ГлавнаяВся прозаЖанровые произведенияФэнтези → КОГДА ПРИДЁТ ЗАЗИРКА(русское фэнтези) 26

 

КОГДА ПРИДЁТ ЗАЗИРКА(русское фэнтези) 26

ГЛАВА 26


Изгага почему-то не спешил возвращаться в человеческий облик. Сказал, что этот овраг через две версты становится уже, делает изгиб в сторону Слободы. Где и заканчивается.
 - Побудьте здесь, я сбегаю, посмотрю, что впереди. - Изгага растворился в зарослях кустарника.

Зарёма опустилась на траву, с обеих сторон к ней прижались дедульки. Щулец до последней минуты уверял, что не пойдёт с нами, но когда Дима собирался перебросить Добрана и Юрика, сидящего на его спине, леший завопил:
 - Я с вами! Потом не прощу себе, если что случится с вами...

Добран разминал ноги, чутко вслушивался в звуки леса. На первый взгляд ничего особенного: всё то же самое, что и до перехода, но, видимо, что-то неуловимое беспокоило полкана.
Вадик присел на выступавший из земли камень, оторвал веточку с куста, задумчиво щипал листочки. Дима, присев на корточки, наблюдал за продвижением ярко-зелёной гусеницы.
Зебрик, как и Добран, вслушивался и внюхивался: ухо двигалось локатором, усы ходили ходуном.
Я ещё раз вышла в "эфир", но Уп молчал.

Вернулся Изгага: в Слободе спокойно, никого не видать. Только спокойствие какое-то странное. Напряжённое.
 - Засада, - убеждённо заявил Дима. - Это о чём говорит? Или Хозяйка не совсем доверяет своим заклятьям, либо так напугана, что у стен дома ораву охранников поставила...
 - Или наоборот, уверенна, и поставила клетку. Поглядывает сверху, с башенки, как глупые птички попадут в неё, - Вадик отшвырнул ощипанную ветку, встал. - Пусть он, - кивнул на Диму, - прыгнет куда-нибудь внутрь... поглядит, послушает...
 - Я могу.
 - Это мы знаем. Только прыгать по лесу одно, а к Хозяйке другое. Короче: будь осторожен и не выпендривайся.
 - Хорошо, Варь, я буду, - Дима исчез с улыбкой во всё лицо.
 - Ну, а мы быстренько по оврагу, поближе к Слободе.

Изгага подошёл к Вадику:
 - Садись, друже, не плестись же тебе в хвосте.
Зарёма сгребла дедулек в охапку, посадила на спину отца, затем сама запрыгнула.
Зебрик поднялся в воздух, летел над Добраном. Изгага с Вадиком уже через пару минут исчезли из виду. Зебрик в принципе мог бы лететь намного быстрее, но предпочёл двигаться в тон Добрану. А тому густой кустарник не позволял развить скорость.

 "Мы на месте. До Слободы рукой подать, - забубнил как радио Вадик. - Димка в Слободе. Улицы безлюдны, посёлок выглядит... мёртвым. На возвышенности вроде замок... Стены, высоченные из каменных глыб... На стене... Внизу сад, домики, улочки, площадь... То же безлюдно... Спустился в сад..."
"Забей ему в мозги: руками ничего не трогать!"
"Забил... Послал меня в задницу. А по сути - тебя..."
"С ним мы сами разберёмся. Не отвлекайся".
"Площадь... Крыльцо... По бокам два огромных зверя... каменные... Звук сверху... балкон... На перилах два рыжих ворона с гуся размером... Живые... Играют в переглядки... На балкон выходит... бабища... ростом два с копейками... Просто смотрит... Наш кузнечик здоровается, стрекочет, что мы заблудились..."
"Попробуй влезть к Хозяйке..."
"Уже. Бьёт по мозгам, как током... Кузнечика приглашает войти... На крыльце... О-О-О, паскуда!!!"
"Что?!"
"Шибануло, как оглоблей по затылку... Всё, отрубило его... Я тоже..." - Вадик странно замолчал.
Что это: дурной знак или?..

Мы уже приближались к месту, где овраг сужался, местность становилась открытой. Здесь не было крупных деревьев, только молодняк и жиденькие кустики.
 Я снова и снова пыталась вызвать Упа, аукала Вадика - тщетно. В душе разрасталась тревога, неприятно колющая сердце.

Вот, наконец, и место назначения - окончание оврага, - но никого не обнаружили. Измятая трава, сломанные кустики, клочья волчьей шерсти и... рыжие перья. Это могло означать лишь одно: Вадик и Изгага присоединились к Димке.
 - Худо дело, - мрачно сказал Добран.
 - Но это не значит, что нам следует в панику ударяться. Димку тоже... захватили...
Зарёма вскрикнула, закрыла рот ладошкой, из глаз брызнули слёзы.
 - Юрик, Щулец... вы шустро передвигаетесь в траве... Сбегайте в Слободу, посмотрите, что там.
Зарёма спрыгнула на землю, спустила дедулек, и они, шушукаясь, юркнули в травяные джунгли.
- Зеб, ты не устал? Может, покружимся?
 - Мы не ведаем усталости. Только пить хочется.
 - Вот и посмотрим сверху, где можно утолить жажду.

Сверху местность представляла собой обычный сельский пейзаж: Слобода - деревня, окрестности - околица. Типичные русские рублёные избы, огороды, заборчики из жердей. Кривая пыльная улочка. Крохотная площадь, на ней каменная чаша, в которой бурлила вода, переливаясь через край. Ветвистая сеть желобков разносила воду к избам. И ни одной живой души.
 - Опустимся, полакаю водички? - спросил Зеб.
 - Рискни. Только будь начеку.
Медленно кружась, Зебрик опустился рядом с чашей. Я крепче сжала Спицу, и она тотчас ощетинилась лезвиями. Зебрик приблизился к желобку, постоял, чутко вслушиваясь и внюхиваясь.
 - Чудно: никаких человеческих запахов. Здесь никого нет.

Даже очень странно. По словам Изгага, Слобода всегда была густонаселённым пунктом: ведьмаки, ведьмы и их дети. Куда же все подевались? Не видно и домашнего скота, птиц. В старину, во время набегов неприятеля, жители слобод укрывались за стенами крепостей. И эти эвакуировались? У страха глаза велики? Что же их, владеющих чёрной магией, так напугало? Ну, ухлопали мы дюжину курдушей... Смешно, если это их напугало...
Зеб напился, расслабился:
 - Прошвырнёмся по мёртвой деревне? Попил - есть захотелось...
 - Ты уверен, что нам ничего не грозит?

Зебрик не успел ответить: сквозь жерди ближайшей изгороди выскользнули Юрик и Щулец, забавно запылили по улочке в нашу сторону.
 - Все обращены в камень! - подбежав, затараторили. - Вся живность... мыши там, мухи, тараканы... Идё
мте, сами увидите.

На крыльце лежала каменная собака. В доме за столом сидела семья: мужчина, женщина и два мальчика лет пяти. Все смотрели на стену, где висело овальное зеркало, подёрнутое точно изморозью. Если бы не окаменелость, можно было сказать: семья увлечённо смотрит любимый фильм по телику.
 - Так в каждом доме, - сказал Юрик.
 - В хлевах животные окаменелые, - добавил Щулец.
 - И что вы думаете?
Дедульки только предполагали: скорее всего, Хозяйка не доверяла слобожанам, боялась предательства. Так как слобожане умели обращаться в животных, она и обратила всех в камень. Для верности.
 - Логично. Что ж её так напугало?

Дедульки, перебивая друг друга, развили целую теорию: Хозяйка, сотни и сотни лет жила одна, терзаемая душевной мукой, никто её не беспокоил - Избранные ходили другой путь - дорожкой, - вспышки гнева и безумия гасила на слобожанах. Наверняка, всех настроила против себя... поэтому, столкнувшись с непривычным, первым делом обезопасила тыл.
 - Складно получается... и похоже на правду. Может за давностью лет, и силы её обветшали, оружие заржавело... Иначе, думаю, давно бы отпор дала. Что скажете?
Дедульки подобрались, важно выпятили грудки:
 - Мы так же думаем, Ладушка!
 - Отлично. Зовите Добрана.
Дедульки шустро удалились.

 - Зеб, а ты всегда был котом? Может, ты зачарованный ведьмак?
 - Не ведаю. Мы были при Нюрке три сотни лет... Мы ведь только раз в 15лет обращались в живых, а так пылились на комоде.
 - На серванте, если быть точным. Но здесь ты стал живым, вне программы... Вот я и подумала: а что если на тебе заклятье? И вовсе ты не кот, а красавец мужчина... А я, такая дылда, у тебя на шее катаюсь...
 - Не о том думаешь, Варька, - сурово оборвал Зебрик. - Как будем штурмовать эту полоумную?
 - Думала я, думала. Любопытно, как она всех превратила в камень? Не сама же ходила по избам... И почему все сидят, уставясь в зеркало? Что если это не просто зеркало, а как в нашем мире видеосвязь? Созвала всех к "экрану", ляпнула нужное словечко и, пожалуйста, музей скульптур... Хорошо бы расколдовать их... помощники не помешали бы.
 - Знать бы как...
 - Ты видел: зеркала подёрнуты изморозью? Если её соскоблить...
 - Лучше кокнуть зеркало!
 - Попробуем?
 - Ты, Ладанея, я твой извозчик, - лукаво оскалился Зебрик.

И я грохнула Спицей по зеркалу. Оно покрылось сетью морщин. Я ковырнула остриём одну из трещин, и... зеркало осыпалось на пол грудой разнокалиберных треугольничков. За спиной зашипело, будто масло на горячей сковородке. Я обернулась и обомлела: каменные фигуры стали песчаными и медленно разваливались.
Зебрик опрометью выскочил на улицу, дрогнувшим голосом выдавил:
 - Не будем трогать зеркала...

Я с трудом приходила в себя от шока. В голове больно свербело: ты только что убила семью, двоих малых детей...
 - Соберись, не время нюни распускать. Ладанея...
 - Заткнись! Заткнись! Или я отсеку тебе второе ухо! Где была твоя долбанная Ладанея? Почему не предупредила? Не остановила руку?
 - Но...
 - Заткнись, я сказала! Летим на замок!
Зебрик буркнул что-то в усы и поднялся в воздух. 

© Copyright: Михаил Заскалько, 2012

Регистрационный номер №0046457

от 4 мая 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0046457 выдан для произведения:

ГЛАВА 26


Изгага почему-то не спешил возвращаться в человеческий облик. Сказал, что этот овраг через две версты становится уже, делает изгиб в сторону Слободы. Где и заканчивается.
 - Побудьте здесь, я сбегаю, посмотрю, что впереди. - Изгага растворился в зарослях кустарника.

Зарёма опустилась на траву, с обеих сторон к ней прижались дедульки. Щулец до последней минуты уверял, что не пойдёт с нами, но когда Дима собирался перебросить Добрана и Юрика, сидящего на его спине, леший завопил:
 - Я с вами! Потом не прощу себе, если что случится с вами...

Добран разминал ноги, чутко вслушивался в звуки леса. На первый взгляд ничего особенного: всё то же самое, что и до перехода, но, видимо, что-то неуловимое беспокоило полкана.
Вадик присел на выступавший из земли камень, оторвал веточку с куста, задумчиво щипал листочки. Дима, присев на корточки, наблюдал за продвижением ярко-зелёной гусеницы.
Зебрик, как и Добран, вслушивался и внюхивался: ухо двигалось локатором, усы ходили ходуном.
Я ещё раз вышла в "эфир", но Уп молчал.

Вернулся Изгага: в Слободе спокойно, никого не видать. Только спокойствие какое-то странное. Напряжённое.
 - Засада, - убеждённо заявил Дима. - Это о чём говорит? Или Хозяйка не совсем доверяет своим заклятьям, либо так напугана, что у стен дома ораву охранников поставила...
 - Или наоборот, уверенна, и поставила клетку. Поглядывает сверху, с башенки, как глупые птички попадут в неё, - Вадик отшвырнул ощипанную ветку, встал. - Пусть он, - кивнул на Диму, - прыгнет куда-нибудь внутрь... поглядит, послушает...
 - Я могу.
 - Это мы знаем. Только прыгать по лесу одно, а к Хозяйке другое. Короче: будь осторожен и не выпендривайся.
 - Хорошо, Варь, я буду, - Дима исчез с улыбкой во всё лицо.
 - Ну, а мы быстренько по оврагу, поближе к Слободе.

Изгага подошёл к Вадику:
 - Садись, друже, не плестись же тебе в хвосте.
Зарёма сгребла дедулек в охапку, посадила на спину отца, затем сама запрыгнула.
Зебрик поднялся в воздух, летел над Добраном. Изгага с Вадиком уже через пару минут исчезли из виду. Зебрик в принципе мог бы лететь намного быстрее, но предпочёл двигаться в тон Добрану. А тому густой кустарник не позволял развить скорость.

 "Мы на месте. До Слободы рукой подать, - забубнил как радио Вадик. - Димка в Слободе. Улицы безлюдны, посёлок выглядит... мёртвым. На возвышенности вроде замок... Стены, высоченные из каменных глыб... На стене... Внизу сад, домики, улочки, площадь... То же безлюдно... Спустился в сад..."
"Забей ему в мозги: руками ничего не трогать!"
"Забил... Послал меня в задницу. А по сути - тебя..."
"С ним мы сами разберёмся. Не отвлекайся".
"Площадь... Крыльцо... По бокам два огромных зверя... каменные... Звук сверху... балкон... На перилах два рыжих ворона с гуся размером... Живые... Играют в переглядки... На балкон выходит... бабища... ростом два с копейками... Просто смотрит... Наш кузнечик здоровается, стрекочет, что мы заблудились..."
"Попробуй влезть к Хозяйке..."
"Уже. Бьёт по мозгам, как током... Кузнечика приглашает войти... На крыльце... О-О-О, паскуда!!!"
"Что?!"
"Шибануло, как оглоблей по затылку... Всё, отрубило его... Я тоже..." - Вадик странно замолчал.
Что это: дурной знак или?..

Мы уже приближались к месту, где овраг сужался, местность становилась открытой. Здесь не было крупных деревьев, только молодняк и жиденькие кустики.
 Я снова и снова пыталась вызвать Упа, аукала Вадика - тщетно. В душе разрасталась тревога, неприятно колющая сердце.

Вот, наконец, и место назначения - окончание оврага, - но никого не обнаружили. Измятая трава, сломанные кустики, клочья волчьей шерсти и... рыжие перья. Это могло означать лишь одно: Вадик и Изгага присоединились к Димке.
 - Худо дело, - мрачно сказал Добран.
 - Но это не значит, что нам следует в панику ударяться. Димку тоже... захватили...
Зарёма вскрикнула, закрыла рот ладошкой, из глаз брызнули слёзы.
 - Юрик, Щулец... вы шустро передвигаетесь в траве... Сбегайте в Слободу, посмотрите, что там.
Зарёма спрыгнула на землю, спустила дедулек, и они, шушукаясь, юркнули в травяные джунгли.
- Зеб, ты не устал? Может, покружимся?
 - Мы не ведаем усталости. Только пить хочется.
 - Вот и посмотрим сверху, где можно утолить жажду.

Сверху местность представляла собой обычный сельский пейзаж: Слобода - деревня, окрестности - околица. Типичные русские рублёные избы, огороды, заборчики из жердей. Кривая пыльная улочка. Крохотная площадь, на ней каменная чаша, в которой бурлила вода, переливаясь через край. Ветвистая сеть желобков разносила воду к избам. И ни одной живой души.
 - Опустимся, полакаю водички? - спросил Зеб.
 - Рискни. Только будь начеку.
Медленно кружась, Зебрик опустился рядом с чашей. Я крепче сжала Спицу, и она тотчас ощетинилась лезвиями. Зебрик приблизился к желобку, постоял, чутко вслушиваясь и внюхиваясь.
 - Чудно: никаких человеческих запахов. Здесь никого нет.

Даже очень странно. По словам Изгага, Слобода всегда была густонаселённым пунктом: ведьмаки, ведьмы и их дети. Куда же все подевались? Не видно и домашнего скота, птиц. В старину, во время набегов неприятеля, жители слобод укрывались за стенами крепостей. И эти эвакуировались? У страха глаза велики? Что же их, владеющих чёрной магией, так напугало? Ну, ухлопали мы дюжину курдушей... Смешно, если это их напугало...
Зеб напился, расслабился:
 - Прошвырнёмся по мёртвой деревне? Попил - есть захотелось...
 - Ты уверен, что нам ничего не грозит?

Зебрик не успел ответить: сквозь жерди ближайшей изгороди выскользнули Юрик и Щулец, забавно запылили по улочке в нашу сторону.
 - Все обращены в камень! - подбежав, затараторили. - Вся живность... мыши там, мухи, тараканы... Идё
мте, сами увидите.

На крыльце лежала каменная собака. В доме за столом сидела семья: мужчина, женщина и два мальчика лет пяти. Все смотрели на стену, где висело овальное зеркало, подёрнутое точно изморозью. Если бы не окаменелость, можно было сказать: семья увлечённо смотрит любимый фильм по телику.
 - Так в каждом доме, - сказал Юрик.
 - В хлевах животные окаменелые, - добавил Щулец.
 - И что вы думаете?
Дедульки только предполагали: скорее всего, Хозяйка не доверяла слобожанам, боялась предательства. Так как слобожане умели обращаться в животных, она и обратила всех в камень. Для верности.
 - Логично. Что ж её так напугало?

Дедульки, перебивая друг друга, развили целую теорию: Хозяйка, сотни и сотни лет жила одна, терзаемая душевной мукой, никто её не беспокоил - Избранные ходили другой путь - дорожкой, - вспышки гнева и безумия гасила на слобожанах. Наверняка, всех настроила против себя... поэтому, столкнувшись с непривычным, первым делом обезопасила тыл.
 - Складно получается... и похоже на правду. Может за давностью лет, и силы её обветшали, оружие заржавело... Иначе, думаю, давно бы отпор дала. Что скажете?
Дедульки подобрались, важно выпятили грудки:
 - Мы так же думаем, Ладушка!
 - Отлично. Зовите Добрана.
Дедульки шустро удалились.

 - Зеб, а ты всегда был котом? Может, ты зачарованный ведьмак?
 - Не ведаю. Мы были при Нюрке три сотни лет... Мы ведь только раз в 15лет обращались в живых, а так пылились на комоде.
 - На серванте, если быть точным. Но здесь ты стал живым, вне программы... Вот я и подумала: а что если на тебе заклятье? И вовсе ты не кот, а красавец мужчина... А я, такая дылда, у тебя на шее катаюсь...
 - Не о том думаешь, Варька, - сурово оборвал Зебрик. - Как будем штурмовать эту полоумную?
 - Думала я, думала. Любопытно, как она всех превратила в камень? Не сама же ходила по избам... И почему все сидят, уставясь в зеркало? Что если это не просто зеркало, а как в нашем мире видеосвязь? Созвала всех к "экрану", ляпнула нужное словечко и, пожалуйста, музей скульптур... Хорошо бы расколдовать их... помощники не помешали бы.
 - Знать бы как...
 - Ты видел: зеркала подёрнуты изморозью? Если её соскоблить...
 - Лучше кокнуть зеркало!
 - Попробуем?
 - Ты, Ладанея, я твой извозчик, - лукаво оскалился Зебрик.

И я грохнула Спицей по зеркалу. Оно покрылось сетью морщин. Я ковырнула остриём одну из трещин, и... зеркало осыпалось на пол грудой разнокалиберных треугольничков. За спиной зашипело, будто масло на горячей сковородке. Я обернулась и обомлела: каменные фигуры стали песчаными и медленно разваливались.
Зебрик опрометью выскочил на улицу, дрогнувшим голосом выдавил:
 - Не будем трогать зеркала...

Я с трудом приходила в себя от шока. В голове больно свербело: ты только что убила семью, двоих малых детей...
 - Соберись, не время нюни распускать. Ладанея...
 - Заткнись! Заткнись! Или я отсеку тебе второе ухо! Где была твоя долбанная Ладанея? Почему не предупредила? Не остановила руку?
 - Но...
 - Заткнись, я сказала! Летим на замок!
Зебрик буркнул что-то в усы и поднялся в воздух. 

Рейтинг: +1 813 просмотров
Комментарии (1)
0 # 4 мая 2012 в 18:09 0
Ох- ох!!! Дальше!