ГлавнаяПрозаЖанровые произведенияФэнтези → Хервуд Сероглазый. Часть 2

Хервуд Сероглазый. Часть 2

18 января 2014 - Андрей Мерклейн
article182230.jpg


      Медленно и неохотно отступал тяжёлый сон, возвращая сознание, разум и мысли; словно где-то там, в глубинах тьмы, зародилась крохотная искорка и стала упрямо пробираться наверх, к солнцу и свету. И вместе с ней потихоньку просыпалась девушка-скиталица, приходя в себя после невесть скольких часов забытья.
      Всплыли в памяти события предшествующих дней: лес, бесконечно долгие страшные ночи, холод и голод…девушка тяжело вздохнула и повернулась на бок. И вдруг её словно кто-то толкнул: она ощутила, что голова её покоится на подушке! На самой обычной подушке!
      Боясь открыть глаза, скиталица рукой повела вокруг себя: ладонь ощутила ткань простыни и одеяло, коим укрыта была девушка. И она рывком вскочила, недоуменно озираясь по сторонам и пытаясь понять, где же она находится. И было от чего удивляться: вокруг были стены комнаты, над головой – потолок, рядом с лежанкой – небольшое оконце. В общем, самый настоящий людской дом.
      Ещё окончательно не придя в себя после столь внезапного открытия, путница боязливо спустила ноги на пол, словно боясь, что он сейчас вдруг растворится подобно туману, исчезнет, а вместо него снова возникнет земля, поросшая колкой травой, кочки и корневища. Однако пол не исчез, и мало того, босые ноги ощутили мягкие тапочки, заботливо положенные кем-то прямо у лежанки. А из соседнего помещения между тем повеяло таким вкусным ароматом, что у изголодавшейся бедняжки прямо-таки слюнки потекли; но всё же было очень страшно и как-то не по себе от этих перемен, произошедших столь внезапно и неожиданно. Вдобавок ко всему из того же соседнего помещения ( по всей видимости, кухни) доносилось чьё-то бормотание и покряхтывание; скиталица боязливо подкралась к дверному проёму и, набравшись мужества, осторожно выглянула.
      У очага возился и хлопотал седобородый худощавый старик; вне всякого сомнения, он и был хозяином жилища, в котором очутилась девушка. Только вот как она попала сюда, каким образом-память упрямо отказывалась дать хоть какой–то намёк. Постояв некоторое время у двери, гостья решила, что всё же неудобно так себя вести – стоять сзади и подглядывать, что там делает хозяин…и тихонько кашлянула.
      Старик повернулся: не по-старчески зоркие глаза пытливо глянули наскиталицу, да так, что она даже поёжилась…а потом хозяин весело улыбнулся и пробасил:
     - Ага, проснулась, путешественница! Ну, проходи, проходи, не смущайся! Сейчас я тебя горячим супчиком накормлю, а то смотри как исхудала! Как тебя звать-то?
      - Корин…- смущённо пробормотала гостья
      - Вот и ладно, Корин! А я Эрмундом зовусь; садись-ка, Корин, за стол, бери ложку, хлеб, да не обращай на меня внимания, я тут пока кое-что приберу. Ты уж извини, угощаю тебя только супом – нельзя тебе сейчас более плотную пищу, вредно это после голодовки. Немного в себя придёшь, оправишься – там и покрепче подзакусить можно будет. Да выпей-ка для начала этот отвар из целебных трав, он тебе силу придаст и хворь выгонит, если есть какая.
      Отвар был горьковатым, но Корин мужественно выпила весь кубок: затем, всё ещё стесняясь, нерешительно взяла ложку.
      - Ешь, ешь! – подбодрил хозяин, - Суп овощной, лёгкий, вреда тебе не будет. Ну, а я, чтоб тебя не смущать, пойду пока баню затоплю – помыться да хорошенько попариться тебе надо, а то понамёрзлась, наверное, за время своего пути.
       И он вышел наружу; Корин же, как не старалась себя сдерживать, схватила ложку и принялась уплетать суп с такой скоростью, будто вот-вот у неё этот самый суп должны были отобрать. И хлеб откусывала большущими кусками, они едва в рот они помещались. А когда всё было съедено – не выдержала и расплакалась.
      - Э-э, что это за слёзы тут? – прозвучал с порога голос хозяина, - Что случилось, девочка?
      - Ничего…это я так…случайно вышло…- всхлипывая, пробормотала Корин, - Спасибо за суп, очень вкусно!
      - Понимаю…настрадалась, намучилась. – кивнул старик, - И сколько же ты дней по лесу шла? Жильё-то людское ох как неблизко!
      - Дней десять, кажется…или одиннадцать…
      - Ого! – изумился старик, - И всё это время одна?
      - Да…одна…
      - Что ж хоть кушала-то? Неужто только то, что под ногами растёт?
      - Ага…ягоды всякие, ну, ещё мне дикие яблочки попадались…
      Хозяин почесал затылок и задумался; некоторое время смотрел в окно, словно увидел там ответы на какие-то свои вопросы, потом вновь подал голос:
     - Ну, я так понимаю, не от хорошей жизни ты в лес подалась. Не иначе, как какая-то напасть тебя в эти места погнала, потому что по своей воле люди так далеко не заходят.Что случилось-то?
      - Ох, дедушка, случилось…нагрянули откуда-то злые люди, несметное число…деревни, дома – всё жгут, людей кого убивают, кого уводят куда-то. Меня дядя мой, у которого я живу, чуть не силком заставил в лес бежать, а сам с другими сельчанами топоры да вилы похватали – и навстречу тем чужеземцам пошли. Никого, наверное, и в живых не осталось… - и Корин снова расплакалась.
      - Да уж…плохие времена настали. – Старик снова задумался – Ну, а ты сама-то их видела? Каковы они обликом своим?
      - Не, не видела…только издали: пыль далеко заклубилась, потом примчался гонец из соседнего села, наговорил разного страшного и поскакал дальше. Ну, дядя меня спешно собрал и велел спасаться.
      - Хм…а вот скажи мне, что это за вещь у тебя? Я, когда тебя на берегу реки нашёл, ты её одной рукой к себе прижимала и не отпускала. Так я тебя и нёс на руках вместе с этой поклажей. – Старик слегка усмехнулся – Да не переживай, вот она, твоя штуковина, в углу стоит, целёхонькая.Я без твоего разрешения даже и посмотреть её не осмелился бы!
     - Это меч, дедушка… - едва слышно ответила Корин
     - Что?
      - Меч.
      - Ого! Так ты, стало быть, из рода воителей?
      - Не…какие из нас воители? Мы землю пашем, хлеб сеем…войн у нас никогда не было. А меч этот – он по наследству издавна в нашей семье передавался, никто не знает, чей он и откуда.
      - Это дядя тебе его дал и велел сохранить?
      - Да, дядя: у нас в семье так заведено было, что меч хранили и берегли, и своим детям наказывали хранить его пуще всего.
      - Любопытная вещица…и весьма необычен твой рассказ. Ну, позволь у тебя, хранительница меча, просить разрешения взглянуть на него! Что-то больно уж интересен он мне стал!
      Корин кивнула; старик аккуратно положил меч на стол, развязал узелки бечёвки, осторожно развернул холст и изумлённо воззрился на заблиставшее в отблесках света оружие. Да и было чему удивляться: тонкой работы изящная удобная рукоять, узорчатые ножны с удивительной красоты рисунком…но вот вынуть меч из ножен и посмотреть на клинок так и не удалось – как Эрмунд не тужился и не старался, меч так и не сдвинулся с места.
     - Вот так дела! – вконец запыхавшись, удручённо пробормотал хозяин, - С секретом он каким, что ли?
     - Ой, не знаю, дедушка! Из моих родных никто никогда не пытался его из ножен вытянуть, просто хранили – и всё.
     - Погоди-ка…что-то я припоминаю такое…даже не верится… - старик поспешно вскочил, откинул крышку небольшого сундука и извлёк толстенную книгу в коже; развернул примерно на середине и начал перелистывать страницы, но не к концу, а к началу книги.
     - Сейчас, сейчас…- приговаривал он, хрустя густо исписанными пожелтевшими листами, - где-то тут картинка была, рисунок, сделанный давным-давно мастерами, коим мы – не чета…
      Корин с любопытством поглядывала на книгу: очень редки они были, и за всю свою жизнь ей, простой деревенской девушке, довелось только пару раз видеть, как люди что-то в них разглядывают и черпают оттуда какие-то сведения. Например, как-то жители села сообща решили построить новый мост через реку и пригласили мастера – строителя: тот часто заглядывал в книгу, смотрел непонятные рисунки и чертежи, сверяясь с ходом строительства. И ещё раз видела у заезжего лекаря – он по книге собирал разные травы и делал лекарства.
      - Ага, вот, нашёл! – провозгласил старик, - Вот, глянь-ка, похож?
На рисунке и в самом деле был изображён меч, очень и очень похожий на тот, что лежал сейчас на столе: такая же форма рукояти, знакомый затейливый рисунок с завитушками, выгравированные буковки…да, вне всякого сомнения, мечи были, если можно так выразиться, близкими родственниками.
      - Знаешь, что за оружие сберегал ваш род? – загадочно прищурился старик – Это меч вайнингов: тех самых вайнингов, что в незапамятные времена когда-то шли через эти края, покинув свою родину. И сколько сотен лет с тех пор прошло, даже и не сосчитаешь. А вот, гляди-ка, меч как новый, время его не тронуло…хотя чему удивляться: вайнинги были такими умельцами, что и поныне мастеров, подобным им, не сыскать.
      Корин испуганно взирала на меч, столько времени хранившийся в их семье и теперь приоткрывший часть своей тайны: шутка ли, оружие тех самых былинных витязей – северян, про которых столько сказок рассказывали! И в самом деле, все думали, что вайнинги – это сказочные герои, выдумки бабушек, кои любят побаловать своих внуков интересными байками на сон грядущий. А вот теперь, оказывается, совсем не выдумки это…
      - Ну, теперь давай-ка мы этот меч опять упрячем да оставим в покое. – негромко произнёс хозяин, - Не стоит баловаться с такими вещами: мечи у вайнингов были непростыми, и немудрено, что я не смог его вытащить из ножен. Особые наговоры накладывались на них, и только хозяину своему повиновался меч; чужой человек вроде меня не справится с этим клинком, и даже если удалось бы его извлечь на белый свет, то ещё неизвестно, в какую сторону обратит он своё остриё.
       Эрмунд бережно завернул меч в ткань, скрепил, как и было, верёвкой и положил на верхнюю полку, освободив её от посуды.
      - Пусть здесь хранится, негоже такой вещи стоять в пыльном углу.



 

© Copyright: Андрей Мерклейн, 2014

Регистрационный номер №0182230

от 18 января 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0182230 выдан для произведения: Медленно и неохотно отступал тяжёлый сон, возвращая сознание, разум и мысли; словно где-то там, в глубинах тьмы, зародилась крохотная искорка и стала упрямо пробираться наверх, к солнцу и свету. И вместе с ней потихоньку просыпалась девушка-скиталица, приходя в себя после невесть скольких часов забытья.
      Всплыли в памяти события предшествующих дней: лес, бесконечно долгие страшные ночи, холод и голод…девушка тяжело вздохнула и повернулась на бок. И вдруг её словно кто-то толкнул: она ощутила, что голова её покоится на подушке! На самой обычной подушке!
      Боясь открыть глаза, скиталица рукой повела вокруг себя: ладонь ощутила ткань простыни и одеяло, коим укрыта была девушка. И она рывком вскочила, недоуменно озираясь по сторонам и пытаясь понять, где же она находится. И было от чего удивляться: вокруг были стены комнаты, над головой – потолок, рядом с лежанкой – небольшое оконце. В общем, самый настоящий людской дом.
      Ещё окончательно не придя в себя после столь внезапного открытия, путница боязливо спустила ноги на пол, словно боясь, что он сейчас вдруг растворится подобно туману, исчезнет, а вместо него снова возникнет земля, поросшая колкой травой, кочки и корневища. Однако пол не исчез, и мало того, босые ноги ощутили мягкие тапочки, заботливо положенные кем-то прямо у лежанки. А из соседнего помещения между тем повеяло таким вкусным ароматом, что у изголодавшейся бедняжки прямо-таки слюнки потекли; но всё же было очень страшно и как-то не по себе от этих перемен, произошедших столь внезапно и неожиданно. Вдобавок ко всему из того же соседнего помещения ( по всей видимости, кухни) доносилось чьё-то бормотание и покряхтывание; скиталица боязливо подкралась к дверному проёму и, набравшись мужества, осторожно выглянула.
      У очага возился и хлопотал седобородый худощавый старик; вне всякого сомнения, он и был хозяином жилища, в котором очутилась девушка. Только вот как она попала сюда, каким образом-память упрямо отказывалась дать хоть какой–то намёк. Постояв некоторое время у двери, гостья решила, что всё же неудобно так себя вести – стоять сзади и подглядывать, что там делает хозяин…и тихонько кашлянула.
      Старик повернулся: не по-старчески зоркие глаза пытливо глянули наскиталицу, да так, что она даже поёжилась…а потом хозяин весело улыбнулся и пробасил:
     - Ага, проснулась, путешественница! Ну, проходи, проходи, не смущайся! Сейчас я тебя горячим супчиком накормлю, а то смотри как исхудала! Как тебя звать-то?
      - Корин…- смущённо пробормотала гостья
      - Вот и ладно, Корин! А я Эрмундом зовусь; садись-ка, Корин, за стол, бери ложку, хлеб, да не обращай на меня внимания, я тут пока кое-что приберу. Ты уж извини, угощаю тебя только супом – нельзя тебе сейчас более плотную пищу, вредно это после голодовки. Немного в себя придёшь, оправишься – там и покрепче подзакусить можно будет. Да выпей-ка для начала этот отвар из целебных трав, он тебе силу придаст и хворь выгонит, если есть какая.
      Отвар был горьковатым, но Корин мужественно выпила весь кубок: затем, всё ещё стесняясь, нерешительно взяла ложку.
      - Ешь, ешь! – подбодрил хозяин, - Суп овощной, лёгкий, вреда тебе не будет. Ну, а я, чтоб тебя не смущать, пойду пока баню затоплю – помыться да хорошенько попариться тебе надо, а то понамёрзлась, наверное, за время своего пути.
       И он вышел наружу; Корин же, как не старалась себя сдерживать, схватила ложку и принялась уплетать суп с такой скоростью, будто вот-вот у неё этот самый суп должны были отобрать. И хлеб откусывала большущими кусками, они едва в рот они помещались. А когда всё было съедено – не выдержала и расплакалась.
      - Э-э, что это за слёзы тут? – прозвучал с порога голос хозяина, - Что случилось, девочка?
      - Ничего…это я так…случайно вышло…- всхлипывая, пробормотала Корин, - Спасибо за суп, очень вкусно!
      - Понимаю…настрадалась, намучилась. – кивнул старик, - И сколько же ты дней по лесу шла? Жильё-то людское ох как неблизко!
      - Дней десять, кажется…или одиннадцать…
      - Ого! – изумился старик, - И всё это время одна?
      - Да…одна…
      - Что ж хоть кушала-то? Неужто только то, что под ногами растёт?
      - Ага…ягоды всякие, ну, ещё мне дикие яблочки попадались…
      Хозяин почесал затылок и задумался; некоторое время смотрел в окно, словно увидел там ответы на какие-то свои вопросы, потом вновь подал голос:
     - Ну, я так понимаю, не от хорошей жизни ты в лес подалась. Не иначе, как какая-то напасть тебя в эти места погнала, потому что по своей воле люди так далеко не заходят.Что случилось-то?
      - Ох, дедушка, случилось…нагрянули откуда-то злые люди, несметное число…деревни, дома – всё жгут, людей кого убивают, кого уводят куда-то. Меня дядя мой, у которого я живу, чуть не силком заставил в лес бежать, а сам с другими сельчанами топоры да вилы похватали – и навстречу тем чужеземцам пошли. Никого, наверное, и в живых не осталось… - и Корин снова расплакалась.
      - Да уж…плохие времена настали. – Старик снова задумался – Ну, а ты сама-то их видела? Каковы они обликом своим?
      - Не, не видела…только издали: пыль далеко заклубилась, потом примчался гонец из соседнего села, наговорил разного страшного и поскакал дальше. Ну, дядя меня спешно собрал и велел спасаться.
      - Хм…а вот скажи мне, что это за вещь у тебя? Я, когда тебя на берегу реки нашёл, ты её одной рукой к себе прижимала и не отпускала. Так я тебя и нёс на руках вместе с этой поклажей. – Старик слегка усмехнулся – Да не переживай, вот она, твоя штуковина, в углу стоит, целёхонькая.Я без твоего разрешения даже и посмотреть её не осмелился бы!
     - Это меч, дедушка… - едва слышно ответила Корин
     - Что?
      - Меч.
      - Ого! Так ты, стало быть, из рода воителей?
      - Не…какие из нас воители? Мы землю пашем, хлеб сеем…войн у нас никогда не было. А меч этот – он по наследству издавна в нашей семье передавался, никто не знает, чей он и откуда.
      - Это дядя тебе его дал и велел сохранить?
      - Да, дядя: у нас в семье так заведено было, что меч хранили и берегли, и своим детям наказывали хранить его пуще всего.
      - Любопытная вещица…и весьма необычен твой рассказ. Ну, позволь у тебя, хранительница меча, просить разрешения взглянуть на него! Что-то больно уж интересен он мне стал!
      Корин кивнула; старик аккуратно положил меч на стол, развязал узелки бечёвки, осторожно развернул холст и изумлённо воззрился на заблиставшее в отблесках света оружие. Да и было чему удивляться: тонкой работы изящная удобная рукоять, узорчатые ножны с удивительной красоты рисунком…но вот вынуть меч из ножен и посмотреть на клинок так и не удалось – как Эрмунд не тужился и не старался, меч так и не сдвинулся с места.
     - Вот так дела! – вконец запыхавшись, удручённо пробормотал хозяин, - С секретом он каким, что ли?
     - Ой, не знаю, дедушка! Из моих родных никто никогда не пытался его из ножен вытянуть, просто хранили – и всё.
     - Погоди-ка…что-то я припоминаю такое…даже не верится… - старик поспешно вскочил, откинул крышку небольшого сундука и извлёк толстенную книгу в коже; развернул примерно на середине и начал перелистывать страницы, но не к концу, а к началу книги.
     - Сейчас, сейчас…- приговаривал он, хрустя густо исписанными пожелтевшими листами, - где-то тут картинка была, рисунок, сделанный давным-давно мастерами, коим мы – не чета…
      Корин с любопытством поглядывала на книгу: очень редки они были, и за всю свою жизнь ей, простой деревенской девушке, довелось только пару раз видеть, как люди что-то в них разглядывают и черпают оттуда какие-то сведения. Например, как-то жители села сообща решили построить новый мост через реку и пригласили мастера – строителя: тот часто заглядывал в книгу, смотрел непонятные рисунки и чертежи, сверяясь с ходом строительства. И ещё раз видела у заезжего лекаря – он по книге собирал разные травы и делал лекарства.
      - Ага, вот, нашёл! – провозгласил старик, - Вот, глянь-ка, похож?
На рисунке и в самом деле был изображён меч, очень и очень похожий на тот, что лежал сейчас на столе: такая же форма рукояти, знакомый затейливый рисунок с завитушками, выгравированные буковки…да, вне всякого сомнения, мечи были, если можно так выразиться, близкими родственниками.
      - Знаешь, что за оружие сберегал ваш род? – загадочно прищурился старик – Это меч вайнингов: тех самых вайнингов, что в незапамятные времена когда-то шли через эти края, покинув свою родину. И сколько сотен лет с тех пор прошло, даже и не сосчитаешь. А вот, гляди-ка, меч как новый, время его не тронуло…хотя чему удивляться: вайнинги были такими умельцами, что и поныне мастеров, подобным им, не сыскать.
      Корин испуганно взирала на меч, столько времени хранившийся в их семье и теперь приоткрывший часть своей тайны: шутка ли, оружие тех самых былинных витязей – северян, про которых столько сказок рассказывали! И в самом деле, все думали, что вайнинги – это сказочные герои, выдумки бабушек, кои любят побаловать своих внуков интересными байками на сон грядущий. А вот теперь, оказывается, совсем не выдумки это…
      - Ну, теперь давай-ка мы этот меч опять упрячем да оставим в покое. – негромко произнёс хозяин, - Не стоит баловаться с такими вещами: мечи у вайнингов были непростыми, и немудрено, что я не смог его вытащить из ножен. Особые наговоры накладывались на них, и только хозяину своему повиновался меч; чужой человек вроде меня не справится с этим клинком, и даже если удалось бы его извлечь на белый свет, то ещё неизвестно, в какую сторону обратит он своё остриё.
       Эрмунд бережно завернул меч в ткань, скрепил, как и было, верёвкой и положил на верхнюю полку, освободив её от посуды.
      - Пусть здесь хранится, негоже такой вещи стоять в пыльном углу.

 
Рейтинг: +3 199 просмотров
Комментарии (6)
Анна Магасумова # 2 февраля 2014 в 22:07 0
Да, сюжет развивается! 50ba589c42903ba3fa2d8601ad34ba1e
Андрей Мерклейн # 2 февраля 2014 в 22:08 +1
Есть такое дело )))
Kyle James Davies # 7 февраля 2014 в 19:08 0
Читал на одном дыхании. У вас легкий слог, спасибо. Мне очень нравится. Немного передохну и дальше буду читать big_smiles_138
Андрей Мерклейн # 7 февраля 2014 в 19:19 0
Первое в моей жизни более-менее серьёзное произведение )))
4545 # 3 января 2015 в 06:45 +1
Весьма и весьма интересный меч... Хочется скорее узнать новые тайны! botanik
Андрей Мерклейн # 3 января 2015 в 07:24 0
О, этих тайн впереди ещё немало...)))
Популярная проза за месяц
134
Побег в метель... 31 декабря 2018 (Анна Гирик)
129
98
90
89
76
72
68
67
66
63
62
61
59
57
56
56
56
54
54
52
50
50
49
49
48
47
Вечер вдвоем 21 декабря 2018 (Виктор Лидин)
46
46
Я НЕ ТВОЯ 1 января 2019 (Рената Юрьева)
35