Кукла

8 декабря 2011 - Анастасия Слюсарева
article1973.jpg

Её сердцу не положено биться, ее душа не сможет полюбить…

            Темнота. Место, где ничего нет. Я все время была здесь? Наверное, да. Все, что я помню – лишь тьма…Я что-то слышу…Слышать звуки – это так странно…Что я слышу? Музыка? Нет, не правильно… Это не музыка, это шум. Кто-то кричит. Плачет. Смеется... По щеке скатилось что-то мокрое… что это? Соленая вода? Нет, больше похоже на слезы… Я плачу? Но почему? На руках что-то липкое…Кровь. Жжет грудь… Тепло. Или нет? Жжение становится сильнее…А соленых капель все больше и больше… Я чувствую себя странно…Нет! Не надо! Мне больно!!! Хватит жечь! Пожалуйста, перестаньте! Не надо! Почему я дрожу? Из-за того, что плачу? Странно…Непривычно и больно…Но что у меня внутри? Так жжет! Однако, уже легче…не больно, наоборот приятно…Что во мне? Незнакомое существо? Темнота? Или…д-душа? Но душа есть только у людей…А у меня? Разве я – человек? Нет. Я не человек. Я - кукла...Но, тогда…почему?..

Свет…яркий, необыкновенно теплый свет…Темнота отступает…Звуки становятся громче…Я просыпаюсь…

Город  только начал сбрасывать одеяло ночи, когда его округу облетела горестная новость – замечательный ученый и добрый человек покинул бренный мир. Свое имущество он завещал племяннице, приехавшей из-за границы.

В то же время вышеупомянутая личность проснулась. Пошевелила пальцами и встала с кровати. Огляделась. На стуле лежала одежда. Она попыталась протянуть  к ней руку, но вместо этого сделала шаг. Испуганно вскрикнула. Отступила назад. Замахала руками, чтобы не упасть. Перевела дух. Осторожно попыталась поднять руку. Ладонь девушки дрожала. Она поднесла ее к глазам. Пошевелила пальцами. Чуть не ткнула себя в веко. Озадачено заморгала. Погладила по голове. Волосы серебристого цвета были мягкими и  короткими – чуть ниже ушей. Наконец, она вспомнила про одежду. Потянулась к ней. На вещах лежала записка из пяти слов: «Я рад, что  ты очнулась» и роспись. Девушка улыбнулась – она нужна, про нее помнят. Героиня оделась. Под одеждой обнаружилась сумка. Внутри -  какие-то бумаги. Она взяла верхний документ и прочитала по  слогам: «За-ве-ща-ни-е. Я – Са-ло-мон…Непонятно…Кто это такой? Мой…отец, или создатель? Наверное, это одно и то же. Он умер? Скорее всего. Ведь завещание пишут, если могут умереть…опять соленая вода. Непривычно. И невкусно», – тем временем девушка достала следующие бумажки, это оказались пропуск и инструкция. В первой находке не было ничего интересного – пол, возраст, имя, название школы и фотография. В инструкции же, была масса интересной информации. Девочка углубилась в чтение:

«Здравствуй, дорогая Мила, я надеюсь, что мой эксперимент прошел удачно, и ты все-таки ожила. К сожалению, я не смогу этого узнать, так как в этом мире мои дни сочтены. Мила, я создавал тебя для человеческой жизни и поэтому, прошу – живи, как обычный подросток. В этой книге ты узнаешь о чувствах. Ты сможешь понять себя. По своей сути, инструкция, которую ты сдержишь в руках, ничто иное, как твое прошлое, которого у тебя не было…» - Мила сжала бумагу. На книге остались следы ногтей. По щеке пробежала слеза, которую она немедленно вытерла. Попыталась улыбнуться и продолжила читать - «… Я представил тебя, как мою племянницу. Документы оформлены и ты можешь жить здесь, а если, тебе не нравится эта квартира, то продай ее. Я буду не против. Ходи в школу и живи обычной жизнью – это все о чем я прошу. Забудь, как ты появилась. Просто живи, ладно? Твое тело ничем не отличается от человеческого и можно сказать, что ты не столько кукла, сколько клон. Ты также можешь заболеть или пораниться. Чувствовать боль… Но я хотел бы попросить у тебя прощения, за то, что не смог подарить тебе эмоции. К сожалению, ты не сможешь испытывать их. Ты можешь плакать, когда грустно. Смеяться, когда смешно. Улыбаться, когда радуешься. Но ты никогда не сможешь полюбить и возненавидеть. Эти чувства не будут тебе доступны. Прости, но современная наука не может создать душу. И на этой, не самой радостной для меня ноте я должен закончить предисловие, потому что чувствую, что у меня осталось мало времени, а успеть надо так много…прости и прощай, малышка Мила...»

Девушка вытерла слезы и закрыла инструкцию. На сегодня достаточно. Она пошла осмотреть дом. Пошлепала пятками по ламинату и наступила на стекло. Испугано вскрикнула, возомнив невесть что. Отпрыгнула. Успокоилась и пошла дальше. Пятка ныла и кровоточила. Но в ее разуме были самые простые навыки оказания помощи при порезе, и она пошла, промыть ранку. Кровь перестала идти и Мила вспомнила, что опаздывает в школу. Схватила сумку и побежала.

 В подъезде ногам было зябко, и кукла догадалась вернуться домой, что бы обуться. Надела ботинки на босу ногу и побежала в «цитадель знаний». На школьном портфеле была подсказка: «Иди за девочками в такой же форме, что бы прийти в школу». И девушка побежала. Выбежала из подъезда. Пробежала пару метров и огляделась. Невдалеке от нее шли две девочки в точно такой же одежде (примечание: для рассказа я взяла японский тип образования, где каждая школа имеет свою форму).

Мила шла спокойно, как будто и так знала расположение здания, а девушки просто идут перед ней. Внезапно, одна из девчонок обернулась: «Привет, ты, наверное, Мила, племянница доктора Соломона? - Кукла осторожно кивнула, а незнакомка продолжила – ЗдОрово. Я – Полина, а это – тут она показала на свою спутницу – это Марина. Хочешь, пойдем вместе. Ты, наверное, не очень хорошо знаешь город?». «Ага, я недавно приехала» - Мила улыбнулась и подошла к девушкам. Те подождали ее, а затем Марина случайно взглянула на часы: «Полина, балбеска! Через десять минут урок, а мы еще не прошли половины пути до школы, не говоря обо всей дороге! Еще и новенькую подведем! Быстрее, побежали!» - и девчонки испуганной стайкой двинулись по направлению к школе. Перепрыгивая лужи, рискуя головой при переходе на красный они добежали до школы за три минуты до звонка. Опаздывающие отдышались и направились к своим шкафам со сменкой (прим.: тоже японский вариант устройства школы). Мила озадаченно осмотрела синие ящики и поникла – в этой школе около пятисот учеников, попробуй, найди свой шкаф. Но две новоприобретенные подруги не растерялись и нашли учителя, который и показал героине ее полку, а после повел в класс. Полина и Марина проводили новенькую сочувствующим взглядом.

Прозвенел звонок. Мила зашла в класс. Галдеж прекратился почти мгновенно. Мила невольно напряглась. «Я ведь не посмотрела в зеркало перед выходом! А, что, если у меня что-то с одеждой? И я волосы не расчесала…Блин! А откуда это слово? Кажется, это называется сленг. Ясно. Значит, и это загружено в мою память в качестве основной информации. Надо преставиться. Спасибо, папа, за то, что вложил в меня знания», - Мила взяла мел и написала свое имя, затем произнесла небольшую речь, смысл которой заключался в том, что она рада, что будет учиться с этими ребятами. После этого ее посадили на третью парту и учитель начал объяснять новый материал. Мила огляделась. В классе было много незнакомых лиц, но почти все ребята поглядывали на нее, в пол уха слушая объяснения учителя.  Полина и Марина сидели довольно далеко друг от друга и от нее. Не имея возможности поболтать, и потому страдая.

Перед ней сидел парень. Коричневые, со стальным блеском волосы были небрежно разлохмачены в разные стороны создавая эффект полного беспорядка мыслей юноши. Он был одет, как и все в школьную форму, но при этом выглядел другим. Более свободным и гордым, и чем-то напоминал девушке снежного барса, хотя та никак не могла вспомнить, что это за животное. Затем Мила решила осмотреть своих подруг. Полина была веселой и радостной девчонкой, это было понятно уже потому, что с ее лица никогда не сходила улыбка. Ее золотые волосы были забраны в два хвостика. По всем признакам было понятно, что эта девочка – вечный ребенок. Марина была полной противоположностью своей неугомонной приятельницы. Она была одета в выглаженную с иголочки форму. Волосы были заплетены в тугую косу длиной примерно до лопаток. Сидела она, высоко подняв голову всем своим видом показывая интерес к учебе. «Они такие разные, но, тем не менее, дружат. Интересно – почему?» - кукла сидела, задумчиво глядя в потолок и едва слушая учителя. Внезапно, что-то отвлекло ее. На парте лежал свернутый вчетверо листок. Она уже протянула к нему руку, но прозвенел звонок и парень, сидевший перед ней, внезапно сорвался с места. К новенькой подбежали подруги: «Ты произвела настоящий фурор! Ты бы слышала, как тебя все обсуждают. Я завидую, ну конечно в хорошем смысле. О! записочка! И от кого? Разворачивай скорее», -  Полина протянула свои руки, намереваясь открыть записку, но Марина ударила ее по ладони: «Имей хоть какие-то приличия, в конце - концов,  это прислали Миле, а не тебе».

- Ну и что? Могу помочь ей открыть конверт

- Не хочу тебя расстраивать, но его здесь нет – Марина решила успокоить подругу

- Ми-и-и-ила! Ну скажи ей!!!

- Что? Марина права, ведь записку прислали мне, - Мила виновато улыбнулась и развернула бумагу. На ней была написана буквально пара строк: «На третьей перемене. Крыша. Жду». Мила подняла голову и посмотрела на девчонок, те уже давно прочли «письмо» и теперь активно обсуждали идти шпионить или не идти. Правда обсуждала больше Полина, в то время, как Марина пыталась ее усмирить. «Так ты пойдешь?» - голос подруги донесся как сквозь вату. Мила кивнула, все еще не понимая  причины своей радости. Прозвенел звонок и все уселись слушать историю.

На третьей перемене девушка вышла из класса вместе с подругами. Эта перемена длилась больше остальных, и потому можно было спокойно подняться на крышу, не боясь опоздать. Наверху уже ждали. Тот самый парень спереди. Он улыбнулся: «Извини, что позвал тебя сюда, просто тут очень свободно дышится»

- Да мы видим. И зачем ты ее позвал, придурок? – Полина была явно рассержена, причем Мила не могла разобраться чем. Оглянувшись, она заметила, что Марина тоже напряжена.

- Поля, я, конечно, понимаю, что не могу заслужить твое и Маринино доверие, однако я совершенно искренен и не собираюсь поступить с ней так, как поступал раньше,- парень выглядел смущенным.

- Я тебе не верю. И никогда бы не поверила. Однако не мне решать, может ли Мила общаться с тобой. Пусть решает сама, однако учти, что я все ей расскажу, - в голосе девушки звучала сталь. Казалось невероятным, что такая безумная и рассеянная девчонка может быть настолько злой. «Так вот она – настоящая Полина. Та, что не скрыта за маской детской непосредственности», - мелькнула мысль у куклы.

- Мила… - Марина посмотрела на подругу глазами полными мольбы – сделай правильный выбор.

- К сожалению, я не очень знакома с этим парнем, а потому, не могу сказать точно, верю я ему или нет. Но сейчас он говорил искренне, а потому, я бы хотела с ним общаться, - она старалась не смотреть подругам в глаза.

- Спасибо, что дала мне шанс, Мила – в тот момент девушка отвернулась и потому не видела, что лицо юноши светилось истинным счастьем.  

- Радуйся, что она такая добрая, иначе, ты бы к ней и на пятьдесят метров не приблизился – Полина в последний раз взглянула на парня, после чего развернулась и ушла. Все три девушки покинули крышу.

Давно прозвенел звонок, но юноша все не уходил. Он просто стоял, устремив взгляд в небо, а по его щекам текли слезы, наконец, он развернулся и пошел вниз.

 То же время. Класс. «Нет, ну как он только посмел! Надо же, не успела она приехать, как этот павлин тут, как тут! Идиот! Балбес!!!» - Полина могла продолжать до бесконечности, но Марина успокаивающе положила ей на плечо руку. Девочка успокоилась. «А почему вы его так ненавидите?» - вопрос Милы вывел Полю из раздумий.

- Эмм... видишь, ли. Однажды он не совсем красиво себя повел и с тех пор весь класс его не очень сильно уважает. Вот.

- А что случились?

- Он подставил девочку, с которой общался. В общем, то, мелочь, но ей здорово влетело. Причем она его не выдала и была наказана, а он как трус побоялся признаться, с тех пор я его и недолюбливаю, - Полина тепло улыбнулась – но не беспокойся, с тобой он так не поступит. Я прослежу.

Девушки спустились в класс и до конца занятий о парне забыли…Пока не прозвенел последний звонок. Юноша вошел в класс и собрал свои вещи, затем повернулся к Миле и произнес: «Пойдем домой вместе?» Поля и Марина внимательно смотрели на подругу. Та кивнула и когда на лице парня почти появилась счастливая улыбка, сказала: «Конечно пойдем, только, если вместе подразумеваются и мои подруги». Юноше ничего не оставалось, кроме как кивнуть. Таким образом, компашка из четырех сумасшедших собралась расходиться по домам.

Наконец, ребята дошли до дома куклы. Мила зашла в подъезд и помахала всем на прощание. Все дружно улыбались в ответ. Дверь захлопнулась, и настроение стало менее радостным – не говоря не слова, ребята разошлись по своим домам.

Мила перевела дыхание – не думала, что это так трудно – учиться. Она разулась и вошла в комнату. Ноги гудели, на пятках появились мозоли, потому было очень больно ходить. она зашла в комнату. Послышалось странное бурчание. Мила посмотрела вниз – ее живот хотел есть. Девушка побежала на кухню. Открыла холодильник – он был забит до отказа. Быстро взвесив все за и против, девушка приготовила омлет, после чего, села за уроки.

Последующие дни были сплошным круговоротом школы, домашних дел и прогулок с друзьями. Несмотря на жуткую усталость, кукла понимала, что все это приносит свои результаты – подруги стали лучше относиться к Илье (так звали их одноклассника), Полина уже не шипела (в буквальном смысле) при его приближении; одноклассники стали считать ее своей, помогали с домашней, если она чего-то не понимала; и еще одно было очень важно – Полина и Марина подружились с Милой, стали ее настоящими друзьями. И однажды она решила рассказать им правду. В тот дождливый вечер девчонки пили чай и разговаривали о какой-то глупости, когда Мила, наконец-таки решилась: «Послушайте, пожалуйста, я должна кое в чем вам признаться – я кукла. Я не человек, а его копия. У меня точно такой же биологический состав. Я могу чувствовать. Но у меня нет души. Я не могу полюбить. Я не знаю, зачем и как создана, но больше не могу молчать. Если вы не захотите со мной дружить, то я не против. Я пойму», - Мила попыталась улыбнуться, однако вместо этого получилась какая-то гримаса. Девочки некоторое время помолчали, после чего Полина внесла ясность в ситуацию (хотя и в своей манере): «Вот, что. Я, конечно, понимаю, что не все идеальны, но это не значит, что если ты не являешься человеком физически, то не можешь им быть духовно. Конечно, я не могу тебя уверить, что до конца верю в эту муть про куклу, однако, даже, если это, правда, то можешь мне поверить – морально, ты гораздо лучше многих людей». Произнеся это, девушка улыбнулась, Мила впервые почувствовала себя частью их небольшой вселенной…

Шло время. Признание куклы лишь укрепила их дружбу. Но оставался один нерешенный вопрос – Илья. С каждым днем парень становился все более и более проблемным. Он постоянно спорил с Полиной за право идти рядом с Милой. Приглашал ее в кино, на дискотеки, в библиотеку… В общем старался провести с ней как можно больше времени. И это не могло не повлиять на настроение подруг – Полина становилась раздражительной, когда он предлагал куда-нибудь пойти вместе, пусть даже компанией; в то время как, Марина лишь радовалась за Милу и чувствовала, что она не безразлична Илье. Казалось, что сама возлюбленная этого не понимала или она действительно не могла понять чувств юноши. Кукла не знала, рассказывать ему секрет или не стоит. Она спрашивал девчонок, но те лишь пожимали плечами – решай сама. Но если не уверена, то лучше не надо. И все, же Мила решилась.

В тот день Илья пригласил всех на крышу, посмотреть звезды. Однако и Марины и Полины появилась масса неотложных дел и поэтому смотреть на небо, пошла только Мила. Они сидели, укрывшись пледом, и болтали о созвездиях. На лицах ребят играли улыбки, но вот души… у парня душа была наполнена чем-то непонятно-сладким, в то время как, у куклы в душе зияла пустота, которую ничем нельзя было заполнить. Наконец, она вытянула перед собой руку: «Смотри – это рука. Но это рука не человека, а куклы. Простой игрушки из плоти и крови, неспособной испытывать чувства и любить. Неправда ли, глупо – жить, зная, что ты лишь подделка, пародия на человека… Девчонки говорят, что это неважно, что для них я всегда буду подругой. Что бы не случилось, но… как считаешь ты?» - Мила повернула голову и посмотрела парню в глаза. Тот вздохнул: «Жаль, что начала первой, но я позвал тебя на крышу не просто так. Видишь ли, я люблю тебя. Ты мне понравилась еще тогда, придя в школу. Такая наивная. Ты напомнила мне птенца, выпавшего из гнезда. Хотела взлететь, но не могла, пыталась жить внизу, но было слишком опасно.  Казалось, что ты послана для чего-то необыкновенного… Тогда на крыше, ты не смотря на враждебность подруг поверила мне. Спасибо за это» - он тепло улыбнулся.

- Ты так и не ответил на мой вопрос, - ее глаза сверкнули в темноте.

- А что ты подразумеваешь под куклой?  Человека, неспособного испытывать эмоции или существо, не способное существовать с людьми?

- И то, и другое. Я хочу знать точно.

- Ну, тогда, слушай – говорят, что полюбить можно кого угодно. И это действительно так. Девочки все правильно сказали – неважно, кто ты есть, важно, то¸ кем ты являешься в душе. Если ты кукла, но при этом олицетворяешь лучшие качества людей, то почему ты не можешь быть человеком? Для меня и девчонок ты всегда будешь другом. Не смотря на то, кто ты на самом деле. И насчет любви, раз ты не можешь полюбить, то давай тогда будем друзьями, ведь там любовь не так важна, правда? – он улыбнулся, а в его глазах зажглись озорные огоньки.

- Давай, дружить?

- Давай, только пообещай, что больше не будешь грустить, лады? – он посмотрел ей в глаза и девушка кивнула

- Но ты уверен, что неважно кто я? Правда?

- Конечно, балбеска, - он шутливо потрепал куклу по голове – для меня, ты всегда будешь просто Милой, – внезапно девушка перестала смеяться и пробормотала:

- Вот как? Просто Милой и никем больше? Хотя, это, наверное, и так много.

Звезды светили ярко до самого утра. Все это время ребята сидели вместе.

 С того дня Мила и Илья стали ходить куда-то вместе – то в кино, то на крышу, иногда на футбол(последнее особенно нравилось девушке), иногда вся компания собиралась у Милы и дружно пила чай, порой, задерживаясь настолько, что приходилось ночевать у куклы. Все было прекрасно, пока…

Ребята возвращались после просмотра очередного кинофильма, когда ветер вырвал  из рук Милы записку с предсказанием (найденную в печенье) и понес. Илья попытался схватить непослушную бумажку и выбежал на дорогу. Послышался визг тормозов. Грузовик не успевал затормозить.

Илья открыл глаза. Умирать страшно… хотя стойте, он жив! Кто-то оттолкнул его на тротуар, но кто?

Он оглянулся. На дороге лежала Мила. Она судорожно дышала, по щекам девушки бежали слезы. Илья подбежал к ней и попытался поднять, но девушка застонала, и он оставил тщетные попытки. Она открыла глаза: «Ты жив, я так рада» она попыталась улыбнуться. «Не надо, береги силы. Ты сильная, ты должна выдержать».

- Глупый. Ты чего плачешь? Я же всего лишь кукла. Игрушка, которая сломалась. Вы скоро забудете обо мне.

- Ты в этом уверена? Ты что не помнишь, о чем мы говорили? Ты никогда не была игрушкой. Никогда, слышишь? Ты всегда была человеком! Для меня, для девчонок, для всех! Поэтому, ты должна жить. Ты не можешь сломаться… - он посмотрел ей в глаза у понял, что она его не слушала: «Черт, вот и произноси после этого речи!» - пронеслось у него в голове.

- Прости, я твою майку испачкала…

- Дурашка! Какая майка! Ты вообще, хоть понимаешь, что творишь?

- Ага. Я, правда, все понимаю. Честно-честно. Мы же друзья, а потому, я и оттолкнула моего друга от машины.

- Но это неправильно!

- Почему?

- Потому что… потому что…черт! Я не могу объяснить! Где же скорая?

Тут же послышался вой сирены. Выбежали доктора. Девушка лежала без сознания. Подбежавший к ним врач пощупал пульс. Его не было: «Я ничем не могу помочь». « Почему? Ее сердце никогда не билось. Никогда! Но тем не менее она жила, разговаривала, улыбалась! Почему тогда, вы не поможете? Почему…» - Илья уже не мог ничего казать  и мужчина, видя это, кивнул. Милу загрузили в карету.

- Так значит вот она – кукла, – юноша услышал этот звук и обернулся

- Кто это?

- Я помощник доктора. Я помогал ему создать Милу. К сожалению, на последнем этапе работы я заболел и не узнал, что случилось. Поэтому я не видел, как она очнулась и как жила. Правда, кое, что я все же знаю. Что бы ее вылечить надо пойти домой. Там в одном из ящиков стола лежит небольшая бутылка, а в ней соответственно, одна микстурка. Две капли на стакан воды. Пусть она пьет это каждые три часа. Понял?

Илья кивнул:

- Я пойду?

- Быстрее, пока еще можно что-то делать.

Забежав на пару секунд к Миле домой ( сумка девушки осталась на дороге) Илья рванул в больницу. Там его уже ждали

- Ты хоть думаешь, что творишь? Прихожу домой, а на автоответчике сообщение, что подруга  попала в аварию! У тебя пять секунд на оправдание, затем ты труп! – Полина как всегда в своем репертуаре. Но юноше было не до того. Трепетно сжав заветный пузырек, он зашел в палату. Девушка лежала там вся в бинтах. Он налил «лекарство» и поднес к ней. Мила открыла глаза. «Все хорошо, я рядом» - он дал ей стакан, и девушка осторожно выпила раствор и уснула.

Милу выписали через месяц. Все это время в школе было очень тихо и неспокойно. Весь класс ополчился на Илью, по вине которого все и произошло. Он не отрицал этого. Просто молчал. В последний день, перед выпиской он пришел, что бы помочь кукле собрать вещи. Когда юноша зашел в палату, там было невообразимо тихо, настолько, что он услышал непонятный, очень тихий звук – биение сердца девушки, которая была куклой…

© Copyright: Анастасия Слюсарева, 2011

Регистрационный номер №0001973

от 8 декабря 2011

[Скрыть] Регистрационный номер 0001973 выдан для произведения:

Её сердцу не положено биться, ее душа не сможет полюбить…

            Темнота. Место, где ничего нет. Я все время была здесь? Наверное, да. Все, что я помню – лишь тьма…Я что-то слышу…Слышать звуки – это так странно…Что я слышу? Музыка? Нет, не правильно… Это не музыка, это шум. Кто-то кричит. Плачет. Смеется... По щеке скатилось что-то мокрое… что это? Соленая вода? Нет, больше похоже на слезы… Я плачу? Но почему? На руках что-то липкое…Кровь. Жжет грудь… Тепло. Или нет? Жжение становится сильнее…А соленых капель все больше и больше… Я чувствую себя странно…Нет! Не надо! Мне больно!!! Хватит жечь! Пожалуйста, перестаньте! Не надо! Почему я дрожу? Из-за того, что плачу? Странно…Непривычно и больно…Но что у меня внутри? Так жжет! Однако, уже легче…не больно, наоборот приятно…Что во мне? Незнакомое существо? Темнота? Или…д-душа? Но душа есть только у людей…А у меня? Разве я – человек? Нет. Я не человек. Я - кукла...Но, тогда…почему?..

Свет…яркий, необыкновенно теплый свет…Темнота отступает…Звуки становятся громче…Я просыпаюсь…

Город  только начал сбрасывать одеяло ночи, когда его округу облетела горестная новость – замечательный ученый и добрый человек покинул бренный мир. Свое имущество он завещал племяннице, приехавшей из-за границы.

В то же время вышеупомянутая личность проснулась. Пошевелила пальцами и встала с кровати. Огляделась. На стуле лежала одежда. Она попыталась протянуть  к ней руку, но вместо этого сделала шаг. Испуганно вскрикнула. Отступила назад. Замахала руками, чтобы не упасть. Перевела дух. Осторожно попыталась поднять руку. Ладонь девушки дрожала. Она поднесла ее к глазам. Пошевелила пальцами. Чуть не ткнула себя в веко. Озадачено заморгала. Погладила по голове. Волосы серебристого цвета были мягкими и  короткими – чуть ниже ушей. Наконец, она вспомнила про одежду. Потянулась к ней. На вещах лежала записка из пяти слов: «Я рад, что  ты очнулась» и роспись. Девушка улыбнулась – она нужна, про нее помнят. Героиня оделась. Под одеждой обнаружилась сумка. Внутри -  какие-то бумаги. Она взяла верхний документ и прочитала по  слогам: «За-ве-ща-ни-е. Я – Са-ло-мон…Непонятно…Кто это такой? Мой…отец, или создатель? Наверное, это одно и то же. Он умер? Скорее всего. Ведь завещание пишут, если могут умереть…опять соленая вода. Непривычно. И невкусно», – тем временем девушка достала следующие бумажки, это оказались пропуск и инструкция. В первой находке не было ничего интересного – пол, возраст, имя, название школы и фотография. В инструкции же, была масса интересной информации. Девочка углубилась в чтение:

«Здравствуй, дорогая Мила, я надеюсь, что мой эксперимент прошел удачно, и ты все-таки ожила. К сожалению, я не смогу этого узнать, так как в этом мире мои дни сочтены. Мила, я создавал тебя для человеческой жизни и поэтому, прошу – живи, как обычный подросток. В этой книге ты узнаешь о чувствах. Ты сможешь понять себя. По своей сути, инструкция, которую ты сдержишь в руках, ничто иное, как твое прошлое, которого у тебя не было…» - Мила сжала бумагу. На книге остались следы ногтей. По щеке пробежала слеза, которую она немедленно вытерла. Попыталась улыбнуться и продолжила читать - «… Я представил тебя, как мою племянницу. Документы оформлены и ты можешь жить здесь, а если, тебе не нравится эта квартира, то продай ее. Я буду не против. Ходи в школу и живи обычной жизнью – это все о чем я прошу. Забудь, как ты появилась. Просто живи, ладно? Твое тело ничем не отличается от человеческого и можно сказать, что ты не столько кукла, сколько клон. Ты также можешь заболеть или пораниться. Чувствовать боль… Но я хотел бы попросить у тебя прощения, за то, что не смог подарить тебе эмоции. К сожалению, ты не сможешь испытывать их. Ты можешь плакать, когда грустно. Смеяться, когда смешно. Улыбаться, когда радуешься. Но ты никогда не сможешь полюбить и возненавидеть. Эти чувства не будут тебе доступны. Прости, но современная наука не может создать душу. И на этой, не самой радостной для меня ноте я должен закончить предисловие, потому что чувствую, что у меня осталось мало времени, а успеть надо так много…прости и прощай, малышка Мила...»

Девушка вытерла слезы и закрыла инструкцию. На сегодня достаточно. Она пошла осмотреть дом. Пошлепала пятками по ламинату и наступила на стекло. Испугано вскрикнула, возомнив невесть что. Отпрыгнула. Успокоилась и пошла дальше. Пятка ныла и кровоточила. Но в ее разуме были самые простые навыки оказания помощи при порезе, и она пошла, промыть ранку. Кровь перестала идти и Мила вспомнила, что опаздывает в школу. Схватила сумку и побежала.

 В подъезде ногам было зябко, и кукла догадалась вернуться домой, что бы обуться. Надела ботинки на босу ногу и побежала в «цитадель знаний». На школьном портфеле была подсказка: «Иди за девочками в такой же форме, что бы прийти в школу». И девушка побежала. Выбежала из подъезда. Пробежала пару метров и огляделась. Невдалеке от нее шли две девочки в точно такой же одежде (примечание: для рассказа я взяла японский тип образования, где каждая школа имеет свою форму).

Мила шла спокойно, как будто и так знала расположение здания, а девушки просто идут перед ней. Внезапно, одна из девчонок обернулась: «Привет, ты, наверное, Мила, племянница доктора Соломона? - Кукла осторожно кивнула, а незнакомка продолжила – ЗдОрово. Я – Полина, а это – тут она показала на свою спутницу – это Марина. Хочешь, пойдем вместе. Ты, наверное, не очень хорошо знаешь город?». «Ага, я недавно приехала» - Мила улыбнулась и подошла к девушкам. Те подождали ее, а затем Марина случайно взглянула на часы: «Полина, балбеска! Через десять минут урок, а мы еще не прошли половины пути до школы, не говоря обо всей дороге! Еще и новенькую подведем! Быстрее, побежали!» - и девчонки испуганной стайкой двинулись по направлению к школе. Перепрыгивая лужи, рискуя головой при переходе на красный они добежали до школы за три минуты до звонка. Опаздывающие отдышались и направились к своим шкафам со сменкой (прим.: тоже японский вариант устройства школы). Мила озадаченно осмотрела синие ящики и поникла – в этой школе около пятисот учеников, попробуй, найди свой шкаф. Но две новоприобретенные подруги не растерялись и нашли учителя, который и показал героине ее полку, а после повел в класс. Полина и Марина проводили новенькую сочувствующим взглядом.

Прозвенел звонок. Мила зашла в класс. Галдеж прекратился почти мгновенно. Мила невольно напряглась. «Я ведь не посмотрела в зеркало перед выходом! А, что, если у меня что-то с одеждой? И я волосы не расчесала…Блин! А откуда это слово? Кажется, это называется сленг. Ясно. Значит, и это загружено в мою память в качестве основной информации. Надо преставиться. Спасибо, папа, за то, что вложил в меня знания», - Мила взяла мел и написала свое имя, затем произнесла небольшую речь, смысл которой заключался в том, что она рада, что будет учиться с этими ребятами. После этого ее посадили на третью парту и учитель начал объяснять новый материал. Мила огляделась. В классе было много незнакомых лиц, но почти все ребята поглядывали на нее, в пол уха слушая объяснения учителя.  Полина и Марина сидели довольно далеко друг от друга и от нее. Не имея возможности поболтать, и потому страдая.

Перед ней сидел парень. Коричневые, со стальным блеском волосы были небрежно разлохмачены в разные стороны создавая эффект полного беспорядка мыслей юноши. Он был одет, как и все в школьную форму, но при этом выглядел другим. Более свободным и гордым, и чем-то напоминал девушке снежного барса, хотя та никак не могла вспомнить, что это за животное. Затем Мила решила осмотреть своих подруг. Полина была веселой и радостной девчонкой, это было понятно уже потому, что с ее лица никогда не сходила улыбка. Ее золотые волосы были забраны в два хвостика. По всем признакам было понятно, что эта девочка – вечный ребенок. Марина была полной противоположностью своей неугомонной приятельницы. Она была одета в выглаженную с иголочки форму. Волосы были заплетены в тугую косу длиной примерно до лопаток. Сидела она, высоко подняв голову всем своим видом показывая интерес к учебе. «Они такие разные, но, тем не менее, дружат. Интересно – почему?» - кукла сидела, задумчиво глядя в потолок и едва слушая учителя. Внезапно, что-то отвлекло ее. На парте лежал свернутый вчетверо листок. Она уже протянула к нему руку, но прозвенел звонок и парень, сидевший перед ней, внезапно сорвался с места. К новенькой подбежали подруги: «Ты произвела настоящий фурор! Ты бы слышала, как тебя все обсуждают. Я завидую, ну конечно в хорошем смысле. О! записочка! И от кого? Разворачивай скорее», -  Полина протянула свои руки, намереваясь открыть записку, но Марина ударила ее по ладони: «Имей хоть какие-то приличия, в конце - концов,  это прислали Миле, а не тебе».

- Ну и что? Могу помочь ей открыть конверт

- Не хочу тебя расстраивать, но его здесь нет – Марина решила успокоить подругу

- Ми-и-и-ила! Ну скажи ей!!!

- Что? Марина права, ведь записку прислали мне, - Мила виновато улыбнулась и развернула бумагу. На ней была написана буквально пара строк: «На третьей перемене. Крыша. Жду». Мила подняла голову и посмотрела на девчонок, те уже давно прочли «письмо» и теперь активно обсуждали идти шпионить или не идти. Правда обсуждала больше Полина, в то время, как Марина пыталась ее усмирить. «Так ты пойдешь?» - голос подруги донесся как сквозь вату. Мила кивнула, все еще не понимая  причины своей радости. Прозвенел звонок и все уселись слушать историю.

На третьей перемене девушка вышла из класса вместе с подругами. Эта перемена длилась больше остальных, и потому можно было спокойно подняться на крышу, не боясь опоздать. Наверху уже ждали. Тот самый парень спереди. Он улыбнулся: «Извини, что позвал тебя сюда, просто тут очень свободно дышится»

- Да мы видим. И зачем ты ее позвал, придурок? – Полина была явно рассержена, причем Мила не могла разобраться чем. Оглянувшись, она заметила, что Марина тоже напряжена.

- Поля, я, конечно, понимаю, что не могу заслужить твое и Маринино доверие, однако я совершенно искренен и не собираюсь поступить с ней так, как поступал раньше,- парень выглядел смущенным.

- Я тебе не верю. И никогда бы не поверила. Однако не мне решать, может ли Мила общаться с тобой. Пусть решает сама, однако учти, что я все ей расскажу, - в голосе девушки звучала сталь. Казалось невероятным, что такая безумная и рассеянная девчонка может быть настолько злой. «Так вот она – настоящая Полина. Та, что не скрыта за маской детской непосредственности», - мелькнула мысль у куклы.

- Мила… - Марина посмотрела на подругу глазами полными мольбы – сделай правильный выбор.

- К сожалению, я не очень знакома с этим парнем, а потому, не могу сказать точно, верю я ему или нет. Но сейчас он говорил искренне, а потому, я бы хотела с ним общаться, - она старалась не смотреть подругам в глаза.

- Спасибо, что дала мне шанс, Мила – в тот момент девушка отвернулась и потому не видела, что лицо юноши светилось истинным счастьем.  

- Радуйся, что она такая добрая, иначе, ты бы к ней и на пятьдесят метров не приблизился – Полина в последний раз взглянула на парня, после чего развернулась и ушла. Все три девушки покинули крышу.

Давно прозвенел звонок, но юноша все не уходил. Он просто стоял, устремив взгляд в небо, а по его щекам текли слезы, наконец, он развернулся и пошел вниз.

 То же время. Класс. «Нет, ну как он только посмел! Надо же, не успела она приехать, как этот павлин тут, как тут! Идиот! Балбес!!!» - Полина могла продолжать до бесконечности, но Марина успокаивающе положила ей на плечо руку. Девочка успокоилась. «А почему вы его так ненавидите?» - вопрос Милы вывел Полю из раздумий.

- Эмм... видишь, ли. Однажды он не совсем красиво себя повел и с тех пор весь класс его не очень сильно уважает. Вот.

- А что случились?

- Он подставил девочку, с которой общался. В общем, то, мелочь, но ей здорово влетело. Причем она его не выдала и была наказана, а он как трус побоялся признаться, с тех пор я его и недолюбливаю, - Полина тепло улыбнулась – но не беспокойся, с тобой он так не поступит. Я прослежу.

Девушки спустились в класс и до конца занятий о парне забыли…Пока не прозвенел последний звонок. Юноша вошел в класс и собрал свои вещи, затем повернулся к Миле и произнес: «Пойдем домой вместе?» Поля и Марина внимательно смотрели на подругу. Та кивнула и когда на лице парня почти появилась счастливая улыбка, сказала: «Конечно пойдем, только, если вместе подразумеваются и мои подруги». Юноше ничего не оставалось, кроме как кивнуть. Таким образом, компашка из четырех сумасшедших собралась расходиться по домам.

Наконец, ребята дошли до дома куклы. Мила зашла в подъезд и помахала всем на прощание. Все дружно улыбались в ответ. Дверь захлопнулась, и настроение стало менее радостным – не говоря не слова, ребята разошлись по своим домам.

Мила перевела дыхание – не думала, что это так трудно – учиться. Она разулась и вошла в комнату. Ноги гудели, на пятках появились мозоли, потому было очень больно ходить. она зашла в комнату. Послышалось странное бурчание. Мила посмотрела вниз – ее живот хотел есть. Девушка побежала на кухню. Открыла холодильник – он был забит до отказа. Быстро взвесив все за и против, девушка приготовила омлет, после чего, села за уроки.

Последующие дни были сплошным круговоротом школы, домашних дел и прогулок с друзьями. Несмотря на жуткую усталость, кукла понимала, что все это приносит свои результаты – подруги стали лучше относиться к Илье (так звали их одноклассника), Полина уже не шипела (в буквальном смысле) при его приближении; одноклассники стали считать ее своей, помогали с домашней, если она чего-то не понимала; и еще одно было очень важно – Полина и Марина подружились с Милой, стали ее настоящими друзьями. И однажды она решила рассказать им правду. В тот дождливый вечер девчонки пили чай и разговаривали о какой-то глупости, когда Мила, наконец-таки решилась: «Послушайте, пожалуйста, я должна кое в чем вам признаться – я кукла. Я не человек, а его копия. У меня точно такой же биологический состав. Я могу чувствовать. Но у меня нет души. Я не могу полюбить. Я не знаю, зачем и как создана, но больше не могу молчать. Если вы не захотите со мной дружить, то я не против. Я пойму», - Мила попыталась улыбнуться, однако вместо этого получилась какая-то гримаса. Девочки некоторое время помолчали, после чего Полина внесла ясность в ситуацию (хотя и в своей манере): «Вот, что. Я, конечно, понимаю, что не все идеальны, но это не значит, что если ты не являешься человеком физически, то не можешь им быть духовно. Конечно, я не могу тебя уверить, что до конца верю в эту муть про куклу, однако, даже, если это, правда, то можешь мне поверить – морально, ты гораздо лучше многих людей». Произнеся это, девушка улыбнулась, Мила впервые почувствовала себя частью их небольшой вселенной…

Шло время. Признание куклы лишь укрепила их дружбу. Но оставался один нерешенный вопрос – Илья. С каждым днем парень становился все более и более проблемным. Он постоянно спорил с Полиной за право идти рядом с Милой. Приглашал ее в кино, на дискотеки, в библиотеку… В общем старался провести с ней как можно больше времени. И это не могло не повлиять на настроение подруг – Полина становилась раздражительной, когда он предлагал куда-нибудь пойти вместе, пусть даже компанией; в то время как, Марина лишь радовалась за Милу и чувствовала, что она не безразлична Илье. Казалось, что сама возлюбленная этого не понимала или она действительно не могла понять чувств юноши. Кукла не знала, рассказывать ему секрет или не стоит. Она спрашивал девчонок, но те лишь пожимали плечами – решай сама. Но если не уверена, то лучше не надо. И все, же Мила решилась.

В тот день Илья пригласил всех на крышу, посмотреть звезды. Однако и Марины и Полины появилась масса неотложных дел и поэтому смотреть на небо, пошла только Мила. Они сидели, укрывшись пледом, и болтали о созвездиях. На лицах ребят играли улыбки, но вот души… у парня душа была наполнена чем-то непонятно-сладким, в то время как, у куклы в душе зияла пустота, которую ничем нельзя было заполнить. Наконец, она вытянула перед собой руку: «Смотри – это рука. Но это рука не человека, а куклы. Простой игрушки из плоти и крови, неспособной испытывать чувства и любить. Неправда ли, глупо – жить, зная, что ты лишь подделка, пародия на человека… Девчонки говорят, что это неважно, что для них я всегда буду подругой. Что бы не случилось, но… как считаешь ты?» - Мила повернула голову и посмотрела парню в глаза. Тот вздохнул: «Жаль, что начала первой, но я позвал тебя на крышу не просто так. Видишь ли, я люблю тебя. Ты мне понравилась еще тогда, придя в школу. Такая наивная. Ты напомнила мне птенца, выпавшего из гнезда. Хотела взлететь, но не могла, пыталась жить внизу, но было слишком опасно.  Казалось, что ты послана для чего-то необыкновенного… Тогда на крыше, ты не смотря на враждебность подруг поверила мне. Спасибо за это» - он тепло улыбнулся.

- Ты так и не ответил на мой вопрос, - ее глаза сверкнули в темноте.

- А что ты подразумеваешь под куклой?  Человека, неспособного испытывать эмоции или существо, не способное существовать с людьми?

- И то, и другое. Я хочу знать точно.

- Ну, тогда, слушай – говорят, что полюбить можно кого угодно. И это действительно так. Девочки все правильно сказали – неважно, кто ты есть, важно, то¸ кем ты являешься в душе. Если ты кукла, но при этом олицетворяешь лучшие качества людей, то почему ты не можешь быть человеком? Для меня и девчонок ты всегда будешь другом. Не смотря на то, кто ты на самом деле. И насчет любви, раз ты не можешь полюбить, то давай тогда будем друзьями, ведь там любовь не так важна, правда? – он улыбнулся, а в его глазах зажглись озорные огоньки.

- Давай, дружить?

- Давай, только пообещай, что больше не будешь грустить, лады? – он посмотрел ей в глаза и девушка кивнула

- Но ты уверен, что неважно кто я? Правда?

- Конечно, балбеска, - он шутливо потрепал куклу по голове – для меня, ты всегда будешь просто Милой, – внезапно девушка перестала смеяться и пробормотала:

- Вот как? Просто Милой и никем больше? Хотя, это, наверное, и так много.

Звезды светили ярко до самого утра. Все это время ребята сидели вместе.

 С того дня Мила и Илья стали ходить куда-то вместе – то в кино, то на крышу, иногда на футбол(последнее особенно нравилось девушке), иногда вся компания собиралась у Милы и дружно пила чай, порой, задерживаясь настолько, что приходилось ночевать у куклы. Все было прекрасно, пока…

Ребята возвращались после просмотра очередного кинофильма, когда ветер вырвал  из рук Милы записку с предсказанием (найденную в печенье) и понес. Илья попытался схватить непослушную бумажку и выбежал на дорогу. Послышался визг тормозов. Грузовик не успевал затормозить.

Илья открыл глаза. Умирать страшно… хотя стойте, он жив! Кто-то оттолкнул его на тротуар, но кто?

Он оглянулся. На дороге лежала Мила. Она судорожно дышала, по щекам девушки бежали слезы. Илья подбежал к ней и попытался поднять, но девушка застонала, и он оставил тщетные попытки. Она открыла глаза: «Ты жив, я так рада» она попыталась улыбнуться. «Не надо, береги силы. Ты сильная, ты должна выдержать».

- Глупый. Ты чего плачешь? Я же всего лишь кукла. Игрушка, которая сломалась. Вы скоро забудете обо мне.

- Ты в этом уверена? Ты что не помнишь, о чем мы говорили? Ты никогда не была игрушкой. Никогда, слышишь? Ты всегда была человеком! Для меня, для девчонок, для всех! Поэтому, ты должна жить. Ты не можешь сломаться… - он посмотрел ей в глаза у понял, что она его не слушала: «Черт, вот и произноси после этого речи!» - пронеслось у него в голове.

- Прости, я твою майку испачкала…

- Дурашка! Какая майка! Ты вообще, хоть понимаешь, что творишь?

- Ага. Я, правда, все понимаю. Честно-честно. Мы же друзья, а потому, я и оттолкнула моего друга от машины.

- Но это неправильно!

- Почему?

- Потому что… потому что…черт! Я не могу объяснить! Где же скорая?

Тут же послышался вой сирены. Выбежали доктора. Девушка лежала без сознания. Подбежавший к ним врач пощупал пульс. Его не было: «Я ничем не могу помочь». « Почему? Ее сердце никогда не билось. Никогда! Но тем не менее она жила, разговаривала, улыбалась! Почему тогда, вы не поможете? Почему…» - Илья уже не мог ничего казать  и мужчина, видя это, кивнул. Милу загрузили в карету.

- Так значит вот она – кукла, – юноша услышал этот звук и обернулся

- Кто это?

- Я помощник доктора. Я помогал ему создать Милу. К сожалению, на последнем этапе работы я заболел и не узнал, что случилось. Поэтому я не видел, как она очнулась и как жила. Правда, кое, что я все же знаю. Что бы ее вылечить надо пойти домой. Там в одном из ящиков стола лежит небольшая бутылка, а в ней соответственно, одна микстурка. Две капли на стакан воды. Пусть она пьет это каждые три часа. Понял?

Илья кивнул:

- Я пойду?

- Быстрее, пока еще можно что-то делать.

Забежав на пару секунд к Миле домой ( сумка девушки осталась на дороге) Илья рванул в больницу. Там его уже ждали

- Ты хоть думаешь, что творишь? Прихожу домой, а на автоответчике сообщение, что подруга  попала в аварию! У тебя пять секунд на оправдание, затем ты труп! – Полина как всегда в своем репертуаре. Но юноше было не до того. Трепетно сжав заветный пузырек, он зашел в палату. Девушка лежала там вся в бинтах. Он налил «лекарство» и поднес к ней. Мила открыла глаза. «Все хорошо, я рядом» - он дал ей стакан, и девушка осторожно выпила раствор и уснула.

Милу выписали через месяц. Все это время в школе было очень тихо и неспокойно. Весь класс ополчился на Илью, по вине которого все и произошло. Он не отрицал этого. Просто молчал. В последний день, перед выпиской он пришел, что бы помочь кукле собрать вещи. Когда юноша зашел в палату, там было невообразимо тихо, настолько, что он услышал непонятный, очень тихий звук – биение сердца девушки, которая была куклой…

Рейтинг: +1 258 просмотров
Комментарии (1)
Олег Банников # 17 декабря 2011 в 12:03 0
концовка просто отпадная, замечательно просто очень красиво + podarok