ГлавнаяПрозаЖанровые произведенияУжасы → КОГДА ПРИДЁТ ЗАЗИРКА(русское фэнтези) 28

КОГДА ПРИДЁТ ЗАЗИРКА(русское фэнтези) 28

 ГЛАВА 28


Площадь под нами буро - красная, точно скатерть, заваленная кусками мяса и целыми тушками. Жуткое зрелище...

И вдруг не менее жуткий визг:
 - Ладанея! Дрянная девчонка! Ты осмелилась нарушить мой покой?!
На широком овальном ярусе с перилами стояла высоченная и крупная женщина. Она не была старой - на вид лет тридцать пять. Копна всклокоченных волос цвета позеленевшей меди. Лицо симпатичное, но перекошено гримасой гнева. Глаза широко открыты и горят безумным огнём. На женщине военное снаряжение: пластинчатый панцирь, на руках шипастые манжеты. В левой руке женщина держала широкий массивный меч, правой придерживала каплевидный щит, размером с дверь. Всё потускневшее, со следами пыли и ржавчины.
 - Что тебе надобно, ублюдка?
 - Где мои люди? - Я постаралась крикнуть как можно громче, чтобы Хозяйка услышала мой мультяшный голосок. Но, странное дело: мой голос прозвучал многократно увеличенный, словно на стенах были развешаны динамики.
Дикий хохот был ответом на мой вопрос.

 - Верни по-хорошему!
Хозяйка оборвала смех:
 - Всякая кошачья блоха будет мне угрожать! - Сложила ладони лодочкой, плюнула в них, что-то выкрикнула и, словно, птичку подбросила. Но это была не птичка, а клубок грязно-зелёного дыма. Он рос на глазах, расползался, и вскоре образовал широкую ленту. Она двигалась в нашу сторону.
 - Удираем? - пересиливая боль, спросил Зеб.
 - Погоди. Мы ещё не знаем, что это.
 - Ничего хорошего: колдовство...

Лента изогнулась дугой, стала вытягиваться вверх и вниз.
 - Рвём когти... пока не поздно!
Я вскинула руку и послала мощный посыл в центр ленты: в ней тотчас образовалась дыра, которая моментально затянулась. Так, значит, этим её не возьмёшь, а Спицей тем более...
 - Зеб, рви когти!
 Зеб свечкой взмыл ввысь, а лента... будто привязанная, устремилась за нами. Впрочем, она уже не была лентой, а стала подобием парашюта, который нагло наплывал, грозя нас накрыть. Безуспешно Зеб выполнял немыслимые виражи - парашют не отставал, а напротив, становился ближе и уже походил на гигантский сачок. Ну, а мы с Зебом редкая "бабочка".

Зеб метнулся в сторону, в пике понёсся вниз. Но невидимая рука резко переместила сачок, и мы оказались внутри него. Я пустила в ход и Спицу и левую руку - сачок, на секунду-другую, превратился в авоську, но быстро восстановил плотность. Только стал прозрачным, как полиэтиленовый пакет. Меня это, почему-то, вдохновило: с удвоенной силой заработала Спицей. "Пакет" становился всё прозрачней и прозрачней, и, наконец, просто разорвался от когтей и зубов Зеба - мы вывалились в прореху.

Хозяйка на балконе издала крик разочарования, сродни пожарной сирене.
 - Улепётываем?
 - Нет! Нападаем! Правь на неё!
Хозяйка неуклюже - сказались века простоя! - отбросила меч и извлекла лук. Я лишь шевельнула рукой - и тетива лука лопнула, а сам лук отлетел метров на десять вверх и застрял на деревце, растущем прямо из стены.
В руке Хозяйки появилось копьё, но оно разломилось, едва та размахнулась, а ведь я даже пальцем не шевельнула - только подумала.
Хозяйка, крича что-то неразборчивое, явно уже не владея собой, вооружилась мечом и рубила воздух, перила.

Мы были почти рядом. Я мысленно нацелилась безумной в лоб, направила ладонь и пожелала шмякнуться ей затылком об стену. Охнула Дева-Яга, взмахнула руками - меч полетел вниз - отлетела к стене и грудой сползла на пол.

Зеб опустился на перила.
Хозяйка лежала, некрасиво разметав ноги.
 - Ты убила её?
 - Возможно. А может, просто сотрясение мозга...
 - Ударь ещё разик, для верности.
 - Настоящие герои лежащих не бьют.
 - Значит, я не настоящий. Счас я ей горло перегрызу... для верности.
 - Не будь кровожадным. Ты же благородный кот. И настоящий герой. Как хвост?
 - О! Забыл... Ничего, залижу... Боюсь, к концу похода я останусь с одним ухом, с одной лапой, без хвоста и...
 - Остановись! Не каркай, будь добр!

Зебрик спрыгнул на пол, осторожно приблизился к голове Хозяйки. Сейчас, без гримасы злобы и гнева, когда закрыты глаза, лицо Девы очень даже милое. В молодости, точно, писаной красавицей была. Какая же тогда старшая сестра, если её взяли в жёны, а эту подвергли насилию? Мне стало нестерпимо жалко Хозяйку, даже в сердце защемило. Бедная несчастная женщина, с горя обезумевшая, а этот мерзкий подонок Морок её болезнь использует... Ну, гад, доберусь я до тебя!
 - Ты что удумала? - ахнул Зеб, когда я спрыгнула с него на тело Хозяйки.
Промолчала, пробираясь по кожаному с металлическими бляшками панцирю в область груди.
 - Если что, я ей в горло, - сказал Зеб, приблизив мордочку к шее Хозяйки.

Дева была жива, только без сознания. Повреждений в голове - в черепе - нет, на затылке шишка и кровоподтёк.
 - Её полечить надо.
 - Ещё чего! - фыркнул Зеб. - Забыла, что она вытворяла с нами? Добренькая, да?
 - Не добренькая. Просто... здоровая она станет нашим союзником.
 - Толку-то от неё! Старуха... Магия истончилась...
 - Силы вернутся, надо только потренироваться...
 - На нас?
 - На пособниках Морока. А их на нашем пути будет предостаточно. Ты бы лучше не дундел над душой, а поискал что-нибудь, чем её связать. Временно...

 В дальнем тёмном конце яруса послышался звук, похожий на тот, что знаком с детства, когда папка свёрнутой в трубочку газетой хлопал комаров. Звук приближался. Я вернулась на загривок Зеба, и мы приготовились: я - отразить удар, кот - сигануть через перила.
 На свет вышел, вернее, выпрыгнул, последний любимец Хозяйки - курдуш. Он прыгал на одной лапке, от другой осталась культя. На вытянутых лапах-руках курдуш нёс знакомую уже чашу, нёс так, словно в ней хлеб-соль для дорогих гостей. И, соответственно, добродушная улыбка до ушей.


Хлоп, хлоп, хлоп - и замер в пяти шагах.
 - Я слышал, вы нуждаетесь... чем связать. Воспользуйтесь моими.
 - Отчего такая любезность?
 - Мы приучены служить тому, кто сильнее. Сейчас - вы...
 - Махровый предатель! - презрительно фыркнул Зебрик.
Курдуш неопределённо пожал плечами, продолжая сладенько улыбаться.
 - Хорошо, мы воспользуемся. Свяжи ноги и руки ей.
Курдуш подпрыгал поближе, взял щепотку "чёрных макарон" и швырнул в ноги Хозяйки. В считанные секунды, верёвки - самовязки притянули ступни Девы друг к дружке и плотно опутали, создав что-то вроде муфты. То же самое проделали с руками.
 - Ладно, пусть полежит, приходит в себя... А ты скажи: где находятся мои люди? И клубок, который ты утащил?
 - Идёмте за мной, покажу.

Курдуш запрыгал в направлении, откуда сам явился. Миновали небольшой коридорчик, и вышли в глухое подковообразное помещение. Вдоль стен укреплены подставки для факелов - сейчас они вяло тлели. Пять штук. В центре изгиба стен огромная, как ворота, двухстворчатая дверь. Деревянная, но почти вся площадь её инкрустирована металлическими полосками, образующими растительный орнамент, словно цветочные головки, поблёскивали щедро рассыпанные самоцветные камни.
Курдуш остановился у двери:
 - Там они... Только дверь открывается по велению... Хозяйки...
"Так ли? Проверим..." - Я направила ладонь в центр соприкосновения створок. Раздался треск ломающихся досок, самоцветы искрами брызнули в стороны, а через пару секунд в двери зиял рваный проём.
Курдуш поражённый съёжился комочком у стены, что-то быстро-быстро забубнил.
Зеб приблизился к дыре, осторожно сунул мордочку, принюхался.
 - Опасности не чую.
 - Тогда входи.

 Мы оказались в просторном закруглённом зале. Он был практически пуст: только на изгибе стен стоял массивный трон из чёрного ре
зного дерева. Сам трон, и вокруг него, выстланы шкуры бурого цвета. Возможно, медвежьи. Стены волнистые, типа шифера, из молочно-розового мрамора и... они светились, точно гигантские плафоны ламп дневного света.
 - Там, - указал курдуш в сторону трона и отпрыгнул назад, к дыре.
 - Ты куда? - Зеб напрягся, выпустил когти.
 - Я не могу... там защитные чары...
 - Возвращаемся к Хозяйке? - спросил Зеб.
 - Нет. Поднимись-ка метра на два.


Зеб исполнил, и тотчас перед нами точно занавес опустили, ядовито-зелёный, по всей ширине зала.
 - Вернёмся к Хозяйке. Я ей нос отгрызу, если не снимет чары!
 - Погодь. Мы ещё не попробовали.
 - Не пожалеть бы... - вздохнул Зеб. - Курдуш вон упрыгал...
 - Не скули! Давай ближе, - я решила сначала попробовать преграду Спицей. Как ни странно, Спица проткнула "занавес" без препятствий, точно и не было его.
 - Ловушка, - не унимался зудеть Зеб.
 - Я же просила не скулить! Давай вдоль завесы.
Спица свободно "резала" завесу, не оставляя видимых следов. И ничегошеньки не происходило. Может, чары давно выдохлись?
 - Вперёд!

Мы беспрепятственно пролетели сквозь завесу, и она мгновенно исчезла.
 - Обманка, для таких трусишек, как ты.
 - Я не трус! - обиделся Зеб. - Просто я... устал, хочу, есть и спать. Мы, коты, должны много спать...
 - Забудь. Я тоже должна сейчас сидеть в классе и слушать учителя, а не твоё нытьё. Отоспишься ещё.
 - Да, с тобой отоспишься, как же...
 - Я не собираюсь с тобой спать, нытик. Посмотри: стены изменились...

 Форма осталась прежней, но теперь они не были просто бело-розовые, а снизу и доверху испещрены рисунками, и даже целыми картинами. Краски, правда, потускнели, как на старинных фресках, но сюжеты картин просматривались чётко. Сразу бросалось в глаза: главные герои - полканы. Они были всюду: на пашне, на ниве, купались в озере, охотились, участвовали в сражениях с людьми и с фантастическими чудищами. Не ош
ибусь, если скажу, что перед нами была история полканов в картинках.
Трон, который вначале виделся в "анфас", теперь обращён к нам " спиной". По-всему, мы видели сначала зеркальное отображение - ещё одна "обманка". Перед троном в стене аркообразная ниша, зиявшая тёмным провалом.


Зеб опустился на широкую спинку трона, затем плавно сполз на сиденье. И тут... ниша осветилась изнутри. Она оказалась глубокой и просторной. Стены её в квадратах, точно шахматная доска - чёрные и зелёные бутылочного цвета.
Зеб сорвался с места и, в мгновенье ока, был у стены. Я едва сдержалась от крика: квадраты на самом деле были ячейками, а в них, точно экспонаты в музее, застыли люди, животные, птицы, разные предметы. Кунсткамера?
 - Ищи наших!

Они были все здесь... и Колобок, и Уп, и Димка с Вадиком, и Изгага... Словно букашки застывшие в янтаре....
Спица отскочила от поверхности, как топор от автошины.
 - Давай к Хозяйке! Я её сама сейчас на рулеты порублю!

© Copyright: Михаил Заскалько, 2012

Регистрационный номер №0046467

от 4 мая 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0046467 выдан для произведения:

 ГЛАВА 28


Площадь под нами буро - красная, точно скатерть, заваленная кусками мяса и целыми тушками. Жуткое зрелище...

И вдруг не менее жуткий визг:
 - Ладанея! Дрянная девчонка! Ты осмелилась нарушить мой покой?!
На широком овальном ярусе с перилами стояла высоченная и крупная женщина. Она не была старой - на вид лет тридцать пять. Копна всклокоченных волос цвета позеленевшей меди. Лицо симпатичное, но перекошено гримасой гнева. Глаза широко открыты и горят безумным огнём. На женщине военное снаряжение: пластинчатый панцирь, на руках шипастые манжеты. В левой руке женщина держала широкий массивный меч, правой придерживала каплевидный щит, размером с дверь. Всё потускневшее, со следами пыли и ржавчины.
 - Что тебе надобно, ублюдка?
 - Где мои люди? - Я постаралась крикнуть как можно громче, чтобы Хозяйка услышала мой мультяшный голосок. Но, странное дело: мой голос прозвучал многократно увеличенный, словно на стенах были развешаны динамики.
Дикий хохот был ответом на мой вопрос.

 - Верни по-хорошему!
Хозяйка оборвала смех:
 - Всякая кошачья блоха будет мне угрожать! - Сложила ладони лодочкой, плюнула в них, что-то выкрикнула и, словно, птичку подбросила. Но это была не птичка, а клубок грязно-зелёного дыма. Он рос на глазах, расползался, и вскоре образовал широкую ленту. Она двигалась в нашу сторону.
 - Удираем? - пересиливая боль, спросил Зеб.
 - Погоди. Мы ещё не знаем, что это.
 - Ничего хорошего: колдовство...

Лента изогнулась дугой, стала вытягиваться вверх и вниз.
 - Рвём когти... пока не поздно!
Я вскинула руку и послала мощный посыл в центр ленты: в ней тотчас образовалась дыра, которая моментально затянулась. Так, значит, этим её не возьмёшь, а Спицей тем более...
 - Зеб, рви когти!
 Зеб свечкой взмыл ввысь, а лента... будто привязанная, устремилась за нами. Впрочем, она уже не была лентой, а стала подобием парашюта, который нагло наплывал, грозя нас накрыть. Безуспешно Зеб выполнял немыслимые виражи - парашют не отставал, а напротив, становился ближе и уже походил на гигантский сачок. Ну, а мы с Зебом редкая "бабочка".

Зеб метнулся в сторону, в пике понёсся вниз. Но невидимая рука резко переместила сачок, и мы оказались внутри него. Я пустила в ход и Спицу и левую руку - сачок, на секунду-другую, превратился в авоську, но быстро восстановил плотность. Только стал прозрачным, как полиэтиленовый пакет. Меня это, почему-то, вдохновило: с удвоенной силой заработала Спицей. "Пакет" становился всё прозрачней и прозрачней, и, наконец, просто разорвался от когтей и зубов Зеба - мы вывалились в прореху.

Хозяйка на балконе издала крик разочарования, сродни пожарной сирене.
 - Улепётываем?
 - Нет! Нападаем! Правь на неё!
Хозяйка неуклюже - сказались века простоя! - отбросила меч и извлекла лук. Я лишь шевельнула рукой - и тетива лука лопнула, а сам лук отлетел метров на десять вверх и застрял на деревце, растущем прямо из стены.
В руке Хозяйки появилось копьё, но оно разломилось, едва та размахнулась, а ведь я даже пальцем не шевельнула - только подумала.
Хозяйка, крича что-то неразборчивое, явно уже не владея собой, вооружилась мечом и рубила воздух, перила.

Мы были почти рядом. Я мысленно нацелилась безумной в лоб, направила ладонь и пожелала шмякнуться ей затылком об стену. Охнула Дева-Яга, взмахнула руками - меч полетел вниз - отлетела к стене и грудой сползла на пол.

Зеб опустился на перила.
Хозяйка лежала, некрасиво разметав ноги.
 - Ты убила её?
 - Возможно. А может, просто сотрясение мозга...
 - Ударь ещё разик, для верности.
 - Настоящие герои лежащих не бьют.
 - Значит, я не настоящий. Счас я ей горло перегрызу... для верности.
 - Не будь кровожадным. Ты же благородный кот. И настоящий герой. Как хвост?
 - О! Забыл... Ничего, залижу... Боюсь, к концу похода я останусь с одним ухом, с одной лапой, без хвоста и...
 - Остановись! Не каркай, будь добр!

Зебрик спрыгнул на пол, осторожно приблизился к голове Хозяйки. Сейчас, без гримасы злобы и гнева, когда закрыты глаза, лицо Девы очень даже милое. В молодости, точно, писаной красавицей была. Какая же тогда старшая сестра, если её взяли в жёны, а эту подвергли насилию? Мне стало нестерпимо жалко Хозяйку, даже в сердце защемило. Бедная несчастная женщина, с горя обезумевшая, а этот мерзкий подонок Морок её болезнь использует... Ну, гад, доберусь я до тебя!
 - Ты что удумала? - ахнул Зеб, когда я спрыгнула с него на тело Хозяйки.
Промолчала, пробираясь по кожаному с металлическими бляшками панцирю в область груди.
 - Если что, я ей в горло, - сказал Зеб, приблизив мордочку к шее Хозяйки.

Дева была жива, только без сознания. Повреждений в голове - в черепе - нет, на затылке шишка и кровоподтёк.
 - Её полечить надо.
 - Ещё чего! - фыркнул Зеб. - Забыла, что она вытворяла с нами? Добренькая, да?
 - Не добренькая. Просто... здоровая она станет нашим союзником.
 - Толку-то от неё! Старуха... Магия истончилась...
 - Силы вернутся, надо только потренироваться...
 - На нас?
 - На пособниках Морока. А их на нашем пути будет предостаточно. Ты бы лучше не дундел над душой, а поискал что-нибудь, чем её связать. Временно...

 В дальнем тёмном конце яруса послышался звук, похожий на тот, что знаком с детства, когда папка свёрнутой в трубочку газетой хлопал комаров. Звук приближался. Я вернулась на загривок Зеба, и мы приготовились: я - отразить удар, кот - сигануть через перила.
 На свет вышел, вернее, выпрыгнул, последний любимец Хозяйки - курдуш. Он прыгал на одной лапке, от другой осталась культя. На вытянутых лапах-руках курдуш нёс знакомую уже чашу, нёс так, словно в ней хлеб-соль для дорогих гостей. И, соответственно, добродушная улыбка до ушей.


Хлоп, хлоп, хлоп - и замер в пяти шагах.
 - Я слышал, вы нуждаетесь... чем связать. Воспользуйтесь моими.
 - Отчего такая любезность?
 - Мы приучены служить тому, кто сильнее. Сейчас - вы...
 - Махровый предатель! - презрительно фыркнул Зебрик.
Курдуш неопределённо пожал плечами, продолжая сладенько улыбаться.
 - Хорошо, мы воспользуемся. Свяжи ноги и руки ей.
Курдуш подпрыгал поближе, взял щепотку "чёрных макарон" и швырнул в ноги Хозяйки. В считанные секунды, верёвки - самовязки притянули ступни Девы друг к дружке и плотно опутали, создав что-то вроде муфты. То же самое проделали с руками.
 - Ладно, пусть полежит, приходит в себя... А ты скажи: где находятся мои люди? И клубок, который ты утащил?
 - Идёмте за мной, покажу.

Курдуш запрыгал в направлении, откуда сам явился. Миновали небольшой коридорчик, и вышли в глухое подковообразное помещение. Вдоль стен укреплены подставки для факелов - сейчас они вяло тлели. Пять штук. В центре изгиба стен огромная, как ворота, двухстворчатая дверь. Деревянная, но почти вся площадь её инкрустирована металлическими полосками, образующими растительный орнамент, словно цветочные головки, поблёскивали щедро рассыпанные самоцветные камни.
Курдуш остановился у двери:
 - Там они... Только дверь открывается по велению... Хозяйки...
"Так ли? Проверим..." - Я направила ладонь в центр соприкосновения створок. Раздался треск ломающихся досок, самоцветы искрами брызнули в стороны, а через пару секунд в двери зиял рваный проём.
Курдуш поражённый съёжился комочком у стены, что-то быстро-быстро забубнил.
Зеб приблизился к дыре, осторожно сунул мордочку, принюхался.
 - Опасности не чую.
 - Тогда входи.

 Мы оказались в просторном закруглённом зале. Он был практически пуст: только на изгибе стен стоял массивный трон из чёрного ре
зного дерева. Сам трон, и вокруг него, выстланы шкуры бурого цвета. Возможно, медвежьи. Стены волнистые, типа шифера, из молочно-розового мрамора и... они светились, точно гигантские плафоны ламп дневного света.
 - Там, - указал курдуш в сторону трона и отпрыгнул назад, к дыре.
 - Ты куда? - Зеб напрягся, выпустил когти.
 - Я не могу... там защитные чары...
 - Возвращаемся к Хозяйке? - спросил Зеб.
 - Нет. Поднимись-ка метра на два.


Зеб исполнил, и тотчас перед нами точно занавес опустили, ядовито-зелёный, по всей ширине зала.
 - Вернёмся к Хозяйке. Я ей нос отгрызу, если не снимет чары!
 - Погодь. Мы ещё не попробовали.
 - Не пожалеть бы... - вздохнул Зеб. - Курдуш вон упрыгал...
 - Не скули! Давай ближе, - я решила сначала попробовать преграду Спицей. Как ни странно, Спица проткнула "занавес" без препятствий, точно и не было его.
 - Ловушка, - не унимался зудеть Зеб.
 - Я же просила не скулить! Давай вдоль завесы.
Спица свободно "резала" завесу, не оставляя видимых следов. И ничегошеньки не происходило. Может, чары давно выдохлись?
 - Вперёд!

Мы беспрепятственно пролетели сквозь завесу, и она мгновенно исчезла.
 - Обманка, для таких трусишек, как ты.
 - Я не трус! - обиделся Зеб. - Просто я... устал, хочу, есть и спать. Мы, коты, должны много спать...
 - Забудь. Я тоже должна сейчас сидеть в классе и слушать учителя, а не твоё нытьё. Отоспишься ещё.
 - Да, с тобой отоспишься, как же...
 - Я не собираюсь с тобой спать, нытик. Посмотри: стены изменились...

 Форма осталась прежней, но теперь они не были просто бело-розовые, а снизу и доверху испещрены рисунками, и даже целыми картинами. Краски, правда, потускнели, как на старинных фресках, но сюжеты картин просматривались чётко. Сразу бросалось в глаза: главные герои - полканы. Они были всюду: на пашне, на ниве, купались в озере, охотились, участвовали в сражениях с людьми и с фантастическими чудищами. Не ош
ибусь, если скажу, что перед нами была история полканов в картинках.
Трон, который вначале виделся в "анфас", теперь обращён к нам " спиной". По-всему, мы видели сначала зеркальное отображение - ещё одна "обманка". Перед троном в стене аркообразная ниша, зиявшая тёмным провалом.


Зеб опустился на широкую спинку трона, затем плавно сполз на сиденье. И тут... ниша осветилась изнутри. Она оказалась глубокой и просторной. Стены её в квадратах, точно шахматная доска - чёрные и зелёные бутылочного цвета.
Зеб сорвался с места и, в мгновенье ока, был у стены. Я едва сдержалась от крика: квадраты на самом деле были ячейками, а в них, точно экспонаты в музее, застыли люди, животные, птицы, разные предметы. Кунсткамера?
 - Ищи наших!

Они были все здесь... и Колобок, и Уп, и Димка с Вадиком, и Изгага... Словно букашки застывшие в янтаре....
Спица отскочила от поверхности, как топор от автошины.
 - Давай к Хозяйке! Я её сама сейчас на рулеты порублю!

Рейтинг: +1 271 просмотр
Комментарии (7)
0 # 4 мая 2012 в 18:49 0
Ну и гадина эта Хозяйка.... Дальше!!!!
Михаил Заскалько # 4 мая 2012 в 19:00 0
Да нет,Таня,она на гадина...просто больная...
0 # 4 мая 2012 в 19:28 0
Но нельзя из-за болезни делать гадости другим!
Михаил Заскалько # 4 мая 2012 в 19:51 0
Да, это так,но Дева-Яга под особой болезнью smile - заколдованная
0 # 4 мая 2012 в 20:10 0
Надеюсь, Автор ее расколдует!!!
Михаил Заскалько # 4 мая 2012 в 20:13 +1
Вообще-то автор не обладает такой способностью, как магия, он всего лишь летописец...
0 # 4 мая 2012 в 20:21 0
Обладает, магией пера( то бишь- клавиатуры))))

 

Популярная проза за месяц
103
81
79
75
70
69
68
62
61
58
56
55
54
54
54
54
53
51
49
49
49
48
48
47
46
45
44
43
Лесное озеро 4 августа 2017 (Тая Кузмина)
39
35