ГлавнаяВся прозаЖанровые произведенияФэнтези → КОГДА ПРИДЁТ ЗАЗИРКА(русское фэнтези) 25

 

КОГДА ПРИДЁТ ЗАЗИРКА(русское фэнтези) 25

Г Л А В А 25.

Первыми ушли на разведку Дима и Изгага. Минут через десять вернулся один Дима. До зачарованной зоны ничего подозрительного. Изгага взялся рыть подкоп под Стеной.
 - А как же Добран?
 - Сказал, что широкую сделает. Там грунт мягкий. Ну, попрыгали?
Я за это время несколько раз пыталась подключиться к Упу, но, увы! Всё та же "профилактика". Родненький, где ты, отзовись!?

Место, которое выбрал Изгага для проникновения в зачарованную зону, было обычным оврагом, правда, заросшим малиной и прочими мелкими кустарниками. Здесь начало оврага: овальная яма метра три глубиной и метров пять шириной. Далее шёл завал из толстых деревьев с вывороченными корнями. Характер завала говорил о его рукотворном происхождении. Изгага решил прорыть ход параллельно завалу в рыхлой стене оврага. Пока что - судя по входу - нора не достаточно широкая для Добрана. Из норы фонтаном вылетал грунт.
 - Круто! - восхитился Дима. - Он что, дрелью там вертится?
Остальные всматривались вперёд, но особенного не наблюдалось: завал, рыхлые берега уходящего в глубь леса оврага, деревья, кусты...

Дима приблизился к завалу, и деревья, стоящие над обрывом, словно ожили: зашумели, склонились навстречу друг другу, простёрли над завалом ветви, точно пожарные крюки.
Рискнул удовлетворить любопытство и Зебрик: приподнялся над нашими головами и ринулся над завалом, но едва поравнялся с ним, как был отброшен в противоположный конец ямы. К счастью, ничего не повредил.
 - Резиновая стенка, - придя в себя, объявил.
 - Варь, може ты это... ну, попробуешь? Как Оберег или... как те глыбы, а?

У меня мелькнула такая мысль сразу по прибытии, но тут же умерла: слишком мала я - даже банальная небольшая обратная волна швырнёт меня, как сухой листок, к чёртовой бабушке.
 - Не стану и пробовать. Ты вон какой... тяжёлый, а меня отшвырнёт, так отшвырнёт...
 - Давай... я тебя буду держать... нежно.
 - Угомонись, - резко оборвал брата Вадик. - Сказала же: не станет...
 - А тебя просили соваться? - огрызнулся Дима. - Чё ты лезешь в каждую дырку затычкой?
 - Я из тебя счас сделаю затычку!
 - Попробуй!
 - Прекратите базар! Вы что, офигели совсем?
 - Он первый, - буркнул Дима. 
Вадик криво усмехнулся.

Из норы показалась волчья морда, удручённо сообщила:
 - Там камень попался... никак не обойти...
 - Может уже можно наверх? - как бы размышляя, спросил Вадик.
 - Не ведаю. В прошлый раз я рыл вдвое длиннее.
 - Варь, - осторожно начал Дима. - Это же просто камень... Что тебе стоит превратить его в эту... ну, как её? ... ну, в щебёнку?


Все уставились на меня.
 - У меня нет... злости, - попробовала увильнуть.
 - Сейчас организуем, - приблизился Вадик. – Хочешь, шелбана дам?
Дима стремительно встал между нами, едва не наступив на меня:
 - А в пятак?
 - Слушай, кузнечик, сходи, попрыгай! По-хорошему прошу.
 - А по плохому?
 - Ты меня уже достал! - Вадик схватил Диму за грудки.


 - Идиоты! Кретины! - Если они этим хотели вызвать во мне злость, то добились. Я даже не вскидывала руку, лишь шевельнула ею, и ребят разметало по обе стороны ямы. - Петухи безмозглые!
Шагнула к норе, и из неё пулей вылетел Изгага - волк, клацнув зубами. Взобралась на горку влажного грунта, заглянула в тёмный отдающий сыростью зев, мысленно представила стоящего впереди каменного монстра: "Пошёл прочь, каменюка!"
Земля дрогнула, края норы обвалились, но за мгновение до этого, меня сдёрнули с насыпи и подняли вверх. Оказалось, Зебрик держал меня в зубах, зависнув над ямой.
Метрах в восьми от ямы в стене обрыва огромная рваная дыра, усыпанная пёстрой щебёнкой.
Зебрик опустил меня рядом с Зарёмой, на щербатый пенёк. Изгага кинулся расширять вход в нору.

 - Варь, первый класс! - подошёл Дима, на оцарапанном лице искреннее восхищение.
 - Вадим, подойди, пожалуйста.
Глянул в мою сторону, скривил губы, нехотя приблизился:
 - Ну?- У него тоже на лице царапины, и на руках.
 - Не нукай, не запряг. Сколько я ещё буду лицезреть ваш идиотизм? Ты обещал?
 - Обещал...
 - И?
 - Чё сказать? Само как-то... вырывается...
 - Контролируй! Я уже устала от вашей грызни. Ребята, обоим говорю: нервы у меня не железные... Псих ещё тот... убедились. Вадик... ты на собственных рёбрах испытал. Умоляю вас: не играйте... с бедой!


Стоят, опустив головы, сопят, как провинившиеся первоклашки. Со стороны, наверно, отпадно смотрелось: кроха, от горшка два вершка, отчитывает двух верзил...
 - Что молчите?
 - Чё говорить? - вздохнул Вадик.
- Можете ничего не говорить. Пожмите друг другу руки. И помните, что я сказала.

Пожали. Внешне, вроде всё нормально, только что-то заставляло меня подозревать: это проформа, одолжение мне, для них же всё остаётся по-прежнему. Ладно, чёрт с ними, пусть про себя дубасят друг друга, сколько влезет, лишь бы на виду не собачились. Ибо не ручаюсь за себя...
И какой идиот сказал, что трудности сближают? Сколько мы уже хлебнули, а сближением не пахнет. Наоборот, Вадик всё агрессивнее к брату относится. Или ещё мало трудностей?
"Вадим, ты подсматриваешь?"- для проверки забросила вопросик.
"Нужна ты мне..."- шаркнуло по мозгам.
"Я тоже тебя уважаю,"- глупо, по - киношному, ляпнула.
В ответ-тишина. Отошёл к кустам, спиной ко мне, щиплет ягоды.


 - Проход готов! - объявил Изгага - волк.
 - Добран, пройдёшь?
Молча подошёл к норе, которая собственно уже и не была норой, а небольшим туннелем. В полный рост, конечно, Добран не помещался, опять, как и сквозь Оберег, на коленях продвигался. Бедняга намучился: вылез едва живой, вспотевший, измазанный землёй.

Остальные прошли, можно сказать, играючи. Последним шёл Зебрик, а на его загривке я. Чувствуя вину, что всё не может вспомнить заветное Слово, бедняжка, всячески пытался компенсировать: ни на шаг не отходил, готовый тотчас оказать помощь, услугу. Та, крохотная злость на него, что была в начале, давно истаяла. Вернее, обратилась на саму себя: ведь я слышала, что он крикнул, это тоже слово, что и в Питере, а вот никак не могу вспомнить. Девичья память? Так что терпи, малявка-козявка, сама виновата...
"И я, и я, того же мнения!"- высунулся Вадик.
"Ослам слова не давали".
"От такой слышу..."
"Ты решил меня доставать? Ладно, изгаляйся, только Димку не трогай".
"А чего это ты его защищаешь?"
"Я и тебя стану защищать... если понадобится. Вспомни наказ бабы Нюры: разлад, межусобица погубит нас! А я хочу выжить и вернуться домой. По - моему, чтобы понять это, достаточно одной извилины".
"Хочешь сказать: у меня меньше?"
"Что хотела, то и сказала. Понимай, как знаешь. Всё, отвали! Будь человеком". 

© Copyright: Михаил Заскалько, 2012

Регистрационный номер №0046452

от 4 мая 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0046452 выдан для произведения:

Г Л А В А 25.

Первыми ушли на разведку Дима и Изгага. Минут через десять вернулся один Дима. До зачарованной зоны ничего подозрительного. Изгага взялся рыть подкоп под Стеной.
 - А как же Добран?
 - Сказал, что широкую сделает. Там грунт мягкий. Ну, попрыгали?
Я за это время несколько раз пыталась подключиться к Упу, но, увы! Всё та же "профилактика". Родненький, где ты, отзовись!?

Место, которое выбрал Изгага для проникновения в зачарованную зону, было обычным оврагом, правда, заросшим малиной и прочими мелкими кустарниками. Здесь начало оврага: овальная яма метра три глубиной и метров пять шириной. Далее шёл завал из толстых деревьев с вывороченными корнями. Характер завала говорил о его рукотворном происхождении. Изгага решил прорыть ход параллельно завалу в рыхлой стене оврага. Пока что - судя по входу - нора не достаточно широкая для Добрана. Из норы фонтаном вылетал грунт.
 - Круто! - восхитился Дима. - Он что, дрелью там вертится?
Остальные всматривались вперёд, но особенного не наблюдалось: завал, рыхлые берега уходящего в глубь леса оврага, деревья, кусты...

Дима приблизился к завалу, и деревья, стоящие над обрывом, словно ожили: зашумели, склонились навстречу друг другу, простёрли над завалом ветви, точно пожарные крюки.
Рискнул удовлетворить любопытство и Зебрик: приподнялся над нашими головами и ринулся над завалом, но едва поравнялся с ним, как был отброшен в противоположный конец ямы. К счастью, ничего не повредил.
 - Резиновая стенка, - придя в себя, объявил.
 - Варь, може ты это... ну, попробуешь? Как Оберег или... как те глыбы, а?

У меня мелькнула такая мысль сразу по прибытии, но тут же умерла: слишком мала я - даже банальная небольшая обратная волна швырнёт меня, как сухой листок, к чёртовой бабушке.
 - Не стану и пробовать. Ты вон какой... тяжёлый, а меня отшвырнёт, так отшвырнёт...
 - Давай... я тебя буду держать... нежно.
 - Угомонись, - резко оборвал брата Вадик. - Сказала же: не станет...
 - А тебя просили соваться? - огрызнулся Дима. - Чё ты лезешь в каждую дырку затычкой?
 - Я из тебя счас сделаю затычку!
 - Попробуй!
 - Прекратите базар! Вы что, офигели совсем?
 - Он первый, - буркнул Дима. 
Вадик криво усмехнулся.

Из норы показалась волчья морда, удручённо сообщила:
 - Там камень попался... никак не обойти...
 - Может уже можно наверх? - как бы размышляя, спросил Вадик.
 - Не ведаю. В прошлый раз я рыл вдвое длиннее.
 - Варь, - осторожно начал Дима. - Это же просто камень... Что тебе стоит превратить его в эту... ну, как её? ... ну, в щебёнку?


Все уставились на меня.
 - У меня нет... злости, - попробовала увильнуть.
 - Сейчас организуем, - приблизился Вадик. – Хочешь, шелбана дам?
Дима стремительно встал между нами, едва не наступив на меня:
 - А в пятак?
 - Слушай, кузнечик, сходи, попрыгай! По-хорошему прошу.
 - А по плохому?
 - Ты меня уже достал! - Вадик схватил Диму за грудки.


 - Идиоты! Кретины! - Если они этим хотели вызвать во мне злость, то добились. Я даже не вскидывала руку, лишь шевельнула ею, и ребят разметало по обе стороны ямы. - Петухи безмозглые!
Шагнула к норе, и из неё пулей вылетел Изгага - волк, клацнув зубами. Взобралась на горку влажного грунта, заглянула в тёмный отдающий сыростью зев, мысленно представила стоящего впереди каменного монстра: "Пошёл прочь, каменюка!"
Земля дрогнула, края норы обвалились, но за мгновение до этого, меня сдёрнули с насыпи и подняли вверх. Оказалось, Зебрик держал меня в зубах, зависнув над ямой.
Метрах в восьми от ямы в стене обрыва огромная рваная дыра, усыпанная пёстрой щебёнкой.
Зебрик опустил меня рядом с Зарёмой, на щербатый пенёк. Изгага кинулся расширять вход в нору.

 - Варь, первый класс! - подошёл Дима, на оцарапанном лице искреннее восхищение.
 - Вадим, подойди, пожалуйста.
Глянул в мою сторону, скривил губы, нехотя приблизился:
 - Ну?- У него тоже на лице царапины, и на руках.
 - Не нукай, не запряг. Сколько я ещё буду лицезреть ваш идиотизм? Ты обещал?
 - Обещал...
 - И?
 - Чё сказать? Само как-то... вырывается...
 - Контролируй! Я уже устала от вашей грызни. Ребята, обоим говорю: нервы у меня не железные... Псих ещё тот... убедились. Вадик... ты на собственных рёбрах испытал. Умоляю вас: не играйте... с бедой!


Стоят, опустив головы, сопят, как провинившиеся первоклашки. Со стороны, наверно, отпадно смотрелось: кроха, от горшка два вершка, отчитывает двух верзил...
 - Что молчите?
 - Чё говорить? - вздохнул Вадик.
- Можете ничего не говорить. Пожмите друг другу руки. И помните, что я сказала.

Пожали. Внешне, вроде всё нормально, только что-то заставляло меня подозревать: это проформа, одолжение мне, для них же всё остаётся по-прежнему. Ладно, чёрт с ними, пусть про себя дубасят друг друга, сколько влезет, лишь бы на виду не собачились. Ибо не ручаюсь за себя...
И какой идиот сказал, что трудности сближают? Сколько мы уже хлебнули, а сближением не пахнет. Наоборот, Вадик всё агрессивнее к брату относится. Или ещё мало трудностей?
"Вадим, ты подсматриваешь?"- для проверки забросила вопросик.
"Нужна ты мне..."- шаркнуло по мозгам.
"Я тоже тебя уважаю,"- глупо, по - киношному, ляпнула.
В ответ-тишина. Отошёл к кустам, спиной ко мне, щиплет ягоды.


 - Проход готов! - объявил Изгага - волк.
 - Добран, пройдёшь?
Молча подошёл к норе, которая собственно уже и не была норой, а небольшим туннелем. В полный рост, конечно, Добран не помещался, опять, как и сквозь Оберег, на коленях продвигался. Бедняга намучился: вылез едва живой, вспотевший, измазанный землёй.

Остальные прошли, можно сказать, играючи. Последним шёл Зебрик, а на его загривке я. Чувствуя вину, что всё не может вспомнить заветное Слово, бедняжка, всячески пытался компенсировать: ни на шаг не отходил, готовый тотчас оказать помощь, услугу. Та, крохотная злость на него, что была в начале, давно истаяла. Вернее, обратилась на саму себя: ведь я слышала, что он крикнул, это тоже слово, что и в Питере, а вот никак не могу вспомнить. Девичья память? Так что терпи, малявка-козявка, сама виновата...
"И я, и я, того же мнения!"- высунулся Вадик.
"Ослам слова не давали".
"От такой слышу..."
"Ты решил меня доставать? Ладно, изгаляйся, только Димку не трогай".
"А чего это ты его защищаешь?"
"Я и тебя стану защищать... если понадобится. Вспомни наказ бабы Нюры: разлад, межусобица погубит нас! А я хочу выжить и вернуться домой. По - моему, чтобы понять это, достаточно одной извилины".
"Хочешь сказать: у меня меньше?"
"Что хотела, то и сказала. Понимай, как знаешь. Всё, отвали! Будь человеком". 

Рейтинг: +1 439 просмотров
Комментарии (1)
0 # 4 мая 2012 в 17:52 0
Дальше!!!!!!!!!! Отличнейшая вещь! самобытная. Легко читается, не отрываясь...Супер!