ГлавнаяПрозаЖанровые произведенияФэнтези → КОГДА ПРИДЁТ ЗАЗИРКА(русское фэнтези) 26

КОГДА ПРИДЁТ ЗАЗИРКА(русское фэнтези) 26

ГЛАВА 26


Изгага почему-то не спешил возвращаться в человеческий облик. Сказал, что этот овраг через две версты становится уже, делает изгиб в сторону Слободы. Где и заканчивается.
 - Побудьте здесь, я сбегаю, посмотрю, что впереди. - Изгага растворился в зарослях кустарника.

Зарёма опустилась на траву, с обеих сторон к ней прижались дедульки. Щулец до последней минуты уверял, что не пойдёт с нами, но когда Дима собирался перебросить Добрана и Юрика, сидящего на его спине, леший завопил:
 - Я с вами! Потом не прощу себе, если что случится с вами...

Добран разминал ноги, чутко вслушивался в звуки леса. На первый взгляд ничего особенного: всё то же самое, что и до перехода, но, видимо, что-то неуловимое беспокоило полкана.
Вадик присел на выступавший из земли камень, оторвал веточку с куста, задумчиво щипал листочки. Дима, присев на корточки, наблюдал за продвижением ярко-зелёной гусеницы.
Зебрик, как и Добран, вслушивался и внюхивался: ухо двигалось локатором, усы ходили ходуном.
Я ещё раз вышла в "эфир", но Уп молчал.

Вернулся Изгага: в Слободе спокойно, никого не видать. Только спокойствие какое-то странное. Напряжённое.
 - Засада, - убеждённо заявил Дима. - Это о чём говорит? Или Хозяйка не совсем доверяет своим заклятьям, либо так напугана, что у стен дома ораву охранников поставила...
 - Или наоборот, уверенна, и поставила клетку. Поглядывает сверху, с башенки, как глупые птички попадут в неё, - Вадик отшвырнул ощипанную ветку, встал. - Пусть он, - кивнул на Диму, - прыгнет куда-нибудь внутрь... поглядит, послушает...
 - Я могу.
 - Это мы знаем. Только прыгать по лесу одно, а к Хозяйке другое. Короче: будь осторожен и не выпендривайся.
 - Хорошо, Варь, я буду, - Дима исчез с улыбкой во всё лицо.
 - Ну, а мы быстренько по оврагу, поближе к Слободе.

Изгага подошёл к Вадику:
 - Садись, друже, не плестись же тебе в хвосте.
Зарёма сгребла дедулек в охапку, посадила на спину отца, затем сама запрыгнула.
Зебрик поднялся в воздух, летел над Добраном. Изгага с Вадиком уже через пару минут исчезли из виду. Зебрик в принципе мог бы лететь намного быстрее, но предпочёл двигаться в тон Добрану. А тому густой кустарник не позволял развить скорость.

 "Мы на месте. До Слободы рукой подать, - забубнил как радио Вадик. - Димка в Слободе. Улицы безлюдны, посёлок выглядит... мёртвым. На возвышенности вроде замок... Стены, высоченные из каменных глыб... На стене... Внизу сад, домики, улочки, площадь... То же безлюдно... Спустился в сад..."
"Забей ему в мозги: руками ничего не трогать!"
"Забил... Послал меня в задницу. А по сути - тебя..."
"С ним мы сами разберёмся. Не отвлекайся".
"Площадь... Крыльцо... По бокам два огромных зверя... каменные... Звук сверху... балкон... На перилах два рыжих ворона с гуся размером... Живые... Играют в переглядки... На балкон выходит... бабища... ростом два с копейками... Просто смотрит... Наш кузнечик здоровается, стрекочет, что мы заблудились..."
"Попробуй влезть к Хозяйке..."
"Уже. Бьёт по мозгам, как током... Кузнечика приглашает войти... На крыльце... О-О-О, паскуда!!!"
"Что?!"
"Шибануло, как оглоблей по затылку... Всё, отрубило его... Я тоже..." - Вадик странно замолчал.
Что это: дурной знак или?..

Мы уже приближались к месту, где овраг сужался, местность становилась открытой. Здесь не было крупных деревьев, только молодняк и жиденькие кустики.
 Я снова и снова пыталась вызвать Упа, аукала Вадика - тщетно. В душе разрасталась тревога, неприятно колющая сердце.

Вот, наконец, и место назначения - окончание оврага, - но никого не обнаружили. Измятая трава, сломанные кустики, клочья волчьей шерсти и... рыжие перья. Это могло означать лишь одно: Вадик и Изгага присоединились к Димке.
 - Худо дело, - мрачно сказал Добран.
 - Но это не значит, что нам следует в панику ударяться. Димку тоже... захватили...
Зарёма вскрикнула, закрыла рот ладошкой, из глаз брызнули слёзы.
 - Юрик, Щулец... вы шустро передвигаетесь в траве... Сбегайте в Слободу, посмотрите, что там.
Зарёма спрыгнула на землю, спустила дедулек, и они, шушукаясь, юркнули в травяные джунгли.
- Зеб, ты не устал? Может, покружимся?
 - Мы не ведаем усталости. Только пить хочется.
 - Вот и посмотрим сверху, где можно утолить жажду.

Сверху местность представляла собой обычный сельский пейзаж: Слобода - деревня, окрестности - околица. Типичные русские рублёные избы, огороды, заборчики из жердей. Кривая пыльная улочка. Крохотная площадь, на ней каменная чаша, в которой бурлила вода, переливаясь через край. Ветвистая сеть желобков разносила воду к избам. И ни одной живой души.
 - Опустимся, полакаю водички? - спросил Зеб.
 - Рискни. Только будь начеку.
Медленно кружась, Зебрик опустился рядом с чашей. Я крепче сжала Спицу, и она тотчас ощетинилась лезвиями. Зебрик приблизился к желобку, постоял, чутко вслушиваясь и внюхиваясь.
 - Чудно: никаких человеческих запахов. Здесь никого нет.

Даже очень странно. По словам Изгага, Слобода всегда была густонаселённым пунктом: ведьмаки, ведьмы и их дети. Куда же все подевались? Не видно и домашнего скота, птиц. В старину, во время набегов неприятеля, жители слобод укрывались за стенами крепостей. И эти эвакуировались? У страха глаза велики? Что же их, владеющих чёрной магией, так напугало? Ну, ухлопали мы дюжину курдушей... Смешно, если это их напугало...
Зеб напился, расслабился:
 - Прошвырнёмся по мёртвой деревне? Попил - есть захотелось...
 - Ты уверен, что нам ничего не грозит?

Зебрик не успел ответить: сквозь жерди ближайшей изгороди выскользнули Юрик и Щулец, забавно запылили по улочке в нашу сторону.
 - Все обращены в камень! - подбежав, затараторили. - Вся живность... мыши там, мухи, тараканы... Идё
мте, сами увидите.

На крыльце лежала каменная собака. В доме за столом сидела семья: мужчина, женщина и два мальчика лет пяти. Все смотрели на стену, где висело овальное зеркало, подёрнутое точно изморозью. Если бы не окаменелость, можно было сказать: семья увлечённо смотрит любимый фильм по телику.
 - Так в каждом доме, - сказал Юрик.
 - В хлевах животные окаменелые, - добавил Щулец.
 - И что вы думаете?
Дедульки только предполагали: скорее всего, Хозяйка не доверяла слобожанам, боялась предательства. Так как слобожане умели обращаться в животных, она и обратила всех в камень. Для верности.
 - Логично. Что ж её так напугало?

Дедульки, перебивая друг друга, развили целую теорию: Хозяйка, сотни и сотни лет жила одна, терзаемая душевной мукой, никто её не беспокоил - Избранные ходили другой путь - дорожкой, - вспышки гнева и безумия гасила на слобожанах. Наверняка, всех настроила против себя... поэтому, столкнувшись с непривычным, первым делом обезопасила тыл.
 - Складно получается... и похоже на правду. Может за давностью лет, и силы её обветшали, оружие заржавело... Иначе, думаю, давно бы отпор дала. Что скажете?
Дедульки подобрались, важно выпятили грудки:
 - Мы так же думаем, Ладушка!
 - Отлично. Зовите Добрана.
Дедульки шустро удалились.

 - Зеб, а ты всегда был котом? Может, ты зачарованный ведьмак?
 - Не ведаю. Мы были при Нюрке три сотни лет... Мы ведь только раз в 15лет обращались в живых, а так пылились на комоде.
 - На серванте, если быть точным. Но здесь ты стал живым, вне программы... Вот я и подумала: а что если на тебе заклятье? И вовсе ты не кот, а красавец мужчина... А я, такая дылда, у тебя на шее катаюсь...
 - Не о том думаешь, Варька, - сурово оборвал Зебрик. - Как будем штурмовать эту полоумную?
 - Думала я, думала. Любопытно, как она всех превратила в камень? Не сама же ходила по избам... И почему все сидят, уставясь в зеркало? Что если это не просто зеркало, а как в нашем мире видеосвязь? Созвала всех к "экрану", ляпнула нужное словечко и, пожалуйста, музей скульптур... Хорошо бы расколдовать их... помощники не помешали бы.
 - Знать бы как...
 - Ты видел: зеркала подёрнуты изморозью? Если её соскоблить...
 - Лучше кокнуть зеркало!
 - Попробуем?
 - Ты, Ладанея, я твой извозчик, - лукаво оскалился Зебрик.

И я грохнула Спицей по зеркалу. Оно покрылось сетью морщин. Я ковырнула остриём одну из трещин, и... зеркало осыпалось на пол грудой разнокалиберных треугольничков. За спиной зашипело, будто масло на горячей сковородке. Я обернулась и обомлела: каменные фигуры стали песчаными и медленно разваливались.
Зебрик опрометью выскочил на улицу, дрогнувшим голосом выдавил:
 - Не будем трогать зеркала...

Я с трудом приходила в себя от шока. В голове больно свербело: ты только что убила семью, двоих малых детей...
 - Соберись, не время нюни распускать. Ладанея...
 - Заткнись! Заткнись! Или я отсеку тебе второе ухо! Где была твоя долбанная Ладанея? Почему не предупредила? Не остановила руку?
 - Но...
 - Заткнись, я сказала! Летим на замок!
Зебрик буркнул что-то в усы и поднялся в воздух. 

© Copyright: Михаил Заскалько, 2012

Регистрационный номер №0046457

от 4 мая 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0046457 выдан для произведения:

ГЛАВА 26


Изгага почему-то не спешил возвращаться в человеческий облик. Сказал, что этот овраг через две версты становится уже, делает изгиб в сторону Слободы. Где и заканчивается.
 - Побудьте здесь, я сбегаю, посмотрю, что впереди. - Изгага растворился в зарослях кустарника.

Зарёма опустилась на траву, с обеих сторон к ней прижались дедульки. Щулец до последней минуты уверял, что не пойдёт с нами, но когда Дима собирался перебросить Добрана и Юрика, сидящего на его спине, леший завопил:
 - Я с вами! Потом не прощу себе, если что случится с вами...

Добран разминал ноги, чутко вслушивался в звуки леса. На первый взгляд ничего особенного: всё то же самое, что и до перехода, но, видимо, что-то неуловимое беспокоило полкана.
Вадик присел на выступавший из земли камень, оторвал веточку с куста, задумчиво щипал листочки. Дима, присев на корточки, наблюдал за продвижением ярко-зелёной гусеницы.
Зебрик, как и Добран, вслушивался и внюхивался: ухо двигалось локатором, усы ходили ходуном.
Я ещё раз вышла в "эфир", но Уп молчал.

Вернулся Изгага: в Слободе спокойно, никого не видать. Только спокойствие какое-то странное. Напряжённое.
 - Засада, - убеждённо заявил Дима. - Это о чём говорит? Или Хозяйка не совсем доверяет своим заклятьям, либо так напугана, что у стен дома ораву охранников поставила...
 - Или наоборот, уверенна, и поставила клетку. Поглядывает сверху, с башенки, как глупые птички попадут в неё, - Вадик отшвырнул ощипанную ветку, встал. - Пусть он, - кивнул на Диму, - прыгнет куда-нибудь внутрь... поглядит, послушает...
 - Я могу.
 - Это мы знаем. Только прыгать по лесу одно, а к Хозяйке другое. Короче: будь осторожен и не выпендривайся.
 - Хорошо, Варь, я буду, - Дима исчез с улыбкой во всё лицо.
 - Ну, а мы быстренько по оврагу, поближе к Слободе.

Изгага подошёл к Вадику:
 - Садись, друже, не плестись же тебе в хвосте.
Зарёма сгребла дедулек в охапку, посадила на спину отца, затем сама запрыгнула.
Зебрик поднялся в воздух, летел над Добраном. Изгага с Вадиком уже через пару минут исчезли из виду. Зебрик в принципе мог бы лететь намного быстрее, но предпочёл двигаться в тон Добрану. А тому густой кустарник не позволял развить скорость.

 "Мы на месте. До Слободы рукой подать, - забубнил как радио Вадик. - Димка в Слободе. Улицы безлюдны, посёлок выглядит... мёртвым. На возвышенности вроде замок... Стены, высоченные из каменных глыб... На стене... Внизу сад, домики, улочки, площадь... То же безлюдно... Спустился в сад..."
"Забей ему в мозги: руками ничего не трогать!"
"Забил... Послал меня в задницу. А по сути - тебя..."
"С ним мы сами разберёмся. Не отвлекайся".
"Площадь... Крыльцо... По бокам два огромных зверя... каменные... Звук сверху... балкон... На перилах два рыжих ворона с гуся размером... Живые... Играют в переглядки... На балкон выходит... бабища... ростом два с копейками... Просто смотрит... Наш кузнечик здоровается, стрекочет, что мы заблудились..."
"Попробуй влезть к Хозяйке..."
"Уже. Бьёт по мозгам, как током... Кузнечика приглашает войти... На крыльце... О-О-О, паскуда!!!"
"Что?!"
"Шибануло, как оглоблей по затылку... Всё, отрубило его... Я тоже..." - Вадик странно замолчал.
Что это: дурной знак или?..

Мы уже приближались к месту, где овраг сужался, местность становилась открытой. Здесь не было крупных деревьев, только молодняк и жиденькие кустики.
 Я снова и снова пыталась вызвать Упа, аукала Вадика - тщетно. В душе разрасталась тревога, неприятно колющая сердце.

Вот, наконец, и место назначения - окончание оврага, - но никого не обнаружили. Измятая трава, сломанные кустики, клочья волчьей шерсти и... рыжие перья. Это могло означать лишь одно: Вадик и Изгага присоединились к Димке.
 - Худо дело, - мрачно сказал Добран.
 - Но это не значит, что нам следует в панику ударяться. Димку тоже... захватили...
Зарёма вскрикнула, закрыла рот ладошкой, из глаз брызнули слёзы.
 - Юрик, Щулец... вы шустро передвигаетесь в траве... Сбегайте в Слободу, посмотрите, что там.
Зарёма спрыгнула на землю, спустила дедулек, и они, шушукаясь, юркнули в травяные джунгли.
- Зеб, ты не устал? Может, покружимся?
 - Мы не ведаем усталости. Только пить хочется.
 - Вот и посмотрим сверху, где можно утолить жажду.

Сверху местность представляла собой обычный сельский пейзаж: Слобода - деревня, окрестности - околица. Типичные русские рублёные избы, огороды, заборчики из жердей. Кривая пыльная улочка. Крохотная площадь, на ней каменная чаша, в которой бурлила вода, переливаясь через край. Ветвистая сеть желобков разносила воду к избам. И ни одной живой души.
 - Опустимся, полакаю водички? - спросил Зеб.
 - Рискни. Только будь начеку.
Медленно кружась, Зебрик опустился рядом с чашей. Я крепче сжала Спицу, и она тотчас ощетинилась лезвиями. Зебрик приблизился к желобку, постоял, чутко вслушиваясь и внюхиваясь.
 - Чудно: никаких человеческих запахов. Здесь никого нет.

Даже очень странно. По словам Изгага, Слобода всегда была густонаселённым пунктом: ведьмаки, ведьмы и их дети. Куда же все подевались? Не видно и домашнего скота, птиц. В старину, во время набегов неприятеля, жители слобод укрывались за стенами крепостей. И эти эвакуировались? У страха глаза велики? Что же их, владеющих чёрной магией, так напугало? Ну, ухлопали мы дюжину курдушей... Смешно, если это их напугало...
Зеб напился, расслабился:
 - Прошвырнёмся по мёртвой деревне? Попил - есть захотелось...
 - Ты уверен, что нам ничего не грозит?

Зебрик не успел ответить: сквозь жерди ближайшей изгороди выскользнули Юрик и Щулец, забавно запылили по улочке в нашу сторону.
 - Все обращены в камень! - подбежав, затараторили. - Вся живность... мыши там, мухи, тараканы... Идё
мте, сами увидите.

На крыльце лежала каменная собака. В доме за столом сидела семья: мужчина, женщина и два мальчика лет пяти. Все смотрели на стену, где висело овальное зеркало, подёрнутое точно изморозью. Если бы не окаменелость, можно было сказать: семья увлечённо смотрит любимый фильм по телику.
 - Так в каждом доме, - сказал Юрик.
 - В хлевах животные окаменелые, - добавил Щулец.
 - И что вы думаете?
Дедульки только предполагали: скорее всего, Хозяйка не доверяла слобожанам, боялась предательства. Так как слобожане умели обращаться в животных, она и обратила всех в камень. Для верности.
 - Логично. Что ж её так напугало?

Дедульки, перебивая друг друга, развили целую теорию: Хозяйка, сотни и сотни лет жила одна, терзаемая душевной мукой, никто её не беспокоил - Избранные ходили другой путь - дорожкой, - вспышки гнева и безумия гасила на слобожанах. Наверняка, всех настроила против себя... поэтому, столкнувшись с непривычным, первым делом обезопасила тыл.
 - Складно получается... и похоже на правду. Может за давностью лет, и силы её обветшали, оружие заржавело... Иначе, думаю, давно бы отпор дала. Что скажете?
Дедульки подобрались, важно выпятили грудки:
 - Мы так же думаем, Ладушка!
 - Отлично. Зовите Добрана.
Дедульки шустро удалились.

 - Зеб, а ты всегда был котом? Может, ты зачарованный ведьмак?
 - Не ведаю. Мы были при Нюрке три сотни лет... Мы ведь только раз в 15лет обращались в живых, а так пылились на комоде.
 - На серванте, если быть точным. Но здесь ты стал живым, вне программы... Вот я и подумала: а что если на тебе заклятье? И вовсе ты не кот, а красавец мужчина... А я, такая дылда, у тебя на шее катаюсь...
 - Не о том думаешь, Варька, - сурово оборвал Зебрик. - Как будем штурмовать эту полоумную?
 - Думала я, думала. Любопытно, как она всех превратила в камень? Не сама же ходила по избам... И почему все сидят, уставясь в зеркало? Что если это не просто зеркало, а как в нашем мире видеосвязь? Созвала всех к "экрану", ляпнула нужное словечко и, пожалуйста, музей скульптур... Хорошо бы расколдовать их... помощники не помешали бы.
 - Знать бы как...
 - Ты видел: зеркала подёрнуты изморозью? Если её соскоблить...
 - Лучше кокнуть зеркало!
 - Попробуем?
 - Ты, Ладанея, я твой извозчик, - лукаво оскалился Зебрик.

И я грохнула Спицей по зеркалу. Оно покрылось сетью морщин. Я ковырнула остриём одну из трещин, и... зеркало осыпалось на пол грудой разнокалиберных треугольничков. За спиной зашипело, будто масло на горячей сковородке. Я обернулась и обомлела: каменные фигуры стали песчаными и медленно разваливались.
Зебрик опрометью выскочил на улицу, дрогнувшим голосом выдавил:
 - Не будем трогать зеркала...

Я с трудом приходила в себя от шока. В голове больно свербело: ты только что убила семью, двоих малых детей...
 - Соберись, не время нюни распускать. Ладанея...
 - Заткнись! Заткнись! Или я отсеку тебе второе ухо! Где была твоя долбанная Ладанея? Почему не предупредила? Не остановила руку?
 - Но...
 - Заткнись, я сказала! Летим на замок!
Зебрик буркнул что-то в усы и поднялся в воздух. 

Рейтинг: +1 835 просмотров
Комментарии (1)
0 # 4 мая 2012 в 18:09 0
Ох- ох!!! Дальше!
Популярная проза за месяц
91
80
75
71
70
64
61
58
57
56
55
54
54
52
52
51
49
49
48
48
47
47
45
45
44
40
40
Лесное озеро 4 августа 2017 (Тая Кузмина)
40
35
30