ГлавнаяПрозаЖанровые произведенияФэнтези → Беседа вторая. Был обычный осенний питерский вечер...

Беседа вторая. Был обычный осенний питерский вечер...

15 сентября 2018 - Андрей Шеркунов
article424851.jpg
   Осень… Что там сказал поэт - унылая пора, очей очарованье? Ну что же, потому он и гений, что умеет в четырёх словах передать атмосферу и настроение. Да, лучше не скажешь. Собственно и незачем…

   Вот в такой уныло-очаровательный вечерок мы сидим с Гизмо за небольшим столиком, полуночничаем. Шарлизка, взяв с меня слово, что никуда не отлучусь из дома, улетела по делам - у неё сегодня дежурство по спасению страждущих. Передаёт опыт молодому поколению ангелов хранителей моя берегинюшка, на конкретных делах и примерах обучает. Но я не в претензии – дело, есть дело…

   Ну а мы устроились вполне прилично, но без излишеств. Судите сами – довольно неплохая буженинка, немного сёмужки, но не ужасной норвежской, а нашей, настоящей, крупные маслинки и неизменные помидорки «черри» в маленьких хрустальных вазочках, сыр, конечно же, белорусско-швейцарского происхождения, ну и фрукты на большом блюде. А, пардон, перед Гизмо стоит два блюдечка, со сметаной и с молоком – он хоть и член семьи, но всё-таки кот. Венчает наш поздний ужин бутылочка коньяка, а вот рюмка одна – котик у меня хоть и наглый, но непьющий. Трезвенник.

   В комнате обычный полумрак – не люблю яркий свет, когда не работаю, тихо стелется и растекается по углам очередной блюз, на мольберте виднеется недавно начатый портрет. Беседа течёт неторопливо, даже лениво – обсуждаем приятелей, то бишь попросту сплетничаем. Всё как обычно, всё как всегда…

   Наливаю себе ещё рюмочку, коту подкладываю из склянки ещё сметаны, и делаю вид, что не замечаю его вожделенных взглядов, которыми он одаривает отодвинутую от него подальше буженину. Поднимаю рюмку.

   - Ну что, давай за друзей выпьем. Они у нас хоть и странноватые, но интересные!

   Гизмо прикладывается к блюдечку с молоком, потом вытирает лапой усы.

   - А с чего это они странные? Обычные ангелы и бесы, таких много. Разве что вместе они бывают не часто… точнее никогда. А тут ещё и Ганеша…

   - Что Ганеша? Очень милый слоник, хоть и индуистское божество. Да и его родня мне очень понравилась, особенно дядюшка Кришна – анекдоты классные рассказывал, помнишь? А Ганеша истинный пофигист, наш человек! И Астюша с ним счастлива, хоть и не понимаю я такой любви…

   - Ой, и не говори! Но тут уж ничего не поделаешь, любовь зла, полюбишь и… эээ… слоника…

   - Лучше уж слоника! 

   Посмеялись, выпили ещё каждый своего, теперь уже за любовь. Тут мне на ум пришла одна гипотеза, обсуждение которой я увидел в какой-то телепередаче. Гипотеза смешная, я её даже в какой-то своей шуточке обыгрывал, и Гизмо, когда её прочитал, долго смеялся. Правда, почему-то сконфуженно… Но начал я издалека.

   - Гиз, а вот скажи мне честно и искренне, положа лапу на сердце – вы все телепаты? Вот ты читаешь мои мысли?  

   Кот как-то потупился, потом уставился на кого-то за моей спиной. Но я уже прекрасно знаю эти его штучки, поэтому продолжаю, не отвлекаясь на его выкрутасы – мало ли что там сейчас проплывает, всё равно не увижу.

   - Вот скажи мне, как ты безошибочно узнаёшь тот момент, когда я иду к холодильнику за ветчиной или сыром? Про сметану уж и не говорю – тут ты даже отпихиваешь меня от открытой дверцы! Но ведь во всех остальных случаях ты даже бровью не ведёшь. Ну и как ты узнаёшь за чем конкретно я иду?

   Гизмо помялся немного, ещё раз кинул взгляд на так любимую им буженину, и на что-то решившись, промолвил:

   - Ладно, хозяин, твоя взяла. Есть у нас такое свойство, есть… Но это не совсем телепатия, я не слышу, в отличие от наших друзей, твоих мыслей – я считываю мыслеобразы, картинки. Ведь ты даже не даёшь себе отчёта в том, что идя за чем-нибудь вкусненьким на кухню, ты мысленно уже представляешь это, ты его уже поедаешь в мечтах. У тебя во рту даже вкус появляется ветчинный… Вот это твоё ощущение я и считываю. Всё просто…

   - Просто? Хорошо, а откуда ты знаешь, что это именно я поднимаюсь по лестнице, и за пару минут до моего прихода уже сторожишь в прихожей? По лестнице же ходит куча народа…

   Гизмо на секунду задумался, потом неуверенно улыбаясь, произнёс:

   - А давай спишем это на интуицию, а? Или условимся, что у меня очень тонкий слух и я легко отличаю твои шаги от других. Договорились?

   - Ага, вот щаззз… Раз уж зашёл разговор об этом, то давай, рассказывай о своих тайных способностях. Может и ещё есть что-нибудь интересное? Вот недавно кое-где слышал, что вы вообще инопланетяне.

   Кот, который в это время припал к блюдцу с молоком, фыркнул. Потом он поднял на меня удивлённую физиономию, на которой появились ещё два блюдечка, правда поменьше – глаза. С усов и подбородка капало молоко, рот он так и забыл закрыть, удивлённо выпученные глазёнки дополняли вид полнейшего удивления. Не выдержав этого зрелища, я расхохотался, а Гизмо тихо выдавил из себя:

   - Интересно, кто же это проболтался на этот раз… 

   Теперь настал черёд удивляться мне. Хорошо ещё, что молоко я не пил, а то бы сидели друг напротив друга с выпученными глазами и все в молоке…

   - Так это серьёзно? Ну ни фига себе…

   Гизмо стряхнул с себя оцепенение, потряс головой, освобождаясь от молока, потом начал уже спокойно вылизываться, иногда хитро поглядывая в мою сторону. Закончив свои процедуры и посмотревшись в стеклянную дверцу буфета, кот явно удовлетворился своим видом. Усевшись опять напротив меня, он принял вид этакого хатуль-мадана, или попросту кота учёного. Только пенсне на цепочке не хватало.

   - Вообще-то я думал, что ты давно это понял. Ты же книжки умные читаешь, а там о нашем происхождении много написано. Правда в самой главной вашей книжке, которая называется Библия, в первом томе, называемом Ветхим заветом, изложена какая-то совсем уж сказочная история… Будто бы ваш Творец, сокрушаясь, что на ковчеге завелось много мышей, портящих еду, предназначенную на всех пассажиров, посоветовал Ною стукнуть льва по голове. В результате, мол, бедолага лев изрыгнул первого кота, который тут же кинулся ловить всех крыс и мышей. Тьфу ты… Большей чуши вы не могли придумать! Нет, ну ты подумай – сколько же мог выпить тот писатель, именуемый пророком Исайей, чтобы придумать такое? Не-не, ты только представь ситуацию – подходит тщедушный старичок к Царю зверей и бац ему по морде. Тайсон этакий… А тот, вместо того чтобы съесть этого нахала, рожает кошку! Мдааа, мне бы такую фантазию…

   - Так, ты поосторожнее на поворотах! Не наезжай на нашу Святую книгу!

   Кот с интересом посмотрел на меня.

   - Да? И давно ты стал таким верующим?

   - Эээ… Ладно, проехали…

   Усмехнувшись в усы, Гизмо продолжил:

   - То же мне, эйкуменист… Ну ладно, поехали дальше. Мне вообще странно, что вы упорно не замечаете даже свидетельств людей, которые в разное время утверждали о нашем инопланетном происхождении. Начать можно с фараона Эхнатона, который, низринув всех богов и введя единобожие в виде бога Ра, всё же считал кошек существами, пришедшими с неба, и вообще детьми Солнца. Так что в положении кошек эхнатонова революция ничего не изменила – как были почитаемы, так и остались. А почему? Да потому что к человечеству никакого отношения не имели!

   - Про Египет все знают, у них даже были памятники кошкам…

   - Ну конечно, у них и богиня-кошка была, по имени Баст. Кстати, египетские жрецы считали, что кошки переселились с одной из планет, что вблизи звезды Сириус. Не сильно и ошибались… Но ведь и потом находились просвещённые мудрецы в других странах и эпохах, которые напрямую заявляли, что кошки – пришельцы из других миров!

   - Да ладно… Это кто же?

   - Ой, да многие, и во все времена! Пифагор, например, который развил в своих записках идеи Эхнатона о внеземном происхождении кошачьего племени. Жаль помер рано, не успел математически это подтвердить… Далее эту идею подхватил философ-неоплатоник Плотин, который в одном из своих трудов прямо указывает на то, что кошки пришли на Землю с Луны. Да и сейчас ещё живут там на тёмной стороне, потому что не выносят яркого света. Об этом писали Геродот и Диодор Сицилийский…

   - Так, подожди, ты меня совсем запутал. То ты про Сириус, то про Луну… А конкретнее можно? Что за тайны между друзьями?

   Гизмо внимательно посмотрел на меня, хмыкнул, задумался, но потом отрицательно помотал головой.

   - Нет, ещё нельзя, пожалуй. Рановато… Но ты знаешь, очень многие давным-давно всё поняли! Все знаменитые александрийские гностики разделяли эту теорию, а некоторые из них, Вакхилид и Валентин, так просто называли нас посланцами Звёзд. Известный Августин Блаженный, в своем произведении «Град Божий», прямо называет котов жителями Небесного царства. Небезызвестный Иеронимус Босх, в одной из своих лучших картин «Сад наслаждений земных», изобразил кошку, выходящую из космического корабля. Хоссспадя, да даже Чарльз Дарвин в письмах своему брату писал, что не может нас никуда вставить… Так, ты наливай, наливай. И между прочим, мог бы не жадничать, а дать гостю вашей планеты буженинки! У меня от этих лекций горло пересыхает и под ложечкой начинает сосать.

   Я плеснул себе ещё немного коньячка, коту добавил молока в блюдечко, и под его пристальным взглядом отрезал кусок буженины, честно поделив его пополам. Гизмо с жадностью и утробным урчанием вцепился в него, откусил кусок, и поднял на меня довольные глаза. 

   - А ты фнаеффф…

   - Гиз, прожуй сначала! Учишь тебя, учишь, а манеры у тебя всё ещё инопланетные…

   Кот с усилием сглотнул, отхлебнул из блюдца и прокашлялся.

   - А ты знаешь, на этой планете не так уж и плохо! 

   - Ха, с бужениной везде не плохо! А если ещё и молочком запить…

   - Несомненно, хозяин!

   И Гизмо уткнулся опять в своё любимое лакомство. Его довольное мурчание иногда заглушало даже музыку, тихо льющуюся по полу. Осенний вечер давно уже плавно перетёк в ночь, за окном всё так же по ноябрьски промозгло, а у нас в комнате хорошо, тепло и приятно. И беседы веселые, и буженинка вкусная… Вот сейчас доедим и пойдём спать, ведь завтра будут новые дела, новые встречи, новые беседы. Может быть даже с очередным инопланетянином…

© Copyright: Андрей Шеркунов, 2018

Регистрационный номер №0424851

от 15 сентября 2018

[Скрыть] Регистрационный номер 0424851 выдан для произведения:
   Осень… Что там сказал поэт - унылая пора, очей очарованье? Ну что же, потому он и гений, что умеет в четырёх словах передать атмосферу и настроение. Да, лучше не скажешь. Собственно и незачем…

   Вот в такой уныло-очаровательный вечерок мы сидим с Гизмо за небольшим столиком, полуночничаем. Шарлизка, взяв с меня слово, что никуда не отлучусь из дома, улетела по делам - у неё сегодня дежурство по спасению страждущих. Передаёт опыт молодому поколению ангелов хранителей моя берегинюшка, на конкретных делах и примерах обучает. Но я не в претензии – дело, есть дело…

   Ну а мы устроились вполне прилично, но без излишеств. Судите сами – довольно неплохая буженинка, немного сёмужки, но не ужасной норвежской, а нашей, настоящей, крупные маслинки и неизменные помидорки «черри» в маленьких хрустальных вазочках, сыр, конечно же, белорусско-швейцарского происхождения, ну и фрукты на большом блюде. А, пардон, перед Гизмо стоит два блюдечка, со сметаной и с молоком – он хоть и член семьи, но всё-таки кот. Венчает наш поздний ужин бутылочка коньяка, а вот рюмка одна – котик у меня хоть и наглый, но непьющий. Трезвенник.

   В комнате обычный полумрак – не люблю яркий свет, когда не работаю, тихо стелется и растекается по углам очередной блюз, на мольберте виднеется недавно начатый портрет. Беседа течёт неторопливо, даже лениво – обсуждаем приятелей, то бишь попросту сплетничаем. Всё как обычно, всё как всегда…

   Наливаю себе ещё рюмочку, коту подкладываю из склянки ещё сметаны, и делаю вид, что не замечаю его вожделенных взглядов, которыми он одаривает отодвинутую от него подальше буженину. Поднимаю рюмку.

   - Ну что, давай за друзей выпьем. Они у нас хоть и странноватые, но интересные!

   Гизмо прикладывается к блюдечку с молоком, потом вытирает лапой усы.

   - А с чего это они странные? Обычные ангелы и бесы, таких много. Разве что вместе они бывают не часто… точнее никогда. А тут ещё и Ганеша…

   - Что Ганеша? Очень милый слоник, хоть и индуистское божество. Да и его родня мне очень понравилась, особенно дядюшка Кришна – анекдоты классные рассказывал, помнишь? А Ганеша истинный пофигист, наш человек! И Астюша с ним счастлива, хоть и не понимаю я такой любви…

   - Ой, и не говори! Но тут уж ничего не поделаешь, любовь зла, полюбишь и… эээ… слоника…

   - Лучше уж слоника! 

   Посмеялись, выпили ещё каждый своего, теперь уже за любовь. Тут мне на ум пришла одна гипотеза, обсуждение которой я увидел в какой-то телепередаче. Гипотеза смешная, я её даже в какой-то своей шуточке обыгрывал, и Гизмо, когда её прочитал, долго смеялся. Правда, почему-то сконфуженно… Но начал я издалека.

   - Гиз, а вот скажи мне честно и искренне, положа лапу на сердце – вы все телепаты? Вот ты читаешь мои мысли?  

   Кот как-то потупился, потом уставился на кого-то за моей спиной. Но я уже прекрасно знаю эти его штучки, поэтому продолжаю, не отвлекаясь на его выкрутасы – мало ли что там сейчас проплывает, всё равно не увижу.

   - Вот скажи мне, как ты безошибочно узнаёшь тот момент, когда я иду к холодильнику за ветчиной или сыром? Про сметану уж и не говорю – тут ты даже отпихиваешь меня от открытой дверцы! Но ведь во всех остальных случаях ты даже бровью не ведёшь. Ну и как ты узнаёшь за чем конкретно я иду?

   Гизмо помялся немного, ещё раз кинул взгляд на так любимую им буженину, и на что-то решившись, промолвил:

   - Ладно, хозяин, твоя взяла. Есть у нас такое свойство, есть… Но это не совсем телепатия, я не слышу, в отличие от наших друзей, твоих мыслей – я считываю мыслеобразы, картинки. Ведь ты даже не даёшь себе отчёта в том, что идя за чем-нибудь вкусненьким на кухню, ты мысленно уже представляешь это, ты его уже поедаешь в мечтах. У тебя во рту даже вкус появляется ветчинный… Вот это твоё ощущение я и считываю. Всё просто…

   - Просто? Хорошо, а откуда ты знаешь, что это именно я поднимаюсь по лестнице, и за пару минут до моего прихода уже сторожишь в прихожей? По лестнице же ходит куча народа…

   Гизмо на секунду задумался, потом неуверенно улыбаясь, произнёс:

   - А давай спишем это на интуицию, а? Или условимся, что у меня очень тонкий слух и я легко отличаю твои шаги от других. Договорились?

   - Ага, вот щаззз… Раз уж зашёл разговор об этом, то давай, рассказывай о своих тайных способностях. Может и ещё есть что-нибудь интересное? Вот недавно кое-где слышал, что вы вообще инопланетяне.

   Кот, который в это время припал к блюдцу с молоком, фыркнул. Потом он поднял на меня удивлённую физиономию, на которой появились ещё два блюдечка, правда поменьше – глаза. С усов и подбородка капало молоко, рот он так и забыл закрыть, удивлённо выпученные глазёнки дополняли вид полнейшего удивления. Не выдержав этого зрелища, я расхохотался, а Гизмо тихо выдавил из себя:

   - Интересно, кто же это проболтался на этот раз… 

   Теперь настал черёд удивляться мне. Хорошо ещё, что молоко я не пил, а то бы сидели друг напротив друга с выпученными глазами и все в молоке…

   - Так это серьёзно? Ну ни фига себе…

   Гизмо стряхнул с себя оцепенение, потряс головой, освобождаясь от молока, потом начал уже спокойно вылизываться, иногда хитро поглядывая в мою сторону. Закончив свои процедуры и посмотревшись в стеклянную дверцу буфета, кот явно удовлетворился своим видом. Усевшись опять напротив меня, он принял вид этакого хатуль-мадана, или попросту кота учёного. Только пенсне на цепочке не хватало.

   - Вообще-то я думал, что ты давно это понял. Ты же книжки умные читаешь, а там о нашем происхождении много написано. Правда в самой главной вашей книжке, которая называется Библия, в первом томе, называемом Ветхим заветом, изложена какая-то совсем уж сказочная история… Будто бы ваш Творец, сокрушаясь, что на ковчеге завелось много мышей, портящих еду, предназначенную на всех пассажиров, посоветовал Ною стукнуть льва по голове. В результате, мол, бедолага лев изрыгнул первого кота, который тут же кинулся ловить всех крыс и мышей. Тьфу ты… Большей чуши вы не могли придумать! Нет, ну ты подумай – сколько же мог выпить тот писатель, именуемый пророком Исайей, чтобы придумать такое? Не-не, ты только представь ситуацию – подходит тщедушный старичок к Царю зверей и бац ему по морде. Тайсон этакий… А тот, вместо того чтобы съесть этого нахала, рожает кошку! Мдааа, мне бы такую фантазию…

   - Так, ты поосторожнее на поворотах! Не наезжай на нашу Святую книгу!

   Кот с интересом посмотрел на меня.

   - Да? И давно ты стал таким верующим?

   - Эээ… Ладно, проехали…

   Усмехнувшись в усы, Гизмо продолжил:

   - То же мне, эйкуменист… Ну ладно, поехали дальше. Мне вообще странно, что вы упорно не замечаете даже свидетельств людей, которые в разное время утверждали о нашем инопланетном происхождении. Начать можно с фараона Эхнатона, который, низринув всех богов и введя единобожие в виде бога Ра, всё же считал кошек существами, пришедшими с неба, и вообще детьми Солнца. Так что в положении кошек эхнатонова революция ничего не изменила – как были почитаемы, так и остались. А почему? Да потому что к человечеству никакого отношения не имели!

   - Про Египет все знают, у них даже были памятники кошкам…

   - Ну конечно, у них и богиня-кошка была, по имени Баст. Кстати, египетские жрецы считали, что кошки переселились с одной из планет, что вблизи звезды Сириус. Не сильно и ошибались… Но ведь и потом находились просвещённые мудрецы в других странах и эпохах, которые напрямую заявляли, что кошки – пришельцы из других миров!

   - Да ладно… Это кто же?

   - Ой, да многие, и во все времена! Пифагор, например, который развил в своих записках идеи Эхнатона о внеземном происхождении кошачьего племени. Жаль помер рано, не успел математически это подтвердить… Далее эту идею подхватил философ-неоплатоник Плотин, который в одном из своих трудов прямо указывает на то, что кошки пришли на Землю с Луны. Да и сейчас ещё живут там на тёмной стороне, потому что не выносят яркого света. Об этом писали Геродот и Диодор Сицилийский…

   - Так, подожди, ты меня совсем запутал. То ты про Сириус, то про Луну… А конкретнее можно? Что за тайны между друзьями?

   Гизмо внимательно посмотрел на меня, хмыкнул, задумался, но потом отрицательно помотал головой.

   - Нет, ещё нельзя, пожалуй. Рановато… Но ты знаешь, очень многие давным-давно всё поняли! Все знаменитые александрийские гностики разделяли эту теорию, а некоторые из них, Вакхилид и Валентин, так просто называли нас посланцами Звёзд. Известный Августин Блаженный, в своем произведении «Град Божий», прямо называет котов жителями Небесного царства. Небезызвестный Иеронимус Босх, в одной из своих лучших картин «Сад наслаждений земных», изобразил кошку, выходящую из космического корабля. Хоссспадя, да даже Чарльз Дарвин в письмах своему брату писал, что не может нас никуда вставить… Так, ты наливай, наливай. И между прочим, мог бы не жадничать, а дать гостю вашей планеты буженинки! У меня от этих лекций горло пересыхает и под ложечкой начинает сосать.

   Я плеснул себе ещё немного коньячка, коту добавил молока в блюдечко, и под его пристальным взглядом отрезал кусок буженины, честно поделив его пополам. Гизмо с жадностью и утробным урчанием вцепился в него, откусил кусок, и поднял на меня довольные глаза. 

   - А ты фнаеффф…

   - Гиз, прожуй сначала! Учишь тебя, учишь, а манеры у тебя всё ещё инопланетные…

   Кот с усилием сглотнул, отхлебнул из блюдца и прокашлялся.

   - А ты знаешь, на этой планете не так уж и плохо! 

   - Ха, с бужениной везде не плохо! А если ещё и молочком запить…

   - Несомненно, хозяин!

   И Гизмо уткнулся опять в своё любимое лакомство. Его довольное мурчание иногда заглушало даже музыку, тихо льющуюся по полу. Осенний вечер давно уже плавно перетёк в ночь, за окном всё так же по ноябрьски промозгло, а у нас в комнате хорошо, тепло и приятно. И беседы веселые, и буженинка вкусная… Вот сейчас доедим и пойдём спать, ведь завтра будут новые дела, новые встречи, новые беседы. Может быть даже с очередным инопланетянином…
 
Рейтинг: +1 162 просмотра
Комментарии (2)
Ивушка # 15 сентября 2018 в 17:26 0
интересные вечерние беседы
увлекательное повествование
спасибо
Андрей Шеркунов # 16 сентября 2018 в 01:15 +1
Вам спасибо! Если понравилось, то завтра выложу зимнюю беседу. Всё это вместе называется "Беседы с котом при ясной Луне и в твёрдой памяти..."
Популярная проза за месяц
108
105
100
99
98
95
94
93
91
91
87
87
84
78
77
76
мой август 3 августа 2019 (Елена Абесадзе)
74
Кошка 6 августа 2019 (Дмитрий Милёв)
73
73
73
73
72
71
70
66
64
63
Спаситель 4 августа 2019 (Татьяна Белая)
61
61
49