, под управлением Яги, принялись собирать в дорогу ценные вещи. Прежде всего, те, что из Хранилища.
Я и Зеб остались не у дел. Впрочем, последний преспокойно дрыхнул. Как и Уп.

Я не знала чем занять себя. По правде говоря, мне дико хотелось оказаться сейчас дома, в Питере, в своей комнате. Устала я от всей этой сказочной жизни... Предпочитаю лучше по ящику смотреть подобные истории. Или книжку почитать. Чем думали те, кто избрал меня и швырнул в эту реальность? Наделили разрушительным Даром и... умыли руки? Давай, мол, Варька действуй: мочи Тёмных, спасай мир и... рожай кентавриков, тобишь полканов... Неслабый прикол... Ладанея, ау! Может, ты перейдёшь в кого-нибудь другого, а меня отправишь домой? Молчит, зараза!

Вернулся Дима с некоторыми слобожанами, доложил, что все, в принципе, готовы, можно двигаться. Вот сейчас заберут то, что приготовили Зарёма и Яга.
- Добран выяснил на счёт Камня?
- Ах, да! - чертыхнулся Дима, полез в карман. - Вот.
На его ладони лежал небольшой, со спичечную коробку, приплюснутый булыжник в форме яйца и цвета ртути. Четырёхцветный - чёрный, белый, красный,
голубой - шнурок жгутом выходил изнутри камня.
- Пусть пока у тебя побудет. Береги как зеницу ока! Научимся управлять, будет оружие против Морока.
- Понял. Варь, ты не сомневайся, сберегу.
- Дим, только честно: Вадим не выходил на контакт?
- Обижаешь, начальник! - Дима дурашливо изобразил обиду. - Я бы сразу сказал. Да забудь ты про него... к чертям собачьим!
- Не забывается... Думаю, мы ещё не раз услышим и увидим его.
- Не боись, - серьёзно сказал Дима, тронул рукоятку меча. - Как встречу... убью!
- Нельзя, он брат тебе...
- Не нужны мне такие братья! Ты ж сама понимаешь... он, ну, это... не Вадим уже...
- Понимаю. Только я верю, что мы сможем его... вылечить...
- А я не верю! Вспомни: он с самого начала был... гнилой. Ты хочешь из гэ сделать конфетку?
- Не из гэ! Он человек, такой же, как мы... Мы просто обязаны попытаться помочь ему... чтобы потом совесть не мучила... Да!
- Умно! Это ты сказала или эта, ну... Ладанея?
- Я, я, Варька! Ну, всё, хватит трепаться. Зеб, подъём!

Рейтинг: +1 214 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!